Независимый бостонский альманах

Канализационный прорыв России (обзор)

30-04-2018

poligon

    • Старинная русская забава постройки потемкинских деревень захватывает все новые пространства. Известно, что борьба с коррупцией стала фишкой и козырной картой Путина. Этой картой он побивает настырного Навального, который тоже делает ставку на очищение страны от коррупции. В самом широком смысле этого понятия, означающее порчу.
      И, действительно, мы видим посаженных министра Улюкаева, губернаторов Белых, Хорошавина, Гайзера и др, градоначальников городов типа мэра Ярославля Евгения Урлашова, генералов по борьбе с коррупцией вроде начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Дениса Сугробова, прокуроров и следователей и начальника главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета России (СКР) Михаила Максименко, который на днях получил  13 лет колонии строгого режима и штраф в размере 165 млн руб..  В общем - верхушку. (см.далеко неполный список https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/11/70862-zolotye-ruki )

    Особо в почетном карауле борьбы стоит Дагестан. Там московская бригада вообще пересажала треть всего правящего состава. Выжгла каленым железом.

    Но все это пока сильно не дотягивает до расправ тов. Сталин со своими казнокрадами, взяточникам и врагами народа. Тогда как раз ввели контрольные цифры на отстрел: вам надлежит столько-то и столько врагов пустить по первой категории. Между тем, эти расстрелы нимало не меняли сути его людоедского режима. Даже как бы и не наоборот.

    Многое ныне заимствуется из копилки опыта прошлого. И самое забавное - взяты контрольно-установочные цифры на выявление коррупционеров.

    А мы -то думали, нам эта комиссия поможет...

    Вот что видно на примере Дагестана, где недавно арестовали двух братов-ренегатов Магомедовых, миллиардеров, сенаторов и вообще цвет элиты.

    Про успехи борьбы с коррупций говорит главный редактор Медиазоны Сергей Смирнов:

    "Мне рассказывали историю совершенно потрясающую про Дагестан.

    Приходит разнарядка из прокуратуры, что знаете, нам в этом году нужно какое-то коррупционное преступление раскрыть. И вот собираются люди, отвечающие за власть и решают, а кто в этом году у вас будет коррупционером. И что ему за это будет. Вот давайте в сфере образования выявим какую-нибудь коррупцию. Дадим штраф сто тысяч. А ваших всех родственников устроим в вузы, и все прочее сделаем. То есть такие договорняки абсолютные. Мне прокурор рассказывал, что у каждого участкового милиционера раньше даже должны были быть футбольные фанаты, исламисты, религиозные экстремисты. Если у тебя их нет – наверное, ты плохо работаешь.

    То же самое наблюдаем по делам в экстремизме. Так, скажите, пожалуйста, центр «Э» в области такой-то сколько у вас экстремистских преступлений раскрыл в прошлом году? 25? А в позапрошлом? – 23. Молодцы, видите, постоянно усиливаете борьбу с проявлениями экстремизма. А в соседней? Ноль? Как это ноль, у вас, что нет экстремизма в Интернете. Вы плохо работаете. У нас обычная история, как следователь размышляет: ну вам не повезло, ну вы вот попали под эту статью, ну извините. У вас своя работа, у нас своя работа. Дай нам показания, выйдешь из СИЗО, чего ты упрямишься.  Все равно вас всех осудят по этой статье.

    Все основано на внутренней статистике. И это самые главные показатели для них. Когда прокуратура отчитывается, что они арестовали девять вице-губернаторов, это все построено на некой внутренней статистике. Неуклонной борьбы с проявлениями коррупции в высших эшелонах власти".

    То есть, это нужно для нашего общего дела.  Ранее что говорил следователь какому-нибудь Бухарину? Вы должны признать, что являетесь шпионом в пользу трех стран, а также готовили фашистский переворот и реставрацию капитализма.

    - Да вы что, я советский патриот и верный сын нашей родной партии, я жизнь за нее готов отдать.

    - Вот! Именно этого и требует от вас наша родная партия. Чтобы вы отдали за нее жизнь. Чтобы вы взяли на себя вредительство и саботаж, что привело к падежу скота и перебоям с продуктами. Не партия же в этом виновата, не так ли?

    И Бухарин брал на себя вину, ибо так нужно было для партии.

