Независимый бостонский альманах

Феодально-уголовный спрут России

06-07-2019
  • "Народ, зависящий от воли одного человека, не может сохраниться, да и не заслуживает этого".                                                                                Ричард Шеридан
  • В России  за последние десятилетии возникло вполне себе оригинальное новообразование, которое лучше всего можно обозначить понятием "феодально-криминальное государство".
  • Неким аналогом могла бы служить Франция времен абсолютизма в симбиозе с опричниной Ивана Грозного и с примесью разных  банд гражданской войны.sprut4От классического феодализма мы видим в России  сословия «графьев и баронов», где должности достаются детям новых феодалов просто в связи с происхождением, и где воцарил принцип династических браков, там все сыновью-дочери разных бонз  переженились между собой, так что все князья мира сего теперь находятся  между собой в родстве. Там теперь все сплошные тести, зятья, мужья, жены и тещи, не считая нескончаемых племяников, племянниц и любовниц. Вход туда с улицы невозможен, никаких социальных лифтов. То есть мы имеем классическую итальянскую семью,  более известную в переводе как мафия.
  • Несколько примеров:Сын бывшего главы администрации президента Сергея Иванова - глава крупнейшей в мире алмазодобывающей компании "Алроса".

    Сын главы Росгвардии Виктора Золотова Роман стал совладельцем научно-производственного объединения «Квантовые технологии». В компании, согласно данным СПАРК, ему принадлежит 25%. В 2017 году он занял пост заместителя руководителя департамента спорта и туризма правительства Москвы.

    Сын главы Роскосмоса Алексей Рогозин утвержден генеральным директором ОАО «Ил» и вице-президентом Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации.

    Сын секретаря Совета безопасности  Дмитрий Патрушев занимает должность председателя правления Россельхозбанка.

    Один сын генпрокурора Артем Чайка — король мусорного бизнеса, подпольного игорного бизнеса, владелец многих фирм. Связан с уголовным миром. Другой сын, Игорь, тоже чем- то  крупным промышляет - владелец компании ООО «Агро-Регион», основной владелец (90% и более) компаний ООО «Аква Солид» и ООО «Инновации света».   Росреестр переименовал сыновей Чайки в шифры  ЛСДУ3 и ЙФЯУ9

    Дочь министра обороны Юлия Шойгу является директором Центра экстренной психологической помощи МЧС России и соучредителем «Общества психологов силовых структур».

    Сын директора ФСБ Денис Бортников - член правления банка ВТБ.

    К  тому же все они  награждаются высшими орденами государства. Пацану 25 лет, а он уже имеет орден  за заслуги перед отечеством.

    Остановлю унылое перечисление, чтобы текст не стал похож на телефонную книгу.

    см. https://www.rbc.ru/photoreport/06/06/2017/58b416609a7947e593629ec0

    Причем этот принцип наследования родовых прав прослеживается сверху донизу. На региональном уровне мы видим то же самое. Скажем,  в Белгородском городском совете засели  сыновья, дочери, зятья и прочие продолжатели династий крупных белгородских политиков и бизнесменов. Ну, и все в посты банковском деле и в бизнесе занимают они же.

    Может ли в таком виде управления существовать государство? Может, конечно. Жила же Франция сотни лет, да и Россия с ее сословиями и крепостными крестьянами. А сейчас живет Саудовская Аравия и прочие эмираты, где толпа из сотен наследных принцев имеет свою синекуру и процветает за счет нефтяной ренты. Да, так жить можно,  пока есть нефть. О реформах, науках и прорывах в технологиях лучше забыть (купим-украдем у Запада), но жить – можно.

    В России вся эта псевдоаристократия усугубляется тем, что она ранее всплыла из темных низов и несет с собой сильный уголовный привкус. Ну и усугубляется самим устройством нынешней власти в России.

