Тюремные путешествия по Америке | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

Тюремные путешествия по Америке

01-04-2018
  • Тюрьма FCI Williamsburg, Южная Каролина,  15 лет ровно (5479 дней)  из 18 лет тюрьмы.
  • "Кто хочет, чтобы его путешествие было счастливым - должен путешествовать налегке.  Антуан Де Сент-ЭкзюпериНаши по-настоящему искренние желания всегда осуществляются, хотя не всегда быстро, и не всегда - в текущей инкарнации. Но зачастую бывает - вот только "заказал" что-то, а оно, как по волшебству, тут же случилось - как будто где-то там, в тонком мире, колесо судьбы уже было наготове для этого следующего поворота, достаточно оказалось легкого толкчка желания. Так что нужно к желаниям своим относиться поосмотрительнее.

    С утра был очередной переезд (уже четвертый с начала года, запарили этими перетасовками) - из блока 2B Upper в блок 1A Lower, а это, как всякий переезд - дурдомчик еще тот.
    prizon
                                     Перед этапом. Второй слева автор Роман Вега

    Минус в том, что дают на переезд всего час (но можно у ребят шмотки оставить какие, а потом в следующие дни чтоб вынесли, потому как, если ты приписан к какому-то блоку, то в другие не имеешь права заходить, с этим строго, вертухай на входе следит), а плюс - что барахла у меня немного, в основном книги и бумаги, все компактное. Да и не нужно обрастать имуществом в тюрьме, чтоб не затягивало оно тебя в сети забот о нем. Впрочем, как и по жизни: сказал кто-то: "Если хочешь летать - сперва освободись от дерьма, которое держит тебя на земле."

    Только затащил в новую камеру узлы - как позвали к начальству, где вручили подписать бумагу, что я якобы прошел с ними обязательное полугодичное собеседование, и по секрету сказали, что я - в списках на ближайший этап. Такой вот подарок к юбилею: ровно 15 лет отсижено сегодня (в эту посадку).

    Куда этап - запрещено им сообщать нам, но попытаюсь выяснить окольными путями. А вот когда - это будет ясно, как только вызовут в R&D (это офис приема/отправки на периметре тюрьмы) с барахлом, которое они проверят, и что разрешат - пойдет напрямую, отдельно от меня в следующую тюрьму, по ихним тюремным каналам. Если с начала недели вызовут, значит в пятницу - на этап.

    Потому сейчас бегом нужно добыть марок, чтобы было на что, до R&D, самому отправить на волю бумаги из важных, а то кто его знает, что там за тюрьма, да могут и по дороге потерять, это они любят, так что перед каждым этапом все сортирую по папкам, многое засылаю на волю, а по прибытии на новое место, по мере необходимости, прошу прислать "папку # 27 из коробки #9", и т.п.

    И у начальника нашего блока получить подпись на каждую коробку - специальная форма есть разрешающая, без которой не отправят.

    С добычей марок же тоже вопрос непростой, потому что в тюремном ларьке лимит: 10 марок по доллару в неделю, а мне, чтоб все спасти и отправить, понадобится больше сотни. Потому - к держащим покерный стол мексам. Договорились: я им на сотню покупаю что там им из продуктов нужно из ларька, а они расплачиваются марками, из расчета 10 к 14, т.е. за $100 ларька - марок на $140.
    По любому, до этапа - море дел доделывать. Хотя - все привычно, на автопилоте, столько уже этих этапов за спиной.

    По вещам, что можно сдать в R&D на отправку дальше, есть, по правилам, ограничения: не больше пяти книг, 25 фотографий, две пары кроссовок, один спортивный костюм, одни тапки для душа, а бумаг - стопка не больше метра высотой. Но если вертухай на упаковке попадется из знакомых и нормальных, не психопат или "супер-коп", то можно пропихнуть, под разговор, в пару раз больше всего, хотя раз на раз не приходится. Будет видно.
    По продуктам из ларька тоже ограничения, сколько чего можно в следующую тюрьму, но из всех "ларечных" продуктов у меня обычно если что и есть, то только чай. Но чай есть в каждой тюрьме, так что можно не волноваться.

