Независимый бостонский альманах

Путин открывает быстрый путь в рай

19-10-2018
  • Описанная президентом модель применения стратегического оружия считается наиболее рискованной. Но слова Путина отражают актуальную тактику Кремля goltsНесомненно, самыми впечатляющими на очередной встрече президента с экспертами клуба «Валдай» были рассуждения Владимира Путина о способности России нанести так называемый «ответно-встречный удар» (launch on warning по американской терминологии): «Мы готовы и будем применять ядерное оружие только тогда, когда удостоверимся в том, что кто-то, потенциальный агрессор, наносит удар по России, по нашей территории».

    «А они просто сдохнут»

    Президент отметил, что в стране создана и постоянно совершенствуется СПРН, система раннего предупреждения о ракетном нападении. «То есть эта система фиксирует в глобальном масштабе, какие старты стратегических ракет из Мирового океана, с какой-то территории произведены, — разъяснял собравшимся иностранцам верховный главнокомандующий. — И когда мы убеждаемся (а это все происходит в течение нескольких секунд), что атака идет на территорию России, только после этого мы наносим ответный удар. Это ответно-встречный. Почему встречный? Потому что летят к нам, а навстречу полетит в сторону агрессора. Конечно, это всемирная катастрофа, но я повторяю, мы не можем быть инициаторами этой катастрофы, потому что у нас нет превентивного удара. Да, в этой ситуации мы как бы ждем, что в отношении нас кто-то применит ядерное оружие, сами ничего не делаем».

    Очевидно, не удовлетворившись произведенным эффектом, Путин ударно завершил пассаж: «Агрессор все равно должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы — жертвы агрессии, и мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют».

    Рискованная модель

    Строго говоря, главковерх не сообщил ничего принципиально нового. Действительно, в российской Военной доктрине нет упоминаний о превентивном ударе. Хотя справедливости ради стоит напомнить, что секретарь Совета безопасности Николай Патрушев в интервью «Известиям» в 2009 году утверждал, что в готовившуюся тогда новую доктрину будет внесено положение и о превентивном ударе, и о возможности использования ядерного оружия даже в локальных конфликтах. Тогда, благодаря усилиям экспертного сообщества, эти откровенно провокационные положения в доктринальный документ не попали.

    Что же касается ответно-встречного удара, схему которого вполне точно изложил президент, то он, к сожалению, забыл упомянуть (или военные советники забыли проинформировать его на сей счет), что подобная модель применения ядерного оружия давно считается наиболее рискованной и дестабилизирующей.

    Дело в том, что система предупреждения о ракетном нападении способна ошибаться и неоднократно ошибалась в прошлом. Так, согласно данным американского Центра оборонной информации (the Center for Defense Information), с 1977 по 1984 годы американские системы предупреждения о ракетном нападении генерировали 20 784 ложных сигнала об атаке на Соединенные Штаты. В 1983-ом году советская система СПРН выдала сигнал о массированной ракетной атаке против СССР. Человечество уцелело только потому, что подполковник Станислав Петров, дежуривший в тот день, на свой страх и риск решил, вопреки установленным инструкциям, не докладывать высшему руководству о сигнале, справедливо посчитав его ложным. В январе 1995 года Борис Ельцин активировал свой «ядерный чемоданчик», получив сигнал о ракетном нападении из-за запущенной из Норвегии метеорологической ракеты.

    Как российские, так и американские эксперты неоднократно призывали Москву и Вашингтон начать переговоры о взаимном отказе от концепции ответно-встречного удара. Этому была посвящена опубликованная три года назад в «Нью-Йорк таймс» статья американского генерала Джеймса Картрайта и его российского коллеги генерала Владимира Дворкина. Её авторы подчеркивают, что решение о пуске ракет высший руководитель страны вынужден принимать в кратчайший промежуток времени — за 15−30 минут. В такой ситуации огромную роль будет играть характер и умонастроения человека, который обречен решить судьбу планеты. И здесь залихватский фатализм, сквозящий в рассуждениях Путина о том, кто окажется в раю, а кто обречен гореть в аду, выглядит, мягко говоря, не слишком адекватным предмету обсуждения.

