Независимый бостонский альманах

Трудное выползание из ямы

12-06-2018

 zubov

  • Андрей Борисович Зубов (род. 16 января 1952, Москва) — советский и российский историк, востоковед, религиовед и политолог, доктор исторических наук. Общественный, церковный и политический деятель, публицист.
    В прошлом — профессор МГИМО; был первоначально уволен в марте 2014 года за выражение в прессе мнения, шедшего вразрез с внешнеполитическим курсом России, однако это решение было отменено 11 апреля, в конечном счёте уволен из университета 30 июня 2014 года после истечения срока контракта.  

    Токвиль писал, что французская монархия рухнула благодаря усилиям деятелей культуры; усилиям, начиная от Вольтера и другими, которые предлагали другую повестку, чем та, которую могла предложить французская монархия Бурбонов. И в итоге – 1789 год.

    Сейчас мир известнейших, признаваемых мировым сообществом деятелей культуры, выступает в поддержку людей, гонимых, репрессируемых фактически, стоящих на грани смерти по вине власти российской – это  факт и это очень беспокойно, я думаю, для самой власти. То есть это говорит о том, что мастера культуры не с ними, перефразируя другую известную позицию.

    Думаю, что Путин чувствителен только к одному. К тому, насколько опасна для него эта ситуация в смысле удержания власти. Боюсь, что как человек, в общем, честно говоря, не очень культурный, он не понимает, насколько вот этот мир культуры опасен. Что это не атомная бомба, не в один момент, но постепенно меняет сознание и  весь этос, все внутреннее переживание общества, причем даже тех его страт, которые никогда не ходят в театр и никогда не смотрят высокоумные фильмы.

    Культура всегда уходит с самой высокой поверхности до самых глубин общества. Постепенно происходит такая инфильтрация. Это, кстати говоря, и было во Франции в 17-м – 18-м веке. И действительно, философы и литераторы сломили, казалось бы, совершенно неподатливый на это абсолютистский французский режим. И уже вот в 80-е годы 18-го века говорили, что даже в своем дворце Людовик 16-й бессилен против авторитета людей культуры.

    Скажем, в 1980-м году была проблема – Афганская война и Олимпиада. Но, на самом деле, это более долгосрочная, причем не особенно более долгосрочная перспектива привела к тому, что через 9 лет после этого советские войска стали уходить из Афганистана и весь этот кошмар закончился. То есть, понимаете, вот начинается такими культурными моментами – футбол, Олимпиада, спорт, желание не портить отношения с миром накануне значимых событий, а кончается обвалом системы практически всегда.

    Мне кажется, что Олимпиада в Сочи, Крым наш – это было некое  акме. Конечно, акме греки относят у мужчин к 35-40 годам. Но это было такое позднее акме Путина. Действительно, в тот момент, когда он шел  на Красной площади провозглашать о том, что Крым вплыл в свою историческую гавань - это было для истории. Все это закончилось давным-давно. Общество совершенно другое. Вот за последние года два идет быстрое изменение общества в сторону как раз отворачивания от вот этих всех восторгов «Крымнаша». Социология ничего тут не значит. Я сам много занимался социологией, проводил опросы, могу сказать, что в авторитарном обществе, которым является наше общество, простые люди социологически ненадежны, они просто боятся лайк поставить, уж тем более сказать непонятному дяде или тете что-то в опросном листе.

    Социологию за науку-то толком не признавали в советской системе. Мы привыкли чувствовать, и особенно историки, культурологи, вот этот дух, растворенный в воздухе. Он ощутим по массе разговоров. Тем более, сейчас интернете, масса взаимного общения и каких-то комментариев. Я могу сказать так, что сейчас доминирует то, что в эпоху эйфории никогда не доминирует – сейчас доминирует страх, страх перед властью, страх, что тебя бессудно арестуют и как минимум выгонят с работы. Сейчас любые опросы ненадежны. ВЦИОМ уже давно себя зарекомендовал как крайне ненадежный источник. Увы, мне известны очень многие вещи, которые даже не хочется говорить публично. Но ВЦИОМу я не верю ни на грош. А что касается, например, опросов «Левада», они честные, но респондент сам прячется в кусты, поэтому они тоже ненадежны.