    Да и, надеюсь, что будут на новом месте наши, а то в этом негритянском заповеднике тюрьмы Вильямсбург за два года помимо меня не было не только ни одного русского (никакого разлива), но и ни одного иностранца вообще, все - только граждане США. Только несколько "половинок", с двойным гражданством: ливанец Фарид, турок Осман, швейцарец Кевин, гондурасец Марвин, пару-тройку дюжин мексов и разношерстных латиносов, горсть ямайцев, да вот, пожалуй, и все.
    Со всеми буду прощаться за пару дней до этапа, а пока лучше, чтоб не знал никто на зоне, что ухожу.

    vega3

    Собственно, каждый уход на этап - это как маленькая репетиция смерти. Ты прощаешься, обычно - навсегда, со всеми теми, кто окружал тебя в этой тюрьме, кто, так или иначе, был какое-то время частью твоей жизни. Прощаешься и со всем, к чему привык, во что вжился. Вон даже с теми ждущими своих крошек от нас после каждого завтрака, обеда и ужина, на траве у столовой четырьмя сизыми голубями, которых уже вертухаи за два года травили столько раз, что у них выработался иммунитет на любые яды - голуби Борджиа.

    Вряд ли увидишь когда-либо снова все это.

    Хотя бывают по разным тюрьмам встречи и через десяток лет: все мы здесь в одной системе, с космическими сроками, и из года в год бросает нас по всей этой звездно-полосатой тюремной географии броуновским движением как биллиардные шары, потому случается, что попадаем в одну лузу с теми, с кем уже был в другой много лет тому.

    Да и в одну и ту же тюрьму случается попадать больше чем по разу: FDC Dublin (был дважды, с разницей в 10 лет), Glenn Dyer North County Jail (дважды), USP Atlanta (раз 5), ну а в оклахомской пересылке сразу и не сосчитаю - сколько раз. Но при каждом уходе с тюрьмой и людьми прощаешься навсегда. "И каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг."
    Также каждый раз прощаешься с вещами, которыми поневоле оброс, которые верно служили тебе все это время: казенная одежка идет в прачечную, и потом на переклейку лейбов с именем и номерами, кому-то очередному; идут на раздачу ребятам добытые подпольно фломастеры, ручки, и прочая мелкая контрабанда: рулон скотча, линейка, клей, ножницы - все это с собой в следующую тюрьму не взять.

    В следующей тюрьме - все по новой, как рождение в следующей инкарнации: приходишь в мир без ничего своего, и вокруг - все другое, новое: место, люди, отношения, окружение. Новая жизнь. На время. Пока снова не дернут на этап - прочь и из той жизни, в какую-то очередную.

    Так и получается: заехал - без ничего, и уехал - ни с чем. На дорогу выдают временное, казенное, только на поездку до следующей точки этапа. Там опять - как змея кожу, все это сбрасываешь, выдают свое взамен. А оттуда на этап дальше - опять та же процедура. И так пока не довезут до места. Синие тапки (или оранжевые, если забрали тебя на этап из карцера), белые или неясного серого цвета носки, "семейники", белая футболка, сверху - комбинезон (когда какой цвет). Все? Все.

    Ах, да, еще: наручники, прикрепленные замком к цепи на поясе, и на ноги - кандалы. Так и везут, закоцанными, до следующей точки этапа.

    vega7

    Предыдущая инкарнация закончилась, пора дальше.

    Так что из жизни в жизнь с собой только пережитое несешь, то, что стало частью тебя: память о людях, которых встретил на пути, и о ситуациях, через которые прошел, о прочитанных книгах, об усвоенных уроках и преодоленных препятствиях - как наружных, так и внутренних, о пережитых радостях и печалях, о любви и дружбе, и - а как же без этого - о предательствах, которые бывают разные, и которые, как и все прочее в жизни, вовсе не случайно подбрасываются нам судьбой. Как говорил Сенека - судьба вершит делами людскими без какого-либо различимого порядка.

    Только это - с собой. Да вот еще, разве что - бывает удается в синие тапки запрятать одну марку, если пронести в R&D лезвие, и в процессе переодеваний вскрыть по шву (чуток) тапок, туда - марку, лезвие сбросить, и уже в прооперированном тапке - на этап. Затем, что когда повезут через пересылку USP Atlanta, то если там по заезду, во время стриптиза вертухай, проверив тапки, разрешит их оставить (а у них там вечно с тапками напряженка, так что шанс есть), то будет с собой марка для письма оттуда, на случай если придется застрять на той пересылке надолго. А то с ларьком там вечная неразбериха, бывает, что и по две недели его нету.

    Снаружи, на воле - разве по-другому? Вещей только больше, и кажущейся страшно важной суеты, которая выедает драгоценное время жизни со страшной силой. Вроде и день прошел, а куда ты его выбросил, на что?