    Любимая тема

    Тема обладания ядерным оружием и, главное, намеки на способность его применить, постоянно присутствуют в выступлениях российского президента. Чего стоит фраза «А зачем нам такой мир, если в нем не будет России?» в ответ на вопрос о готовности использовать ядерное оружие. Уместно вспомнить, что успехам в создании ракетно-ядерных вооружений была посвящена добрая половина последнего путинского послания Федеральному собранию.

    О том, что Москва обогнала «партнеров» в создании гиперзвукового оружия президент не забыл упомянуть и выступая в Валдайском клубе. Ранее в телефильме «Крым. Путь на Родину» о военной операции по присоединению полуострова Путин заявил, что Россия в тот момент могла привести к боевой готовности и ядерные силы: «Мы готовы были это сделать. Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить». Позже, уже в другом фильме «Миропорядок», Путин говорил о пусках крылатых ракет «Калибр» и подчеркнул — это доказательство того, что у России есть мощное оружие и «есть воля его применить, если это соответствует национальным интересам нашего государства и российского народа».

    Такая зацикленность не случайна. Фактом является вступление России в новую военную конфронтацию с Западом. При этом страна не обладает ресурсами СССР: у нее слабые и ненадежные союзники, не слишком эффективная промышленность, вряд ли способная к массовому производству вооружений, а также стареющее население, из которого уже не сформировать пятимиллионную армию. Чем, спрашивается, сдерживать врагов? Остается ядерный козырь.

    Но с ним есть одна проблема. Недостаточно обладать тысячами ядерных боеголовок. Ядерное оружие превращается в эффективный элемент внешней политики только в случае, если дополняется безрассудством его владельца. Советский ядерный потенциал был важным инструментом в международных делах, потому что в Вашингтоне допускали: «кремлевские старцы» безумны и непредсказуемы. Что до Путина, то он сначала создал себе репутацию вполне рационального человека, а потом стал с этой репутацией яростно бороться, всячески намекая, что готов в случае необходимости «нажать на кнопку». Не исключаю, что рассуждения про ад и рай в контексте ответно-встречного удара и являются реализацией такой стратегии.

    На тонком льду

    Однако это опасно, даже если речь идет о стратегическом блефе. К катастрофическому развитию событий в условиях какого-нибудь очередного кризиса может привести даже не намерение предпринять военную агрессию, а стремление оказать давление военными средствами — попросту говоря, напугать оппонента. Вспомним хоть об угрозе начальника Генерального штаба Валерия Герасимова нанести удар по американским носителям «Томагавков» — то есть кораблям и самолетам — если они будут угрожать российским военнослужащим в Сирии.

    Именно так началась Первая мировая война. Желая добиться политических целей, противостоявшие друг другу страны объявили всеобщую мобилизацию. И тут же включились процессы эскалации, военные расчеты подменили собой политическую волю — все боялись опоздать, позволить потенциальному противнику быстрее развернуть войска.

    Будучи гораздо слабее Запада в новом противостоянии, Россия в случае конфликта станет действовать максимально быстро и постоянно поднимать ставки. То есть балансировать на грани ядерной войны.

    Представим, что в ходе очередного политического конфликта с Западом Москва, желая продемонстрировать серьезность намерений, может объявить о введении все той же повышенной готовности ядерных сил. Вашингтон при Трампе ответит тем же. Не дай Бог, в этот момент снова ошибется СПРН одной из стран. Тогда останется надеяться лишь на то, что Трампу и Путину достанет хладнокровия подполковника Петрова…

    https://openmedia.io/exclusive/pochemu-putin-vse-chashhe-napominaet-o-yadernoj-moshhi-rossii/

    Приложение,

    Глеб Павловский

    putin speaks

    Замечание Путина, которое выглядело очень неприятно в весеннем  фильме Путина, где он сказал как-то даже с лихой безответственностью: «Да, мир погибнет. А зачем нам мир, если в нем нет России?» А вообще-то говоря – вот я сразу подумал, — что, друг, ты был когда-то членом партии. Тебя бы за такое заявление исключили бы из партии немедленно и со свистом. Потому что доктриной официальной было не то что мы уничтожим мир, а то, что мы не допустим войны, то, что люди и страна достаточно сильны, чтобы не допустить войны и навязать мирную политику своим соперникам. А тут даже нет об этом слова.

