Независимый бостонский альманах

Новый застой

05-01-2019

Быков - крупный мыслитель, а не просто сборник всяких библиографических сведений. Думаю, что обилие фактографии ему как раз мешает. Опутывает его мышление густой сетью и затрудняет порывы к философии духа. Но с возрастной потерей памяти этот недостаток ему удастся преодолеть. В. Лебедев

 

    • Bykov-2019
    • Обсуждали мы мучительную для меня проблему, которую я обсуждал и с Маей Туровской (киновед), – возможен ли фашизм вне идеологии. Муссолини говорил: «Мы – марксисты, а марксизм называет идеологию искаженным сознанием. Мы – сторонники реальности, мы – реалисты, поэтому идеология мне не нужна. Фашизм был в средние века. Фашизм везде, где сила, талант и власть», – это дословная цитата из редактора «Аванти!». Муссолини был не глупый малый, при всем его эгоцентризме и садизме временами.
    • Для меня фашизм – явление внеидеологическое. Европа его не пережила не в том смысле, что он был не побежден. Он побежден. Но вместе с ним был побежден дух старой Европы, дух старой Германии. Коль скоро к этому привела вся эволюция германского духа, оказалось, что германский дух был болен роковой неизлечимой болезнью, каковая привела к гибели страны, к гибели этого zeitgeist’a. То, что мы видим сегодня, – это такое pasthomulus, это такое посмертное существование. При этом, что в Германии есть много живого, нового, крайне интересного. Это не та Германия, которую мы знали до Первой мировой, которую мы знали в 20-е годы. Это Германия, которая в какой-то момент переродилась и оказалась обречена.
    • Нация тоже может пережить рак. Может пережить его, а может не пережить. Можно ведь сказать, что и Камбоджа не пережила полпотовщины, потому что та треть населения, которая там уцелела, или там половина, по некоторым подсчетам, оказалась травмирована непоправимо. Переживет ли Россия нынешнюю стадию растления – тоже большой вопрос.
    • Мы говорили с Петром Мещериновым о мистике. Отец Петр - один из самых умных и глубоких и, я бы сказал, доброжелательных богословов, с которыми сводил меня опыт. Я его спросил: «Может быть, растление ведет к какому-то новому опыту?» Ну как в сексе растлением иногда называют просто сексуальный дебют. На что он сказал: «Нет, растление всегда зло, растление – это не новый опыт, растление – это гибель души. И в этом смысле большевизм уничтожил Россию, растлил ее, а вовсе не был для нее трамплином в будущее». Это давний наш спор о Ленине, понятное дело, что я в этой ситуации как раз Ленина совершенно не оправдываю, вопрос в том, что советский человек был явлением не таким простым, не таким однозначно омерзительным. Но то, что растление никогда не приводит к новому опыту, – я был очень рад от Мещеринова это услышать.
    • «Почему, по-вашему, сетка Первого канала была наполнена 31 декабря советскими комедиями? Это признание возраста целевой аудитории или попытка повлиять на настроения социума?» Понимаете, думаю, ни то, ни другое. Это как некоторое животные, спрятав нос, думают, что их не видно, так и люди, показывая советские комедии, думают, что они переместились в 70-е годы. Уже сейчас понятно, что раз не состоялся фантомный проект «Русского мира», и состояться не мог, потому что он в пределе вел к национальному самоубийству, то, во всяком случае, пытаются создать национальны проект «Застой-2». Как было хорошо, как было уютненько! Как сказал Игорь Губерман, «покой младенца, спящего в теплом говне». Давайте и дальше спать…
    • Это кстати, очень любопытно, что после такого проекта несколько истерического патриотизма, культа гибели, ура-патриотических картин, «вот мы сейчас всех», «вот мы встали с колен», – в общем, такого проекта инфантильного милитаризма-2, вернулись к проекту такого уютного застоя, которому присущи три главные черты застоя: первое – это подхихикиванье. Такой скепсис, насмешка, почти дозволенная, что и произошло в «Голубом Урганте». Такая самопародия: мы с одной стороны ностальгируем, с другой стороны – подмигиваем, да. С другой – это страх перед любыми переменами и желание «абы не хуже», то есть такая консервация на грани распада, и третья черта – это умеренный интеллектуальный подъем, то есть разрешение чуть большего. Мне кажется, что сейчас идея жестокой цензуры будет несколько ревизоваться. Будет такая попытка смягчить несколько вот эту среду.Будет дозволено расцветать нескольким цветам, рэперов будут пускать, будет некая попытка заигрывания с молодежными субкультурами, но тут ведь, понимаете, для того чтобы построить застой, нужен был сначала сталинизм, а потом оттепель. Застой был временем отвратительным, да, субъективно, но довольно бурным интеллектуально. Он был таким, действительно, Серебряным веком Советского Союза, наш Серебряный век.