    Но вольные дела пусть погодят, сейчас пока дела - тюремно-этапные: нужно начинать предполетную подготовку, чтобы когда поступит команда "На старт!" - нырнуть, через бардо этапа, из этой тюремной инкарнации в следующую, будучи в полной готовности ко всему, что там впереди по курсу.
    Пока не удалось выяснить, куда именно везут, и каким маршрутом: то ли через центральную пересылку в Оклахоме придется на ConAir лететь из Атланты, то ли, если очередная тюрьма где-то на Восточном побережье США - более коротким путем. Нам не говорят заранее маршрут, чтобы теоретические соратники не отбили по дороге, но обычно, ближе к этапу, удается узнать конечный пункт назначения. Работаю над вопросом.

    Но какой бы маршрут ни был, первым делом 9-го марта утром повезут на тюремном автобусе в Атланту, где когда как: может и быстро дальше, а можно застрять на несколько недель, бывает всякое.

    В первый раз был в USP Atlanta в 2007-м. Крысы там тогда хозяйничали: упитанные и дисциплинированные, обходили камеру по часовой стрелке друг за дружкой, гуськом, видимо по старшинству. Причем по одной не заходят, а по 3-4.
    usp-atlanta-3

         Стены в тюрьме очень толстые, тюрьма старая, дыры между стенами и полом, как ни затыкай полотенцами - все равно выгрызают, да и не особо в пересыльном блоке с лишними тряпками, так что бороться с ними нечем, да и ни к чему, не мешают они, заходят-уходят тихо себе, не бросаются, а нам развлечение - за ними наблюдать. Обычно сценарий такой: одна из них высунет нос, осмотрит камеру, и если где какие крошки учует - тогда вся команда выдвигается, и неспеша делает обход, не обращая никакого внимания на нас.

    Вон и столица этой демократии, можно даже сказать - пуп всех демократий - Вашингтон - тоже полна крыс и негритянских банд, справиться не могут, но ничего, живут же. И даже упорно пытаются учить весь мир - как нам всем нужно жить.

    Камеры рассчитаны на двоих, но бывает, что запихивают по 3 или 4 человека. Тогда двое спят, как и положено, на двухэтажной шконке, а еще двое бросают матрасы на пол, и там и умащиваются. Но такое раз только было со мной, в первый заезд в эту тюрьму, в 2007-м, а так обычно - по двое, нормально.

    В последующие годы при этапах с пересылкой в Атланте крыс больше не видел: то ли победили их, то ли залатали стены, но зато настало тараканье царство - видимо-невидимо, как ковер. Когда заходишь в хату и включаешь свет, они уже даже не разбегаются, как, по идее, положено, а наоборот выходят всем кагалом навстречу со всех углов - знакомиться. Наверное, раньше их съедали крысы, что их столько не было, а теперь - некому.

    Хотя один мой друг - Брэд, отсидевший в тайской тюрьме лет семь, рассказывал, что там они вовсю ели тараканов - протеин. Ну а здесь пока до такого не дошли, худо-бедно, но кормят нас.

    А так вообще за все время бывал в этой USP Atlanta раза 4 или 5 - куда ни везут по Восточному побережью США, получается, что мимо Атланты - никак. И все бы ничего там, да держат закрытыми по камерам почти круглосуточно, только на час открывают раз в сутки, а то и раз в двое суток, и куда хошь, туда и успевай за этот час: в душ, к телефонам, в очередь за мылом, или поговорить с кем из народа, или бегать искать книги или марки с конвертами по всему блоку.
    Разыскал копию своего старого неотправленного письма трехлетней давности, написанного в USP Atlanta 15 мая 2015-го, в один из предыдущих этапов, там написано:

    "Перевезли на самолете ConAir с оклахомской пересылки, через Хьюстон и Алабаму в Атланту. Уже был здесь в 2007-м, мрачноватое место.

    Тюрьма очень старая, выглядит как древняя крепость, этакая Бастилия, а сбоку прилеплено здание, похожее на крематорий, с огромной трубой. Расположена посреди негритянского гетто: разглядывал опять этот ужас из окна автобуса, на подъезде - домишки эти фанерные перекособоченные, мусор кругом, заброшенные здания, снежки по углам толкутся, явно наркотой торгуют.

