Независимый бостонский альманах

ПРИНЦИП ТАЛИОНА

07-02-2017

Screenshot_34Несколько лет назад на фоне невероятных политических потрясений в Европе и за ее пределами произошла серьезная сенсация в мире искусства. Выяснилось, что считавшиеся утраченными многочисленные художественные ценности, оказавшиеся в конце войны в восточной части Третьего рейха, не погибли, а были аккуратно запакованы и отосланы в столицу нашей необъятной родины, в музейных запасниках которой им и предстояло пребывать в течение следующих пятидесяти лет. Справедливости ради надо отметить, что заметную долю сокровищ советская власть в какой-то момент вернула в Восточную (и тогда - вполне социалистическую) Германию. В частности, по заключении Варшавского договора в город Дрезден отправились полотна тамошней картинной галереи - всемирно известного Цвингера - включая и небезызвестную "Сикстинскую мадонну".

Однако, как было немедленно установлено дотошными журналистами от искусствоведения, большая часть добра осталась в России, из чего было тут же состряпано немалое число статей об еще одном преступлении коммунистов. Коммунистов же между тем и не стало вовсе (нынешняя ипостась родной партии - формирование принципиально новое, но об этом мы поговорим в другой раз). Так или иначе, власть на евразийских равнинах переменилась, но почему-то по-прежнему не торопилась отправлять картины импрессионистов и прочие культурные объекты на запад (вслед за нефтью, газом, цветными металлами и отборной частью российской интеллектуальной элиты). А потом и вовсе - практически одновременно в Эрмитаже и Музее Изобразительных искусств в Москве открылись выставки произведений, скрытых от человеческих глаз в течение полувека. Реакция у мировой и российской общественности на эти события была весьма смешанная, а переговоры о возвращении и возмещении, затеянные рядом западных правительств (в основном - Германией) довольно быстро зашли в тупик. Недавно в Музее им. Пушкина открылась еще одна выставка - троянского золота, откопанного самым удачливым археологом-любителем всех времен и народов Генрихом Шлиманом неподалеку от того места, где Гектор безуспешно убегал от смертельно разъяренного Ахиллеса Пелопида.

Мне представляется, что все вышеописанные события вызывают живейший интерес у очень многих русских людей, независимо, как говорится, от их социально-культурного статуса и цвета паспорта. Вопрос к тому же очень и очень спорный, так что поговорить есть о чем.

Сперва вкратце напомню вам суть событий, пытаясь это сделать отстраненно и даже на секунду забыв о своей национальной принадлежности. Летом 1941-го года государство Германия, нарушив подписанные ею государственные соглашения, атаковало государство Россия. В ходе боевых действий российским войскам удалось перейти в контрнаступление и спустя три с половиной года после начала войны не только отбросить нападавших, но и перевести поле боя на территорию Германии. Мирное население Германии при этом тоже серьезно пострадало, однако против него ни разу не велась кампания всеобщего уничтожения. В дальнейшем после поражения Германия была Россией и западными союзниками разделена на две части, при чем восточная Германия превратилась в российский протекторат, сохранив при этом культуру и известную географическую целостность.

В первые месяцы после занятия восточной Германии российскими войсками все мало-мальски ценные предметы: машины, химикалии, художественные ценности и представители научной элиты - были вывезены в Россию в качестве трофеев. Грабежу подвергалось и мирное население, благодаря чему наиболее предприимчивые из российских солдат (служившие как правило при штабных и тыловых частях, а также в отделах службы безопасности) возвращались домой с туго набитыми чемоданами. Менее предприимчивые, то есть, никого не грабившие, а подбиравшие только бесхозные вещи, привезли с собой значительно меньше добра - но тоже привезли. Машины были по большей части использованы по назначению, красители и горючее - тоже, ученые поработали несколько лет в закрытых лабораториях и отправились на родину, как и значительная часть военнопленных (хотя многие из них так и не вернулись, сгинув между Сибирью и Казахстаном). Шелка были сношены истосковавшимися по красивой одежде нашими бабушками, а трофейные фильмы слегка озарили детство наших же пап и мам. На этом фоне судьба большинства захваченных произведений искусства оказалась исключительной. На них никто не смотрел, их никто не изучал и никоим образом не использовал. Они вообще почему-то оказались государственным секретом. Теперь, когда секрета нет, встает вопрос - что же делать со всем этим добром и как его нахождение в России квалифицировать? И для начала самое главное: что совершили россияне в середине сороковых - грабеж? Или не грабеж?