    Сейчас дело проще. Пусть Белых, Улюкаев или эти братья Магомедовы не признают вину. Закоренелые враги. Важно, что суд признает. Тогда и провалы в экономике станут объяснимы, и борьба с коррупцией одержит победу.

    В таком же духе Потемкинских деревень строится почти все. Например, проблема мусорных свалок. Вывозят миллионы тонн московского мусора в Балашиху. Потом после рыка Путина, в Волоколамск (полигон "Ядрово"). В диких сочетаниях отходов происходят неведомые науке химические реакции, выделяются ядовитые газы. Отравления детей, начинаются митинги да протесты. Тогда мусор с этой свалки начинают перевозить куда-нибудь в Люберцы, в Клин, во Владимир, в Серпухов. Вообще по всему Золотому кольцу. http://www.msknov.ru/important/JEkologiya_i_radiatsiya/Svalki_v_Podmoskove/)

    Сейчас в ближнем Подмосковье около 40 "полигонов". И вот эти миллионы тонн превращаются в миллиарды долларов патриотов. Ибо перевозкой занимается сын генпрокурора Чайки Игорь Чайка. Страна большая, хватит для него, его сыновей, внуков и правнуков. Заметьте: никакого производства, нечто вроде круговорота отходов в природе. И каждый раз жители города, из которого увезли свалку, довольны. Потом станут довольными жители другого города. Третьего. А потом и всех остальных.

    Это так думают, как местные, так и высшие власти. Как думает население, в точности не известно.

    Впрочем, кое-какое производство есть. Например, была налажена поставка кокаина из Аргентины и Колумбии через дипломатическую почту, которая избавлена от таможенных проверок. Транспортировка осуществлялась правительственными самолетами из летного отряда "Россия", которые занимались этим в промежутках между полетами Путина и его премьера. Это был новаторский способ пополнения бюджета. Благодаря такого рода промышленности Россия за эти годы вышла на первое место в мире по потреблению наркотиков. При этом народу разрешили бесплатно собирать в лесу валежник и хворост, лечиться дубняком и боярышником. В Краснодаре открыли новое кладбище как дополнение к уже существующему с провидческим названием "Славянское”, по территории превосходящее Бельгию и Голландию вместе взятые.

    Да, народ как бы доволен. Но в истории России не раз бывало, что он доволен и ликует, а потом вдруг бунтует. Как писал Салтыков-Щедрин, стоят мужички на коленях перед барским домом на коленях, плачут, но по лицам видно, что бунтуют, подлецы. Иногда и с колен встают, как в 1917 г., после народного празднования 300-летия дома Романовых в 1913 г., но лучше бы и не вставали.

    Пока же явное недовольство общим ходом дел проявляют журналисты, оппозиционеры, щелкоперы и даже часть олигархов, побежавших в Лондон.

    Ниже я приведу их высказывания. Начну с Андрея Колесникова, руководителя Московского Центра Карнеги и близкого к Путину писаку, который составил книгу его воспоминаний "От первого лица".

    Все, что пишут он и его коллеги, выдержано в стиле некоторого глумления. Это нехороший знак и предзнаменование.

    Итак, Андрей Колесников

    "Государство не может быть эффективным, эффективен частный бизнес. Государство присутствует на 70% в экономике, как нас учит антимонопольный комитет. Другие люди учат, что оно присутствует в меньшей степени, но 45-50% тоже много.

    Поэтому я боюсь, что технологический прорыв внутри государства будет несколько прорывом по-русски.

    Cначала катастрофа с пожаром в "Зимней вишне", потом разборки катастрофы, потом скандал с Telegram, потом разборки скандала в Telegram, тоже немножко катастрофа.

    Какая будет у президента инаугурация? Она будет хорошая, а фон плохой. Безлюдно как обычно. Нейтронная бомба виртуальная будет сброшена в городе Москве. Будет красиво и безлюдно. Все, что безлюдно – всегда красиво. Но фон очень плохой. И даже рейтинг доверия Путину упал. И упал не в независимом социологическом центре, а вполне прокремлевской службе, у ВЦИОМ упал рейтинг доверия президенту (на 7 пунктов с 55,3 перед выборами до 48,4 15 апреля).

    Не катастрофично, но симптоматично. Возможно есть некоторая усталость от перманентных катастроф. Фактическое начало нового срока Путина плохое. Если так будет продолжаться каждый месяц, в общем, нам всем как-то мало не покажется.  Сейчас, когда закончатся наводнения, начнутся пожары.