    Оттуда, видимо, и вся охрана тюрьмы: все вертухаи - негры местного разлива, похожие друг на друга как близнецы, не отличишь. Причем выбрали, наверное, самых лучших: одинаковой комплекции все, крепенькие и квадратные, одинаково обритые налысо, иссиня-черные обязательно, отполированные головы блестят антрацитом, у всех обязательно черные очки (это в здании с тусклым светом), которые они, похоже, не снимают и по ночам, когда спят. Как агенты-клоны из "Матрицы".
    На входе сняли с нас кандалы, цепи вокруг пояса и наручники с замком, руки-ноги еще будут сутки отходить, и переодели, после полного стриптиза, при котором все, в чем мы приехали - отобрали. И голышом - осмотр.

    vega4

    Стать прямо, лицом к вертухаю. Руки показать - сперва ладонями, и наоборот. Поднять руки вверх - не спрятан ли нож или РПГ-7 под мышкой. Развернуться. Присесть, кашлянуть. Встать, поднять левую ступню, правую. Провести ладонью по волосам - не спрятано ли там что. Повернуться обратно к вертухаю. Открыть рот, поднять язык, пока вертухай светит фонариком и, возможно, считает зубы.

    Все, свободен, чист перед тюрьмой, как заново родился, без никакого имущества и одежки.

    Бросили в руки казенное: примерно на глазок твой-не твой размер: футболка белая пакистанская хлипенькая, "семейники" - размером два раза завернуться, желтый комбинезон, пара носков белых, тапки синие или оранжевые (из карцера просочились) размера какой попадется.

    На этот раз порадовали меня: один тапок синего цвета и размера какого нужно - 13 US (т.е. 46 по-нашему), но без подошвы; зато второй тапок веселее: оранжевого цвета, размера где-то 39-го (ну ничего, подогну задник), зато с подошвой. И еще (встречал такое только на этой пересылке в Атланте, и в пересылке под Лас Вегасом в Неваде): выдали казенные "вьетнамки", чтоб в душ было в чем ходить, вот это ура!

    После чего - в накопитель: камера с бетонными лавками, может 3x5 метров, набивается по 30 человек, кондиционером морозят, ждем несколько часов, пока все пройдут шмон, и уж потом разводят по этажам, по камерам.

    Дальше - заполнить пачку входящих бумаг, ну тут все стандартно. Заполняем всей толпой, карандашики коротенькие раздали (потом отберут).

    Следом - в офис, собеседование с местным гестапо, на предмет - в какой из блоков кого селить, чтоб не поубивали друг друга, если кто из враждующих группировок и банд, или если кто - информатор, давал показания на суде, сдал кого-то, или работал на федералов, - этих сразу в карцер на хранение. Потому как если кто узнает, то могут и прирезать такого.

    - В какой банде состоишь?
    - Ни в какой. Не латинос я, русский, просто фамилия такая.
    - А, понятно. А что татуировка такая на пальце?
    - Японский иероглиф это. Жил я в Японии.
    - Не обозначает принадлежность к какой-то их банде?
    - Нет.
    - Сотрудничал или сотрудничаешь с полицией? Есть ли причины, по каким нельзя тебя селить в общий блок?
    - Нет, не сотрудничал и не сотрудничаю. Причин нет, сели, начальник.

    Дальше - отпечатки пальцев прокатывают, и - к стене с линейкой, фотографируют. Потом у всех татуировки фотографируют отдельно. Потом - к медику. Какие именно таблетки принимаешь? И очень удивляются, когда слышат, что никаких. Большинство - на каких-либо таблетках, а то и на дюжине разных.
    Свет лучше не выключать, пусть горит круглосуточно, а то без света тараканы наглеют совсем, а так только по периметру шарятся. В прошлый раз в 2007-м заходили ближе к полуночи здоровенные крысы, но в этой камере дыр в стенах не видать, так что без крыс на этот раз. Два разных блока пересыльных, в прошлый раз в другом был, а этот выглядит поновее, хотя все вокруг - стены, двери, шконки - исписано посланиями всевозможными, как и в другом блоке было.

    Вот интересно, а почему крысы не едят тараканов? Или, может, едят, но не успевают, много их сильно? Или зажрались? А может какой-то симбиоз у них, как у Госдепа с A.R.R.L.?

    Наружу есть узкая амбразура, в которую видно серую стену в двух метрах напротив. Неба не видать.

    Прошли по продолу вертухай со шнырем - выдали хлипкое хлопковое одеяло, половину простыни со стратегически выгрызенной по ценру дырищей диаметром этак с метр, а в качестве положенного полотенца - обрывок розовой тряпочки размером в две детские ладошки. Ну, и на том им спасибо, могли вообще ничего не дать.

    После чего обследую камеру, сантиметр за сантиметром, попутно изучая наскальные надписи нескольких поколений зэков. Обследование на предмет заначек: лезвий, заточек, огрызка карандаша, и прочего полезного. И буду ждать, когда отомкнут камеру на час, если повезет. Тогда сразу бежать за мылом, потом в очередь в душ, и после - по тюрьме на разведку - кто из знакомых или из наших есть, чтоб марки, конверты, а по дороге - книги какие попадутся хватать, потом разберусь что именно попалось.