    Хорошо известно, что в России социальные  институты типа судов, парламента, общественного мнения  не работают, это не более, чем декорации, чтобы выглядеть «как в Европе».  Иначе говоря, нет реального разделения властей. И нет реальной политики. Взамен появляется эрзац-политика, то есть,  конкурируют между собой ведомства. А должны были бы  конкурировать и контролировать друг друга  институты, законодательная власть, исполнительная, судебная. Место публичной политики занял византизм и интриги между силовыми ведомствами, которые давно вышли на первый план как реальные управленческие рычаги. И вот они-то абсолютно бесконтрольны.

    Говорит Михаил Ходорковский:

    «Власть Путина  строится не на законе, не на институтах — она строится на балансе конфликтов внутри его окружения. Система сдержек противовесов отличается от той системы, которую построил Путин, точно так же, как отличается государственное управление от управления бандой. Одно публично и основано на законе, другое непублично и построено на понятиях. Поэтому одно переходило в другое, то есть банды переходили в государства на протяжении тысячелетий. В принципе, можно опять подождать тысячу лет, пока нынешняя банда станет государством, но лучше это было бы сделать быстрее».

    Российские оппозиционные СМИ  отмечают  очень опасный для страны процесс, ибо возможности и ресурсы силовиков  баснословны. При этом традиционно ФСБ противостоит МВД, следственный комитет- прокуратуре, Росгвардия- полиции, ГРУ - МИДу. Теперь они начали охотно сажать друг друга. Однако, грызня в условиях распада и сокращения кормовой базы проникла внутрь самих этих щупалец спрута. Теперь даже в ФСБ контроль на банковским сектором бьется с контролем над наркотиками, служба внутренней безопасности хватает тех и других, а отделы К и Э норовят свалить безопасников. В этих разборках участвуют и какие-то бандюки, и сыновья важных чинов, и владельцы ночных клубов, хозяева кладбищ,  князья похоронных дел, кремлевские рестораторы  и так далее.

    Вот совсем свежая история  про банду фсбшников, ограбивших ГРУшный банк.

    5 июля 2019 г. гарнизонный военный суд в Москве по обвинению в разбое в особо крупном размере в составе организованной группы арестовал пятерых сотрудников Федеральной службы безопасности России. Ещё двое отправлены под домашний арест. Об этом сообщают российские агентства, не уточняя подробностей о том, к каким подразделениям относятся арестованные.

    Сообщается, что трое из них состоят в спецподразделении "Альфа", двое – в банковском подразделении ФСБ, известном как Управление "К". В числе арестованных накануне сотрудников ФСБ оказался внук генерала госбезопасности и преподавателя Академии ведомства Александр Карелин – он  является офицером управления «К» ФСБ.  Ещё один является сотрудником группы специального назначения "Вымпел". О седьмом задержанном сведений не было. За ними следили около года, а в деле фигурирует от 5 до 12 эпизодов. Подробности приводятся только об одном из них – о хищении 140 или 170 миллионов рублей в некоем банке, которое было осуществлено под видом обыска. Среди арестованных - офицер ФСБ , чемпион по рукопашному бою Владимир Маратович Урусов. Банда фсбшников сначала деньги похищали при арестах и обысках. Деньги  прятали  в  бронежилеты. Затем банда ФСБ перешла к неофициальным обыскам по поддельным ордерам и тоже крала все, что видели глаза. В итоге чекисты по наводке из управления «К» 10 июня 2018 года совершили налет на банк «Металлург» (основной (89%) владелец  — Иван Карасев, выходец из ГРУ) , изъяв 136 млн рублей и прихватив еще 4 млн. из кассы.  Наводчики гарантировали, что деньги принадлежат мошенникам, которые не будут обращаться в МВД. Бандиты из ФСБ напали на предпринимателя, который принес в один из банков 136 млн рублей для их внесения на депозит. Предположительно, они действовали по наводке сотрудника банка. Но ограбленный написал заявление, после чего и произошел вышеописанный арест всей банды. см. https://meduza.io/feature/2019/07/06/sotrudnikov-fsb-podozrevayut-v-napadenii-na-bank-vyhodtsa-iz-gru-sredi-arestovannyh-vnuk-generala-gosbezopasnosti

