Независимый бостонский альманах

Ядовитая репутация России (обзор)

11-04-2018
  • Почтенные читатели, я мог бы написать статью о том, как именно изменилось отношение к России за последние годы. Изменилось оно, увы, в сильно худшую сторону. И проанализировать, почему именно. Да я и писал об этом не раз ранее.Но сейчас, после отравления Скрипалей и химических атак в Сирии. дело еще усугубилось. Все же писать не буду. Почему? Потому, что об этом написали и говорили другие, и сделали это очень хорошо. Посему моей задачей было разыскать этих других, выделить у них самое интересное  и важное, а потом выстроить сказанное ими в виде единого текста. Ниже - этот комплексный текст.Начнем с документа:

    США вынесли на голосование проект резолюции об учреждении нового механизма расследования химических атак в Сирии. Речь идет о миссии, которая заменит группу экспертов ООН-ОЗХО по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии. За документ 10 апреля проголосовали 12 членов Совета Безопасности ООН, против — Россия (постоянный член ООН) и Боливия, Китай воздержался.

    Это уже 12-е "накладывание в это" России  по вопросу событий в Сирии. Запад в дальнейшем будет принимать меры "бэз вэто".

    Редактор В. Лебедев.

     Валерий Соловей:  

    valery_solovey

    Американцы начали думать о системном воздействии на Россию. Системное воздействие – это нечто гораздо большее, чем удары по авиабазам, это нечто гораздо большее, чем потрясшие российскую экономику персональные и корпоративные санкции.

    Я бы сказал, что они убеждаются с каждым новым скандалом или новым конфликтом, которые сливаются в один перманентный конфликт, недоговороспособность России. По их словам, я беседовал с людьми, которые пытаются наладить отношения с Россией, которые расположены, если не дружелюбно, то реалистически настроены, с Россией нет никакого желания ни о чем разговаривать. Они, правда, объясняют это ситуативным фактором: вы ждете, пока сформируется новый кабинет министров, произойдут изменения в администрации. Но политика не ждет, внешняя политика, в частности. Дело может зайти так далеко, что говорить вообще уже будет не о чем.

    Наша пропагандистская машина, к сожалению для машины, выглядит убедительно только для нашей публики, и даже для нее все менее убедительно. На Западе этот посыл абсолютно не принимается. Вместо того, чтобы проявить какую-то гибкость, сказать: возможно был акт химического нападения, давайте расследовать. То есть продемонстрировать готовность, не подтвердить, а продемонстрировать, что это возможно, давайте. Мы сразу начинаем с двух взаимоисключающих утверждений: это провокация – первое, второе – никакого химического нападения не было. Вы решите, или это провокация, тогда это было, или никакого нападения вообще не было. Я понимаю, что в головах публики это часто прекрасно монтируется, но внешняя аудитория этого никак не понимает.

    Шаги будут носить экономический характер. И скорее всего только их реальное обсуждение начнется в конце лета – начале осени. Но это будут шаги, которые могут нанести невосполнимый ущерб, по всей видимости, российской экономике.

    Чем сильнее и жестче будет ответ Запада, тем сильнее будет желание с нашей стороны одним решительным броском переиграть историю, ход истории. В этом смысле стратегическая предпосылка нашего мышления, базового мышления, нашей культуры остается прежней – взвинчивание ставок в надежде, что наши оппоненты отступят.

    Разочарование в Китае произошло очень быстро и очень рано, еще в 2014 году, когда Китай не очень громко, но недвусмысленно и жестко дал понять, что он не является стратегическим партнером в противостоянии с Соединенными Штатами, в противостоянии с Западом. Могу сказать, что поздней весной 2014 года такая надежда, по крайней мере, у части людей в Москве, видимо, в Кремле была, но она быстро очень иссякла. Уже, по крайней мере, к осени 2014 года полностью и окончательно. Поэтому у нас сейчас отношения с Китаем строятся на другой стратегической предпосылке: мы гарантируем стратегический тыл Китаю, что мы не нанесем удар ему в спину. В свою очередь Китай дает нам такую же гарантию, что он не нанесет нам удар в спину и обеспечит, возможно, критическими ресурсами в случае введения нефтяного эмбарго.

    Китай будет покупать нефть у России, но по своим ценам, за свои деньги, поставлять нам свои же товары для того, чтобы страна выжить. Я думаю, что вполне реалистическая перспектива года черед полтора-два. Уже в конце этого года будет обсуждаться введение нефтяного эмбарго в отношении России.