    После чего можно спокойно ждать, когда дернут на этап, ехать дальше. В этой пересылке это всегда в 4 утра, и неожиданно, и никак не узнать - когда и куда. Так что обычно можно не волноваться, раз все равно неподконтролен вопрос. Ждем-с...

    Но куда - на этот раз знаю - в рулимую частной корпорацией CCA тюрьму McRae в Джорджии. От Атланты до нее - полдня езды на тюремном автобусе, в сторону Флориды, и по счету это будет уже и не припомню какая тюрьма в эту посадку - десятая или двенадцатая? Без разницы уже".

  • Помнят ли меня тамошние тараканы, и как с мылом, крысами и со всем прочим у них сейчас, в 2018-м - увижу 9-го марта под вечер. А пока дней осталось мало, а дел - прорва.prison-bus

    9-го марта меня забрали на этап вместе с 37-ю попутчиками. Автобус пошел на Атланту, это где-то полдня ехать от FCI Williamsburg. Конечная точка всего этапа неизвестна, держат в секрете.
    А началось все так:

    Утром в 7:45, согласно вывешенному со вчерашнего вечера приказу, проспав бывший в 7:00 завтрак, пошел я в R&D с присоединившимся по дороге турком Османом из другого блока - тоже его на этап куда-то.

    После всех раздеваний и переодеваний (марку успел пристроить сквозь шов тапка!) загрузили в автобус, 37 человек, 4 охранника (вместе с водителем, они по очереди за рулем), и через тюремные "предбанники" ограды потихоньку выкатились на волю.

    vega6

    Автобус устроен так, что водителя и сидящего рядом с ним второго вертухая отделяют от нашего салона две поперечные решетки с дверьми в каждой, между которыми - два ряда сидений для "особо опасных", или все равно для кого, если никого из карцера нет. Оба - со стволами: на этот раз у одного углядел "Глок" на поясе, у другого - старую знакомую, здоровенную дуру Berettu 92, а кроме того между ними закреплен Моссберг - или что-то похожее, толком не разглядел - чтоб можно было быстро выхватить.

    prisonbus2

    Кроме того, позади автобуса, сбоку салона, в такой как бы отдельной клетушке-скворечнике, тоже из решетки сделанной, сидит еще один вертухай, тоже весь до зубов в стволах. В его скворечник - вход снаружи автобуса, хотя есть и дверца к нам в салон.

    Окна в этом автобусе оказались большие - все-все видно, что снаружи, - здорово, а то бывает что специально лишь несколько амбразур под потолком. Мы видим, что снаружи, а нас - не видно, одностороннее зеркало.

    Проехали всего с полчаса, разглядывая - кто именно на этапе, и глядя в окна, и автобус съехал с трассы.

    Ну, это обычное дело, перекусить вертухаям нужно. Нам-то раздадут сухпай и по бутылке воды чуть позже. На этот раз остановились у Taco Bell. Это на час где-то - один из них идет внутрь, заказывает, и раздает оставшимся в автобусе соратникам. Потом смотрим, как они едят. Ждем. После чего должны ехать дальше, на юго-запад, в сторону Атланты.

    Но вдруг какое-то оживление у вертухаев - что-то по рации им доложили и обсуждают. Потом поехали на трассу, но в другую сторону! То есть - обратно в FCI Williamsburg, судя по солнцу. Что за хрень... На подъезде к тюрьме, вон уже видна водонапорная башня наша, эх... Не отпускает меня Заповедник...

    Заехали в предбанник - одни ворота за нами, другие - перед. Тут все и началось.

    Сидевший где-то позади меня снежок стал кричать, с таким страхом в голосе, и на таких оборотах, как будто его здесь и сейчас что-то собралось съесть живьем: "Не подходи! Уйди, уйди, уйди!!!!! Оставь меня! Уходи! Ааааааа!"

    Понятно, что до Атланты дорога длинная, снежкам скучно, вот этот экземпляр, очевидно, решил, чтоб ему ехалось веселее, перед самым этапом курнуть дури, которую они шмалят здесь: называют "синтетическая марихуана" К-2, но на самом деле разная дурь идет под этим названием, и бывает такое попадается, что, курнув, бросаются они головой вниз в бетон со второго яруса, как в бассейн, кидаются на вертухаев - то драться, то обниматься, и чего только не творят после дозы.

