Независимый бостонский альманах

Безопасность и неравенство

09-06-2018
    1. О ЧЁМ РЕЧЬ.

    В настоящей статье речь пойдёт о безопасности. О персональной безопасности граждан и о безопасности страны в целом. И если немного уточнить, то о зависимости общественной безопасности от возрастающего последние три десятка лет экономического неравенства в США между самой обеспеченной частью населения и той, что замыкает список малообеспеченных жителей страны.

    ratio

    Вы спросите, при чем здесь безопасность? Дело в том, что в течение послевоенных шести десятков лет в экономике нашей страны все более проявляется тенденция растущего разрыва в общественной связке «богатый-бедный». Все большее количество ученых-экономистов, политиков, самих граждан выражают опасения, считая этот процесс реальной угрозой самым замечательным и высоким американским стандартам жизни каждого гражданина в отдельности и всех граждан в целом. Так случилось, что угроза становится наиболее заметна в высокоразвитых или наоборот, в некоторых развивающихся странах. А наиболее угрожающая позиция принадлежит, как это ни печально, нашей стране, Соединенным Штатам Америки.

    Три года назад американская некоммерческая исследовательская организация Pew Research Center провела опрос около 50-ти тысяч граждан 44-х стран. PRC широко известен как внепартийный, независимый центр сбора фактов, их анализа и публичной информации в экономической, политической, демографической, здравоохранении и других областях интереса читателей. Это один из трёх крупнейших в Америке центров такого рода, основанный в 1948 г. частным фондом семьи Pew. Для интересующихся – адрес (www.pewresearch.org/about/our-research).

    Участниками опроса стали жители шести регионов: Европы, США, Среднего Востока, Азии, Латинской Америки и Африки, которым предлагалось сделать выбор из пяти возможных «областей риска»: религиозно-расовая ненависть, экономическое неравенство, заражение окружающей среды, ядерное нападение и эпидемия смертельных болезней, указав наиболее опасную из них в настоящее время. Полученные результаты опроса стали большой неожиданностью для многих. Граждане развитых стран Европы (32% опрошенных) и Соединенных Штатов (27%) в качестве главной угрозы их безопасности указали экономическое неравенство (inequality) -  угрозы, исходящие из имущественного расслоения общества. Вероятно, количество опрошенных, разного рода организационные барьеры могли повлиять на точность выводов, но несомненная важность именно этой угрозы была подчёркнута.

    Это вынуждает и нас ответить на два вопроса: «Что такое неравенство вообще? Дано ли оно нам природой или это приобретенное человеком качество, которого надо стыдиться и от него избавляться?» Постараемся разобраться, начав, разумеется, с истории, которая учит. Или, по крайней мере, должна учить.

    ФИЛОСОФИЯ НЕРАВЕНСТВА. КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

    =Все началось с ощущения неравенства ещё древними греками, заметившими, что главное качество идеального государства - СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Так думали легендарные философы более 24-х веков назад, верившие и проповедовавшие равенство людей. Человечество не забыло имена этих первых социалистов Аристотеля, Сократа, Платона. Они были так авторитетны, что сильно влияли своей справедливостью и равенством на мнение своих европейских философов-последователей почти две тысячи лет. Наверное, все же стоит отметить, что уже и Платон различал справедливость для одних и совершенно иную справедливость для других граждан. Что, впрочем, все равно не помешало через много веков Лейбницу первым обозвать Платона идеалистом.

    =Но в те же времена в древнем Китае (4 век до н э) ученый философ, принадлежавший к группе философов «ста школ», по имени Чжуан Цзы утверждал обратное: «Тот, кто рассуждает о равенстве вещей, разбивает их единство». Судя по названию его группировки, он был совсем не одинок в своей неприязни к людскому равенству.

    =Затем в 14-м веке в Тунисском и Египетском царствах стал широко известен выдающийся государственный деятель, историк, писатель, экономист по имени Абдуррахман ибн Хальдун. Его экономические воззрения за пять веков до экономики капитализма включали стремление к уменьшению государственных затрат на наемную армию, снижению высоких налогов и тарифов, препятствующих росту торговли и производства. Ибн Хальдун не любил бюрократию, малоэффективную из-за слабых знаний и мотивации. Он был против излишнего участия государства в экономике. Ибн Хальдун стал пионером во многих фундаментальных понятиях экономики: он до Адама Смита увидел пользу разделения труда. Он до Рикардо открыл трудовую теорию стоимости. Он до Джона Кейнса одобрял роль государства в подъёме экономики из кризисов.

    В своей многообразной деятельности ибн Хальдун побывал даже дипломатом. Не могу удержаться в восхищении перед ним, рассказав вам о его дипломатическом подвиге при встрече с самим Тамерланом, подошедшим во главе своего войска к Дамаску, сами понимаете, с какой целью. Очевидно, что султан от своей личной встречи с монгольским степняком-завоевателем благоразумно отказался, отправив на переговоры единственную, я думаю, свою надежду - мудреца ибн Хальдуна. Понимая, с кем говорит, искусный переговорщик излагает монгольскому тирану одну из своих теорий, описывая вековую племенную солидарность. Ну, что же за умница был этот человек! Легенда гласит, что практических последствий эта встреча не имела. Ха, это с какой стороны посмотреть: ибн Хальдун вернулся в Дамаск с головой на плечах в самом полном смысле этих слов. Наилучшие последствия при безнадежнейших обстоятельствах!

    Этот ученый-исламист намного обогнал своё время и рассказывать о нем можно долго и интересно. Нам же важно, что он не поддался на социалистические посулы Платона, заявив с присущей ему прямотой: «Объединение равносильных элементов не может привести к возникновению смеси». В равенство учёный ибн Хальдун не верил, как мы догадываемся, тем более, что мудрейший побывал даже и Верховным судьей своего государства.

    = В России большинство русских самодержцев-рабовладельцев учили классический гимназический курс, включавший в себя идеалы античных философов на их родных языках. Это совсем им не мешало поступать с неравенством чрезвычайно рационально, имея в качестве собственных рабов 90% всего населения. При этом они почитали Платона и его принцип «каждому – своё». А уж великий реформатор российский царь Петр искренне считал и потомкам завещал, что распределение доходов в государстве - это личное дело царя, отца народов. Прижилось и надолго. Эти указания гениального строителя кораблей и государства российского до сих пор служат основной национальной идеей обитателей Кремля.

    В Англии 16-го века Томас Мор в занимательной книге описал прекрасный остров «Утопия», который очень понравился всем, кто верил в существование свободы и равенства для каждого. Нашлись довольно многочисленные поклонники этой веры, среди самых известных вспомним имя Томмазо Кампанеллы, который призывал всех побывать не на английском острове Мора, а в итальянском «Городе Солнца», где также совершенно все было общим и равным. История по справедливости дала всем последователям этих идей имя «утопистов», ибо Томас был всё-таки первым.

    =Деятельность утопистов привела к тому, что в конце 18-го века первые «марксисты» ещё до Маркса, французские философы Морелли и Мабли впервые подвели базу коммунистического учения с его равенством с точки зрения естественного права. Радикалы-философы появились во многих странах Европы, что и привело к кровавой революции во Франции, испугавшей всех, но истинным уроком для всех так и не ставшей, как выяснилось значительно позже и уже не во Франции.

    = А во Франции писатель, историк и Академик Эрнест Ренан шесть лет писал «Историю израильского народа», после чего проницательно заметил: «Неравенство лежит в самой природе; оно является неизбежным следствием свободы, а свобода индивидуума — неизбежный постулат человеческого прогресса». Как мы видим, французский философ верил в природное происхождение неравенства.

    = В России вера в справедливость во главе с царем-батюшкой сильно пошатнулась с появлением тоже писателя и члена корреспондента АН, игрока в рулетку и петрашевца-каторжанина Федора Михайловича Достоевского. Выходец из боярского рода, приговоренный царем-батюшкой к смертной казни, замененной на каторгу, ставший после своей смерти великим российским романистом, сильно уточнил платоновские заветы: «Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, но высшие способности не могут не быть деспотами. Равенство в стаде». Человек высокоталантливый, естественно, равенство не жаловал и своей отсидки пастухам стада российского не простил. Он одинаково не признавал неравенство по-российски, и отрицал равенство вообще, но сочувствовал «Бедным людям» всем сердцем.