    Судя по некоторым косвенным признакам и судя по тому, что с точки зрения Соединенных Штатов и Запада в целом, персональные санкции, даже такие сильные, как, скажем, против Олега Дерипаски, не могут повлиять на политику России.

    Они пытались говорить с ним в 2014 году, поняли, что говорить бессмысленно, если они хотят остаться на свободе. Им, правда, были даны гарантии, что они свои потери компенсируют, их потери были компенсированы. Я напомню, что в 2014 году в совокупности они потеряли половину капитализации своих активов, полностью восстановились. Я думаю, что в этот раз спустя какое-то время потери будут отыграны.

    Это будет называться:  правительство поддержит национальных производителей. Конечно, платят всегда налогоплательщики. Правительство откуда деньги берет? А то, что налоговое давление будет усилено, налоговое бремя станет гораздо более значительным – это, по-моему, самая очевидная вещь.

    Россия не сможет выдержать, потому что это будет сопровождаться одновременно запретом на покупку российского госдолга и запретом на трансферт любых чувствительных технологий, не всех вообще, а чувствительных. Советский Союз не выдержал, Россия не сможет выдержать – надо быть реалистами. Тем более наш удельный ВВП в мировой доле значительно меньше, чем в свое время удельный ВВП СССР. И сейчас нынешняя Россия тратится на поддержание Донецкой и Луганской республик, на поддержание нашего контингента в Сирии, на поддержку нашей пропаганды, расходы на которую сопоставимы с военными статьями. Я уже не говорю о том, что СССР в гораздо большей степени был самообеспечивающей себя страной, чем нынешняя Россия, мы не сможем этого выдержать. Тогда появится соблазн переиграть всю эту историю, бросить вызов, поднять ставки до невозможно высоких и обыграть Запад на этом поле, заставить его отступить.

    Мы можем посмотреть, кто соседствует с Россией. С кем Россия хочет, с тем и соседствует. Выбор-то не очень велик – Прибалтика, Украина, Белоруссия, Казахстан. Прибалтика под защитой НАТО, ну что делать, можно заставить и НАТО отступить, можно рискнуть.

    Сейчас санкции введены, никак это не повлияет ни на политику внутри, ни на политику вовне Российской Федерации. Соответственно, надо делать дальнейший шаг: а как мы можем повлиять на политику Российской Федерации? Всегда в памяти всплывают исторические аналогии. И здесь политика, которую проводил Запад с 1983 года по 1986–87-й, которая с их точки зрения оказалась сверхуспешной.

    Советский Союз заплатил за это гигантскую цену, закончилось все это мы знаем чем - новой Россией, которая сейчас пытается пойти по этому же пути, но получится так же. История этого противостояния окажется значительно короче.

    Соединенные Штаты являются гегемоном, они это подтверждают. Более того, ощущение, что Европа с радостью примет возвращение Соединенных Штатов в качестве гегемона, внешнеполитического гегемона, то есть страны, которая сможет проводить консолидированный для Запада внешнеполитический курс. Они по этому явно соскучились, в кризисной ситуации они не могут сами играть, не в состоянии.

    Трамп не хотел заниматься Европой. Придется. Много кто чего не хотел, если история тебя выдвинула на передовую. А потом кроме Трампа есть люди со стратегическим мышлением. Это и Мэтис – это очень сильный человек, это и Болтон, это и новый глава Госдепа Помпео. Эти люди сейчас будут формировать американскую стратегию, Мэтис уже формирует ее. Нам придется это делать с ними, а Трамп будет таким самостоятельным, но рупором стратегии. Происходит стратегический сдвиг в отношении к России, в отношении к российской политике.

    https://www.svoboda.org/a/29154244.html

    Сергей Шелин:

    shelin

    Уныние в наших привилегированных кругах сегодня так велико, что Владислав Сурков решил обратиться к собратьям-номенклатурщикам с утешительным манифестом. В качестве, надо полагать, признанного гиганта мысли, отца нашей демократии и особы, приближенной ко двору. Разбирать эстетику этого странного сочинения предоставлю искусствоведам. Процитирую только главную фразу, ради которой оно и было написано: «С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто (двести? триста?) лет геополитического одиночества…»

    Вот, оказывается, и все, что высшее начальство устами лучшего своего философа и интеллектуала имеет в эти особые дни сказать своим миллиардерам, магнатам и прочим сподвижникам. Придумано ведь только для них. Народу сурковские изощренности заведомо неинтересны.