    • Человек перестает зависеть от государства. Более того, он становится ему враждебен и в огромной степени он считает его токсичным, делает все для того чтобы его избегать. Главная тенденция мира – самоуправление. И рэп, как такая поэзия нонконформизма, полного отсутствия иллюзий насчет государства, очень перспективна. Владимир Путин уже сказал, что «если не можешь остановить – возглавь», но это невозможно возглавить именно в силу того, что эта идея не предполагает вертикальной структуры. Она в каком-то смысле антивертикальна априори. И поэтому у них не получится это возглавить. Они могут позвать к себе рэперов на Новый год, а рэперы все равно споют что-то против них и не встроятся в их вертикаль, потому что, если вы помните, главная точка полемики Оксимирона и Гнойного была в том, что они взаимно упрекали друг друга в той или иной степени сотрудничества с властями, в той или иной степени конформизма.Сегодня – время принципиально нонконформистское, и без новой идеи музыкальный взлет, да и вообще культурный взлет не случается. Понимаете, я боюсь, что массовое увлечение чем-либо все равно имеет корни в философии и политике, а никогда не, допустим, в бабках.
    • Мне кажется, что гражданская война будет здесь вспыхивать всегда, если не будет либо террора, либо войны, либо общего дела. Святая вера в общее дело, в необходимость какого-либо проекта, будь то полет на Марс, – это довольно характерная российская черта, это и есть русская национальная идея. Другое дело, что русский социум, каким он существует сейчас, конечно, обречен на изменение. Потому что такая пестрая и такая неосвоенная, и такая огромная страна, все время разрывающаяся как тяни-толкай, – это, разумеется, неправильно. Нужно ее как-то структурировать. Нужно найти такую структуру, которая позволила бы развиваться местному самоуправлению. А так, разумеется, при первом освобождении, при первом веянии тепла начинается вместо совместной работы, вместо усиленного обустройства, вместо реформирования, вместо забот о собственной жизни, начинается дележка. И это, конечно, катастрофа.
    • Конечно, распад СССР – это патологическое, нерациональное, это неправильно следствие из того, чем была перестройка. Перестройка должна была обернуться философией какого-то общего дела, артельного действия. А обернулась территориальным распадом, и это, разумеется, неправильно. И пока не будет выработан какой-то новый территориальный принцип, который позволил бы на местах сколько-нибудь самостоятельно управляться, ни о какой реформе, ни о какой радикальной свободе говорить совершенно невозможно. Свобода начинается с ответственности. Иначе мы так и будет существовать в гражданской войне, в погроме, в постоянном взаимном истреблении, в разрывании друг друга по этим осям.
    • Для того чтобы был застой, нужно несколько лет всеобщего высшего образования, нужно проявление прослойки пусть шарашечных, но физиков, нужны моральные столпы, такие, как Сахаров, или, из младших, как Подрабинек. Нужны люди, которые готовы заниматься формированием интеллектуальной среды, учителя-новаторы, создатели интеллектуального продукта. Нужны новые Стругацкие, новые Тарковские, новые Любимовы, и так далее. Современная Россия – это труба значительно ниже, дым пожиже, и я хочу сказать – вот это очень важно: недостаточно создать политический застой, чтобы воспроизвелась культурная ситуация. Именно поэтому «Ирония судьбы-2» при всех фантастических допущениях, при всех своих диккенсовских рождественских, розовых интонациях, играла с довольно большой интеллектуальной цитатной клавиатурой. Она использовала аппликатуру советского сознания, нажимала на нужные кнопки. Сегодня этих кнопок попросту нет.
    • Да, сегодня появилась интеллектуальная молодежь, действительно такой взрыв, но для того чтобы застой стал более интеллектуален, плодотворен, креативен, для этого в стране должны быть – вы не поверите – некоторые моральные обстоятельства. Для этого нужно, как учит нас Марья Розанова, при неправильных делах говорить правильные слова. У советского человека при его фарисействе, при его двойной морали, двойной, а то и тройной, действительно, было представление, когда он нарушает эти границы. Иногда он их нарушал, иногда совесть в нем говорила.
    • Сегодняшний человек полностью распоясался в фейсбуке, и вся жизнь для него – сплошной фейсбук. Для него понятие моральной нормы так же утрачено, как это предсказывал Ницше. Ницше в «Утренней заре» – это такая самая исповедальная, все-таки, его работа, мы сейчас об этом поговорим, писал: «Мы еще нравственны, но мы нравственны по инерции, в нас живет инерция стыда». Инерция совести. Я, собственно говоря, это имел в виду, там это в прямую процитировано, когда писал про 70-е годы:Тогда была известная среда –Тоска и драки спального районаИ, так сказать, инерция стыда,Зароненного в нас во время оно.