    = Не упустил отметиться в своем неуважении к равенству людскому и немецкий писатель и философ Фридрих Ницше, признав неравенство естественным: «…Эксплуатация присуща не развращённому или несовершенному и примитивному обществу – она присуща сути живого; как основная органическая функция его, она является следствием собственного стремления к власти, которое также является следствием собственного стремления к жизни». Однако тут же и сознался: «Ещё ни один философ не оказывался правым. В том числе и я».

    = С ненавистью к равенству относился генеральский внук по отцу и французской графини по матери, религиозный философ, писатель и лишенец Николай Бердяев. Было от чего. Уже в шестом классе гимназии он решил сделаться профессором философии, но так им и не стал. Выслан, было, в сибирскую ссылку, но так до Сибири и не доехал. Семь раз Николай Александрович был номинирован на премию от Нобеля, так её и не получил. И всё-таки неудачи не сломили философа, труды которого изучаются до сих пор. Помнят и его неистовую проповедь в «Философии неравенства»: «…Неравенство есть условие развития культуры, и всякое бытие связано с неравенством … Творческая избыточность предполагает неравенство, соревнование и подбор; во имя свободы творчества, во имя цвета жизни, во имя высших качеств должно быть оправдано неравенство… Свобода есть право на неравенство».

     Вывод этой главы: большинство философских учений в естественное равноправие не верит, его не подтверждают и не одобряют. Кажется, что даже те, кто искренно верил в него, понимали тщетность попыток увидеть его в реальной жизни. Нынешние философы поминают идеализм с ностальгической усмешкой. Равноправие представляется горизонтом, всеми видимым и желанным, но означающим лишь направление, в котором должно двигаться человечество.

     

    1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО. КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

    Неравенство людей, замеченное философами античности, распространялось не только на их мысли и внешние признаки, но и на поступки, а значит и на результаты их деятельности. Результаты эти были замечены разные у патриция, философа, крестьянина или раба. Их всегда различало количество доходов и собственности, которую они приобретали на них.  Было замечено также, что высокие доходы патрициев, философов, или воинских начальников позволяли им иметь большие и удобные жилища, много хорошей утвари и одежды, оружия и денег, в то время как рабы не имели никакой собственности, ибо не имели и доходов. Соответственно, доходы и богатства остальных граждан ограничивались этими пределами – много и ничего. Это и составляло экономическое неравенство нас интересующее с позиций сегодняшнего дня.

    Его уже можно было сосчитать, а полученные цифры могли помочь людям, управлявшим городом или государством, сосчитать богатства в целом, или наметить план, как и когда их увеличить или на что потратить. Так начиналась плановая экономика, признаки которой известны в Древнем Египте, в античные времена, а затем особенно серьезно развивавшаяся в Европе. С ростом числа хозяйств и размеров богатств показателей учета становилось все больше, стало возможным делать все более точные прогнозы развития и увеличения экономики страны в целом, искать причины её подъемов и спадов. Появившаяся статистика давала возможность сравнивать экономики разных стран, их способность удовлетворения потребностей граждан. Наверное, это примерно так и было, ибо сегодняшние студенты экономических факультетов всего мира до сих пор изучают прекрасные статистические работы английских экономистов тринадцатого (!) века, характеризующих развитие европейской экономики. Сегодняшние студенты в Англии, Франции, США цифры, обнародованные в Англии семь веков назад, используют при изучении истории экономического неравенства чаще всего представляемой в виде графиков, отражающих собранную статистику.

    Стоит сообщить, что в большинстве подобных работ используется так называемый индекс-коэффициент Джини, являющийся одним из важнейших экономико-демографических показателей, названный по имени его автора. Коэффициент был представлен публике в 1912 году 28-летним итальянским статистиком, впоследствии ставшим автором фашистского манифеста в Италии,  из университета в Каглиари Коррадо Джини. Показатель неравенства между значениями частотного распределения – статистической дисперсии – именно для неравенства в доходах и богатстве жителей стал самым широко распространенным измерением неравенств, затем и не только доходов или богатств.

    Самый грубый пример двух крайних значений индекса Джини по владению или доходам:

    - один член общества владеет (или заработал) всей собственностью-доходом (максимум неравноправия) и индекс Джини равен 1 (100%); или

    - каждый член общества владеет (или заработал) равную часть от общей собственности-дохода (минимум неравноправия) и индекс Джини равен 0 (0%).

    Пример говорит о наглядности и простоте индекса, что верно, но во многих случаях интерпретация коэффициента совсем не проста, а, главное, не точна, в зависимости от различных демографических и экономических факторов. Расчет индекса заключается в соотношении трех площадей, образованных кривой Лоренци и кривыми равенства и неравенства. Математически различные кривые распределения могут давать  результатом одинаковое значение коэффициента Джини, что и делает его неточным.В реальной жизни индекс не может учесть выдачу вознаграждения за работу в виде товаров или акций, или укрытие владений от налогов, коррупционные схемы и так далее.

    Поэтому учеными было разработано множество вариантов коэффициента Джини, для упрощения и уточнения его интерпретаций. Были разработаны новые методы расчета и установлены новые коэффициенты Джини по странам, регионам и континентам различными экономическими и финансовыми организациями, которые очень широко используются ООН, международными организациями и государственными органами развитых стран для правильного представления о состоянии экономики и её дальнейшего развития.

    Во всем мире наукой экономикой занимаются тысячи ученых, сотни университетов готовят новые кадры, в попытках искать и находить научно обоснованные ответы на вызовы, встающие перед экономиками передовых стран, развивающихся стран и даже стран с экономиками, находящимися в состоянии длительной стагнации, вроде Северной Кореи или  России, Венесуэлы или Кубы и  им подобных. Тот, кто считает, что над советской экономикой некому из ученых было задуматься, тот очень ошибется. Правда, вопрос в данном случае, состоял не в количестве ученых, а в том, над чем они думали, в соответствии с укзаниями вышестоящих органов.

    Современные ученые Запада продолжают работу над теорией экономического неравенства, считая, что статистические выкладки и практика показывают опасность тенденции роста неравенства в  экономиках передовых стран. В начале 20-х годов прошлого века первые коэффициенты по доходам составляли от 0,24 (Словения) до 0,4 (Чили). К началу 21-го века в 2008 – 2009 годах самые высокие значения коэффициентов установились в южноафриканских странах уже на уровне 0,6 – 0,7.

    Была выявлена зависимость индекса от способа налога обложения  и от предоставления социальной помощи. Был установлен глобальный коэффициент доходов, из разных источников равный величине между 0,61 и 0,68. В настоящее время значение индекса Джини выше 50 считается высоким (Бразилия, Колумбия, Южная Африка, Ботсвана и Гондурас). Значение индекса Джини ниже 30 считается низким, его имеют почти все развитые европейские страны Австрия, Голландия, Германия, Дания, Словения, Швеция, Норвегия, Финляндия.

    В то же время мировые лидеры экономики в целом имеют явную тенденцию к повышению индекса Джини:

    В Китае индекс неравенства повысился с 2000 года от 0,2 к 2012 году до значения 0,474, а по данным ЦРУ в 2016 индекс равнялся 46,5.

    В США Коэффициент Джини высок: Мировой Атлас данных – 2015 – 0,415; ЦРУ – 2014 год – 47,0.  У этих стран особенно настораживает тенденция последних лет к его росту. Из-за чего в руках небольших групп населения стран (высокий индекс Джини) скапливается все большая часть национальных богатств. Отметим, что здесь рядом находятся две группы стран, имеющих совершенно разные структуры и результаты экономической деятельности: США и Китай, а также Ботсвана и Южная Африка. Причин тому несколько, они различны и объясняемы, но это не является темой настоящей статьи, посвященной проблеме американской экономики.

    Вывод этой главы состоит в том, что экономическая наука дала новые возможности сравнения экономического развития в разных странах. Судить об их эффективности и способности обеспечить соответствующий уровень жизни населения. Различные системы хозяйствования имели в своей основе различные виды собственности, и способы распределения полученных доходов. С ростом демократии во всех странах мира все большее количество граждан получили возможность иметь доходы, позволявшие им становиться владельцами собственности. Этой теме распределения доходов и богатств в настоящее время посвящена следующая глава.

     

    1. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ БОГАТСТВ В ПЕРЕДОВЫХ СТРАНАХ ЕВРОПА И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ.