    И нарастающим итогом это создает негативный фон. Не говорю о том, что создает фон для революции какой-нибудь. Нет. Страна очень большая, очень инертная. Что-то происходит в одном уголке страны - в другом уголке могут повозмущаться один день, потом забудут. И так эта колымага едет и дальше. С присоединенной в том числе территорией. Но это действительно очень трудно предсказать, где рванет, почему рванет и трансформируется ли техногенная катастрофа, экологическая катастрофа не только в социальный протест, но и в политический.

    Есть еще одна катастрофа – чемпионат мира по футболу. Да, пережить бы ее. Причем действительно казалось бы, боролись за это событие изо всех сил. Пришли к нему в жутком совершенно состоянии, в страшной ссоре с Западом, какой не снилось даже позднему советскому времени.

    Не говоря уже о том, что не так страшен чемпионат мира, как время после него. Которое вроде бы отпускное, но с другой стороны после сочинской Олимпиады взяли Крым.

    Ну вот, что-нибудь сделают, может быть, еще. Я не знаю, зачем. Я даже не знаю зачем Крым, собственно брали. То есть понятно, что результат хороший. Но нам-то это всё зачем было?  Все эти проблемы?

    Южная Осетия, например, хорошее место. Тоже можно присоединить. Эффект, правда, будет мобилизационный очень слабый. И потом она очень маленькая и как будто бы уже присоединена. Что-нибудь еще можно признать. Абхазию, идя навстречу пожеланиям какого-нибудь народа.

    Всегда есть пожелания к чему-нибудь присоединиться. Потому что стратегии нет. Я скажу больше: и тактики нет. Ни во внешней политике, ни во внутренней. Что на самом деле одно и то же. Что мы будем делать после чемпионата мира по футболу. Чем займемся?  Каким прорывом или где прорвет. У нас все прорывы, про которые говорит Путин, они в основном такие канализационного свойства. Что-то такое где-то прорывает, и пахнет, и люди гибнут. Но что-то нужно с этим делать. У того же самого президента, который сейчас обещает прорывы, было 18 лет. Что его не прорвало за эти 18 лет, что он делал все это самое время?

    И с чего мы начнем? Я так понимаю, что начнем с формирования правительства.

    Вот когда граждан спрашивают, например, Левада-центр: Путин знает о хоть о чем-то? Может быть, он чего-то не знает? Парадигма «бояре плохие, а царь хороший» — она работает по-прежнему. Якобы он о коррупции многого не знает. Ему не докладывают и, в общем, он немножко в глазах граждан находится в изоляции. Правда, когда граждан спрашивают: а на кого он опирается, чьи интересы он представляет и выражает – граждане говорят, что он выражает интересы и опирается на бюрократию, силовиков и прочих разных вооруженных людей. Бюрократию, олигархов, силовиков. В любой последовательности. То есть что-то про него все-таки понятно. Но это совершенно не касается его символической ипостаси, поскольку он флаг, герб. Он символ. И, в общем, его надо уважать, вешать на стену. И практически поклоняться. И не требовать с него ничего, требовать будем с мэров, с губернаторов, снимать будем губернаторов и мэров. После этого ужесточать режим, говоря о том, что они не оправдали себя. Нечего их выбирать, надо их назначать.

    Есть ощущение, что мы переоцениваем степень эффективности ручного управления. Не успевает Путин всех наказать, всем поруководить и везде на кнопочки нажать. Местные власти, министерства и ведомства обязаны сами догадываться по атмосфере в стране, что им делать. Иногда перегибают палку.

    Давайте не будем делать скоропалительных выводов, дескать, этот разберется, тот разберется. Что в свою очередь влечет за собой всякие рассуждения нехорошие о том, что Путин может быть и не правит уже страной.  Ну хорошо, а кто тогда правит? У нас все-таки нормальный авторитарный режим. И если вы выходите шаг влево, шаг вправо из тени Путина, ничего хорошего это за собой не влечет.