    Я  думаю, сейчас происходит резкое,  аналогичное тому, что происходило с Ельциным после 96-го года, резкое падение популярности и Путина, и власти. И поэтому этот футбольный Чемпионат явно не будет новым  акме, а, скорее всего, то, что началось Зимней Олимпиадой, закончится футбольным Чемпионатом. Я имею в виду, не закончится режим, естественно, а закончится вот эта ситуация некой такой особой напряженности, в которой жило российское общество.

    Ну, это в крайних случаях  суд, а обычно увольняют с работы, сына выгоняют из института и непонятно за что. Формально – ни за что, формально – за какую-нибудь чепуху. А все знают за что. Вот сейчас в обществе растворен страх.  Мы знаем этот цикл – сначала единство с властью в упоении успехов власти, так было повсюду – и в Российской Империи, и во Французском Королевстве, повсюду. Перед концом. Потом – отворачивание, но страх этой власти. А потом страх в какой-то момент исчезает и возникает такой веселый задор. Я бы сказал, такой демонический, но веселый задор, что вот мы тебя за Можай загоним. И тут уж ничего не помешает. Понимаете, никакие танки, внутренние войска, вот все это оказывается чепухой. Этот веселый задор свергает власть. Хорошо, если как Армении – мирно и бескровно. К сожалению, мы знаем, что бывают другие примеры. Например, та же Украина в 14-м году. И та же Сирия, где подобный же задор в 2011-м году привел к кошмару гражданской войны, которая потом стала фактически войной Ирана и России на стороне Асада против большинства народа Сирии.

    Скажем, попытки закрыть Телеграм – разве это не репрессия?. Причем репрессия против всего общества. Такая массовая. Мы обычно смотрим на ленинско-сталинское время, когда массовые репрессии – это убийства сотен тысяч людей. Но есть и другие методы. Безусловно, они происходят. Люди боятся ставить лайки. Мне уже масса людей говорит, что они в Фейсбуке следят за тем, что я пишу, но боятся и комментировать, и лайкать. Разве это не страх?

    Это абсолютный страх, понимаете. Так что, репрессии идут. Но вот все дело в том, что есть репрессии-репрессии. Вот есть репрессии, становящиеся диктатурой, как большевистский режим до Второй мировой войны, когда действительно он все жал под себя и практически сопротивления почти не было. А вот умирающий режим, он может проводить репрессии, как, скажем, помните, поздний Брежнев и Андропов пытались и хватать, и сажать, и даже расстреливать за какие-то государственные преступления, как капитана Саблина. Но в итоге все равно все кончилось полным обрушением системы. Так что, здесь мы должны очень внимательно смотреть на эти циклы. Я уверен, что сейчас это умирающий режим. Это умирающий режим, это  излет чекистско-коммунистического  режима, где человек – это винтик системы.

    Его подъем был давно уже позади, он давно был. И он унес миллионы жизней. А теперь это угасание. Чем страшнее вхождение в некоторую тоталитарную сущность, тем тяжелее и выход из нее. Но, безусловно, сейчас мы имеем дело с выходом из этой сущности.

    Мы уже видим: Грузия – «революция роз», Киргизия – «революция тюльпанов», молдавские события, когда народ не поддерживает коммунистического президента, наконец, Украина, теперь Армения.

    Части бывшего Советского Союза откалываются не от России. Они откалываются от тоталитарного прошлого, в котором в некой метаформе до сих пор пребывает Российская Федерация, Белоруссия, Казахстан, Азербайджан и государства Средней Азии.

    Мы уже здесь вспоминали с вами Токвиля. Величайшее его открытие, которое редко вспоминают:  революцию делает не народ, революцию делает старый режим, революцию делает сама власть. Потому что для людей естественно самим управлять своей жизнью. Когда они сами управляют своей жизнью, скажем, выбирают себе пару в браке, выбирают себе форму работы, выбирают друзей, они не терпят, что им навязывают даже папа с мамой.