    После окончания страшных мировых войн прошлого века экономики современных передовых государств Европы и Америки оправились довольно быстро. Уже в течение первых 3-5 лет они сумели восстановить довоенный уровень своего национального капитала. Соединенные Штаты были потрясены войной в гораздо меньшей степени, поэтому соотношение между национальным капиталом и национальным доходом в Соединенных Штатах было гораздо более стабильным, чем в Европе. С 1910 по 2010 год национальный капитал колебался между доходами четырёх и пяти лет. А в Европе оно сначала снизилось с семи лет до менее трех, а затем вновь возросло до пяти-шести лет. Поясню, что национальный капитал состоит из суммы рыночной стоимости (чистое имущество) государственного и частного капитала. Государственный капитал и частный капитал представляют собой разницу между активами (чем владеют) и пассивами (что должны) государства и частных лиц. Войны увеличили государственный долг Соединенных Штатов и уменьшили национальные сбережения.

    Национальный долг на уровне до 100% годового дохода, в сегодняшнее время достигший 106%, тем не менее, не делал страну в этом отношении, самым большим должником. Ещё в середине 19-го века в Англии госдолг составлял 200%, а сегодня многие страны, включая Японию, Грецию, Италию,  Ирландию, Сингапур, Бельгию, Исландию, Люксембург, имеют более высокий процент долга. Однако, в абсолютном выражении, с учетом огромного уровня ВВП в стране, сумма долга представляется очень высокой. Впрочем, это пугает большинство экономистов в гораздо меньшей степени, чем растущее неравенство граждан в США.

    Рузвельт проводил ту же государственную политику, что и в Европе, стремясь сократить значение частного капитала. Частный капитал в США всегда намного превосходил уровень государственного, его рост продолжился и в послевоенное время, достигнув в 2010 году соответственно 400% к 20% государственного. Правда, соотношение капиталов в США в 20-м веке носило гораздо более стабильный характер, в сравнении с хаотичным соотношением в Европе, в которой послевоенное время, казалось всем чуть ли полным концом капитализма. Но уже начало 21-го века ознаменовалось фантастическим поворотом с гораздо более высокими европейскими имущественными капиталистическими (частными) показателями, чем им соответствующие в США. Этому есть множество причин и объяснений, чрезвычайно интересных и важных, но в данной статье нам важно разобраться в вопросах имущественного неравенства, которое нами было вкратце описано. И прежде всего стоит убедиться в достоверности утверждений о продолжении в Америке резкого расслоения граждан по доходам и состояниям. С этой целью обратимся к помощи статистики, взятой из открытых источников. С нею может ознакомиться каждый в приложении «Статистика» к данной статье. Мы же в этой главе ограничимся лишь наиболее яркими цифрами, подтверждающими самое резкое в мире экономическое неравенство граждан нашей страны, и несомненное отставание в доходах и состояниях большинства населения Соединенных Штатов от развитых европейских стран.

    1. Средний годовой доход наемного работника в США в 2015 году из высокооплачиваемого 0.1% равнялся почти семи миллионам долларов, средний доход 10% высокооплачиваемых работников был более 312 тысяч долларов, в то время как средний доход остальных 90% трудящихся составлял 34,074 доллара в год!
    2. Рост доходов 1% высокооплачиваемых наемных работников в США за период 1979 – 2013 годы составил 186%, а 20% низкооплачиваемых работников равнялся лишь 39,4%;
    3. Рост средней зарплаты высшего менеджмента в сравнении со средней зарплатой по стране в 1980 году 42:1 был 8-кратным, достигнув соотношения 347:1 к 2015 году;
    4. Рост богатств 400 семей в стране продемонстрирован 2 миллиардами состояния самой богатой семьи 1982 года, ставшими 81 миллиардом к 2016 году.
    5. Количество взрослых обладателей состояний, превышающих 50 миллионов долларов, в 2015 году в США вдвое превосходило (58,885 человек), подобные «отряды» из Китая, Англии, Германии, Швейцарии и Франции вместе взятые (около 28,000 человек), но при этом средний класс США в 2015 году владел меньше, чем половиной состояний (19,6% от всех национальных богатств), принадлежавших среднему классу развитых стран, уступая и Голландии (49,7%, и Японии (49%), и Бельгии (46,7%), и Норвегии (42,1%), и Англии (39,7%), и Франции (38,6%) и Канады (39,0%).
    6. Данные 2015 года тех же показателей в абсолютном исчислении полностью это подтверждают. Стоимость владений среднего гражданина Бельгии составляла 150,348 долларов, в Англии и в Норвегии – более 120,000 долларов, В Японии, Франции, Канаде, Голландии – более 74,000 долларов. Средний гражданин США являлся обладателем состояния, равного 49,000 долларов.
    7. Лишь 1% процент граждан США получал в среднем за период 2006-2012 годы 18% общего национального годового дохода, в то время как в передовых странах (более 15) цивилизованной Европы «богачи» претендовали на гораздо более меньшую долю от 6% до 13% национального годового дохода.

     

    Вывод из статистики этой главы: хотя самые богатые граждане США неизмеримо богаче той же группы граждан передовых стран мира, но средний класс и малоимущие Америки живут намного беднее, чем средний класс европейцев, то есть  в самой богатой стране цивилизованного мира богатства распределены самым неравномерным образом.

     

    1. ВЛИЯНИЕ ФИНАНСОВОГО НЕРАВЕНСТВА НА ЖИЗНЬ АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА.

     Целью этой главы станет попытка выяснить, почему описанное выше расширение неравенства по сравнению с европейскими лидерами в послевоенное время означает отставание США? Как оно влияет на жизнь граждан? Ведь можно утверждать, что более высокие европейские налоги, более высокие цены на энергоносители и некоторые товары непременно сглаживают неравенство. Можно вспомнить, что наша страна ежегодно принимает по миллиону иммигрантов уже целый век. Можно подумать, что незначительное число топ-менеджеров не может очень существенно влиять на жизнь их подчиненных. Можно учесть, что основную финансовую нагрузку по содержанию и постоянному развитию американского военно-промышленного комплекса, которую многие годы несет наша страна, гарантирует безопасность передовых европейских стран, такой финансовой ноши не имеющих, и так далее.  Все это совершенно справедливо.

    Но только до тех пор, пока мы не вернемся к исследованию опасений граждан. Пока не ответим на вопрос - как быть с внутренней угрозой, она из простой зависти, она есть плод беспочвенных фантазий? Ведь, если подумать, ну, какое отношение имеет то обстоятельство, что гражданин А из числа очень немногих, получает в десять (двадцать, сто…) раз больше, чем гражданин Б, (которых громадное большинство), к их личной и тем более к всеобщей БЕЗОПАСНОСТИ? Надо ли заглядывать в чужой карман? Ответом вновь станет бесстрастная статистика, на этот раз говорящая о трёх  самых главных группах населения нашей страны:  ДЕТИ, ВЗРОСЛЫЕ, ПОЖИЛЫЕ. Обо всех нас? Вы правы, обо всех. И она печальна.

    Первая составляющая описывает детскую смертность, данные 2012 года, утверждающая, что в Соединенных Штатах она была самой высокой – 6 смертей на тысячу рожденных – на 20-30% превосходя такие страны, как Англия, Испания, Австралия, Германия, Норвегия, Греция, словом, практически всем европейским странам, сильно уступающим США по разрыву между богатствами верхних и более бедных групп населения.  Высокий индекс – высокая детская смертность.

    Вторая составляющая не добавляет оптимизма, ибо сравнение продолжительности жизни населения США и ведущих стран Европы не в пользу нашей страны: разрыв в богатствах больше – продолжительность жизни ниже, на два-три года уступая жителям Дании, Норвегии, Исландии, Швеции, Голландии, Франции, Швейцарии и так далее. Мы живем дольше, чем граждане Мексики и Турции, что не слишком утешает. У нас есть возможность проверить эти данные на внутринациональном уровне сравнением продолжительности жизни жителей разных штатов нашей страны также с учетом величины экономического неравноправия между ними. Да, в штатах с более ровным распределением богатств между жителями они жили дольше (данные 2010 года), чем, например, в Техасе и Северной Каролине, Кентуки и Теннеси, Джорджии и Алабаме, Луизиане и Мисиссипи, причем разрыв в продолжительности жизни достигает 5-6 лет.