    Но и в глазах рядового нашего магната обещание трехсотлетних жертв и лишений не может выглядеть симпатичной идеей. Он не собирается жить триста лет. Для него куда важнее, что будет в ближайшие недели. А о них высшее начальство знает гораздо меньше, чем об абстрактном «геополитическом одиночестве», которое оно так радо навязать стране на несколько веков вперед.

    Многочисленные конфликты с Западом именно сейчас переходят в новую стадию. Или уже перешли.

    Что такое новейший пакет санкций финансового ведомства США? Месть за старания повлиять на тамошние выборы в позапрошлом году? Ответ на «дело Скрипалей»? Совет отступиться от Башара Асада? Формально — первое. А по существу уже и то, и другое, и третье. Локальные ссоры сливаются в одну, каждая из которых подпитывает энергией все остальные. Закрывать убытки (или хотя бы самую значимую их часть) будет, естественно, госказна. Т.е. в конечном счете — рядовые люди, а вовсе не Дерипаска с Вексельбергом. Миллиардеры и так уже ущемлены морально. Усугублять их огорчение еще и материальными проблемами было бы нечутко.

    Я даже не имею в виду какие-то возможные контрмеры Москвы в экономике. Учитывая разницу в хозяйственном весе двух держав, они по своему воздействию на противника не могут быть сравнимы с его нынешним санкционным пакетом, хотя и увеличат вероятность введения куда более болезненных мер, перечислять которые не хочу — их уже давно перебирают эксперты.

    Скажу только, что полновесный экономический бойкот России возможен, по-моему, в ответ не столько на потенциальные хозяйственные контрсанкции, сколько по случаю быстрого обострения конфликтов на всех фронтах. А именно это сейчас и происходит.

    Не стану говорить о «деле Скрипалей», кроме того, что наша властная машина слишком поздно поняла: это не очередной пустячок, а тяжелейшая внешнеполитическая неудача. Причем способов убедить западное общественное мнение в своей полной или хотя бы частичной непричастности у нее сегодня уже нет, даже если допустить, что первоначально таковые были. Весь этот поток безумных агитационно-дипломатических демаршей повернуть вспять уже почти невозможно, и свое дело они сделали.

    А тем временем нарастающий кризис вокруг очевидных для Запада и части Востока, хотя и отрицаемых Москвой, химатак Башара Асада явно рифмуется со скрипалевским делом, что само по себе увеличивает вероятность каких-то резких силовых мероприятий на сирийской территории.

    У России в «эпоху 14+» не появилось ни одного серьезного союзника. Какая держава согласилась бы рисковать ради нее собой? Это не Белоруссия и не Казахстан — на бумаге лучшие друзья и военные партнеры, а на практике нейтралы. И, главное, не Китай. Дальше частичной словесной поддержки в Совете безопасности ООН, которая ничего не меняет, старший брат не идет. Никакой силовой помощи и защиты от него ждать не приходится, хотя тактично скрываемая радость по поводу того, что изолированная, шельмуемая и обложенная санкциями Москва будет теперь зависеть от Пекина еще сильнее, вполне очевидна.

    Слишком много фронтов, слишком мало ресурсов и совершенно нет друзей. Удивительно ли, что столько разговоров о каком-то ядерном чудо-оружии? При таких раскладах это не последний довод, а единственный. http://www.rosbalt.ru/blogs/2018/04/10/1695422.html

    Глеб Павловский

    pavlovsky

    Опасна наша манера симметричных ответов, потому что ей управлять проще, чем играть на дудке. Ты послал раздражитель — система академика Павлова: стимул реакции — послал раздражитель – тут же тебе прилетает мнимый ответ. Русский ответ всегда удобен для мировых СМИ. Еще обычно так вульгарен и бессмыслен, что дает право на следующий ответ. Вот эта схема опасна.