    Я увидел, что он удивительным образом некомпетентен в одной важной позиции ядерного сдерживания, которая с 60 годов укрепилась, уже была понята в обоих центрах – и Вашингтоне и в Москве. Сперва, действительно, в 50-е годы мыслили так: Мы видим, что на нас несутся (тогда еще не ракеты сначала а бомбардировщики; мой отец строил на крышах такие домики с колоннами, их принимают за архитектурные украшения. На самом деле, там должны были сидеть наблюдатели и смотреть с биноклями, когда приближаются американские бомбардировщики) – да, на нас летят ракеты, на нас летят бомбы — мы уничтожаем, пускаем все сразу, по всем целям, в том числе, населенным пунктам все наши заряды. Уже с 60-х годов после Карибского кризиса начали отделять города… то есть города стали убирать из ядерных целей. Это очень важный момент.

    Из соображений того, что даже в случае войны мы не хотим уничтожения мира и страны и понимание того, что твой враг тоже — это было, в общем, более-менее известно, что города как таковые, конечно, пострадают, особенно индустриальные центр и города, около которых есть крупные военные объекты, но даже такая цель как политическое руководство другой страны – страны врага, она ушла из целей, потому что возник естественный вопрос: Ребята, а мы что, вообще не предполагаем возможности на каком-то этапе, пускай уже уничтожив половину стран, договориться, остановить? А если нет руководства, то с кем договариваться?

    Даже это стало уже обсуждаемой проблемой, и она обсуждалась и в Москве и в Вашингтоне, и принимались соответствующие решения. Я не знаю, естественно, не участвовал в этих обсуждениях. Но общая тенденция была, и американцы над этим много работали. Даже американские президенты, достаточно агрессивные, как Эйзенхауэр и Рейган, они понимали эту проблему, что так нельзя.

    В эту проблему вдумывались политические руководства Америки и Советского Союза, когда у них возник достаточный потенциал. Он же не всегда был большим. Стал достаточным в 60-е годы и уже превысил любую разумную достаточность. Тогда они стали об этом думать.

    А есть такая, например, вещь, как известная российская система «Периметр». Она строилась в 70-е, 80-е годы советским руководством. Такая машина, она как раз рассчитана на то, что если будет уничтожено политическое руководство, и некому будет принимать решение, то она сама, как «Терминаторе» SkyNet, отправит всё что осталось. Это опасная вещь. Я надеюсь, что с ней как-то разумно работают.

    Путин не ориентирует вообще на эту проблему. Крайне легкомысленное представление о последствиях. А он знает, что такое ядерная зима. И вот мне странно, что не высказываются академики, которые разрабатывали модели того, что получится даже при ограниченном пуске не всех ядерных вооружений. Потому что, кстати, и в Советском Союзе была очень серьезно развита эта проблема модели ядерной зимы, которые показывали, что не сразу, но, в конце концов, никто может не уцелеть. Другие будут погибать позже вследствие исчезновения еды, температуры…

    Насчет рая я совсем не уверен, что это заготовка для Путина. Может быть, такая вот варварская шутка. Он хотел одновременно сказать, что мы не применим ядерного оружия первыми, и он напомнил, что у Америки нет этого запрета, его, действительно, нет по американской доктрине. Не потому, что они собираются напасть первыми на Россию, а потому что они не знают, в каких ситуациях может понадобиться применение ядерного оружия.

    Здесь эта его шутка, она крайне неудачна и, вообще, она вызывает плохое отношение у других стран, которые вовсе не являются участниками конфликта России с Америкой и совершенно не собираются сопровождать нас в рай, ад или куда бы мы не отправились. «А мы-то при чем? — они думают. – Чего это вы, ребята? В что, с ума сошли?» Эту сторону чувствовало даже Политбюро, понимаете? Что мы действуем в интересах всего мира, мы постараемся не допустить ядерной войны. Это с начала до конца. И даже Сталин это говорил.

    А что касается идеи того, что погибший на войне сразу попадает в рай, знаете, это не соответствует ни одной из известных мне религий.
    Эхо Москвы

     Дмитрий Муратов

    (издатель "Новой газеты")

  • Dmitry_Muratov
  • Я знаю людей – ученых, очень продвинутых предпринимателей, общественных деятелей, артистов – которые в момент этого теракта (в Керчи) поняли, что это сейчас будет использовано для того, чтобы двинуть танки и чтобы взлетели самолеты. Да. И в глазах народа это была бы, типа, оправданная история.И мы видели во всех ток-шоу, как фактически к этому разные депутаты и так называемые лидеры общественного мнения  уже начали фактически вторжение. Слушайте, они уже просто в «Эмках», с Наганами, они уже сидели на башнях в своих этих студиях ток-шоу. Они уже пошли танками на Украину!И вот эта военизация сознания, военизация сознания– это же инсталлировано всеми страшными криками  Ну, первым глубокоуважаемый мною режиссер, но как мыслитель и общественный деятель я не понимаю, , как он мог  сказать, что мы можем применить ядерную бомбу. Это был Карен Шахназаров в одном из ток-шоу на телевидении.

