Главная ошибка Виктора Суворова | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

Главная ошибка Виктора Суворова

23-05-2018
  • С детства я и миллионы моих ровесников твёрдо знали, что товарищ Сталин вёл мирную политику, доверял Гитлеру, а тот этим воспользовался и вероломно напал на Советский Союз. С этим убеждением мы жили до начала 1990-х, когда стала доступна книга Виктора Суворова «Ледокол».  Весть о ней разлетелась в народе: «Мужики, вы слышали? Сталин не был доверчивым лохом, а сам готовился жахнуть по фюреру, только малость не успел!..»Народ поахал и вернулся к насущным делам. А любители истории, расколотые «Ледоколом» на два лагеря, с тех пор яростно спорят, чем было нападение Германии на СССР – агрессией или самозащитой.
  •                                                   Звонок из Бристоля
  • В январский день 1999 года я слушал очередную передачу радио «Свобода» из рубрики «Факты и мнения». Вёл её, как обычно, обозреватель Лев Ройтман, а гостями в студии были Виктор Суворов и писатель Георгий Владимов. Суворов отстаивал свою версию: Сталин планировал нанести удар 6 июля 1941 года, а Гитлер опередил его на две недели. Владимов, возражая, выдвинул ряд аргументов. В частности, такой: «Почему же тогда советские поезда с зерном шли в Германию до последнего момента?»Я понял, что Владимов не читал книгу Суворова «День «М». В ней сказано, что поставки зерна немцам резко возросли в июне, но отнюдь не по нашей простоте и наивности. За этим стояла тайная цель: забить немецкие узловые станции вагонами, чтобы затруднить противнику переброску войск на восток… Я написал Льву Ройтману, что уважаю Владимова как писателя, но несерьёзно выходить на важный спор без должной подготовки.Вскоре поздним вечером у меня зазвонил телефон:

    – Алло, Леонид Сапожников? С вами говорит из Бристоля Владимир Резун.

    Я не сразу вспомнил, что это подлинное имя и фамилия Виктора Суворова.

    – Спасибо за то, что поддержали меня на «Свободе», – продолжал голос в трубке. –

    Здесь, в Англии, мне очень не хватает обратной связи с соотечественниками.

    Резун спросил моё мнение о своих книгах. Я сказал:

    – Доказательств, что Сталин готовил нападение, для меня в них более чем достаточно. И я нахожу теперь даже собственные.

    – Какие, например?

    – Вы пишете в «Последней республике», что в июне сорок первого был издан массовым тиражом русско-немецкий разговорник красноармейца с характерным подбором фраз: «Где прячутся члены партии?», «Не отравлен ли колодец? Пей первым!» и т.п.  А у немцев в начале войны аналогичного разговорника не было!

    – Почему вы так думаете?

    – А вспомните, как они говорили с нашими селянами: «Матка, млеко!», «Матка, яйка!» Это польский язык. Значит, они пользовались немецко-польским разговорником 1939 года.

    – Боже, как я сам не догадался! – воскликнул мой собеседник. – Это же лежит на поверхности!

    И с ходу ввернул по памяти строфу из поэмы «Василий Тёркин» со словами «Матка, млеко!»  Затем спросил:

    – Вы не будете против, если я использую этот факт, сославшись на вас?

    Тут во мне всколыхнулся застарелый советский страх перед «органами»:

    – Не надо ссылаться! Считайте, это мой подарок.

    С тех пор я жду, что Виктор Суворов им воспользуется…

    Русско-немецкий разговорник красноармейца

    Русско-немецкий разговорник красноармейца, 1941 год 2

     