    Третьей составляющей - пенсионное обеспечение в разных странах. Это один из серьёзнейших экономических показателей, способный радовать старость миллионов или заставить работать «до конца», не имея возможности прожить иначе. Данные 2017 года утверждают, что по проценту от заработной платы перед уходом на пенсию, наши пенсионеры далеко не самые богатые в мире. Понимая, что в США существуют некоторые дополнительные возможности для рабочего человека откладывать средства в пенсионный фонд, все же трудно смотреть на место пенсионера нашей страны где-то в третьем десятке стран. Конечно, может быть ещё труднее понять высокие пенсионные коэффициенты в Индии (99%), в Португалии (95%), в Италии (93%). Или сравнить показатели с тремя «самыми заботливыми» по отношению к своим старикам Голландии – 101%, Турции - 102%, и лихой Хорватии – 129%. Но ведь принять, что сумма пенсионных накоплений, принадлежавших в 2015 году только 100 высшим руководителям крупнейших американских корпораций равна сумме пенсионных накоплений более 20 миллионам американских пенсионеров (составлявших 41% их общего количества в стране) тоже непросто.

    Из этой главы очевидные вывод: беспокойство жителей передовых стран Европы и Соединенных Штатов, видящих главную угрозу в росте экономического неравенства между богатыми и бедными, отнюдь не напрасно. А самая большая опасность угрожает стране-лидеру Соединенным Штатам Америке, где разрыв особенно огромен и продолжает расти. Жизнь всех групп населения не становится лучше, она делается труднее и взрослым, и старикам, и детям.

     ЧТО ДЕЛАТЬ.

    Ответ на вопрос времен Чернышевского сегодня ищут политики и экономисты всего мира. Особенное внимание к нему было привлечено опубликованными за последние три десятилетия работами «Экономика неравенства» англичанина Сэра Аткинсона, «Анализ структуры торговли» американца Пола Кругмана (Нобелевская премия по экономике 2008 г.), «Цена неравенства» американца Джозефа Стиглица (Нобелевская премия 2001 года), «Капитал в 21-м веке» француза Тома Пикетти и многих других. Книга последнего стала в 2014 году мировым бестселлером, перекрывая все рекорда продаж среди экономических изданий. Совсем недаром всех интересует ситуация с угрожающим разрывом в доходах в Соединенных Штатах. Дело как раз в том, что мощнейшая в мире экономика требует решения. Работы экономистов утверждают, что положение совсем не безнадежно и вполне исправимо.

    =Разумеется, самое простое - «взять и поделить» - отсутствует в предлагаемом ассортименте мер, ввиду абсолютного несоответствия его ни стране в целом, ни большинству населения цивилизованного западного мира. Тем более, что экономики большинства западноевропейских стран показывают значительно более ровное распределение богатств, чем Соединенные Штаты благодаря гораздо большей активности в системе налогообложения и регулирования заработной платы. Американские экономисты также участвуют в этом процессе, но пока необходимых реальных изменений экономического курса нет, во всяком случае они не демонстрируются публично. Может быть, не желая сокрушить традиционную веру большинства американцев в осуществление американской мечты, дающей счастливую возможность каждому гражданину разбогатеть чудесным образом. Огромные нынешние успехи высокотехнологичных технологий, несомненно, поддерживают среднего американца в его вере. А ведь как раз этот прогресс имеет свои корни в мерах, к которым и стоит прибегать все более для сглаживания финансового неравенства в распределении доходов американцев.

    =Американское общество осознает опасность неравенства, раскалывающего социум, утверждает Ричард Уилкинс, профессор из Англии, известный своими работами в области социального неравенства. Оно обеспокоено наличием широкого диапазона социальных проблем, создаваемых неравенством, присущим английскому и американскому государствам в гораздо большей степени, чем каким-либо странам мира. Североевропейские страны и Япония с гораздо меньшем расслоением общества по доходам, испытывают значительно меньшее общественное напряжение. Профессор приводит красноречивые факты 2009 года, когда в США было совершено 50 самоубийств на каждый миллион населения, в то время как в Канаде – лишь 18, а в Японии - только 5. Он отмечает, что усилия полиции, судов, общественных организаций не в состоянии эффективно защитить общество от проблем, создаваемых неравенством, к тому же они сами стоят весьма дорого.

    Чем более растет материальная разница – тем более удлиняется дистанция между общественными слоями в стране. Большая часть населения чувствует себя обойденной вниманием, мало уважаемой обществом, замыкаясь от него с раннего детства. Растущая неравенство многократно усиливает этот эффект. При этом неравенство ранит не только бедных, воздействие его ощущается почти каждым, несколько исследований показали, что, вероятно, 90% или 95% страдают от этого. Общество не может знать, что происходит с самыми богатыми, потому что их количество очень мало и не превышает 1%, невозможно точно определить состояние их здоровья, употребление наркотиков или их преступность. История человечества, заключает Р. Уилкинс, сделала для нас возможным стремление к социальной кооперации гораздо больше в условиях равенства. В то время как неравенство заставляет нас чувствовать важность прежде всего самообороны и необходимость соперничества с окружающими за свой статус.

     =Не менее интересные исследования в этой области социальных отношений проводит Thomson Reuters Foundation, OXFORD, England. Эксперты фонда утверждают, что «растущее неравенство в распределении богатств - сильная угроза общественной демократии и экономике всего мира». Они считают, что все большее число людей находит, что правительство всё чаще поступают в пользу самой богатой части населения.  Если люди не могут рассчитывать на успех внутри системы, то они станут искать его вне системы, что может привести к слому системы. Недоумение общественности вызывает, например, тот факт, что если тренд дальнейшего расслоения общества по доходам не изменится, то к 2030 году лишь 1% населения Соединенных Штатов будет получать от 37% до 40% доходов страны, и только 6% доходов останется на долю «нижних» 50% граждан. А в то же время согласно информации финансовой компании Credit Suisse, уже в 2015 году лишь 1% населения контролировал половину богатств на планете.

    =Стоит рассмотреть внимательно опыт «шведской модели социализма», ещё называемой «функциональным социализмом», который признаёт правомерным сочетание капиталистической экономики в социальном государстве. Понимая факт эффективности рыночной экономики, государство не должно вмешиваться в производственную деятельность предприятий и компаний. Но государство помогает побороть негативные социальные издержки рынка, в том числе безработицу и сильное неравенство, с помощью активной деятельности на рынке труда, налоговой политики, поддержке коллективных денежных фондов и так далее. Эти меры и означают «функциональный социализм», работающий в Швеции, одной из самых успешных экономик в Европе. Напомню, что Швеция стала первой европейской страной, применившей методы, использованные ФДР в США, и первой успешно преодолевшей кризис времен Великой Депрессии в 1933 – 1936 годах.

    =В Англии лейбористская партия придерживалась стратегии равенства возможностей и экономической демократии, медленного, постепенного сближения капитализма и социализма, вплоть до создания нового социалистического общества. Видные английские философы, писатели, политики и экономисты, среди которых назову Бернарда Шоу, Джона Кейнса, Герберта Уэллса, Бертрана Рассела, стояли у истоков этого учения. В недавнем времени лидером этого курса считался бывший английский премьер Тони Блэр, а в США поддерживал лейбористские идеи, популярные и в Канаде, президент Обама. Это был вариант «Фабианского социализма» (от имени римского военачальника Фабия Кунктатора – Медлительного и от «Фабианского общества», созданного в Лондоне в конце 19-го века). Сегодняшние правящие тори-консерваторы говорят о социализме поменьше.

    =Гарвардский профессор Т. М. Сканлон (Scanlon) называет четыре причины, объясняющие существование материального неравенства в современном обществе, требующих внимания: А) Экономическое неравенство может принести богатым людям контроль над жизнями остальных людей. Хороший пример тому – богатый владелец публичного телеканала или газеты, могущий контролировать и влиять на представления других членов общества о том, что в обществе происходит и своей роли в происходящем. Иными словами – деньги покупают власть.  Б) Неравенство может подрывать справедливость политических учреждений страны. Через систему созданной финансовой поддержки избираемых политиков, может появится зависимость принятых им решений в пользу богатых доноров, в то время как справедливость в отношении бедных избирателей будет уменьшаться. Иными словами – деньги покупают справедливость.  В) Экономическое неравенство подрывает справедливость самой экономической системы, потому что она делает труднодостижимыми или невозможными равные возможности для людей. Разница в доходах означает, что некоторые дети, начинающие трудовую карьеру, делают это, будучи гораздо более подготовленными, чем более бедные, не имеющие возможности с той же легкостью получить, например, студенческий заем на учёбу или для начала своего бизнеса. Иными словами – деньги покупают возможности.  Г) Четвёртый конфликт более прям и целенаправлен: наемные работники имеют право требовать свою справедливую долю прибыли, как участники создания общенационального дохода.