    Люди и свою жизнь организуют, пусть не всегда хорошо, но  это лучше, если организуют свою жизнь сами. Отсюда самоуправление, отсюда низовая демократия, отсюда провинциальный парламентаризм, те же провинциальные штаты во Франции Королевской. И отсюда, в конце концов, национальный парламент и так далее. Вот когда государство начинает все брать на себя,  думая, что  они сделают лучше, хотя, на самом деле, не смогут сделать.

    В итоге, они делают всегда, абсолютно всегда хуже, властная вертикаль всегда приводит к стагнации общества, всегда, я подчеркиваю. После некоторого, пусть короткого, кратковременного успеха,  стагнация вызывает тотальную апатию, страх, потом – недовольство, а потом – взятие Бастилии. То есть революционером являются не Вольтер и Дидро, д’Аламбер, а революционером является Людовик 14-й, который в конце 17-го века полностью отменил все выборы в провинциальные ассамблеи, является Людовик 15-й, Людовик 16-й. И вот результат.

    В нашей политологической среде, причем не только российской, но уже и среди тех русистов, которые во всем мире описывают ситуацию в России, уже давно существует термин «борьба башен». То есть отдельные башни Кремля, отдельные их группы в кремлевской элите, это какие-то группы ФСБ, которые тоже далеко не едины, это группы в президентской Администрации, это некоторые другие группы. Они борются друг с другом за власть, за будущее, за право назначать преемника.

    Сейчас как раз ситуация крайней нестабильности в элитах. Крайней нестабильности. И это, естественно, только увеличивает печальные прогнозы на обрушение всей системы, потому что, как мы, опять же, видим в той же французской революции, в той же русской революции начала 20-го века, обрушение всей системы, когда рушатся и институты, и нравственные, общественные ценности. Это всегда катастрофа. Вот умелый, гениальный политик сумеет вывести страну на уровень послереволюционный избегая самой революции. Понимаете, вот это гениальный политик. Но таковой не наблюдается сейчас, к сожалению, в России.

    Вы посмотрите, как часто сейчас одно и то же решение кем-то принимается, кем-то отвергается, кем-то осуждается в элитах. Скажем, тот же арест Серебренникова. Мы, люди культуры, в общем-то, знаем всю эту подноготную и роль там Мединского, и роль там определенных структур ФСБ, на которые он опирается, другие против этого. И поэтому одни давят, а другие, наоборот, говорят СМИ – «Больше говорите, больше возмущайтесь. Надо этих отстранить, надо других привести». Вот и таких примеров вы найдете во всех практически болевых точках очень много.

    Я напомню, что европейские  ценности – это в первую очередь ценность человека, человеческой жизни. Когда мир потерял не меньше 60-ти миллионов людей во Второй мировой войне, когда страдания ужасные испытали, я думаю, сотни миллионов, после этого человек стал главной ценностью европейской и политики тоже… Европейской, атлантической. Поэтому Соединенные Штаты выбрали совершенно беспрецедентную форму после войны.

    Они вместо того, чтобы брать контрибуции, они стали помогать восстанавливать экономику всех стран – и победивших, и проигравших, и Франции, и Англии, и Италии, и Германии, и самой. План Маршалла. И это, в общем, беспрецедентные формы новой политической жизни, которые привели к тому, что Германия и Франция стали ближайшими соратниками. Бывшие враги на протяжении веков стали ближайшими соратниками по европейскому единству. Так что, мне кажется, что ничего не провалилось. Но сейчас новое поколение граждан забывает уже об этом. И опять старый эгоизм, своя рубашка ближе к телу, он действует во многих странах – в Австрии, в Италии.

    А уж в странах, в которых был этот принцип фактически внедрен классовой политикой в коммунистический период, я имею в виду – Польша, Словакия, Чехия, Венгрия – он просто цветет, как и национализм во многих республиках бывшего Советского Союза. В свое время Черчилль сказал: «Коммунизм отличается от фашизма не больше, чем Северный полюс от Южного». И вот все это, я думаю, ставит перед нами задачу – не столько говорить, что надо фриков пускать в политику, сколько надо восстанавливать по мере сил людьми культуры, людьми политики вот эти ценности человеческой личности, в том числе личности эмигранта, безусловно, ставить ее высоко. И тогда Европа сохранит стабильность.