    Недавно двое, курнув чего-то особо злобного, опустились в камере друг против друга на четвереньки, и стали лаять и завывать как собаки, да причем так громко и здорово, что сбежался весь блок, включая вертухаев. Увели в карцер, и пока вели, они продолжали заливисто лаять и норовили по дороге упасть на четвереньки.

    А этот автобусный - до каких-то зеленых чертей обкурился, такое тоже у них бывает часто.

    Очень повезло, что успели почти на зону заехать, не знаю, что бы делали вертухаи на трассе, и что бы с нами со всеми было в результате. А так - легкая утренняя прогулка, посмотрели немного на внешний мир, на Taco Bell, с гражданским населением на улицах, на проезжающие машины, деревья. Экскурсия во внешний мир.

    Снежка уволокли, а нас, опять пропустив через R&D, но уже в обратном порядке: через все сканеры, детекторы, раздевания-одевания, заполнение бумаг и сидение в накопителе, вернули на зону.

    В ту же камеру, к тому же сокамернику. Полотенце мое на крючке, как и повесил утром, мешок с казенной одежкой - тоже висит, верхняя шконка моя заправлена, как и оставил. Только выбросил утром свои мыло, зубную щетку и пасту, сейчас побегу по ребятам, что у кого найдется. И - в библиотеку, забрать парочку из книг, что вчера им отнес недочитанными: "The Chryzanthemum and the Sword" Ruth Benedict, и "Suite Francais" Irene Nemirovsky, и может еще что. А чай у Билла-сокамерника есть.

    Следующая попытка этапа, как сказали - через неделю, тоже в пятницу. А пока - пошел промывать глаза и пить чай.

    Под вечер выяснилось от шныря, работающего в лейтенантском офисе - отчего завернули автобус. Оказывается, в USP Atlanta - "заморозка" ("lock-down") всей тюрьмы, включая блок пересылки. Вечно враждующие со всеми остальными негры из Вашингтона (коротко их зовут "Di Ci" - от "D.C. - District of Columbia") и негры из банды Крипс поубивали друг друга в каком-то количестве. Так что сейчас идет расследование. Надеюсь, закончат до следующей пятницы, и со второй попытки удастся преодолеть благополучно этот кусок этапа - до Атланты.

    - В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет в голову, словно в парламенте  - Ярослав Гашек, "Похождения бравого солдата Швейка"

  • Через три дня после фальстарта всю нашу автобусную гоп-компанию, по одному, стали дергать в лейтенантский офис на разбор полета, давать показания.

    Лейтенант в эту смену оказался знакомый - нормальный, вменяемый: не психопат и не "суперкоп", а из тех, кто чисто за зарплатой ходит на службу. Перед ним на столе стопка уже заполненных форм, я не первый. Потянул из стола свежий бланк.