  •  

    sprut2

    Сотрудников ФСБ также проверяют на причастность к организованному преступному сообществу (ст. 210 УК), мошенничеству (ст. 159 УК) и превышению должностных полномочий (ст. 286 УК), а также на участие в серии похожих разбойных нападений

    Всех арестованных подозревают, помимо прочего, в хищении более 100 миллионов рублей, которые пропали во время обыска у бывшего сотрудника МВД полковника Дмитрия Захарченко. Управление "К" (официальное название – Управление контрразведывательного обеспечения кредитной финансовой отрасли Службы экономической безопасности ФСБ) в последнее время чаще всего упоминалось в СМИ в связи с делом начальника одного из его отделов – полковника Кирилла Черкалина. Он был задержан в конце апреля и помещён под стражу. Его обвиняли в получении взятки, а 26 июня ему предъявили новое обвинение – в мошенничестве в особо крупном размере. Дело против него было передано в Главное следственное управление Следственного комитета. При обыске у Черкалина нашли денег в разной валюте на 12 млрд. рублей, что измеряется уже в тоннах.

    По делу Черкалина проходят ещё два бывших сотрудника Управления "К" – Дмитрий Фролов и Андрей Васильев. По данным следствия, офицеры мошенническим путём добились от бизнесмена Сергея Гляделкина передачи им активов на сумму около 490 миллионов рублей.

    • Черкалин был одним из самых молодых и перспективных сотрудников в экономической контрразведке. Несмотря на то что ему еще нет 40 лет, он более десяти лет занимал должность начальника второго отдела Управления "К" (финансовая контрразведка). СМИ связывали с Управлением "К" и его начальником Иваном Ткачёвым громкие аресты высокопоставленных чиновников в России – например, арест министра экономического развития Алексея Улюкаева и губернатора Кировской области Никиты Белых в 2016 году.

    Но тут  вот что интересно: во время обыска у Черкалина, а ранее у полковника Захарченко (у того было  на 9 млрд. рублей) эти деньги при изятии стремительно уменьшались. Оказывается,  арестованные ныне бойцы спецназа ФСБ при обысках прятали изъятые деньги в бронежилеты. Для этого из жилетов заранее вынимали бронепластины.  Офицеры спецподразделений «Альфа» и «Вымпел» и оперативники банковского управления «К» попали в разработку в связи с участившимися случаями пропажи денег во время обысков, когда изымаются гигантские суммы. Например, из 9 миллиардов рублей, изъятых на квартире сотрудника МВД Дмитрия Захарченко, пропали 100 миллионов.

    Затем при перевозке изъятых денег в банк они еще уменьшились. И сумма продолжала усыхать при всяком контрольном пересчете уже в банке. Давиду Копперфильду тут просто нечего делать. Хотя тут действовал простой физический процесс: обвиняемые говорят, что при контрольном пересчете купюры интенсивно истирались. Потому что тшательно считали. Это напоминает советские достижения конструирование самых быстрых в мире часов, самой большой микросхемы и построение самого тупого угла.

    Символично, что происхождение 9 миллиардов полковника Захарченко в ходе долгих месяцев следствия так и не установили. Судя по всему, не очень хотели узнать правду. Ведь что с ним потом делать, если это элитный общак?