  • Прошло много лет. Я по-прежнему полностью согласен с Суворовым, что Красная Армия готовилась к броску на запад, потому и не сумела обороняться (весьма сомнительна лишь конкретная дата – 6 июля).  Автор приводит множество убедительных доказательств подготовки нападения – мне хватило бы и десятой доли. А затем он автоматически делает вывод: «22 июня Гитлер нанёс упреждающий удар». Осторожно: скользкое место! Да, фюрер ударил в расчёте на внезапность, но чем он при этом руководствовался? Действительно ли этот удар был вынужденным, упреждающим, превентивным? Нужны веские доказательства, а их-то у Резуна-Суворова я не обнаружил.Это не значит, однако, что их нет. Давайте искать.
  • Жалобы фюрера
  • 22 июня в 5:30 утра, когда вермахт уже вторгся на советскую территорию, а самолёты люфтваффе бомбили Киев, Геббельс прочитал по радио обращение Гитлера к немецкому народу. Задача фюрера и его главного пропагандиста состояла в том, чтобы убедительно объяснить немцам нападение на вчерашнего союзника. Для этого достаточно было сказать, не мудрствуя, примерно так: «Нашей разведке стал известен коварный план Сталина. Советская Россия, собралась напасть на Германию и с этой целью сосредоточила на своей западной границе 160 дивизий. Поэтому я как лидер немецкого народа и верховный главнокомандующий его вооружёнными силами был вынужден принять решение нанести упреждающий удар». Коротко и ясно. Но вместо этого фюрер разразился длиннющей речью (она звучала в эфире почти 20 минут) и начал ее «от царя Гороха» – с англо-испанских, англо-голландских и англо-французских войн в былые века. Потом перешёл к «международному всемирному заговору евреев, демократов и большевиков» против Германии, повторяя тезисы своей книги «Майн Кампф», написанной 17 лет назад. Пожаловался, что аппетиты России неуклонно растут: сначала она захотела сверх первоначального договора Литву, потом Финляндию, а теперь зарится на Румынию, Болгарию и Босфор с Дарданеллами… Сказал, что располагает документами, из коих явствует, что Россия обещала поставить Сербии оружие против Германии. И только в самом конце упомянул те самые 160 дивизий, которые стоят на границе.Да, стоят, надо быть начеку, но разве это причина начинать войну, если ты сам её не хочешь? В такой ситуации естественно строить линии обороны или хотя бы направить Сталину с Молотовым ноту протеста. Фюрер, однако, не сделал ничего подобного. Никаких документов или разведданных о предстоящем нападении русских у него нет, иначе он обязательно бы на них сослался. И ему приходится врать: «Русские лётчики забавляются тем, что беззаботно перелетают границу, словно хотят показать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этой территории. В ночь с 17 на 18 июня русские патрули снова вторглись на территорию рейха и были вытеснены только после длительной перестрелки».

    Это очень старый трюк, когда вор кричит: «Держите вора!». Из множества воспоминаний и документов известно, что границу перед войной нарушали немецкие лётчики, и сбивать их долго не решались даже 22 июня. Был строжайший приказ Сталина «не поддаваться на провокации», а уж о том, чтобы самим лезть на рожон, в те дни не могло быть и речи.

    3 октября, на сто четвертый день войны, Гитлер снова обратился к народу и постарался более убедительно обосновать своё нападение: «Когда я постепенно стал получать информацию о том, что на нашей границе возникает аэродром за аэродромом, когда через всю гигантскую советскую империю сюда начала катиться дивизия за дивизией, вот тогда я почувствовал себя обязанным принять меры со своей стороны… Уже в мае (выделено мной. – Авт.) не осталось никаких сомнений, что Россия собиралась при первой же возможности напасть на нас».

    И дальше: «Если я вижу, что мой противник вскинул ружьё, я не буду ждать, пока он нажмёт на курок, а лучше сделаю это первым!».

    hitler

     

  • Интересно получается: сомнения у фюрера отпали лишь в мае 1941 года, а вопрос о перешивке колеи советских железных дорог на немецкий стандарт решался в генштабе сухопутных войск вермахта еще 23 августа 1940-го (см. дневник его начальника Франца Гальдера)!..Сталин заранее знал от своей разведки конкретную дату немецкого нападения и, если бы нанёс превентивный удар, непременно назвал бы её. Вспомнил бы, наверное, и план «Барбаросса», утверждённый 18 декабря 1940 года. А у Гитлера ни дат, ни названий – только неубедительные общие фразы.
  •                                                                  Удав и кролик
  •   Но может быть, Гитлер всё же верил, начиная войну, что Сталин «вскинул ружьё»? Поищем ответ на этот вопрос в дневнике Геббельса.14 ноября 1939.

    Фюрер определяет катастрофическое состояние русской армии. Она едва способна к боям.

    5 января 1940.

    В Финляндии русские совсем не продвигаются. Похоже, что на деле Красная Армия мало чего стоит.