    Фактически наша политика находится, с моей точки зрения, под наружным управлением – то, чего больше всего боялся Владимир Владимирович Путин и к чему он, в конце концов, пришел. То есть можно иногда в виде варианта уходить куда-нибудь в сторону Китая, но там тоже рука нелегкая. А так мы все время ждем какого-то стимула. Мы только отвечаем. Если вы посмотрите, то мы больше ничего не делаем, мы только отвечаем и отвечаем и как-то в промежутках компенсируем ущерб от собственных ответов. Но сейчас придется до некоторой степени компенсировать от санкций такого рода. Они все-таки достаточно жесткие, но, повторяю, не принципиальные. У нас все пока на уровне не высоких технологий, а сырья, да кастрюль.

    Вы знаете, какие элиты, такие и санкции, такой и раскол, такая же и война в социальных сетях. Это всё как бы субпродукты такие. Война на словах, элиты, которые не считают себя элитами – это, вообще-то говоря, действительно, пора браться за разработку политику. Если в Кремле не умеют разрабатывать, значит, надо кому-то в стране это делать. Кто будет это делать, тот и будет элитой. А те, кого вы имеете в виду, они просто держатели активов, еще надо разобраться, чьих. Как вы знаете, система устроена так, что это всегда непонятно, спорно.  Поэтому что здесь какой здесь раскол? Куда им расходиться, вокруг чего? Они, скорей всего, я думаю, сейчас аккуратно подползают к рисковым активам, чтобы их окружить, согреть, успокоить, прибрать.

    Это очень ценимая властью возможность добавочного маневра. Они очень любят понятие маневра, только не того, о котором говорит Кудрин, а немножко иначе они это видят. В этой ситуации наша система оживает, оживляется, она не впадает в спячку, наоборот: угрозы идут, ребята, о чем вы говорите? Какие пенсии, какие налоги? Какие законы и суды?

    Я не вижу никакой паники. Я вижу отсутствие планирования стратегического и даже просто среднесрочного планирования. Такие вещи легко просчитать, варианты. Для этого не нужен, так сказать, никакой суперкомпьютер, но для этого надо сесть и просчитать варианты, включая неприятные, включая лично неприятные кому-то – первому лицу, Путину… — как это сделать, где теперь это делать? Негде. Совет безопасности – это не место для стратегии. Такое место для обмена внутренними жалобами и бессильными угрозами, не выходящими на публику. Вот это проблема. А так большой-то проблемы нет. Вот мы все говорим, почему наш МИД ругается? А я вот недавно узнал, почему? Потому, что это вполне функционально, и даже в чем-то говорит о них хорошо. Почему МИД стал материться? А потому что возникло два варианта официального языка: ты должен лично либо возносить славу единственному и несравненному, либо есть способ от этого уйти: ты должен постоянно грязно материться на врагов. Когда ты грязно материшься на врагов, просто нельзя туда вмонтировать присяги верности, просто стилистически невозможно. Поэтому они принимают более простой вариант.

    И вот эта наша манера скакать как блоха с места на место, из Украины в Сирию, из Сирии куда-то, а в полете тебя вбивают историей со Скрипалями, она стала уязвимой. Так мы уже никого не сдерживаем, наоборот, мы все настораживаем. Россия начинает казаться каким-то новым ремейком «Чужих». Это очень опасно, потому что это же ложится на сознание, на подкорку. Это даже не пропаганда в обычном смысле слова. Просто что-то плохое все время оттуда исходит. Мы же не выстроили нормальной бюрократии, в которой есть ответственность уровня за уровень, верхнего за нижний – нет этой системы. А что, кто-то будет разбираться в нашей тонкой достоевской душе? Тогда виновата Россия, виноват Кремль, виноват Путин: «Вы и отравили-с». И очень трудно возражать тем языком, которым разговаривают сейчас в МИДе. Они начинают говорить: «А там у вас, вы знаете, черт знает что приосходит…». И уж, конечно, когда генпрокурор говорит: «Что ж вы не уберегли-то, Литвиненко?» — это выглядит уже таким нигилистическим черным юмором. Это совсем лучше было бы не делать – напоминать о деле Литвиненко. Создана идеальная ситуация для склейки любых антироссийских коалиций, причем такой, идейной склейки. И это делаем мы, вот в чем дело. А это очень дорогого стоит. Теперь идеологи – это что-то вроде таких несистемных активистов. При необходимости их привлекают, нанимают – участвуют в телешоу. Пригласили в телешоу – ты идеолог. Расплатились, ушел – ты товаровед. Идеологов-то нет. Есть, конечно, эти токсичные тексты производства разных наших «евразийцев» разной величины. Вроде Дугина и Проханова. Ну, у этих есть какие-то личные интеллектуальные проблемы, особенно у Дугина, а у Проханова есть большой стиль, безусловно. Стиль большого яда. А у большинства-то нет ничего. Это же извергается из странных потоков в «Вестях», на всех сайтах официальных информационных обязательно есть эти аналитики, колумнисты, а есть еще масса специальных сайтов, которые эту пургу несут.