         - Присаживайся, Раша. Рассказывай - что видел?
    - Что видел? Ну, слушай. Когда шел сегодня утром на завтрак - видел ворону. Сидела задом наперед на краю крыши столовой, над входом, и что-то рассказывала, каркала. Я, понятно, остановился и поговорил с ней, объяснил, что сидит она стратегически неправильно, так как с куском хлеба для нее могут выходить из столовой, а не заходить в нее, и вообще нужно клювом к собеседнику, а не хвостом. Развернулась. Дальше рассказывать?
    - Давай дальше.
    - Дальше - каркнула, поблагодарила, и улетела по своим вороньим делам.
    - Куда улетела?
    - Дотошный ты сегодня, начальник. Куда? На северо-запад. На работу. В лес. Докладывать об оперативной обстановке. Или может разведданные понесла в клюве. Непосредственно в Кремль, Путину. Через Тихий океан и Китай. Дальше рассказывать?
    - Ну, рассказывай... - вздохнув, сказал лейтенант, положил ручку на стол, подпер щеку рукой, и смачно зевнул. Служба и зарплата идет, так отчего ему и не послушать про ворону, за 55 лейтенантских долларов в час, в самом деле?
    - На обратном пути из столовки встретил голубей: четверо сизых и один чисто белый, приблудный. Паслись на траве. Это те, которых вы недотравили. Голуби ворковали, клевали крошки, и никому не мешали, а наоборот, радовали глаз.
    - Ага, недотравили. Но капитан работает над вопросом. - поделился секретной информацией лейтенант - Заказал недавно новой, особо сильной отравы. Так что, когда будешь идти мимо них на обед - скажи, чтоб улепетывали на время. Пока капитана нам не сменят.
    - Хорошо, передам. Хотя, похоже, за этот год, что капитан с ними воюет, у голубей уже иммунитет выработался на любую вашу отраву. И на капитана. Отчего ж это он так голубей невзлюбил? В детстве обижали, пытались заклевать? Или тырили крошки со стола?
    - Вот этого не знаю. Не уполномочен знать. О начальстве - или только хорошее, или - ничего. Давай дальше.
    - Да что - "дальше"? Вот, собственно, и все, лейтенант. Никаких других значимых событий за сегодня не происходило.
    - А в пятницу, на этапе, в автобусе? Что мне тут писать? Что ты видел, слышал, и так далее?
    - Что видел? Да ничего не видел и не слышал. Перед этапом была ночь бессонная, так что, как только завели в автобус - сразу уснул. А проснулся уже когда растолкали выходить, мол, приехали. Туда же, откуда выехали. Вот это и пиши.
    - Хорошо. Вот все бы такие показания давали, а то несут всякую чушь... То есть, пишу, что заключенный Вега ничего не видел и не слышал, потому что спал. Сквозь все, что происходило вокруг, в двух шагах, практически у него на голове. Ну, бумага все стерпит... А отчего ночь бессонная?
    - Как это отчего? Прощался с этим вашим заповедником, два года в нем как-никак, потому рыдал всю ночь, вот и не спал. Видишь - глаза до сих пор красные от слез.
    - Ха! Рыдал! Что еще написать?
    - Можешь написать еще про то, что мне в автобусе снилось.
    - Ну, рассказывай - что снилось?
    - Стихами.
    - Давай стихами.
    - На русском.
    - Да уж все равно, обед скоро, так что давай хоть на русском, хоть на китайском.
    Давай уж, где подписать, да пойду к голубям, предупреждать, и потом - на обед. Да и тебе пора, а то заработался.
    - Вот тут и тут подпиши, а здесь - только инициалы. Дату не ставь, я потом сам поставлю какую нужно. - подсунул мне заполненный бланк и ручку. Порасписывался.
    - Сколько тебе еще осталось мотать? - лень ему в компьютере своем в мой открытый файл посмотреть.
    - По счетчику еще несколько лет, а так - будет видно по ходу пьесы. А тебе?
    - Эх... Мне еще десять лет, чтоб пенсия - по максимуму.
    - Процентов 70 будут выплачивать?
    - Да, где-то около того.
    - Ну, ничего, десять лет пролетят - не заметишь. А там и жизнь пройдет. Не перерабатывайся только, как сегодня. А что с главным героем пятничных показательных выступлений? Оклемался?
    - Да что с ним станется? Уже как новый. Тогда вкололи успокоительное, уснул. Голову заклеили, доктор глянул - сказал, что нормалек, так положили в карцер. Вот только вчера проснулся. Не помнит ничего.
    - Что, в самом деле не помнит, или придуривается?
    - Нет, похоже, что вправду не помнит, перепуганный весь. Злобная дурь, видать попалась.
    - Вот с дурью этой капитану бы воевать, а не с голубями... Ну, дай Бог, в следующую попытку не посадите другого такого гнома в автобус к нам.
    - Да уж будем смотреть теперь, первый раз такой гений выискался - на этап обдолбанным ехать. Нам-то, сам понимаешь, эти приключения и потом писанина - тоже ни к чему.
    На чем и распрощались.
    Ничем не обременен: из вещей, кроме тех тюремных шмоток, что на тебе, и что выдали - ничего. Да кружка, мыло и зубная щетка. Ни марок, ни конвертов, ни документов и бумаг для работы - все отправлено или на волю на хранение, или в следующую тюрьму идет своим ходом. Тюремный счет обнулен.
    На пересылке в Оклахоме остаются три основных занятия (учитывая, что телевизор ихний не смотрю): читать, если что достойное попадется (бывает) на двух стоящих в холле "книжных" тележках; кормить залетающих сквозь решетку под потолком на прогулочную площадку ("ярд") толстых воробьев; и - наблюдать окружающий народ - может кто интересный попадется в блоке среди сотни с лишним таких же транзитников. Бывали там такие потрясающие встречи и пересечения...
    Federal Transfer Center

    Федеральная пересылка в Оклахоме
        

    А здесь, в Заповеднике, я уже всех видел и знаю, разглядывать некого, потому, после пятничного катания, под моросящий за бортом дождик, за выходные основательно отоспался, дочитал томики Nemirovsky и Benedict, и теперь на очереди James Branch Cabell - "Jurgen". Книга чудесная, издана была впервые в 1921-м, почти 100 лет тому, а сейчас - совершенно незаслуженно забытая. Уже пересекались наши пути: 12 лет тому, в тюрьме FDC Dublin под Сан Франциско; так что сейчас - перечитывать в удовольствие.