    И армия не может перейти на сторону народа. Армия совершенно ни на какую сторону переходить не собирается. Это не Армения. Это достаточно инертная субстанция. Не говоря уже о том, что армия сейчас вместе с ФСБ и прочими компетентными органами стала лучшим работодателем. Согласно опросам это совершенно официальные данные. Самые оптимистичные люди работают силовиками. И бюрократами. Все остальные находятся в депрессивном состоянии. И у этих все хорошо, потому что у них стабильные зарплаты и предсказуемое будущее. Они правят страной и собираются править дальше. И ФСБ, армия и так далее сейчас становятся привлекательным работодателем, чего не было с советских времен, по крайней мере.

    Вот как бы самое тяжкое преступление Владимира Путина в чем состоит?  Сейчас уже не расчленить это, есть один большой снежный ком, который является той самой виной неизбывной путинского политического режима.

    Закон достославный имени Володина, Зюганова, Жириновского, к нему присоединились еще 350 человек Думы. Там же просто одно на другое, запрет на поставку лекарства из США — это самое такое ярко выраженное. Как можно собрать 350 абсолютно таких невменяемых людей, которые вот такой закон сочиняют и подписывают?

    Это кульминация развития режима, предполагающего абсолютную лояльность практически во всех властных структурах, прежде всего, в той структуре, которая имитирует законодательную власть. На этом фоне даже то слабоватенькое правительство, состоящее из людей с неоднозначными репутациями, неоднозначными способностями, с повсеместными подозрениями в том, что они набивают себе карманы, а работать не умеют, на этом фоне правительство опять становится последним европейцем согласно пушкинской формуле.

    Странно, что не одернули еще Роскомнадзор, но опять же Роскомнадзор это инструмент в руках ФСБ. Остановить ФСБ сложнее, чем любой другой орган. Есть еще государственное правовое управление администрации, где сидят неглупые люди и, может быть, все время держатся за голову. Но ведь сидят на своих местах. И соглашаются с политически мотивированным бредом. Теперь можно такие страшные вещи говорить, которые раньше нельзя было говорить, были моральные ограничения какие-то. Ну не мог депутат ГД даже в годы противостояния коммунистической думы с либеральным правительством говорить то, что говорит Петр Толстой и член Совета Федерации Лисовский, что они говорят про дубовую кору и марганцовку.

    И эти вещи проистекают из того, что думаки и министры страшно далеки от народа. В соответствии с бессмертной формулой. И соответственно так оно и будет дальше.

    Потанин в интервью Financial Times сказал, что раз уж я российский предприниматель, я буду за свою страну. Это не за свою страну, это за небольшую группу людей в системе государственного монополистического капитализма, которая правит сейчас нашим государством.

    Но у нас, я думаю, существенная часть элиты уже давно прозрела. Просто боится об этом сказать. Когда что-нибудь грохнет, они скажут: ну мы изнутри подтачивали.

    Дмитрий  Глуховский, писатель

    Мы собираемся запрещать Фейсбук, мы движемся в направлении Китая, и слава богу, что наши просто научно-технические возможности не позволяют возведения нашего великого файрвола, кремлевский файрвол – вот название, кстати, для Жарова я придумал.

    Обещали запретить выезд за границу по обвинению в экстремизме. Помните эту историю? Очень все испугались. Потому что экстремизм – это всё что угодно, что касается критики власти. Все очень испугались, и был большой хай. А потом выяснилось, что нет — изъяли эту статью. И под это дело приняли тоже репрессивные законы, но не такие жесткие. То есть он запугивает, наоборот. При нем — занижение ожиданий или симуляция апокалиптических ожиданий, если вы хотите, а потом оказывается, всё не так плохо, мы продолжаем жить. И, действительно, пространство политической свободы всё больше сужается, но при этом люди, обратите внимание, не бунтуют, они смирились со своей участью.

    У нас ушло четыре года напряженного труда, чтобы заставить США, наконец, начать вводить против нас какие-то ощутимые, болезненные санкции. Четыре годы мы задирали их, мы провоцировали, мы совершали военные преступления и подрывали у них выборы, занимались пропагандой Трампа и всё что угодно мы делали, чего только мы не делали. И вот только теперь эта неповоротливая какая-то машина… ну вот, они разбомбили Дерипаску. Так себе ответ. Ну, немножко наложили санкции на ближний круг Владимира Владимировича. Ну, как будто там нет возможности перепрятать.