Самое простое в этом вопросе - начать издалека. В течение всей истории человечества победители всегда налагали на побежденных различные материальные повинности. В эпоху цивилизации для этого даже было придумано красивое слово - контрибуция. Справедливости в этом никакой не было, кроме как права сильного. Один из наиболее известных случаев подобного изъятия ценностей известен по истории древнего Рима. Напомню, что в момент откупа от победивших галлов, проигравшие войну римляне заметили, что весы, на которых производился отвес золота северным соседям, несколько неисправны (мягко говоря). Попытавшись же усовестить галлов, они в ответ получили историческую фразу: Vae victis! - или "Горе побежденным!", - при чем вождь галлов положил свой меч на чашку весов, увеличив таким образом сумму и без того немалого выкупа.

Но данный случай - просто-напросто история со счастливым концом, ибо полной победы над римлянами галлам одержать не удалось. А в случае же полного военного торжества никаких переговоров наши предки не вели, а без особых угрызений забирали у побежденных все ценности до последней крупинки. Уже тогда ими ценились произведения искусства и памятники старины, которые поэтому очень часто переходили из рук в руки. Например, стелла с известными законами царя Хаммурапи была обнаружена в начале этого века вовсе не в Вавилоне, а в персидском городе Сузы, куда была увезена победителями после не слишком удачной для вавилонян войны. Ирония в данном случае состоит в том, что вообще от древневавилонского периода истории известны только те памятники, которые победители развезли по Ближнему и Среднему Востоку - на месте самого Вавилона не осталось ничего.

Хорошей иллюстрацией является и судьба семисвечников и сосудов из Иерусалимского храма. После того, как будущий император Тит взял восставший город и в ходе кровопролитного штурма отстроенный Иродом Великим храм был сожжен, его сокровища, естественно, оказались в Риме. Рим через три с половиной века разграбили приплывшие из Африки вандалы короля Гейзериха, подарив человечеству слово вандализм. Заодно с этим лингвистическим вкладом в историю вандалы прихватили и еврейские семисвечники (в них было очень много золота).

Еще через сто лет у вандалов кончился запас военной наглости, прежде всего потому, что жизнь за счет непрерывного разбоя очень сильно развращает и понижает боеспособность. Тут-то на них и обрушилась византийская армия во главе с небезызвестным Велизарием. Вандалов разбили, королевство их уничтожили, а семисвечники отвезли в Константинополь (опять же - они были очень тяжелой и уже по тому времени - весьма древней вещью). Однако случилось непредвиденное. Кто-то из приближенных к императору Юстиниану иудеев сказал тому, что сии священные вещи должны находиться там, куда их поместил царь Соломон - в Иерусалиме, иначе, дескать, с Византией случится то же, что и с Римом, и с вандалами. И семисвечники отправились в Иерусалим, "в христианские храмы" (!). Я подозреваю, что вся эта история выдумана от первого до последнего слова, просто умный Юстиниан пытался самыми разными способами укрепить несколько шаткие позиции Византии в Палестине и задаривал тамошние народы и их руководящие органы. Ничего не помогло - в следующем же веке Палестина была захвачена арабами, причем жители Иерусалима сами открыли ворота осаждавшим. Дальнейшая судьба сокровищ царя Соломона мне неизвестна, думаю, что они рано или поздно пошли на переплавку и, таким образом, исчезли в реке времени.

С созданием древних империй возникла и новая государственная идеология. Войны перестали быть грабительскими набегами, а стали справедливым возмездием за что-нибудь. Было даже придумано словосочетание: casus belli, т.е. - повод к войне.

Чужое добро также стали прибирать к рукам не от алчности, а в качестве штрафа за понесенный ущерб. Иначе говоря, в действие был введен принцип талиона. Это слово обозначает наказание подобным за подобное, и известен большинству читателей из од- ной древней книги, в которой он формулируется следующим образом: "А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб" (Исход 21:23-25). Такой уровень общественного правосознания представляет почти самую раннюю степень развития юриспруденции, и уже в законах того же самого Хаммурапи (XVIII век до н.э.) намечается отход от принципа талиона - ибо государству выгоднее получить от виновного денежную компенсацию, чем выкалывать глаза и отрубать руки.