    29 марта 1941

    Большое предприятие впереди: против Р. <т.е. России. – Авт.>. Оно строжайше замаскировано, совсем немногие знают о нём. Оно начнётся с большой переброски войск на запад. Подозрение падёт на любое направление, но только не на восток. Для видимости будет подготовлено нападение на Англию, а затем молниеносно обратно – и вперёд! Украина – отличная житница. Когда осядем там, мы сможем выдержать долго…

    14 апреля 1941

    Хорошо обладать силой. Сталин явно не хочет познакомиться поближе с немецкими танками.

    7 мая 1941

    Сталин и его люди совершенно бездействуют. Замерли, словно кролик перед удавом.

    9 мая 1941

    Сталин явно боится.

    29 мая 1941

    Сталин по-прежнему уставился, как кролик на удава.

    12 июня 1941

    Русские уставились на нас, как загипнотизированные, и боятся. Они будут сбиты с ног, как до сих пор ни один народ.

    Может быть, Геббельс недостаточно информирован, а Гитлер видит смертельную угрозу и напрягает все силы, чтобы опередить русских? Недосыпает, работает на износ?

    Ничего подобного! «Невзирая на грядущую военную кампанию против Советского Союза Гитлер лично принимал участие в отборе картин для галереи Линца, – вспоминал его личный архитектор, а впоследствии рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер. – В 1941 году в Оберзальцберг прибыли большие каталоги в переплётах из коричневой кожи с фотографиями сотен картин, и Гитлер лично распределял художественные произведения (награбленные во Франции. – Авт.) по своим любимым галереям Линца, Кёнигсберга, Бреслау». И это незадолго до 22 мая – первоначальной даты нападения на СССР!

    Так что Геббельс, тень и рупор Гитлера, изложил в дневнике не только своё мнение.  Германия перед самым началом войны виделась нацистской верхушке удавом, а Россия – кроликом. Но кто поверит в здравом уме, что удав напал на кролика в порядке самозащиты?

    Казалось бы, всё ясно. И вдруг – нате вам:

    16 июня 1941

    Россия напала бы на нас, если бы мы ослабели, и нам пришлось бы вести войну на два фронта, которую мы исключаем своей превентивной <выделено мной. – Авт.> акцией.

    Некоторые исследователи делают отсюда вывод, что Геббельс – а значит, и Гитлер – считали вторжение 22 июня упреждающим. Дневниковую запись, говорят они, никоим образом нельзя считать пропагандистским материалом.

    А я никоим образом с ними не соглашусь. Во-первых, нельзя выхватывать из дневника одну запись, игнорируя остальные.  Во-вторых, в ней сказано не о реальной советской угрозе, а лишь о предполагаемой («если бы...», «нам пришлось бы…»). А в-третьих, Геббельс знал, что его дневник будет опубликован, и видел в нём специфическое орудие пропаганды. 22 октября 1936 года он доверил бумаге радостную новость: «Я продал Аманну (первому издателю «Майн Кампф»Авт.) свои дневники. Опубликовать через 20 лет после моей смерти. 250 000 марок сейчас и 10 000 каждый год. Магда и я счастливы».

    Он вёл дневник не столько для себя, сколько для истории! Порой в спешке забывал об этом, но потом, спохватившись, снова вещал грядущим поколениям. Думаю, так случилось и 16 июня: пусть потомки считают, что вожди Третьего Рейха – и он сам в их числе – напали на союзника превентивно, а не с целью его ограбить.

    Напрасные старания! В той же длинной записи от 16 июня он проговорился, выдав истинные намерения фюрера: «Сталин дрожит перед наступающими событиями… Мы используем сырьевые ресурсы этой богатой страны… Итак, вперед! Богатые поля Украины манят».

    Вот вам и «превентивная война»… Но хватит пока о Геббельсе. Призовём в свидетели ведущих дипломатов Третьего Рейха.

    Очень хороший случай

    Слово министру иностранных дел Риббентропу:

    «Крупная концентрация советских войск в Бессарабии <осенью 1940 года. – Авт.> вызвала у Адольфа Гитлера серьёзные опасения с точки зрения дальнейшего ведения войны против Англии: мы ни при каких обстоятельствах не могли отказаться от жизненно важной для нас румынской нефти. Продвинься здесь Россия дальше, и мы оказались бы зависящими от доброй воли Сталина. Такие перспективы, естественно, пробуждали у Гитлера недоверие к русской политике».

    Чтобы обезопасить свой «нефтяной кран», Гитлер по согласованию с правителем Румынии Антонеску ввёл в район нефтепромыслов войска. Москва официально выразила недовольство. Берлин ответил, что эта мера предосторожности направлена исключительно против англичан: якобы они намерены высадиться в Греции с прицелом на Румынию.