    И потом до пятницы еще есть боезапас на дочитывание/перечитывание: Шунриу Судзуки "Zen Mind, Beginner's Mind"; два томика Карлоса Кастанеды: "A Separate Reality" и "The Second Ring of Power"; и Сент-Экзюпери "Wind, Sand and Stars", - собственно, не знаю, почему они решили именно так перевести на английский с французского оригинальное название "Terre des hommes", то есть "Земля людей", но не буду привередничать, и на том им спасибо, что не выбросили в мусор, как обычно, освобождая место на полках для более понятной им, в массе своей, "литературы": Джеймса Паттерсона (это здешний аналог нашего Чингиза Абдулаева), Луиса Ламура, Клайва Касслера и Майкла Коннели.

    И - отсыпаться про запас перед этапом.

    Несколько месяцев тому было дело, что карету на этап подали внеурочно: не в пятницу, как обычно, а в среду. Так что нужно быть наготове.

    После дневного поголовного переучета дежурный по блоку вертухай вывешивает списки "call-outs" - кого куда вызывают завтра. В списках указаны имя-фамилия, номер з/к, где ты числишься на работе, время когда явиться и куда (к психологу, в больничку, на "ярд", к капеллану, в R&D, в прачечную, и т.п.), и твое койко-место (у меня сейчас 1AL-212U, что расшифровывается как "первый корпус, блок А, нижний этаж, камера 212, верхняя шконка"). Так что нужно смотреть, и если назавтра - на этап, то напишут, что прибыть в R&D в такое-то время с утра. Но сегодня - нет меня в списках.

    Вообще в каждой тюрьме, и в каждом блоке, куда попадаю, всегда эти списки рассматриваю с интересом - на предмет фамилий, так как каких только не встречается. В этом 1AL блоке сегодня в списках 4 обязательных "Брауна", и 3 "Уильямса" - это, понятно, все снежки. Ха! Есть один Bell, и один - Morse, кто такой, пойду разыщу, может родственник Самюэла Морзе. Вот интересные: "Ирик" (Irick), один Wagner, Luna (ну, это явно латинос), и вот неожиданное: Beauparlan - то есть, если с французского, то будет что-то вроде "красноречивый".
    В предыдущем блоке порадовал снежок с фамилией из двух слов: "Heavy Runner", то есть, "Тяжелый Бегун", но правильнее - "Серьезный Бегун". Уж не знаю, по каким таким соображениям он себе фамилию на такую поменял, или родился с ней.

    А в 2007-м в пересыльной тюрьме MDC Brooklyn сидел со мной британец по имени Love Sky Dancer, то есть "Любовь" - эти имя, а "Небесный Танцор" - фамилия. У себя в Британии он - руководитель какой-то серьезной секции друидов, потому сменил себе имя. Пишет время от времени, давно выпустили. Подруга же его тоже сменила имя, на "I Am, Divine Light" - "Я - божественный свет". Так и живут. С нетерпением ожидаю - как же они назовут детей...

    Сходил на разведку в R&D - там заверили, что таки да, в пятницу, 16-го марта, по всей вероятности, будет нам этапный автобус.
    16 марта, утром, в поданный в FCI Williamsburg тюремный автобус загрузили этап, и к вечеру, через города Manning, Columbus, Augusta, Athens без особых приключений довезли до тюрьмы USP Atlanta.

    etap-2-bus

    Этап распихали по камерам в пересыльном блоке (режим карцера: 23 часа в сутки закрыты), который отделен от соседнего следственного блока всего одной решеткой с дверью, где держат тех, кто ожидает суда или приговора в федеральном суде Атланты.

    Сокамерником Романа сейчас - 71-летний пуэрториканец Мануэль, с двухэтажной фамилией Гонзалес-Гонзалес и погонялом Colo, отсидевший с 1994-го по тюрьмам уже 24 года. У Мануэля по приговору 6 (шесть) пожизненных сроков плюс 120 лет сверху, значит осталось отсидеть всего ничего: 6 жизней и 96 лет.

    Оказался Мануэль замечательным человеком и интересным собеседником - ему есть о чем рассказать, так что они там не скучают.

    Когда и по какому маршруту повезут дальше - пока неизвестно.
    vega5

Комментарии
  • beobachter - 01.04.2018 в 08:23:
    Всего комментариев: 52
    Зачем такие статьи в Лебеде?
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 3
  • MurKLnT2 - 01.04.2018 в 18:56:
    Всего комментариев: 158
    В Лебеде много чему есть место, даже унтеру beobachter-у, и ничего, летает.
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?