      Я, собственно, там и говорю, что:

      С людьми эпохи бурной, полосатой

      Я их бы соотнес – и то едва, –

      Как дерево с балконною рассадой;

      Но и рассада все-таки жива.

      Это было время все-таки живое. Какие-то зерна либо старой русской культуры, либо революционной романтики, сомнительной – да, пошлой – да, но это было живо. Сегодня – это даже не балконная рассада, сегодня это какие-то искусственные растения и мутанты. Какой может быть застой, какой может быть интеллектуальный прорыв, когда нет главной приметы застоя – его морального климата, когда всех мучила совесть.

    • То есть люди понимали, что они неправильно живут, они ожидали расплаты, как и люди Серебряного века. Идея гибели, идея расплаты – неслучайно повесть Тендрякова «Расплата» появилась в 1978 году – витала над страной, и я это хорошо помню.

      И мне поэтому Блок понятен, он тогда очень хорошо читался. Вот эта любовь к гибели, предчувствие великого катаклизма, предчувствие, что всем придется рассчитываться за этот временный покой – эта эсхатология витала в воздухе и очень ощущалась. Сегодня ощущения расплаты нет. Сегодня большинство говорит: «Ну а че? А нормас. Никогда так хорошо не жили». И дай бог не хуже. Они не понимают, что это уже тоже past humulos, что это тоже уже посмертное существование. И в абсолютной утрате любого морального критерия, в лихорадочных, истеричных попытках его нащупать, иногда от противного, – тоже сознание того, что мораль-то закончилась, морали больше нет. Вот в чем актуальность Ницше сегодня. А в чем, на какие опоры вы собираетесь облокачиваться, где вы собираетесь найти сегодня какой-то оптимизм?

      Вот постоянные разговоры, кстати говоря, о послепутинской России. Ясно же, что она когда-то будет, не может ведь быть вечного застоя. Мы много спорим сейчас, вернулась ли Россия к национальной матрице, или это все-таки эксцесс. И вот подавляющее большинство людей на все мои разговоры о том, что пришли новые небывалые молодые, говорят: «Ну, это всегда так было, это растворится в массе, это нормально. И все они будут такими же конформистами, и никаких не будет перемен, и еще 30 лет также будет, и войны не будет, и расплаты не будет». Это конец. Отречемся от старого мира и полезем гуськом под кровать. Вымрут последние, кто помнит 90-е годы…

    • У меня тоже есть стишки об этом в новой книжке, «вот вымрут все…». Нет, мне это слушать смешно. Но просто во время застоя у людей было ощущение, что воздух иного времени уже подувает сквозь щели. Сегодня либо этот воздух еще не подувает, либо этого ощущения нет. У меня, во всяком случае, с моей довольно сейсмической чуткостью, уж поверьте мне, есть ощущение скорых сдвигов. Но огромное большинство испытывает словно какое-то злорадное наслаждение, оно с каким-то остервенением, с каким атеист говорит, что бога нет и нет никакой надежды на жизнь вечную, с таким же остервенением они говорят: «Да нет, да что вы, да это Россия, она такая, она никогда другой не была, да радуйтесь, что не сажают, да и слава богу». Что вам там «Голубой Ургант», да это еще прорыв, да это еще бездна интеллектуализма, радуйтесь, что не 37-й, да и так будете гнить, и дети ваши сгниют. Меня это почему-то не устраивает, и главное меня не устраивает, что это говорится с таким остервенением, которое очень редко способствует правде.

      Так что, мне представляется, что попытка имитировать застой сегодня по ряду причин обречена. Серебряный век не получается, сейчас не Серебряный век, сейчас такой 40-й год, который расцветом культуры отнюдь не сопровождался. Правда, сопровождался внезапным расцветом филологии, публикацией переписки Блока и Белого, но это все-таки другое.

      Если говорить о России, то не далее как сегодня мы вспоминали с Мещериновым и Елисеевым, говоря о таком устойчивом типе русской религиозности, – это «Грешить бесстыдно, непробудно…» Блока. Так вот, я собираюсь читать и объяснять «Грешить бесстыдно, непробудно…». Оно характеризует эпоху. Я только сомневаюсь, можно ли сегодня с прежним надрывом или с прежним, наоборот, горьким спокойствием, в любом случае, с достоинством, произнести: «Да, и такой, моя Россия, ты всех краев дороже мне».

      Вот к этому я не готов. То есть я понимаю, что она мне всех дороже. Но я не понимаю, правильно ли это. И надо ли гордиться тем, что она мне всех дороже.

      Три, да еще семь раз подряд

      Поцеловать столетний, бедный

      И зацелованный оклад.