    Сурков решил засветиться со своей филозофической конструкцией. Господи, это эстетизм. Он эстет.  Во всяком случае, за этим нет мотива стремления к власти. Потому что худшее, что можно сделать, чем можно отрекомендоваться сегодня нашей власти, это быть писакой. А Мединский сколько написал-то? Воз и меленькую тележку. Но бывают такие состояния. У Блока было аналогичное состояние – он написал «Скифы». Если ты не Блок, то лучше «Скифов» не писать.

    Крым отличается тем, что это было явно, хотя и в последнюю минуту, но подготовленная импровизация. А следующие были неподготовленные, и все привели к ужасающему результату. Но, про «Боинг», как говорится, не будем вспоминать, а все равно вспоминать придется. «Боинг», вообще-то говоря, летает над всем этим делом Скрипалей, над Сирией – вот эта тень «Боинга», она будет летать, они никуда не делась. Репутация состоялась. Теперь за человека работает репутация. Вот так и за страну работает сейчас репутация.

    Это несправедливо. Но где вы видели в мировой политике справедливость? Если страна говорит, что она оскорблена, на нее посягнули, ей не надо проводить судебный процесс с адвокатом и прокурором. Это ее мнение, это она оскорблена. Значит, если ты ее друг, союзник, ты должен присоединиться. Если ты ее враг, ты присоединяешься к другим. Это было в мировой политике всегда.

    И Крым очень много определил. Независимо от того отношения к самому Крыму, от желания присоединить его, то, как это было сделано, оно раскрыло метод, способ, перестал быть секретом. И с этого момента все перестали слушать аргументы, объяснения. А до этого слушали, а потом перестали: ну да – мели, Емеля… Это, к сожалению, состоялось. Это и есть репутация. И эта репутация опасная и от нее надо будет уходить. Какое правительство, какая администрация в России будет от этого уходить, какими способами – это долгий будет мучительный процесс. Было бы хорошо, если бы он начался еще при президенте Путине.

    У нас была попытка как бы культивировать этот институт репутации, но она, в общем, в 90-е годы сошла на нет. Она не была доведена до конца, потому что она держалась на каких-то старых, еще, может быть, дореволюционных каких-то культурнических воспоминаниях, она хранилась в семьях, она хранилась в профессиональных корпорациях.

    Я учился в школе – там еще были земские учителя, они были старые, но они еще были. А такие люди держат коллектив. То же самое – среди врачей. Всё это было, и было понятие репутации в литературном мире. Оно было очень жестким. Если Чуковский поморщился на какое-то словосочетание, то в следующий раз так не напишут. Но теперь это всё – дым.

    Будет возможно запрещена работа с российским госдолгом,а это сильное вмешательство в мировой финансовый рынок. Я думаю, Трампу не дадут на это пойти. Да он сам на это не пойдет. Это ведь, все-таки, не будем забывать, законопроект. Американский сенат имеет такой же процент собственных милоновых и яровых, как и наш, только они иначе одеваются, иначе разговаривают. Но, в принципе, там работа с символами законопроектов, как поводами информационными для СМИ очень развит. Я не думаю, что это будет.  Схватки-то, по сути, нет. Это способ подготовки переговоров на высшем уровне. Они, может быть, состоятся не прямо завтра, но они состоятся. И это уже известный трамповский способ подготовки саммита.

    https://echo.msk.ru/programs/personalno/2181262-echo/

    Андрей Пионтковский:

    piontkovsky

    Это не первый раз в истории России, ее авторитарные руководители, увлекаясь внешней политикой, в этот цугцванг приводят страну. Как Николай I вел к Крымской войне, Николай II к мировой войне, кремлевские старцы к Афганистану, а питерские чекисты к защите братушки Асада.

    У Запада работает та концепция, которая была принята почти год назад на неформальной конференции по безопасности: нам объявлена война, мы должны ее выиграть.