  • Информированная Юля Латынина добавляет:
  • Деньги Черкалина   в основном из банковской системы. И понятно, почему арестовали Черкалина — потому что уже несколько лет назад ушел его куратор Воронин. Новый начальник управления «К» Ткачев добивает чужих людей. Поскольку Воронин был «зубковский», а Ткачев — человек Феоктистова (генерал ФСБ), а Феоктистов — человек Сечина.Хорошо известно, что в России банки занимаются обналом и выводом денег.  При каждом российском банке есть прикомандированный эфэсбэшник из собственного управления «К», оно как раз курирует банки. И если есть 12 миллиардов наличкой, то это значит, что в стране действовал конвейер.Как он действовал? Очень просто. Глава ЦК Набиуллина закрывает банк за негодностью, и после первого предписания можно скончаться, закрыться через месяц, а можно через полгода, а разница между этими сроками,  допустим,  200 миллионов долларов. Не всегда, но в среднем. Вопрос: сколько любой банкир готов заплатить эфэсбэшникам, чтобы те отмазывали его полгода от ЦБ? Вот, собственно, часть этих денег и нашлась у Черкалина.Я напомню вам историю, что случилось с российскими банками, потому что это очень печальная и поучительная история. И началась она в 2010 году, когда охранники некоего Матвея Урина начистили ряшку некоему иностранцу по фамилии Фаассен, который недостаточно проворно уступил дорогу уриновскому «Мерсу». А на несчастье Урина иностранец Фаассен, которого он приказывал избить, оказался, как это принято выражаться, мужем «предполагаемой дочери Путина».

    Ну, принесли,  надо полагать, Владимиру Владимировичу досье на Урина. Оказалось, что на Урине пробы негде ставить, потому что это было профессиональный обнальщик, профессиональный такой убийца банков.

     К 2010-му году помывочный бизнес был уже плотно под крышей. Посадить Урина оказалось сложнее, чем Ходорковского. ЦБ приносит на Урина всю подноготную, из которой, как я уже сказала, получалось, что клейма негде ставить — и вот идет суд в декабре 2010 года, и при этом садятся только водители и охранник Урина, а Урин как бы не при делах.

    Ну, вы можете себе представить, какой шок испытал «отец нации», увидев, что, несмотря на его высочайшее распоряжение в родной «конторе» нашлись люди, которые заступаются за Урина не по-детски.

    Возможно, именно в этот момент Владимира Владимировича осенила простая мысль: А зачем, вообще, в стране частные банки? Президент Путин у нас, как известно, сторонник централизации и предпочитает поручить какую-то отрасль целиком хорошо знакомому ему человеку. Нефтью вот пусть будет заведовать Сечин. Газом — Миллер. Медиа — Ковальчуки и так далее.

    В той модели государства, которое строит Путин, частные банки не нужны. Гораздо комфортнее иметь 2–3 госбанка, которые возглавляют лично знакомые Владимиру Владимировичу люди — «Сбербанк», ВЭБ, ВТБ, ну там «Альфа» для разнообразия, в конце концов, тоже люди знакомые.

    К тому же:  делают в России  частные банки? Они отмывают деньги, если они не банки, либо они финансируют бизнес, если они, действительно, банки. Первое является преступлением. И, согласитесь — а зачем оно, второе? Если банк финансирует какой-то бизнес, значит, этот бизнес зависит от этого банка и не зависит от государства. Вдруг они профинансируют какого-нибудь Петрова из «Рольфа», а тот даст бабок Навальному? А зачем это? Куда проще контролировать всю экономику страны через несколько госбанков. Имеется возможность тогда выдать кредит друзьям на нерыночных условиях. А вот  враги или просто те, кто независим, никогда не смогут получить кредит.

    Трудно сказать, сформировалась ли эта глобальная финансовая идея в голове вождя полностью под влиянием истории с Уриным, но, я думаю, что эта история дала ей мощный толчок. Именно после этой истории началась планомерная зачистка российских банков, проводимая ЦБ и под эту зачистку попадали самые разные банки. Конечно, большая часть была тех, у кого и правда рыло в пуху. Были, однако, вполне добросовестные маленькие региональные банки.

    Важно не это, важно то, что в какой-то момент, когда ЦБ дает банку уведомление, что всё, дни сочтены, с этого момента банк функционирует только как труба: а) для вывода активов, б) отмывки денег, в) кражи денег клиентов. И количество отмытого прямо пропорционально количеству дней, которые банк работает после уведомления.