     Станислав Кучер, главный редактор "Сноб"

    В нашей стране движение вперед определяет не гражданское общество и не даже наиболее активная его часть, а абсолютное меньшинство в результате дворцовых переворотов. По большому счету, даже то, что произошло в 91-м году, было изначально дворцовым переворотом. И по своим последствиям тоже было дворцовым переворотом.

    Одна из самых красивых историй, вот Телеграм – одна из самых историй красивых историй последнего времени. Я получил искреннее удовольствие, когда на днях, собственно, какой это у нас был день… Когда Дуров призвал пускать самолетики. Воскресенье. Как раз в этот день проходила церемония награждения финалистов всероссийского конкурса «Вместе медиа», это – конкурс радийщиков по всей стране и представителей интернет-СМИ. И я там выступал, вручал призы. И как раз мне так повезло, что мне буквально за десять минут до момента, когда нужно было вручать призы, я у кого-то стащил вот такой же лист формата А4, чуть ли не с финансовыми документами. И прямо оказавшись на сцене, начал делать самолет. Жена, которая была рядом со мной, она помнила о том, что через 10-15 минут как раз событие. И я начал делать самолетик, сделал, запустил. Было так приятно, что огромное количество людей в зале тут же взяли мобильные телефоны и стали снимать, аплодировать.

    То есть было видно, что очень многие молодые ребята из нашей большой страны, мы часто говорим, что то, что происходит, интересует только москвичей, вот эту тусовку в пределах Бульварного, в лучшем случае – Садового кольца. Ан нет. Ребята, приехавшие из Перми, из Самары, из множества других российских городов, вот они как раз приветствовали это, аплодировали.

    Я самолетик сделал, я его запустил, все это было в Путевом дворце на Динамо. Очень красиво смотрелся полет этого самолетика и аплодисменты всех этих людей в замечательном таком большом зале. И лишний раз я порадовался тому, что, конечно же, мнение о том, что интернет должен быть свободным, разделяет абсолютное большинство адекватных молодых людей. И, прежде всего, в данном случае – журналистов.

    Я не думаю, что заблокировать Телеграм – значит победить для государства. Это раз. Во-вторых, пока все это было настолько забавно… Вы же знаете, что, когда все ожидали в понедельник отключение Телеграма, вместо этого упал, обвалился сайт Роскомнадзора. И до сих пор мы имеем грандиозные проблемы с другими самыми разными сайтами. А Телеграм живет и продолжает жить. И, конечно же, Дуров получил на этом грандиозную рекламу, чем лишний раз доказал, что он – парень сообразительный, прекрасно ориентируется в пространстве.

    Дуров, в любом случае, национальное достояние России поважнее и посерьезнее любого Газпрома, Роснефти или любой другой корпорации. Конкретно не олигархам и не политикам завидуют люди, я имею в виду, молодые, те, кому завтра менять страну. Не олигархи и не политики от Путина до Навального являются ролевыми моделями для наиболее молодых и продвинутых, в том числе – тех, кто политикой не очень интересуется. Именно такие ребята как Дуров.

    Поэтому в этой ситуации Дуров уже победил, что бы ни происходило дальше с Телеграмом.

    Из Великого Устюга пришло просто совершенно феерическое сообщение. В рамках развития инновационных нано-технологий, объявлен аукцион на обустройство мест для полоскания белья в реке. Страна живет, как видите. Обустройство мест для полоскания белья в реке, слушайте, представляете, какая отрадная новость для всех, кто устал от всех этих мессенджеров, от всех этих достижений технологий, от всей этой бездуховности, которая льется рекой к нам с Запада, от всех этих новостей об Армении и так далее. Это же просто потрясающая новость. И повод для репортажа, кстати, спасибо вам, может быть, даже отправим корреспондента. Представляете, какая сцена…

    Река, белье, милая какая-нибудь женщина, простите за сексизм, надо сказать – человек, сидит и полоскает белье, все это очень кинематографично смотрится. Природа… Класс. Вот о чем надо Никите Сергеевичу говорить, как мне кажется, а не критиковать, потому что это, прежде всего, кинематографично.

    Орлуша написал в свое время стихотворение на тему соревнований, которые действительно были организованы. Уж не помню, в какой области, по метанию коровьих лепешек.

    Мне кажется, что уникальность России, которой нам всем здесь присутствующим, гнилым интеллигентам, не хватает ума или душевного прогресса восхищаться, как раз и заключается в сочетании всех этих вещей. С одной стороны, Дворкович, вице-премьер, обходит блокировку Телеграм, являясь представителем того правительства и того государства, которое все это хочет запретить. А с другой стороны, устраиваются конкурсы по обустройству мест для полоскания белья в реке.