    Потом вопрос о том, что вообще воевать или не воевать? Конечно, воевать, если есть такая возможность, давайте воевать. Уже Совет Федерации, который единогласно голосует за право делегировать одному человеку возможность объявления войны. Уже все воинственные голоса… Ксенофобия.  Вы знаете, как слово переводится, да? Ксено – это  другой, чужой. Это ненависть и страх к чужим.

    Вот эту ксенофобию раскрутили во всем обществе до состояния доблести. Быть человеком, готовым на убийство, вдруг стало патриотичным.

    Такое ощущение, что сейчас нужно это движение «За мир», нужно вспоминать стихи Максимилиана Волошина и Евтушенко. Нужно, чтобы Шевчук заново поехал по нашей стране и другим с туром «Не стреляй».

    Впору, ей-ей, говорил с очень умным человеком, которого давно знаю. Впору объявлять реальное движение общественное новое в нашей стране, движение в защиту мира.

    Помните, в Советском Союзе боролись за мир, письма какие-то писали в Белый дом из «Комсомольской правды»? Вырезали такие талончики и туда отправляли. Всякие ансамбли пели интернациональные.

    Если мы были пугалом для всей планеты и сумели когда-то в Рейкьявике, Горбачёв и Рейган, ни капли не нарушив интересы своих стран, прекратить испытания, сократить оружие по триаде ядерной. Достаточно, чтобы мир оказался в ощущении безопасности.

    Но сейчас-то табу со слова «ядерная война» снято, сейчас уже начнут… Люди эксперты уже начали прикидывать: а, вот например, чем мы ответим на то, что Украина приобрела самостоятельность, автономность своей Украинской Православной Церкви? И уже актер Охлобыстин с огромным количеством откликов пишет «Только вперед, только, значит, мочить». Последние 4 года постепенно слой за слоем дикой пропаганды и «Можем повторить», значит, на Мерседесах с надписью «На Берлин», вот с этим со всем…

    Вот эта готовность к войне, готовность… Если сейчас в Останкино объявят конкурс на право первому нажать красную кнопку, которая запустит какую-нибудь ядерную боеголовку, двери выдавят!

    Потому что так очень легко протыкается у людей культурный слой. Вот этот культурный «А ничего нам не будет. А ничего нам не будет. Нас здесь нет. Это не мы выпустили бомбу». А вот это разве не является второй стороной готовности к войне, а? «Ха, война? Это весело! Это приятно! Это хорошо! Война избавляет от ипотеки. Да, ведь?

    «Слушайте, ну, зато ипотеку можно будет не платить».

    Помните, как когда Крым присоединился к Российской Федерации, или Российская Федерация присоединила Крым, было сказано «Да не надо им долги платить тем украинским банкам, у которых взяли», да? Обнулили? Обнулили!

    И здесь это же сознание: «Ну, ничего. Мы так живем, что, вот, война. Хуже не будет». И вот это начинают в народе согревать, и уже булькает.

    И я думаю, что «Новая газета» будет очень внимательно думать,  я буду говорить с Лешей Венедиктовым, со своими коллегами. Нам нужно серьезное, на самом деле, общественное движение, движение по недопущению войны.

    Эхо Москвы

     

Комментарии
  • Просто зритель - 20.10.2018 в 10:07:
    Всего комментариев: 342
    И почему мы так встрепенулись? Испугались сдохнуть и не раскаявшись?
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 22.10.2018 в 02:35:
    Всего комментариев: 427
    "Россия оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Просто зритель - 25.10.2018 в 10:09:
    Всего комментариев: 342
    Не размещайте у себя чужих ракет и будете жить долго и счастливо!
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Эдуард Бернгард - 30.11.2018 в 08:46:
      Всего комментариев: 218
      Откуда у опущенных троллей-денщиков столько гонора? Откуда у рабов такая гордость за хозяев? От имперскости, да?
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?