    Запущена непримиримая позиция Путина, который не желает восстановления единства территории Украины даже в Донбассе. Вообще, болезненная такая модель Путина – это создание в каждом государстве, которое пытается рыпаться, из бывших советских республик, некоторой зоны, не подконтрольной этому государству, но которая подконтрольна России и которая есть такая вот болевая точка, через которую можно давить на это государство. В Грузии – это, понятно, Абхазия, Осетия. В Украине – ясно, теперь Донбасс.

    Что касается Закавказья, то тут такой точкой, я имею Закавказье кроме Грузии, это Карабах, который вроде бы армяне имеют, но в то же время они его имеют незаконно с точки зрения международного права. И балансируя на этих отношениях между Азербайджаном поставками оружия, правами Карабаха, Путин легко ставит на место того же Саргсяна в международной политике. Внутри – да, он свободен. А в международной политике очень жестко его из-за этого контролирует. То есть это очень грубый метод. Я бы сказал, что это бандитский, в общем, метод, потому что он приводит к гибели множества людей. Но он — эффективный метод. И какие, собственно, войска могут быть введены в Донбасс? Я имею в виду Донбасс, который сейчас контролируют ДНР и ЛНР.

    Только те, которые позволит Путин. Если Путин не позволит – никто ничего не введет. Скажем, если мы представим, что Путина нет и что некая новая русская власть хочет восстановить добрые отношения с Украиной, это можно сделать в течение нескольких месяцев. Я не говорю, что это можно сделать в один день, это можно сделать в течение нескольких месяцев. То есть необходимо восстановление контроля над границей, это могут сделать и украинские войска, и миротворцы. Необходимо введение миротворцев в Донбасс, потому что, к сожалению, то, что произошло за последние 4 года, так далеко увело эту часть Украины от остальной Украины, что просто их воссоединить в один день не выйдет, там  могут быть и самосуды.

    Но Европа должна сделать этот процесс плавным и постепенным, юридически выверенным, гуманитарно корректным. И то же самое, кстати говоря, если пойдет речь о возвращении Крыма, Осетии и Абхазии в страны, в которых они раньше находились. Приднестровье – это не путинских рук дело. Но Путин его активно эксплуатирует доставшееся в наследство от эпохи Ельцина, так же, как Карабах, непризнанное государство.

    Десятки людей в нынешней кремлевской элите в частных беседах со мной говорили о том, что политика Путина в Крыму полностью обанкротилась, что этот Крым не стоит вообще и десятой доли тех издержек, которые… Это люди циничные, они не говорят о международном праве. Они говорят о тех издержек, которые Россия получила от этого – изоляцию, изгнание из «восьмерки», экономическую стагнацию, переориентацию на Китай с его грабительской по отношению к России экономической политикой. И, наконец, личная тема, что каждый из них, наворовав немало и переведя куда-нибудь на Каймановы острова или в Панаму, хочет распоряжаться своими деньгами, и не хочет, чтобы завтра британское правительство их нашло  и лишило бы их добра. Поэтому все очень этим недовольны. Путин обещал другое, Он обещал в своем узком кругу, что фактически он создаст в Европе новый порядок, свой порядок. Он создаст великую Россию, которая будет контролировать и бывший Советский Союз, и в некотором отношении будет лидером Европы, вот этой правой Европы. Я очень хорошо помню, я был тогда еще, меня приглашали, был на Валдайском форуме сентябрьском 2013-го года, где Путин выступал с большой речью, окруженный европейскими политиками правового толка, и давал эту программу общеевропейского консерватизма. И все ему рукоплескали как общеевропейскому консервативному лидеру. Но, понимаете, вот эти 4 года показали, что ничего он этого сделать не смог. И в итоге мы просто оказались, как это культурно сказать, в глубокой яме.