С другой стороны, переход к принципу талиона был в свое время очень важным шагом, ибо на смену понятию о коллективной ответственности, и следовавшей из нее кровной мести, пришла ответственность индивидуальная - руку отрубали не у родственника преступника, а у самого нарушителя закона. Однако, довольно скоро выяснилось, что полностью отказаться от принципа талиона человечество не может.

Дело здесь не только в степени развития общества, хотя понятно, что юридическая практика в воинственном кочевом племени иудеев не может не отличаться от законодательства земледельческого государства царя Соломона и его потомков. Потому-то самому могущественному из израильских царей, помимо древних установлений, и понадобилось "сердце разумное, чтобы судить... и различать, что добро и что зло" (3 Царств 3:9). Но цивилизованность - вещь в некотором смысле наносная и ее уровень зависит не только от воспитания, но от конкретной обстановки, в том числе и исторической.

Буквальное применение принципа талиона, особенно в наше изобретательное время, выглядит не очень привлекательно. Яркое описание последствий подобной акции дал петербургский поэт Михаил Генделев, оказавшийся волею судеб в городе Бейруте в 1982 году в составе армии государства Израиль: "Свежеотрезанная голова крупного восточного мужчины не стоит на плоскости подноса, а как бы лежит на ней, чуть притоплена, так что голова кажется откинутой. Крови почти нет, артерии пусты, вены спались. ...Нижняя губа свободно приоткрывает розовые губы. Тем не менее выражение лица спокойное, даже ленивое".

В настоящее время чуть не единственным серьезным случаем проведения принципа талиона в жизнь является смертная казнь за убийство (некоторые страны, живущие по древним законам шариата, по-прежнему практикуют разнообразные ампутации). Отмечу, что из развитых постиндустриальных государств смертная казнь существует только в США, по поводу чего в этой стране идут очень серьезные дебаты. Не касаясь проблемы смертной казни как таковой (это заслуживает отдельной статьи), напомню что американское законодательство подходит к ней очень серьезно. Обвиняемый имеет право на многочисленные апелляции, дела очень часто тянутся по десять-пятнадцать лет, и никого в США не казнят скопом, как в Иране или Китае, чьи власти обожают расстреливать или вешать преступников пачками при большом стечении народа.

В то же самое время за любым гражданином США признается право убить грабителя или нападающего. Иногда для этого не нужен и закон. Некоторое время назад одна женщина застрелила в зале суда человека, обвинявшегося в изнасиловании ее маленького ребенка. Присяжные эту женщину оправдали без особого труда. Почему? Значит ли это, что американцы дают сами себе индульгенцию на отстрел обидчиков? Вовсе нет. Просто эта женщина действовала по понятному для присяжных принципу талиона, и они были готовы извинить ее в связи с перенесенным ею тяжелым нервным потрясением. Это не значит, что ее действие было одобрено и рекомендовано, как достойный подражания пример.

Сходным образом мировые правительства не могут одобрить бомбардировку Израилем ливанской территории, хотя все делают в данном случае (по принципу талиона) скидку на приведшие к сегодняшней ситуации действия анти-израильских террористов.

Вывод прост. Человечество признает за отдельным юридическим лицом (государством или индивидуумом) право на действие по принципу талиона в случае исключительных обстоятельств, неспровоцированного нападения и серьезных эмоциональных потрясений. Человечество уже не одобряет принцип талиона, как всеобщую норму, и очень давно пытается уменьшить его вес в законодательстве. А здесь спросим, чем же было изъятие культурных ценностей из побежденной Германии, как не действием, осуществленным в отношении уникально жестокого агрессора, действием, при совершении которого сами победители находились не в самом лучшем эмоциональном состоянии. Более того, с их точки зрения захват произведений искусств в Германии был полностью оправдан крупномасштабным уничтожением российских культурных ценностей немецкими войсками. Чистой воды принцип талиона. Есть, чем гордиться? Нет. Нужно ли клеймить дедов? Не за что. Можно подумать, что делать дальше, рассуждая при этом строго логически.