    =Об этом же пишет профессор университета в Нью Йорке и в Принстоне Пол Кругман: «… согласно данным Американского статистического бюро реальные заработные платы для большинства американских рабочих были повышены совсем незначительно, начиная с начала 1970-х годов, но за то же время заработная плата 1,0% высшего менеджмента поднялась на 165%, а доходы 0,1% ещё более высокой группы руководителей корпораций показали рост на 362%». Ещё раз приходится принять, что идея конфликта неравенства доходов существует совсем не «просто из зависти».   Пол Кругман является одним из самых авторитетных среди экономистов страны, он первым стал резко критиковать политику республиканцев в сфере растущей пропасти неравенства людей в Америке, он многое создал и объяснил в американской экономике вообще. Он заявляет: “Я верю в относительно равное общество, поддерживаемое институтами, которые ограничивают крайности богатства и бедности. Я верю в демократию, гражданские свободы и верховенство закона. Это делает меня либералом, и я горжусь этим.”  Недаром английская газета “Financial Times”, назвала Пола “самым ненавистным и наиболее почитаемым обозревателем в США».

     =Интереснейшая работа была представлена в 2011 году двумя американскими профессорами экономики Алфредом Степаном (Alfred Stepan) из Иельского университета и Хуаном Линцем (Juan J. Linz) из Колумбийского университета «Review Essay».  «Comparative Perspectives on Inequality and the Quality of Democracy». Они заинтересовались вопросом, почему такое длительное время в стране продолжается негативный процесс расслоения общества по уровню доходов. Начали с того, что взяли в качестве моделей 23 страны из числа демократических развитых стран. Затем просчитали и проанализировали связь между числом государственных органов в каждой стране, имеющих право «вето», числом законодательных палат, число законодателей, количество населения и коэффициентом Джини по доходам в каждой стране и неравенства представительства каждого законодателя.

    Результаты расчетов показали, что Соединенные Штаты имели самый высокий индекс, самую многочисленную верхнюю законодательную палату с наименее представительным их распределением по стране. Иными словами: меньшее число представителей в верхней законодательной палате конгресса соответствовало бОльшему экономическому разрыву в доходах между богатыми и бедными в стране. Несерьезно, скажете вы, игра, но возможно, работа профессоров Степана и Линца дала ответ, почему так долго по сравнению с передовыми странами Запада вопрос с неравенством не был решен: американские законодатели делали это без присущего энтузиазма, расчеты показали, что причина, вероятно, находится в самом Конгрессе, который и должен помочь в решении больного вопроса.

    =Огромное значение в изучении экономического неравенства до сих пор имеет сорокалетняя работа одного из самых уважаемых английских экономистов, бывшего профессора Оксфорда и МТИ (США), Сэра Энтони Аткинсона. Ещё в 1975 году он выпустил широко признанную работу «Экономика неравенства». Роль Э. Аткинсона в развитии экономической науки переоценить невозможно. Создатель современных представлений об экономическом неравенстве, он первым объяснил и аргументировал многие экономические понятия и величины, выразив свои поиски истины в своих трудах. Он был почетным членом нескольких экономических обществ и Академий, получил немало наград и самых высоких званий. Главное дело его творческой научной жизни была борьба с бедностью, с экономическим неравенством.

    Выдающихся людей, портреты которых вы видите, объединяют не только названия их знаменитых работ. Русский писатель, первым задавший вопрос «Что делать», выраженный им в романической форме за 112 дней своего нахождения в одиночке Алексеевского равелина Петропавловской крепости, взволновал романом самое широкое общество. Ответом ему стало лишение всех прав и каторжный срок. Мне неизвестно, читал ли Сэр Энтони роман Николая Гавриловича, но название его работы «Неравенство: Что делать?», а главное, его содержание говорило о том, что английский профессор тоже хотел взволновать экономистов США рискованным продолжением тенденции расслоения в доходах и богатствах населения их страны. Аткинсон резко критиковал американские политические представления, мешавшие развитию экономики, способствовавшие созданию громадной пропасти между полярными группами населения. И он своей цели добился, к счастью, без поражения в правах, ссылки и каторги.

    Призывы Чернышевского, в сущности, были очень похожи требования к правительству, изложенные в работе Аткинсона. Их убеждение справедливы в том, что власть предержащие должны быть слугами народа, заботясь о народном благополучии; что элита общества не должна уходить далеко от своего народа, живя его жизнью. О том же толкует и Сэр Аткинсон, в чем я вижу его правоту и справедливость. Аткинсон выступал за оптимизацию налоговой системы, понимая важность справедливого решения этой жёсткой и необходимой меры, превращенной не в карающую, но помогающую экономическому продвижению системы в целом. Его совместная с Джозефом Стиглитцем работа стала основанием теории оптимального налогообложения. Он первым заметил знаменитый в экономике 1980-х «поворот неравенства», описывавший особый период повышения доходов. В то же время проявилась и иная тенденция возрастающей зависимости роста неравенства в доходах при увеличении числа работающих женщин. Аткинсон уже тогда задумывался и работал над тем, что общее количество рабочих мест в передовых странах мира, прежде всего, будет снижаться ввиду совершенствования технологий, внедрения роботизации, глобализации рынка труда и других прогрессивных производительных процессов. Он считал вполне вероятным и возможным появление базового дохода, способного сохранить стабильность общемировой экономической системы.

    Он указывал, что ни глобализация, ни технологические прорывы не являются новыми в экономической истории, из которой поэтому возможно и необходимо черпать положительный опыт. Например, понимание того, что глобализация экономики не послана ни Богом или природой, но это осмысленные действия правительственных законов и указаний, совместной работы банков, фондов, самих работающих, с регулированием заработной платы и налогового обложения законами, проводимыми демократически избираемыми государственными органами. Точно также и новые технологии не упали к нам с неба, а направление технологических внедрений есть продукт совместных решений компаний, исследователей, и правительств, утверждал Сэр Энтони. Он писал, что ай-фоны существуют потому, что различные министерства американского правительства обеспечили исследования основными важнейшими целями, включающими в себя создание программы G.P.S.  Multi-touch и L.C.D. экранов, литий-ионных батарей, сетей мобильных связей и так далее.

    Аткинсон выступал за ведущую роль правительств, ответственных за развитие активных экономических проектов, побуждая их к нахождению все новых путей. Он предлагал пятнадцать программ для прекращения дальнейшего общественного расслоения, как из известного набора методов – программы сокращения безработицы, создание национальных государственных сберегательных фондов, совершенствование структуры прогрессивного налогообложения, - так и из новых способов борьбы с неравенством – повышением роли государственного управления и поддержки дальнейшего развития научно-технологического прогресса, созданием новых видов государственной финансовой поддержки граждан, контроля и регулирования экономических стимулирований. Он предлагал и идеи, требующие своего дальнейшего рассмотрения, вроде всеобщего налога на богатство или введения минимально низкого корпоративного налога.  Предложения профессора Аткинсона предназначались для английской экономики и были услышаны. Но и в США к нему прислушались, были взяты на вооружение некоторые из направлений, им описанных.   Самыми яркими относительно недавними такими примерами являются работы инновационных проектов Силиконовой долины, всемерно поддерживаемые и часто инициированные государством. Обладатель множества наград и титулов Сэр Энтони мог гордиться, что в конце своей блестящей карьеры он стал обладателем, быть может, самой важной для него награды, став в 2016 году лауреатом Премии Дана Дэвида за неустанную многолетнюю борьбу с нищетой во всем мире.

    Размышляя далее над аналогиями романа Чернышевского и книгами Сэра Энтони Аткинсона, над судьбами автора запрещенного художественного произведения и автора теории, не менее резко конфликтующей с самыми сильными мира сего, невольно задумываешься: отчего продвижение почти одних и тех же справедливых требований к совершенствованию государственного управления, в одном случае получает признание и уважение, и дает надежду, в другом - лишает автора художественного романа всех прав и свобод, отправляет его в далекую, унизительную, смертельную ссылку? Отчего среди перечисленных мною имен выдающихся борцов с бедностью за экономическое равноправие граждан своих стран, только русские всемирно известные философы-писатели испытали лишения, ссылку и каторжные работы? Ответить на этот вопрос может, вероятно, лишь тот, кто знает разницу между Кремлем и Белым Домом, между Сколково и Силиконовой Долиной.

    =Одним из самых талантливых учеников и последователей Аткинсона сегодня является 47-летний Тома Пикетти, французский экономист, профессор, автор многих книг и статей. Молодой ученый, преподававший в МТИ и в Лондоне, создает и руководит Парижской школой экономики. Он становится обладателем множества почетных наград и званий за свои научные работы, но в 2015 году отказывается от высшей французской награды «Ордена Почетного легиона» и призывает правительство лучше заниматься ростом экономики страны, чем присуждением наград.