    Вся стратегия четвертой мировой войны, эйфория ее начала была в 2014 году, когда еще не провалилась "Новороссия", "русский мир", воссоединение российских земель, защита соотечественников и так далее, расчет был, что Запад дрогнет. Да, он превосходит нас на всех уровнях, экономическом, военном, но наша политическая воля, готовность к риску, наглость, если хотите. Тогда на повестке дня стояла и Прибалтика, была масса провокаций против прибалтийских стран. Запад ответил, послав пока символические, потом с каждым годом все более реальные силы в прибалтийские страны, в Польшу. Он сказал, что будет отвечать, серьезно относится к своим обязательствам по статье 5 устава НАТО. А какие варианты у Запада: или противостоять такой наглости, психологическому шантажу, в том числе ядерному шантажу, или отступить и вообще уйти из мировой истории.

  • Западу надо признать свою вину перед Россией. Не мифическую вину в "расширении НАТО на восток". Не было никакого расширения НАТО на восток, было отчаянное бегство стран Центральной Европы в западные институты. Провидческое бегство, как это подтверждается сегодня в исторической ретроспективе. Что было бы со странами Балтии, не вступи они в НАТО? Это об Украину "Русский мир" обломал себе зубы, а малые страны не продержались бы однии нескольких дней. Реальная вина Запада в том, что он так долго сотрудничал с кремлевской клептократией, позволяя ей отмывать награбленное в России. В результате Запад получил и позор соучастия, и гибридную войну. Еще не поздно изменить модель поведения: строго следуя своему собственному законодательству, арестовать огромные активы клептократов и передать их законному владельцу, первому посткриминальному правительству России. Именно так формулирует текущие задачи американской администрации рабочая группа вашингтонского аналитического центра Atlantic Council.
  •  

    Но гораздо серьезнее поведение первого человека, который имеет непосредственное отношение к ядерной кнопке. Я имею в виду даже не столько упражнения с мультиками во время послания, а в фильме Соловьева, как он рассуждает, как будет применять ядерное оружие в определенных обстоятельствах и что не нужен мир без России. Вот это опасно очень. Один наблюдательный комментатор сказал, что ему показалось, что он говорит об этом с вожделением. То есть определенные изменения психики первого лица происходят.

    Слово "кнопка" – это все-таки некоторая метафора. Решение о ядерном ударе принимается, во-первых, не одним человеком, а так называемая система "трех ключей", в которой участвуют министр обороны и начальник Генерального штаба. Но кроме того есть еще техническая процедура, при которой масса людей должна присутствовать. Я надеюсь, что массовое помешательство всех людей, которые имеют отношение к ядерному оружию, невозможно.

    https://www.svoboda.org/a/29154244.html

    По материалам прессы подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Константин Глинка - 11.04.2018 в 02:09:
    Всего комментариев: 29
    Я-то к Вам толерантен и отношусь с искренней любовью, Валерий Петрович. Всё-таки, старая дружба. Но среди большинства наших общих знакомых ваша репутация упала ниже Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 29
    • redactor - 11.04.2018 в 06:55:
      Всего комментариев: 455
      Дорогой Конст. Я в обзоре молчу. Говорят же: Валерий Соловей- проф. МГИМО, Глеб Павловский - бывший советник Путина и известный политолог, Сергей Шелин - колумнист Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 26 Thumb down 4
    • Юрий Бобылов, к.э.н. - 12.04.2018 в 09:12:
      Всего комментариев: 18
      Уважаемый Глинка! Читатель из Москвы весьма уважительно относится к таким обзорным текстам Валерия! Вы, интеллектуальные эмигранты из СССР ( той явно порочной Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 3
  • Константин Глинка - 11.04.2018 в 07:00:
    Всего комментариев: 29
    Мы хорошо понимаем друг друга. А остальным и не обязательно.
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 17
  • Просто зритель - 11.04.2018 в 08:25:
    Всего комментариев: 330
    А.Зиновьев, замечательный философ и писатель, сказал как-то: "Разная была публика в эмиграции, но подавать руку лицам, сотрудничавшим с "Радио Свобода", считалось Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 9 Thumb down 24
  • beobachter - 13.04.2018 в 02:33:
    Всего комментариев: 52
    Юрий Бобылов, народ со всего света стремится в США а ваш внук называет мою страну дерьмовой. Ну, видимо ему хорошо в Рашке, раз есть возможность ездить по белу Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 9 Thumb down 6

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?