Во-первых, что было, то было. Все, находящиеся в России культурные объекты, являются, за редким исключением, собственностью российского государства. Ссылки на Гаагскую конвенцию 1909 года о предотвращении захвата произведений искусства несостоятельны, ибо эта конвенция была нарушена в первую очередь самой Германией. Во-вторых, большинство из предметов искусства в России должны и остаться, будучи при этом, конечно, выставлены для всеобщего обозрения. В-третьих, существуют исключения, которые стоит обсуждать и по поводу коих можно вести переговоры.

Исключениями являются произведения искусства, вывезенные нацистами из третьих стран. Если речь идет о частных коллекциях, то надо пытаться придти к соглашению с наследниками (если они есть). Предпочтительней всего в этом случае не возвращение произведений искусства (неясно кому), а выплата наследникам денежной компенсации (можно даже большой и долговременной). Государственные коллекции тоже не рекомендуется возвращать одним махом. Русским есть о чем поговорить хотя бы с теми же самыми голландцами, в собственности которых оказалось потрясающее собрание картин Казимира Малевича, застрявшее в Германии в 30-х годах и перебравшееся после войны в Амстердам. Тем не менее, здесь есть предмет для обсуждения и соответствующие юридические документы, которые надо соблюдать.

Нет, на мой взгляд, никаких юридических оснований для того, чтобы отдавать в Германию хоть что-нибудь. Здесь, однако, в ход вступают соображения политические и общечеловеческие. С одной стороны, Германия являлась и является практически единственным западным государством, поддерживающим реформы в России не только на словах. Более того, от дальнейших хороших отношений между Россией и Германией зависит европейское спокойствие и благосостояние. С другой же стороны, ряд культурных объектов, оказавшихся на среднерусской возвышенности, представляют исключительную ценность именно для немцев, и именно ими будут лучше всего изучены и сохранены для истории. Я имею в виду прежде всего ряд средневековых манускриптов и книг, в том числе отпечатанных и знаменитым Гуттенбергом. По большому счету, они россиянам ни к чему, а для их западных соседей - частичка сердца и национальная гордость. Так что можно опять-таки попробовать по этому поводу договориться, сделав упор на взаимность и полное возвращение на родину тех российских ценностей, в розыске которых немецкая сторона может помочь.

Ворошить старое можно и нужно, но только с одной целью - чтобы понять, как жить дальше. Только идиот будет требовать возвращения в Эрмитаж ряда прекрасных полотен, оказавшихся в национальной Галерее США в Вашингтоне с помощью весьма сомнительных операций и внесудебного торга между налоговой службой и запутавшимся дельцом. Но помнить о позорной распродаже Рафаэля своими правителями россияне обязаны.

Генрих Шлиман предлагал свои находки ряду музеев и правительств. Он очень хотел, чтобы троянские сокровища оказались в Эрмитаже, но это тогда не осуществилось отчасти из-за скупости имперских бухгалтеров, отчасти из-за сомнительного происхождения самих сокровищ (с археологической точки зрения раскопки Трои проводились совершенно неквалифицированно, в частности так называемая Троя VIIа, существование и разрушение которой можно привязать к легендарной войне, была окончательно разрушена при строительстве бараков для нанятых Шлиманом рабочих). Пришлось Шлиману совершенно безвозмездно пожертвовать свои находки немецкому народу, что и определило их последующее нахождение в столице фатерланда. Так что с некоторой долей допуска можно предположить, что покойный археолог-от-бизнеса вовсе бы не возражал против того, чтобы его находки находились на вечном пристанище в одном из величайших музеев мира. Правда интересно, что бы он сказал, если б узнал, что для этого российской армии придется сначала взять Берлин? И что произойдет это после страшной войны, уничтожившей столько людей, что из ХХ века почти все кровожадные рубаки времен прошедших, не исключая и воинственного Агамемнона, будут казаться наивными провинциальными добрячками?

Комментарии
  • Эдуард Бернгард - 11.02.2017 в 21:21:
    Всего комментариев: 50
    Просто интересно, как бы ответил Пётр Ильинский на вопрос: явилось ли преследование нацистами евреев в СССР действием принципа талиона (как реакция на Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 29 Thumb down 2
  • Эдуард Бернгард - 23.05.2017 в 23:10:
    Всего комментариев: 50
    В документальном фильме о выдающемся математике Ноймане (телеканал "arte", 14.02.2017) коротко упоминалось о том, что в 1919-м году власть в Венгрии захватили еврейские Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 11 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?