    Продолжая дело ушедшего в 2004 году своего учителя и соратника, которого он считал he godfather of historical studies of income and wealth", Тома Пикетти отвечает своими работами на экономические вызовы сегодняшнего дня. Его самая главная пока работа - книга «Капитал в XXI веке», опубликованная во Франции в 2013 году, а затем переведенная на множество языков, включая и русский. В ней рассматривается история распределения мировых богатств за последние 250 лет. Она стала мощным вкладом в развитие современной экономики, самой интересной, обсуждаемой, полной открытий и находок, фактически аргументированного материала и выводов, вызывающих интерес, одобрение и поддержку, но и критику несогласных и сомневающихся. Есть мнение, что почти 600-страничная книга Пикетти привлекла самый большой интерес к экономической тематике во всей мировой истории.

    Совсем коротко: по мнению Пикетти, в передовых странах мира рост капитала происходит гораздо более быстрыми темпами, чем скорость экономического роста (зарплат), этих двух основных частей всеобщего валового дохода. Нарушение баланса двух величин, по его мнению, и есть основная причина возникающего имущественного неравенства. Причиною более быстрого роста капитала, считает экономист, являются проценты на унаследованный капитал, создающий эту неустранимую тенденцию роста экономического неравенства.

    Исходя из этого, важнейший вывод Пикетти, доказанный им на интереснейшем фактическом материале, заключается в том, что коррекция все большего количества капитала, концентрирующегося в руках немногочисленной группы людей, не наступает сама по себе. Пикетти утверждает, что экономическое неравенство явление не случайное, но присущее самой системе капитализма, являясь его характерной, особенной чертой. Этот вывод автора книги прямо противоречит обычному представлению экономистов правого крыла экономического сообщества о существовании самокоррекции капиталистической экономики. В ней и влияние появления новых обладателей богатств, созданных благодаря инновациям в промышленной индустрии, и раздробления старых богатств, их утрата, что делает саморегуляцию неравенства огромным и эффективным фактором в борьбе системы за выживание и стабильность, естественным и лучшим средством перераспределения доходов.

    Пикетти не разделяет оптимизм по поводу наступления её, доказывая на примерах отсутствие феномена самокоррекции. А потому, он считает, что вмешательство государства в этом случае очевидно и необходимо. Он не исключает вероятность даже совместных правительственных усилий для решения этой задачи, введением прогрессивного всемирного налога на имущество. Эта одна из их совместных идей с Сэром Энтони, продолженная его учеником, позволяющая государству осуществлять перераспределение доходов в обществе, не допуская излишнего экономического неравенства.

     Каждый из читающих, немедленно представляет себе, что в ответ на свои экономические прорывы, и Сэр Аткинсон и Тома Пикетти неоднократно в печати клеймились своими оппонентами как первостатейные марксисты, социалисты, коммунисты и отъявленные леваки. Совсем недавно Пикетти даже «удостоился» титула «современного Маркса». Опровергать эти обвинения несложно, и мы к этому вернемся чуть ниже.

    =Наиболее ожесточенную и, не могу не заметить, изощренную, даже скажу, лучшую критику книга Пикетти, мне кажется, получила в работе профессора экономики и истории чикагского университета Дейдры Нансен Макклоски «О книге «Капитализм в 21-м веке» Томаса Пикетти». Вообще говоря, для тех, кто ещё не читал, замечу, что книга Т. Пикетти написана мастерски. Умение автора простым, понятным языком описать и объяснить весьма сложные экономические расчеты, логически безупречные переходы и выводы даже не слишком подготовленному читателю, делает ему честь. Подбор фактов, аргументирующих авторские выводы, просто поразителен по количеству, временному их охвату и точности их расположения. Искусство выражения авторской мысли примиряет со многими рискованными приближениями, усреднениями, экстраполяциями и прогнозами, которыми автор щедро делится с читателем. Неожиданные и всегда оправданные литературные или даже кинематографические реминисценции, к которым он неоднократно прибегает, вызывают у читателя знакомые образы героев, действовавших в обстоятельствах, описываемых экономистом Пикетти. Очень советую прочесть эту книгу даже и тем, кто не склонен интересоваться проблемами экономического характера.

    Посмею предположить, что именно к ним обращается Пикетти самыми последними строками своей почти 600-страничной книги: «… мне кажется, что исследователи … политические активисты … и прежде всего все граждане должны серьезно интересоваться деньгами, их измерением, связанными с ними фактами и процессами. Те, у кого денег много, никогда не забывают о защите своих интересов. Отказ считать деньги редко когда играет на руку самым бедным.»

    Но в своем роде великолепна и 42-страничная критика уважаемой Дейдры Макклоски, опытнейшего и, пожалуй, лучшего бойца на дискуссионном экономическом фронте. Поэтому её и рассмотрим. Читая начало её работы, замираешь от восхищения перед подвигом молодого французского профессора, осмелившегося поднять, изучить и проанализировать материал, доступный пониманию лишь немногих самых выдающихся экономистов мира, более того, сумевший создать «технический трактат по экономике», имевший небывалый в истории успех.

    И непосредственно после вздоха восхищения талантами автора книги мадам профессор из Чикаго переходит к основной цели своей работы, смысл которой заключается в том, что: молодой человек взялся за науку, которую очень плохо изучал, будучи студентом; что его многочисленные, «рассыпанные по всей книге», ошибки недостойны быть напечатанными; что книга взволновала «левых по всему миру»; что она, Макклоски, обеспокоена тем, что прочтя книгу Пикетти, множество молодых ученых посвятят свои жизни изучению прошлого; после чего выразила уверенность, что Пикетти «подустал порядком, работая сверхурочно перед широкой немецкой аудиторией», и, разумеется, возмущалась его главным выводом о естественной капиталистической тенденции к неравенству. Профессор из Чикаго не постеснялась направить острие своей критики даже на персональные качества самого автора, смело утверждая, что он «плохо смотрится на телевизионном экране, потому что ему не хватает чувства юмора», но тут же и противоречит самой себе: «но он не отступает и продажи книги растут».

    Однако, опровергать фактический материал Дейдра Макклоски благоразумно не стала, выставив главным грехом французского профессора лишь его невнимание к человеческому капиталу, способному саморегулировать рост наследованного капитала, о чем мы упомянули выше. Она называет этот фактор ключевым, и всегда принадлежащим самому работнику, при этом не подкрепляя свою точку зрения никаким фактическим материалом, а главное, неосторожно заявляя, что «тенденция к росту проявляется лишь недавно и лишь в некоторых странах». Её единственным принципиальным фактическим доказательством того, что развитие капитализма последних столетий не вызывало увеличения экономического неравенства заключалось лишь в том, что доход среднего рабочего в развитых странах вырос с 1800 года в тридцать раз, а в бедных странах в 10 раз к нашему времени, таким образом, капитализм в его естественном развитии способен облагодетельствовать и бедных и богатых. При всем уважении к критике профессора Макклоски, стоит заметить, что она слаба по существу материала, некрасива в персональной её направленности и ошибается в идеологическом смысле.

    - В предыдущих главах приведены статистические данные, некоторые из которых были взяты из книги Пикетти. Он внимательно изучил собранный материал, неопровержимо показывавший, что за последние 250 лет наблюдался общий рост доходов развитых государств и каждая группа социума также неуклонно повышала свои доходы. Тем не менее колоссальный разрыв в доходах совсем небольшой группы самых богатых и многомиллионной группой остальных работников-граждан и существует и растет в течение последних пяти десятков лет, как минимум, в самой богатой мировой державе. Это существующие факты, сомнений не вызывающие. Критика профессора Макклоски не в состоянии опровергнуть ни один из выводов, сделанных на основании этих графиков. Её сравнение десятикратного роста доходов рабочего 1800-года ничего из сказанного в книге не опровергает.

    - Вторым основным направлением критики французского экономиста является его отрицание естественной саморегуляции экономического неравенства, то есть, главной   надежды сторонников классической теории рыночной экономики. Сомнения же эти рождены практическим отсутствием фактического доказательного материала. Может быть самокорректирующийся рынок и существует, да кто её видел, в какой стране он показал своё чудо выхода из кризиса или депрессии? Разумеется, надежда на магическое её появление греет душу, но факты – упрямо необходимая вещь. Так рассуждали экономисты Аткинсон и Пикетти, идя дальше, считая экономические кризисы капитализма его органическим свойством, не имеющего обратного самостоятельного движения выхода из них. Первое, на мой взгляд, не вызывает сомнений, ибо цикличность есть органическое свойство развития и функционирования природных систем, начиная от циклов солнечной активности, до атмосферных явлений, до жизнедеятельности самого человека. Что же до естественной саморегуляции экономических процессов, то тут сомнений гораздо больше, в том числе, ввиду отсутствия возможности долгого бездейственного ожидания чуда экономической самокоррекции.