      А воротясь домой, обмерить

      На тот же грош кого-нибудь,

      И на перины пуховые

      В тяжелом завалиться сне…

      Да, и такой, моя Россия,

      Ты всех краев дороже мне.

      Да, вот Россию лучше всего характеризует вот это стихотворение, не зря оно относиться к середине 1910-х годов.

      А вспомните в «Так жить нельзя» или в «Великой криминальной революции», в «России, которую мы потеряли» – во всей трилогии Говорухина. Длинные ряды сцен у пивных, драк у пивных, лица из серии «Их разыскивает милиция». Да, такое антропологическое перерождение. Оно имело место, и действительно, в застое люди не только творят интеллектуальные шедевры, но они и вырождаются, потому что климат застоя довольно растлителен, как и всякая двойная мораль.

      Я вот с Веллером недавно делал интервью, и он говорит, что нынешний запах эпохи с запахом застоя можно сравнить как запах здорового дерьма с запахом гниющей плоти. То была гниющая плоть, атмосфера была невыносимой, все сколько-нибудь талантливые люди уехали, спились или замолчали: к 1984 году тут было шаром покати. Да, наверное, это так. Поэтому я еще раз думаю, что тот застой был и потрагичнее, и посерьезнее, в каком-то смысле самоубийственнее, чем нынешний. Это все равно, что сравнить роман Баяна Ширянова «Низший пилотаж» с «Москвой-Петушками». «Москва-Петушки» – великий текст, «Низкий пилотаж» – кислая алкогольная наркотическая отрыжка, и не о чем там говорить, простите меня, хотя Баяна Ширянова очень жаль.

      Я это все к тому, что эпохи действительно несопоставимы, но вырождение – главное содержание эпохи, просто тогда еще было чему вырождаться, а сегодня это такое уже посмертное бытие, почти ангельское, кстати. Поэтому столько ангельских лиц, красивой молодежи. Просто уже ничто не имеет смысла, и ни одно слово не весит.

      Я и тогда считал, и до сих пор считаю, что Путин лучше Лужкова, потому что мы получили бы то же самое, и гораздо раньше. И Примаков, и Путин – я не вижу принципиальной разницы. Но, конечно, это время выявило страшную гнилостность всего социума в целом. И из грехов Ельцина, я думаю, это будет рассматриваться впоследствии как едва ли не главный.

      Если есть конкретная власть – идеологическая, в любом случае, с каким-то практиками четкими, понятными, с четкими «можно» и «нельзя», – ей можно что-то противопоставить. Это та самая благотворность абсолютного зла, томас-манновская, о которой я так часто говорю. Но когда вам противопоставлена резина, которая сама по себе не соблюдает ни одного собственного правила, когда против вас коррумпированная, гибридная диктатура, ватная стена, – противопоставить творческое усилие ей очень трудно.

      Материал по передачам "Один" подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • PP - 05.01.2019 в 09:33:
    Всего комментариев: 19
    Дима, бесспорно, начитан, но, к сожалению, от природы очень глуп. Писать он сам не умеет, зато великолепно пишет в стиле любого известного поэта. Этот талант у него не Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • someone - 05.01.2019 в 10:47:
    Всего комментариев: 180
    Прочитал весь текст. Быть может, я раньше ошибался, когда говорил, что тексты Быкова - шлак? Ведь не зря Редактор называет его "крупным мыслителем". Но нет, ни одной Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
    • redactor - 07.01.2019 в 02:39:
      Всего комментариев: 625
      Почтенные критики, Дм. Быков - именно феномен. У него очень мощное мышление и его политические и социологические выводы, как правило, точны. Равным образом, он Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 05.01.2019 в 11:24:
    Всего комментариев: 561
    Творческое усилие здесь представлено в виде не очень связного потока сознания мастера красивых словосочетаний. Действительно, это невозможно противопоставить Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Червона Калина - 05.01.2019 в 15:59:
    Всего комментариев: 163
    Посмотрел на фото и убедился, что год Желтой Свиньи начался на пару месяцев раньше, чем у китайцев. Читать не стал. Фото не вдохновило на знакомство с продуктом его Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • Эдуард Бернгард - 12.01.2019 в 04:57:
    Всего комментариев: 362
    "... к этому (фашизму - Эд.Б.) привела вся эволюция германского духа, оказалось, что германский дух был болен роковой неизлечимой болезнью, каковая привела к гибели Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 6 Thumb down 0
  • Червона Калина - 14.01.2019 в 06:16:
    Всего комментариев: 163
    Упоминание "идей" Ницше автором свидетельствует о полном непонимании почему они возникли или о духовной близости с ним. Как известно, Ницше последние одиннадцать Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • khyum - 19.01.2019 в 20:59:
    Всего комментариев: 89
    Какой сытый и гладкий урод...
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?