    Так, собственно, и образовался рынок, на котором подвизались Черкалин и компания. И, если мы посчитаем, что полгода загробной жизни банка — это 200 миллионов долларов, то эти полгода может купить ФСБ, защищая от страшного ЦБ. Вопрос: сколько из 200 миллионов вы готовы отдать  крыше?  Допустим, 10% всего этого досталось крыше. Вот из этих денег и формировалось то, что нашли у Черкалина.

    Речь идет о миллиардах долларов, украденных у клиентов, выведенных активов. И это вот гигантский конвейер. От мысли, что этот рынок так действовал и что российские банки в результате всех этих стекшихся звезд вместо того, чтобы стать средством финансирования промышленности, стали средством финансирования тех, у кого горячая голова и чистые руки или как там, — это внушает.

    Стоит упомянуть здесь и о деле,  Ивана Голунова, которое передано из МВД в СК. Подозреваемых в деле нет. Оказывается, наркотики попали к журналисту неизвестным науке способом. Видимо, в это чудо нам и предлагается теперь поверить.

  • Послушаем Дмитрия Муратова из «Новой газеты»:«По тем сведениям, которыми располагает редакция «Новой газеты», деньги полковника Черкалина, который в управлении «К», курировал банковский сектор России, был грозой банков, в том числе, он отвечал за прикомандированных сотрудников ФСБ к банкам, в том числе, к тем банкам, из которых, несмотря на институт прикомандированных сотрудников и большое внимание того же Черкалина, миллиарды утекали за рубеж, в первую очередь я имею в виду «Югру», «Промсвязь», банк Беджамова — эти деньги каким-то образом, несмотря на пристальное чекистское внимание, ушли.У этого Черкалина было — вы знаете эту шутку, она стала замечательной — если у Захарченко, сотрудника МВД обнаружили 9 миллиардов, а у полковника ФСБ 12, то счет как обычно, в пользу ФСБ — 12:9. Мы видим, что только за последние два года начало происходить что-то абсолютно тектоническое в ФСБ и ситуацией вокруг ФСБ Российской Федерации.Если вы помните, в 2004 году генерал Черкасов, потом он же в 2007 году сначала в «Комсомольской правде», потом в «Коммерсанте» написал статью о том, что есть так называемый «чекистский крюк» и чекисты и силовики не должны друг с другом бороться и друг другу отрубать косой ноги, потому что ЧК, «чекистский крюк» — это единственный крюк, на котором, как над пропастью, повисла страна, — написал Виктор Черкесов. Он тогда был руководителем Федеральной службой по контролю за незаконным оборотом наркотиков. До этого он работал руководителем ГКБ и ФСБ Санкт-Петербурга. Знающий человек.

    Если сначала этим крюком держали страну и отбирали ее у олигархов — об этом в своих книгах рассказывает, например, президент Путин, об этом говорят многие участники процесса, что нужно было собрать страну, победить «семибанкирщину», олигархат — хорошо, тогда никто не возражал против этого. И  он предлагал два сценария. Первый: так удержать страну, чтобы не было гражданского общества. А второй: чтобы корпоративные стандарты, на которых держится страна, вот на этом «чекистском крюке», были столь светлы, столь прозрачны, столь честны, что уж, если не гражданское общество, то хотя бы корпоративная сторона должна отличаться честностью, лояльностью друг к другу, защищать права граждан и, конечно, никогда не подставлять самих чекистов.

    Мне мой знакомый сотрудник того времени группы «Альфа», рассказывал, что когда они приехали арестовывать Мавроди, то одна из смен их группы охраняла Мавроди внутри квартиры, где находился Мавроди, а другая пришла его арестовывать. То есть людям нужно было подрабатывать. Они через прорези в глазах друг друга узнали — ну, профессионалы — и не открыли стрельбу. То есть люди должны были подрабатывать. У них не было денег. Им начали платить. Возобновилась сталинская практика, может быть, она на тот момент был необходима, но людям выдавали еще дополнительные конверты для того, чтобы люди не служили олигархам, не служили бизнесу, а служили только  стране или своей службе, были верны своей службе.