    Александр Невзоров

    Самое главное на данный момент – это все-таки так называемая «холодная война», о начале которой уже объявлено вполне официально и открыто. Холодная война человечества и цивилизации, увы, с Россией. После очередных порций так называемых санкций, то есть розог, эта война стала абсолютным фактом. И выдворение России из Парламентской ассамблеи Совета Европы…

    И плюс официально признана Россия оккупантом части Украины. Это в реальности «холодная война». И есть очень интересные подсчеты. Разрушения и потери от «холодной войны» будут вполне сопоставимы с последствиями атомной бомбардировки, такой большой, серьезной, взрослой бомбардировки…

    И причем исход у такой войны тоже один – летальный. Тулеев, понятное дело, стал именем нарицательным, но Тулеев-то не уникален. Других кадров-то ведь нету. Что Тулеев? Ведь это же всё, куда мы ни посмотрим на госслужащих, на начальство, мы увидим страшную кунсткамеру в банках… Вот представьте себе эти банки: в одной сидит Потомский, губернатор Орла, который всерьез был убежден, что Иван Грозный возил своего сына лечиться в Санкт-Петербург после ДТП; во вторую банку надо поместить Юревича, который считал, что газ добывают изо льда. Есть еще такой Морозов, ульяновский губернатор, Мишарин свердловский, который слепому ветерану дарил цветной телевизор: смотрите на здоровье.

    Ведь это, действительно, абсолютно гогочущие, безграмотные, самодовольные идиоты, которые пришли прямо со страниц Салтыкова-Щедрина. Но других-то кадров нет, и взяться им неоткуда. Так называемые хорошие люди, они в России, конечно, есть, но они хорошие, потому что ничем пока не управляют. А как только начинают управлять, то получается у них хуже, во-первых, чем у плохих, и выясняется, что эти хорошие люди значительно хуже, чем те плохие.

    Проблема в том еще, что вот, например, все, что предлагается Государственной думой, по существу, не является законами. И любая юридическая экспертиза, она не обнаружит признака закона ни в чем, что делает Государственная дума.

    Вот что стоит один будущий закон, который, скорей всего будет принят, поскольку он внесен не кем-нибудь, он внесен Володиным. Согласно этому закону вводится уголовная ответственность за исполнение санкций США на территории России. Вот что это означает, неведомо. То есть я так понимаю, что согласно этому закону если гражданин, находящийся в санкционных списках, которому запрещен, например, въезд в США, не летит в США, то он подлежит уголовной ответственности.

    И притом, что уголовной ответственности будет подлежать, вероятно, страдающая экономика. Ее выкопают, заставят маршировать. Там, например, ту же самую космическую отрасль, о кончине которой, скорбно надувая большие щеки, сообщил Рогозин, сказав, что без импортных составляющих, извините, спутники делать не можем.

    Вот на все уточняющие по этому закону вопросы Володин не ответил, он отделался добрым ленинским прищуром и понес бревно дальше.

    Бедняжку Владимира Владимировича Путина лишили звания влиятельного человека, то есть его вытурили за пределы 100 влиятельных людей мира. Это по версии журнала «Тайм».  Жизнь – это абордаж. Путину повезло захватить богатый большой корабль. Он проявил качество блестящего пирата. Ну, как не пользоваться Россией, ее слабыми местами, ее покорностью, ее мечтательностью.

    Теперь про Телеграм, и почему я изменил несколько отношение к Дурову. Я, во-первых, считаю, что компромисс можно было и нужно было бы искать, потому что требование ФСБ отчасти справедливо. Чиновники любых уровней не должны иметь никакого права ни на какую конфиденциальность. Они слишком много получают от системы, которой служат. Они обязаны выполнять все прихоти системы беспрекословно.

    Чиновник не имеет право на конфиденциальность. Ведь они имеют от этой жизни непропорционально своему уровню и своему развитию. Если им велят кастрироваться, нанести татуировки на ягодицы, носить красные, малиновые береты, они должны это делать. Они ведь рабы той корпорации, которая предоставляет им невероятные блага. Не существует больше поприща, где человек с таким уровнем интеллекта мог бы зарабатывать такие деньги. Обычному вору за такие деньги, Дымарский, надо проявлять смекалку, быть проворным, хотя бы уметь пролезать через форточку. А от чиновника даже умения пролезать через форточку не требуется, особенно в России. За него ворует система, а его дело – только подставлять карманы. Нужно было, чтобы чиновники каким-то образом только и попали под действие этой истории.