    Очень многие это видят. Простые люди, может быть, не все понимают. А в кремлевской элите это понимают все. Только одни готовы с этим смириться. Скажем, как старые ФСБшники, которые привыкли так жить в осажденном Советском Союзе. А другие не готовы, особенно молодые волки, которые хотят накопить такие же деньги, как эти старики, и использовать их так, как сейчас их используют все культурные люди во всем мире, а им это не дают. И как раз этот Ким Чен Ын – для них страшная перспектива иного пути России. Я думаю, что, конечно, такого пути у России нет, но страшный такой монстр – он перед глазами этих людей.

    Я вот наблюдаю за движениями общественного сознания в Германии. В, в общем-то, таком центральном государстве Европы. Государстве, которое в некотором роде нам близко, потому что оно тоже пережило тоталитарную диктатуру, но, слава богу, ее изжило, в отличие от нас. И вот, что интересно. Посмотрите, вот недавние выборы в Германии. в западной части Германии правые силы, та же «Альтернатива для Германии», терпят полное поражение. Там принимают беженцев с распростертыми объятиями. Я знаю, в общем-то, как это происходит. И считают это своим христианским и моральным долгом и верующие, и неверующие.

    А в восточной части Германии, особенно, в Берлине и в южной части бывшего ГДР, в Саксонии, там эта «Альтернатива» получает чуть ли не большинство голосов в некоторых избирательных округах, абсолютное большинство голосов даже на некоторых участках. То есть старое коммунистическое сознание эгоизма социального, докоммунистического эгоизма, помноженное на национализм вот этого ГДР бывшего, оно дает такой эффект. Так же, как дает его, к сожалению, в Польше. Только теперь уже не в левой, а в правой форме. Дает его в Словакии, дает его в ужасном виде в Венгрии, которая является в данном смысле лидером, я бы сказал.

    И, к сожалению, все больше и больше и в Чехии – Земан и все прочее. Но, посмотрите, это все страны бывшего советского блока. То есть я думаю, что до размыва западноевропейского культурного целого еще очень большой путь. А, может, его и не произойдет. Посмотрим.

    По материалам https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2218948-echo/   подготовил В. Лебедев

     

     

     

Комментарии
  • Константин Глинка - 12.06.2018 в 19:44:
    Всего комментариев: 93
    Когда я слышу слово "культура" от зубовых, рука невольно тянется к кобуре.
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 7
  • MurKLnT2 - 16.06.2018 в 09:18:
    Всего комментариев: 165
    Тебе не стыдно было писать эту гадость, юморист? Ты ещё саблей махни, сатирик, культуру он слышит, пошляк.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 17.06.2018 в 02:14:
    Всего комментариев: 393
    Образец подхода к истории, данный человеком высокой личной культуры. Так что вполне объяснимо его стремление подчеркнуть влияние культурного развития на Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
    • redactor - 17.06.2018 в 03:03:
      Всего комментариев: 443
      Он не просто однофамилец. По материнской линии - потомок самого Михаила Глинки.
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • MurKLnT2 - 18.06.2018 в 21:04:
    Всего комментариев: 165
    Итак, "открытия Токвилля - вообще фигура речи, а взгляды Зубова - просто интеллигентное вещание", и давайте перестанем на культуру даже оглядываться. Ай, молодец, OW, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 19.06.2018 в 07:54:
    Всего комментариев: 393
    Ну вот! Наглядный пример тренда культуры со времён Шпенглера...
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • ow@pisem.net - 19.06.2018 в 10:13:
    Всего комментариев: 393
    Господин МИГ! Я поклонник Токвилля с тех пор, как прочитал 25 лет тому назад, в Америке, его "Демократию в Америке". И не вам, передёргиванием даже не фраз, а отдельных Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
    • ВлИвАл - 01.07.2018 в 16:04:
      Всего комментариев: 2
      Для демократии нужны граждане. Восстановление территориальной целостности Украины в её нынешнем состоянии ни к чему хорошему не приведёт. Её лучше всего Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?