    Теперь Гитлер по собственному признанию абсолютно спокоен. «Я не предвижу какой-либо инициативы русских против нас, пока жив Сталин», – пишет он своему ближайшему союзнику Муссолини 31 декабря 1940 года. А ведь он уже включил «таймер войны», подписав 18 декабря план «Барбаросса»! Видимо, он не хочет раньше срока открывать свои карты даже перед дуче, – тот был не слишком воздержан на язык. Но из письма следует, что, по крайней мере, Муссолини не видел угрозы с востока для «оси» Рим-Берлин.

    Как объяснял Гитлер предстоящее нападение узкому кругу посвящённых? Свидетельствует второе лицо германской дипломатии – статс-секретарь Эрнст Вайцзеккер:

    «Весной 1941 года Гевель <представитель МИД в ставке фюрера. – Авт.> сказал мне: Гитлер придерживается мнения, что рано или поздно придётся с русскими воевать, а раз так, то надо начинать прямо сейчас. Наша армия, говорил Гитлер, отмобилизована и простаивает».

    Заметим, что речь не идёт о превентивной войне –  просто фюрер считает текущий момент очень выгодным.  Вермахт в полной боевой готовности. Красная Армия ослаблена недавними «чистками» командного состава и показала свою слабость в Финляндии, а её дислокация у самой границы позволяет одним ударом нанести ей колоссальный урон.  При этом Сталин явно не ожидает нападения – видимо, уверен, что Гитлер не рискнёт воевать на два фронта. Однако на западе пока спокойно: Англия, потеряв свою «континентальную шпагу» – Францию, – ушла в оборону, а Штаты соблюдают формальный нейтралитет.

    Невероятно удачное, неповторимое стечение обстоятельств!..

    По словам Черчилля, Гитлер принял твёрдое решение напасть на Россию в конце сентября 1940 года, не сумев обеспечить высадку своих войск в Англии (У.Черчилль. «Вторая мировая  война», т.2, глава 14). Но само нападение он задумал ещё в 1923 году, когда писал в «Майн Кампф» о необходимости завоевания для немцев «жизненного пространства» на востоке.  Вопрос был только в сроке. 28 января 1937 года фюрер, по свидетельству Геббельса, сказал на совещании, что мир с Россией может продлиться ещё шесть лет, «но если подвернётся очень хороший случай, мы его не упустим». И вот такой случай подвернулся…

    Вайцзеккер приводит интереснейший факт: «18 июня 1941 года, за четыре дня до вторжения, русский посол <Владимир Деканозов. – Авт.>  попросил меня принять его. Гитлер и Риббентроп находились в Берлине, и их главным беспокойством было, что в последний момент Сталин сделает какие-то шаги к примирению и таким образом помешает осуществить задуманное. Они велели держать на станции под парами локомотивы и намеревались покинуть город в особых поездах, если бы русские выступили с чем-то значительным».

    Панически боялись мирного предложения!..  О каком же вынужденном нападении можно после этого говорить?

                                                      Скверное ощущение

    Для полноты картины выслушаем видных военачальников.

    Генерал Гейнц Гудериан: «14 июня Гитлер собрал в Берлине всех командующих группами армий, армиями и танковыми группами, чтобы изложить причины нападения на Россию… Логика его была следующей. Англию победить не получается, поэтому, чтобы завершить войну, надо одержать решительную победу на континенте. Положение Германии станет неуязвимым только при условии покорения России. Подробное изложение причин, побудивших его развязать с Россией превентивную войну, звучало крайне неубедительно»…

    На этом собрании присутствовал и генерал Вальтер Варлимонт, заместитель начальника штаба оперативного руководства вермахта. Он вспоминал, что предстоявшее нападение на Россию породило в нём и его коллегах предчувствие несправедливой войны – «чего-то такого, что никогда не входит в расчёты офицера, вся карьера которого зиждется на принципе справедливости своего дела. Правда, позднее было установлено, что Советы находились в гораздо более высокой степени готовности к войне, чем думали многие, но всё это не помогло избавиться от стойкого ощущения несправедливости».

    А полковник Адам, адъютант фельдмаршала Паулюса, высказался ещё ясней. По его словам, он никогда по-настоящему не верил в превентивную войну и постепенно пришёл к убеждению, что Гитлер использовал этот термин как чисто пропагандистский, чтобы морально оправдать нападение на Советскую Россию.