    -Теперь об утверждении, что «ключевой» человеческий капитал принадлежит самому работнику. Нет, человеческий капитал играет важнейшую роль в производстве национального продукта только в обществе, основанном на труде работника, как это было в рабовладельческой Америке 18-века. Это уравнивает капитализацию трудового дохода с доходом с капитала. В странах, описываемых Томом Пикетти денежная стоимость человеческого капитала смысла уже не имела. И нет, уважаемая профессор Макклоски, человеческий капитал, к сожалению, принадлежит, скорее, условиям, в которых он применяется. При равном «человеческом капитале» врач в больнице российского Санкт-Петербурга имеет годовой доход около 8,000 долларов в год. Такой же врач в американском госпитале может получать от 60,000 до 100,000 долларов в год, и тоже в зависимости от места работы, города, штата и так далее.  Точно так же можно говорить о принадлежности одного и того же человеческого капитала шахтера в венгерской, индийской или французской шахте. То же происходит и с любой профессией, знаниями и квалификацией работника, которые и есть основа его капитала.

    - Идеологически критика Дейдры Макклоски неверна в корне, ибо ни Аткинсон, ни Пикетти не могут быть названы марксистами, или коммунистами, хотя бы потому, что ни тот, ни другой никогда и никого не призывали бороться с капитализмом революционным путём, что любили делать Маркс на словах, а Ленин на деле. Ни один из двух уважаемых экономистов никогда в своих работах не ратовал ни в каком виде за «свержение власти богатых». Книга «Капитал в 21-м веке» рисует картину истории капитализма, заключая в себе анализ, «критику и рекомендации существующей рыночной демократической системы с целью её сохранения, а не разрушения», утверждает автор Тома Пикетти. Не более того, и нет оснований этому не верить. А на вопрос журнала The New Republic о том, как на него повлиял Маркс, Пикетти признал, что так и не смог прочитать его «Капитал» — он показался очень трудным для чтения. А обвинение в проповедовании ограниченной этики зависти как социальной основы книги Пикетти пустое, в связи с тем, что любое сравнение доходов, безусловно, носит естественный оттенок зависти, что давно признано и правыми и левыми.

    - О выпадах профессора Макклоски в личном плане писать стоит меньше всего.  Нисколько не сомневаюсь, что она и сама была бы не против миллионных изданий собственных книг и многочасового появления на телевизионных экранах. Стоило ли упрекать блестящего французского профессора за его многочисленные научные успехи его двадцати пяти лет деятельности? Или за его «плохо выученные уроки»?

    КАК ДЕЛАТЬ.

    Книга Тома Пикетти описывает картину имущественного неравенства в передовых европейских странах и США, сложившуюся к концу 2012 года. Но самое важное и замечательное в экономике сегодняшнего дня состоит в том, что благодаря созданию повышенного общественного внимания к вопросу неравенства, всемирная исследовательская организация World Inequality Lab продолжила сбор и анализ фактов в его развитии. В конце 2017 года были опубликованы результаты нового исследования организации World Inequality Lab, изложенные в «Первом Докладе о неравенстве в мире» (World Inequality Report). Авторы использовали крупнейшую базу- более 175 млн. данных- о неравенстве доходов и имущества, рассмотрели динамику за предшествующие периоды. Цель доклада – начать обсуждение проблемы экономического неравенства на международном уровне, сообщается в пресс-релизе, поступившем в редакции крупнейших мировых изданий. Работу над отчетом координировали экономисты Факунду Алвареду, Лукас Чансел, Тома Пикетти, Эммануэль Саез и Габриэль Зукман. Ниже приведем основные результаты исследования World Inequality Report.

    Отчет констатирует, уточняя и дополняя статистику 2012 года:

     За последние десятилетия с 1980 года неравенство доходов увеличилось почти во всех регионах мира. Тем не менее динамика процесса в разных странах различна, что свидетельствует о том, что в борьбе с неравенством можно и нужно использовать возможности государства. Наиболее стремительно неравенство доходов выросло в Северной Америке, Китае, Индии и России, а на Ближнем Востоке, в странах Африки южнее Сахары и в Бразилии неравенство доходов осталось на крайне высоком уровне. В Европе же оно увеличивается весьма умеренными темпами.

    ratio

    Ордината – доля активов, которыми владеют 10% самого богатого населения.

    • «…С 1980 г. 1% богатейших жителей Земли (75 миллионов человек) получил вдвое больший доход, равный 27% всего мирового дохода, чем получила (13% мирового) беднейшая половина (3,7 миллиардов) мирового населения. Доходы населения между этими двумя категориями в основном состоящего из лиц с низким или средним доходом, проживающих в Северной Америке и Европе, увеличивались медленно или не росли вовсе.

    С 1980 г. структура собственности капитала существенно изменилась. Чистая стоимость частного капитала (активы физических лиц за вычетом долгов) в последние десятилетия выросла, а чистая стоимость государственного капитала (государственные активы за вычетом задолженности) почти во всех странах сократилась. Это объясняется масштабной приватизацией и ростом государственных долгов. В богатых странах величина государственного капитала сейчас приближается к нулю или находится ниже этого уровня.

    Эта небывалая в истории ситуация серьезно влияет на политические решения: государству становится крайне сложно вкладывать средства в образование, здравоохранение и охрану окружающей среды.

    С переходом на капиталистическую модель управления, который произошел в 1989 г., в России значительно увеличилось неравенство доходов. Теперь доля доходов 50% малоимущего населения сократилась с 30% до 20% национального дохода. При этом 1% лиц, которые получают наибольший доход, увеличили свой показатель с 25% до 45%. Быстрая и беспорядочная приватизация во времена «шоковой терапии», утечка капитала, накопление богатств в офшорах, высокая инфляция и новые рыночные условия способствовали росту доходов самых богатых россиян, уменьшив в 1990 г. национальное богатство с 300% в 1990 году, до 100% от национального дохода в 2015 году.

    После того как Китай перешел на  модель, в большей степени основанную на капиталистических принципах, в стране также значительно выросла доля богатства, принадлежащего самым состоятельным людям. С 1995 по 2015 г. в Китае удвоилась доля богатства, принадлежащая 1% людей, владеющему наибольшими состояниями: показатели выросли с 15 до 30%.

    Однако, показатели Китая намного лучше показателей неравенства в Индии. С 1980 года темпы роста китайской экономики были намного выше, а уровень неравенства – всё-таки значительно ниже, чем в Индии. Причиною тому стала различие в государственной политике двух стран в отношении неравенства. «Доклад о неравенстве в мире содержит положительный вывод о том, что политика имеет значение, и немалое»,- отмечает Лукас Чансел, координатор исследования.

    «Процессы приватизации на фоне роста неравенства доходов подстегнули увеличение имущественного неравенства – и в отдельных странах, и в общемировом масштабе частный капитал во все большей степени концентрируется в руках небольшой группы людей. Особенно резко имущественное неравенство выросло в США, где доля богатства, принадлежащего 1% людей, владеющему наибольшими состояниями, увеличилась с 22% в 1980 году до 39% в 2014 году»,- комментирует Эммануэль Саез, один из авторов исследования.

    Отчет прогнозирует три варианта развития мировой экономики:

    А) Если динамика неравенства во всех странах будет такой же, как в Европе с 1980 г., то глобальное неравенство снизится, доходы половины мирового населения, имеющей наименьший достаток, могут вырасти с 3100 евро в 2017 г. до 9100 евро в 2050 г.;

    В) Если страны пойдут по пути США, то по мнению большинства экономистов, неравенство усугубляется, решение снизить налоги создадут дополнительные проблемы неравенства, сыграют на руку богатым, и доходы тех 50% людей, которые относятся к самым малообеспеченным слоям, к 2050 г. повысятся лишь до 4500 евро;

    С) Если страны будут продолжать следовать по тому же пути, которым идут с 1980 года, то несмотря на быстрый экономический рост в развивающихся странах, неравенство доходов и имущественного положения будет стабильно нарастать во всем мире умеренными темпами. К 2050 г. доля мирового богатства, принадлежащего 0,1% населения – самым состоятельным людям, будет такой же, как доля представителей среднего класса, насчитывающего 3 млрд человек.