    Вы знаете, мы когда-нибудь все эти дикости будем вспоминать точно так же, как мы вспоминаем, как в 90-е годы рядом со станции метро «Горьковская» в огромных блестящих мешка продавался округлитель колес. Это был специальный воздух с Алтая, который придавал колесам удивительную округлость, и люди покупали и стояли в очереди.

    Но, вообще, по моему опыту участника бунтов и переворотов, я вам могу сказать, что всегда враждующие стороны отличаются чем – только тем, что одна сторона уже доказала свой идиотизм на практике, а вторая еще нет. И ничего больше.

    Антон  Красовский, журналист, политтехнолог

    В России технологий нет. И никогда не было, потому что все эти технологии на протяжении столетий производились на Западе. И никогда Запад эти технологии сюда в реальном количестве не поставлял. По нескольким причинам. Одна из которых – потому что Запад никогда России не доверял. И у Запада, как мы видим, для этого есть все основания. Зачем поставлять действительно мощные современные крутые технологии людям, которые угрожают этому самому Западу ядерной боеголовкой. Для чего, с какой приблизительно целью. Это вот ответ на самом деле Владимиру Путину. Который всегда с таким удивлением смотрел на этот Запад и говорил: ну как же, мы же предлагаем вам дружить, а вы не хотите почему-то с нами дружить. Понимаете, проблема в том, для того чтобы дружить довольно экстремальным образом, огромными нациями, нужно, чтобы у этих наций возникло друг к другу доверие.

    Потому что русские не привыкли на стороне добра находиться. Это главная наша проблема. Наша привычка создавать это зло вокруг себя. И, оправдывая это зло, называть его добром. Понимаете? Мы говорим, что химическое оружие вообще не существует, например. Вот оно существует. Вот оно есть и действительно есть все доказательства. Мы все время врем, мы выкручиваемся, мы делаем вид, что существуют какие-то отдельные правила. Когда мы понимаем, что люди пытаются играть по своим правилам, потому что они уже приняты, но они нам не нравятся. Мы начинаем говорить, что не надо нам угрожать. Да никто нам не угрожает. Нас просто хотят, как говорил опять же Дмитрий Анатольевич Медведев — принудить к миру. Нас просто хотят привести на свою сторону. Они все время нам говорят: вы идите к нам. Для того чтобы прийти к нам, надо действительно от чего-то отказаться. От каких-то своих амбиций, от каких-то своих привычек, от каких-то своих традиций.

    Все, что сейчас делается – делается не против России, это делается для того, чтобы вот в этой, как я опять же убежден, наступающей огромной войне с мировым злом, Россия оказалась на стороне добра. Понимаете? Посмотрите, как всегда голосует Китай. Китай всегда воздерживается. Китай всегда подталкивает.

    Третья мировая война это не война между США и Россией. Вот это главная наша проблема русских — мы считаем, что война это будет между Россией и США. Нет. Поверьте мне, все время говорю о том, что в конечном итоге в этой третьей мировой войне и Россия, и США, и Франция, и Англия и даже Дания с Голландией окажутся на одной стороне. А вот на другой стороне окажется совершенно другой мир. Который только… Примаков считает своим. Понимаете. Это мир между Дамаском, Дели, Эль-Риядом и Алжиром. Вот этот мир окажется на другой стороне. И будет поддерживаться подпирающей, подталкивающей к этой войне полуторамиллиардной китайской нацией, которая давно уже хочет быть номером один. И все у нее никак не получается. И эта третья мировая война будет не между людьми европейской культуры вообще. И в этом смысле наличие ядерного оружия, которое сейчас есть и у России, и у Франции, и у Великобритании, и у США, это безусловно, в этой войне, наверное, нам, нашему миру подспорье. Просто мы должны все поверить и красные, и белые, и как сейчас говорят либералы, и консерваторы в то, что мы на самом деле на одной стороне с Трампом, этим дедушкой, который во время своего отдыха пишет свои твиты.

     

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?