    Интересно, а как бы Сталин объяснил своё нападение на Германию? Оно не заставило бы себя долго ждать, если бы Гитлер в период «дружбы» с Москвой начал операцию «Морской лев» – вторжение в Англию. В этом случае перед сталинской пропагандой встала бы сложная задача, но будьте уверены: она бы справилась!

    В 1939 году требовалось объяснить советскому народу внезапное «братание» с Гитлером. Вячеслав Молотов сделал это с ловкостью фокусника. 31 августа он сказал на сессии Верховного Совета: «Вчера еще фашисты Германии проводили в отношении СССР враждебную нам внешнюю политику. Да, вчера еще в области внешних отношений мы были врагами. Сегодня, однако, обстановка изменилась, и мы перестали быть врагами».
    Чем не фокус? Только что был враг – и нету, вот вам друг! Молотовскую комбинацию из трёх фраз можно использовать многократно, заменяя с учётом «изменившейся обстановки» врагов друзьями и наоборот.

    Знаменитый иллюзионист Копперфилд нервно курит в сторонке…

                                                                 Отставить разговорник!

    Гитлер и Сталин были «заклятыми друзьями»: оба отлично понимали, что их схватка неизбежна. Но Гитлер очень недооценивал возможности Красной Армии. После быстрого разгрома Франции вермахт слыл непобедимым – и что ему большой «русский кролик», который толком не справился даже с финнами? Поэтому утверждение плана «Барбаросса» в декабре 1940 года диктовалось не опасением, что кролик выпустит когти, а желанием его съесть.

    Такое желание фюрер чётко озвучил ещё 31 июля на совещании в альпийской резиденции Берхгоф. Начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер законспектировал это в дневнике: «Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. В соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована».

    В том же июле 1940-го Гитлер сказал Кейтелю в оккупированном Париже: «Поверьте мне, фельдмаршал, что по сравнению с французской кампанией война против России будет детской игрой в куличики» (эти слова слышал и привёл в своих мемуарах Альберт Шпеер).

    Но, может, фюрер строил эти планы на отдалённое будущее, а затем, увидев занесённый над ним русский топор, поспешил с нападением? Я тоже так думал, пока не прочёл дневник Геббельса.

    Дадим фору сторонникам «упреждающего удара» – забудем на время этот дневник. И вспомним факт, который я обнаружил, – отсутствие у вермахта в начале войны немецко-русского разговорника.  Мне казалось: командование вермахта так спешило опередить Красную Армию, что просто не успело его издать. А потом эта версия тихо скончалась. Я узнал, в какой глубочайшей тайне готовилось нападение на СССР. Например, из типографии, которая 18 июня начала печатать листовки для немецких солдат с речью Гитлера, гестапо четверо суток никого не выпускало! Но составить и издать разговорник – не листовку напечатать. Это достаточно сложный проект, который не запрёшь тупо на ключ. Риск утечки информации здесь гораздо выше. А поскольку блицкриг на востоке планировали завершить за три-четыре месяца, то решили, видимо, что на этот срок хватит и польского разговорника. Тем более что на Украине и в Белоруссии очень многие хорошо понимают польский язык.

    Гитлер называл Россию колоссом на глиняных ногах, который рухнет после нескольких крепких ударов. А под Москвой он убедился, что это просто колосс. Но было уже поздно.

    delo pravoe

     

                                                           Победа литератора

    В конце разговора с Виктором Суворовым я попросил у него электронный адрес. Он не дал, сославшись на то, что очень многие, особенно израильтяне, обвиняют его в «отмывании образа Гитлера» и мстят:

    – Недавно тамошние хакеры вывели из строя мой компьютер!..

    В Израиле День Победы над гитлеровской Германией – государственный праздник, и этим всё сказано. На другую реакцию израильтян Суворов и не мог рассчитывать.

    В 1992 году в предисловии к русскому изданию «Ледокола» он попросил прощения у своего отца, артиллериста противотанковой батареи Юго-Западного фронта, за то, что разрушил его представление об Отечественной войне.  Покаялся также перед читателями – значит, и передо мной. И я, сын офицера Красной Армии, его простил. Более того, согласен с автором в очень многом – но только не с выводом о германском «упреждающем ударе»! У Сталина, несомненно, были агрессивные планы, но Гитлер напал независимо от них по совершенно другим причинам.