    Отчет предлагает:

    Однако, дальнейшее нарастание неравенства во всем мире не является неизбежным, и его сдерживание работает на искоренение бедности в глобальном масштабе. Предлагается в зоне свободной торговли Европейского Союза установить общие налоги для самых богатых компаний и частных лиц, поскольку они получают наибольшую прибыль от отсутствия тарифов. Эти налоги станут источником дохода для оплаты инфраструктуры и образования. Торговые соглашения должны включать минимальные ставки налога на прибыль корпораций.

     В исследовании предлагаются перспективные возможности для борьбы с экономическим неравенством, в первую очередь важно обеспечить прозрачность экономических данных. «Чтобы серьезно затруднить уклонение от уплаты налогов и отмывание денег, необходимо создать международный финансовый реестр для учета владельцев финансовых активов. Это также повысит эффективность прогрессивного налогообложения, которое служит важнейшим инструментом уменьшения экономического неравенства»,- комментирует Габриэль Зукман, один из авторов исследования.

     Необходимо упрощать доступ к лучшему образованию; создавать высокооплачиваемые рабочие места как в богатых, так и в развивающихся странах; нужно вкладывать государственные средства в здравоохранение и охрану окружающей среды для обеспечения занятости молодежи.

     В отчете систематизированы и наглядно представлены объединенные данные из всех доступных источников экономической информации, включая обследования домохозяйств, справки об уплате налогов, а также национальные счета доходов и благосостояния (в том числе имеющиеся сведения об офшорных счетах). «Это первый в своем роде отчет, посвященный тому, как глобальный экономический рост отражается на людях во всем мире с 1980-х годов»- отмечает Томас Пиккети, один из кураторов исследования.

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

     Итак, судя по первому отчету World Inequality Lab борьбы с экономическим неравенством, международное сообщество политиков и экономистов впервые получило четкую картину этого явления мировой экономики, может понять его опасность, и представляет меры, могущие повлиять на снижение роста экономического неравенства до приемлемых, допустимых размеров, позволяющих не ухудшать жизнь мало и среднеобеспеченных жителей всего мира.

    В принципе все просто и понятно: 1). Нужно всем засучить рукава и 2). Всем государствам составить собственные конкретные планы борьбы с ростом неравенства, исходя из местной обстановки и возможностей, и 3). Начать немедленно выполнять намеченное, с целью добиться обещанных World Inequality Report положительных сдвигов к 2050 году.

    Но далеко не все так просто в реальной жизни. В ней пока:

    - много экономистов, считающих, что экономическая наука представляет собой точную дисциплину, не принадлежащую к кругу общественных наук -  социологии, истории, антропологии, политологии - способную вне связи с ними успешно решать задачи создания и распределения национального капитала;

    - много экономистов, последователей классического развития капитализма, продолжает сомневаться и препятствовать полезной «добавке социализма и государственного вмешательства» в замечательное по результатам и мощи экономическое американское чудо;

    - достаточное количество сторонников правой экономической идеи, уверенных в магическом влиянии снижения налогов на собственность, на прибыль, на корпорации, на наследство и так далее, на немедленные инвестирования дополнительных огромных миллиардов в развитие национальной экономики. А это обеспечит высокооплачиваемой работой каждого американского рабочего;

    - достаточное количество политиков, считающих, что «отсталая Европа нам не пример»;

    - достаточное количество экономистов в мире весьма осторожны в доверии к смелым экономическим прогнозам, которыми полна книга Тома Пикетти;

    - наконец, достаточное количество очень богатых людей в мире, не желающих рисковать своими состояниями, помогая борьбе с экономическим неравенством и бедностью.

    Ведь как ни красивы планы помощи малоимущим, но кто-то должен за них платить, и этот кто-то – «наши богачи», в каком бы виде обществу это ни представлялось. Убедить их в необходимости делиться – задача очень тяжелая и трудно выполнимая. Но в своё время она была под силу ФДР – и это помогло Америке участвовать в победе над фашизмом. В нынешние дни молодой саудовский принц заставил, в прямом смысле, заплатить членов своей семьи за государственные проекты будущего. А с другой стороны решительное ограничение путинской диктатурой доступа к национальным богатствам, кроме узкого круга приближенных подельников, ввергло большинство населения богатейшей страны в нищету.

    Смогут ли наш Президент и Конгресс справиться с усиливающимся неравенством, найдёт ли миллиардер-президент необходимую для этого разумную решимость, выберет ли правительство какой-либо иной путь для обеспечения экономической безопасности нашей страны и всех её граждан – ответы на эти вопросы мы можем ожидать в самом скором будущем.

Комментарии
  • Greg Tsar - 10.06.2018 в 00:05:
    Всего комментариев: 6
    ...в течении первых 3-5 лет они сумели ...растет в течении последних пяти десятков лет ...в течении послевоенных шести десятков лет ((Как видим, это не описка, а Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 1
    • redactor - 10.06.2018 в 10:14:
      Всего комментариев: 436
      Спасибо, ошибки исправлены.
      Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
  • Boris Kollender - 10.06.2018 в 01:50:
    Всего комментариев: 276
    Любые рассуждения о равенстве или неравенстве – пустая трата времени, все это жевано-пережевано тысячи раз. Ибо разнообразие - фундаментальное качество всей Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 4
  • server31453 - 10.06.2018 в 14:54:
    Всего комментариев: 133
    Так называемая справедливость, пожалуй, одно из самых субъективных понятий, и любая попытка его определить тщетна. Забавно, однако, что за эту не определённую Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 1
  • nstrelch - 10.06.2018 в 20:55:
    Всего комментариев: 26
    А вот если ворованное и припрятанное, то как это расценивать, какой это капитал ? "- искать, найти, украсть и перепрятать!"
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • MurKLnT2 - 10.06.2018 в 23:33:
    Всего комментариев: 165
    На вопрос о тщетности многолетних обсуждений и попыток найти справедливость: уже то, что он продолжает и сегодня интересовать мировую аудиторию, говорит об его Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • server31453 - 11.06.2018 в 16:25:
    Всего комментариев: 133
    "Уменьшение конфликта между трудом и капиталом в распределении доходов" - это круто. Повеяло чем-то, давно и с удовольствием забытом. Первое, что делают романтики и Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 2
  • MurKLnT2 - 11.06.2018 в 19:42:
    Всего комментариев: 165
    Именно так, уменьшение конфликта, именно так, Вы правильно поняли. Этим и занимается экономика в сфере распределения уже много веков, хотелось бы Вам этого или нет. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • server31453 - 12.06.2018 в 20:25:
    Всего комментариев: 133
    Ouch! Ну, вот тебе на, г-н Певзнер, обзываться стали – не хорошо. Чем ярлыки вешать, лучше б перечитали да подумали, о чём я. Значит так, попробую ещё раз. Я про Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
  • MurKLnT2 - 13.06.2018 в 07:58:
    Всего комментариев: 165
    Ааh! Вот это другое дело, как раз в том, что Ваш предыдущий пост я принял за Ваше неприятие сути статьи, принял на свой счёт ярлыки «шарикова и бандита» и прочие Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • server31453 - 13.06.2018 в 16:00:
    Всего комментариев: 133
    Помню, читал я про результаты некого опроса. Не помню точно, как поставлен был вопрос, но предложено было выбрать между двумя ситуациями: ты зарабатываешь 100 Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 1
  • MurKLnT2 - 14.06.2018 в 06:03:
    Всего комментариев: 165
    Уважаемый г. С., мы привыкли к тому, что один сосед может завидовать, другой – ревновать, а третий – подвести в самую трудную минуту, в этом Вы правы. Но сами привыкли Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • server31453 - 14.06.2018 в 15:58:
    Всего комментариев: 133
    О, господи... Как можно стремиться к тому, что невозможно определить? Представления о Вашей душной справедливости не то что разные, они часто противоположные и Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1
  • ow@pisem.net - 17.06.2018 в 05:35:
    Всего комментариев: 383
    Копнём, пожалуй, чуть глубже. Если бы Природа штамповала людей всех одинаковыми, имело бы смысл говорить о справедливости. А на нет - и суда нет... Тут толкуют о Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • server31453 - 17.06.2018 в 18:43:
    Всего комментариев: 133
    Мотор завёл г-н Певзнер, а я лишь способствовал его тарахтению, в чём, согласен, толку не много. Удивительно, однако, как люди, прожившие немало и знающие, что люди Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?