    У кого-то остались сомнения? Тогда откроем напоследок воспоминания авторитетнейшего свидетеля – адъютанта фюрера Николауса фон Белова:

    «30 марта (1941 года. – Авт.) Гитлер вновь созвал руководителей вермахта. В зале заседаний при его служебном кабинете он произнес двухчасовую основополагающую речь, в которой изложил свои мысли относительно похода на Россию…  Он заявил: “В настоящее время Англия возлагает свои надежды на Америку и Россию”. Америка сможет обеспечить свою максимальную военную мощь только через 3-4 года. “Россия – последний вражеский фактор в Европе. Ее надо разбить в этом или следующем году”…».

    Надо совсем не дружить с логикой или совестью, чтобы всё ещё считать нападение Гитлера вынужденной самозащитой.

    Гитлер, как мы видели, не смог убедить Гудериана, что война с Россией превентивна.  А Виктор Суворов, игнорируя наверняка известные ему факты, сам себя в этом убедил. Литератор победил в нём бывшего разведчика.

     

Комментарии
  • Константин Глинка - 23.05.2018 в 09:04:
    Всего комментариев: 82
    Редактор начал печатать достойные материалы. Поздравляем, Валерий Петрович!
    Рейтинг комментария: Thumb up 10 Thumb down 8
    • redactor - 23.05.2018 в 17:31:
      Всего комментариев: 422
      Спасибо, дорогой Конст! Но на самом деле достойные материалы публиковались с самого начала. Например, ваши. А на тему войны вообще много.Например, вот эта: ПОБЕДА Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 2
  • Vallu - 23.05.2018 в 13:08:
    Всего комментариев: 21
    Руководство III Рейха начало войну с СССР не закончив войну с Англией и (неформально) с Америкой. Гитлер имел фронт в Африке и с Англией. Нападение на СССР было уже Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • yt395yyk - 23.05.2018 в 14:17:
    Всего комментариев: 62
    В том же июле 1940-го Гитлер сказал Кейтелю в оккупированном Париже: «Поверьте мне, фельдмаршал, что по сравнению с французской кампанией война против России будет Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 1
  • FedorSolodovnik - 24.05.2018 в 16:05:
    Всего комментариев: 42
    Я бы гораздо резче выразился про резуновскую лажу: его книги - полная дезинформация, а не ошибка. Вообще среди вынужденных и невынужденных эмигрантов прямо по Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 11
    • Леонид Сапожников - 25.05.2018 в 06:38:
      Всего комментариев: 15
      Уважаемый Фёдор, Вы правы в том, что Сталин старался оттянуть вступление СССР в войну. Да, старался, но не потому что считал Красную армию слабой, просто удобный Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0
      • FedorSolodovnik - 25.05.2018 в 14:59:
        Всего комментариев: 42
        Уважаемый Леонид, Ну какой Сталин голубь мира, помилуйте. Конечно, СССР напал бы на Германию при удобном случае, но не раньше 43-44 года, когда в реальной истории 2 Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
        • Леонид Сапожников - 26.05.2018 в 02:38:
          Всего комментариев: 15
          Фёдор (простите, не знаю отчества), а в чём конкретно, по-Вашему, Резун-Суворов соврал? Он доказывает, что Сталин намеревался напасть на Германию, но ведь и Вы это Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 2
  • Юрий Кирпичев - 25.05.2018 в 02:02:
    Всего комментариев: 592
    https://rufabula.com/articles/2015/10/15/nobel-for-victor-suvorov
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 3
  • FedorSolodovnik - 27.05.2018 в 14:57:
    Всего комментариев: 42
    Уважаемый Леонид, Мое отчество - Михайлович. Я работаю программистом и по службе мне часто необходимо приходится искать root cause (причину проблемы), чобы ее победить. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 3
  • beobachter - 27.05.2018 в 18:52:
    Всего комментариев: 52
    Нападение Гитлера на СССР - это вынужденная мера. Германия была не подготовлена к зимней кампании. Учитывая большие расстояния нереально было расчитывать Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 5
    • Леонид Сапожников - 28.05.2018 в 21:15:
      Всего комментариев: 15
      Тем не менее, Гитлер после победы над Францией за 42 дня был уверен, что справится с Россиейза 3-4 месяца. Напомню, что напасть он планировал в мае, но потратил Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?