    А потом произошла коммерциализация. Вы помните, мы писали и уже не один раз, что многие из них стали получать гигантские участки земли из руководящих органов, потом тут же их продавать и моментально становиться долларовыми миллионерами. А многие из них, арестованный пару лет назад  генерал Лопырев, он раздавал возможности строиться, в том числе, вокруг резиденции Путина «Бочаров ручей» в Сочи. Я своими глазами видел этот странный дом, который возвышался фактически над президентским жильем в Сочи.

    Мы начали наблюдать, что этот крюк уже не страну держит на весу, а вообще-то, бизнесменов за яйца. Посмотрите, вот вам «Шалтай-Болтай» (группа хакеров, шантажирующих  разного рода чинов и вымогающих деньги - ВЛ). Михайлов — полковник одного из самых секретных подразделений ФСБ, который отвечает за функционирование компьютерных сетей и борьбу с хакерами и, собственно говоря, видимо, хакерстовом, оказывается, занимался бизнесом. Фролов — высокопоставленный офицер того же управления «К». У него обнаруживаются особняки в Италии. Потом его арестовывают вместе с господином Черкалиным.

    Затем пара сотрудников ФСБ — один из них представлялся неким Мишей — вымогают деньги у арестованного директора издательства «Известия» Эраста Галумова, причем высокотехнологично вымогают — криптовалютой. Им нужно заплатить требуемые, по-моему, 3 миллиона евро биткоинами. Андрей Ковальчук, который от спецслужбы отвечает за кадры, попадается на этих почти 400 килограммах кокаина в российском посольстве Аргентины.

    И это происходит всё время. Если долгое время ФСБ было не подсвечено, как говорят в определенных кругах, то теперь внутри этой большой компании, службы начали сражаться друг с другом.  Убираются те бизнесмены — типичная история братьев Магомедовых, — которые могли сотрудничать с одними или с другими, у которых там репутация… Убирается Сергей Петров. Убирается Якобашвили. Идет серьезнейшая стычка внутри самой службы за то, кто окажется первым перед финишным рывком к президентству, какая из них окажется более перспективной, а какая окажется более уязвимой».

    sprut3

    Пишет Георгий Бовт:

    «Периодически появляются сведения о богатствах отдельных чиновников или силовиков, которые «не бьются» их официальными доходами. Госчиновники ежегодно подают декларации о доходах. Несложные вычисления сразу наводят на недоуменные вопросы: почему они ездят на таких дорогих машинах, на какие шиши приобрели столько земельных участков или дорогие квартиры, рыночную стоимость которых узнать сейчас не составляет труда. Многие прибегают ко всяким хитростям: то супруга зарабатывает сказочным образом в десятки раз больше мужа, то дорогостоящее имущество, включая заводы-пароходы, оказывается во владении престарелой тещи или матери чиновника, то проводятся хитроумные махинации с приобретением чего-то по инсайду на выданный по блату кредит, но на это просто закрывают глаза, потому как «свой».

    Сейчас, когда тот или иной министр декларирует, что он заработал в год десятки, а то и сотни миллионов рублей (в правительстве Медведева есть и такие), он не раскрывает ни ежемесячный доход, ни источники таких несусветных доходов, что делает всю эту декларационную кампанию чистой профанацией. В последнее время после серии громких разоблачений стали засекречивать данные по дорогостоящей недвижимости чиновников высшего звена.

    Собственно, тут и зарыта собака. Государство не хочет вводить контроль за соответствием расходов и доходов, прежде всего заботясь об интересах высшей бюрократии. Оно не хочет рубить сук, на котором сидит режим, ведь именно у этой категории чиновников, а также высокопоставленных силовиков чаще всего и «не сойдется». Именно по этой причине Россия, ратифицировав в 2006 году Конвенцию ООН по противодействию коррупции, исключила из числа ратифицированных статью 20, которая гласит: «Каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». То есть именно публичное лицо должно доказывать законность происхождения средств, а если не докажет, то это уже уголовщина. При тщательном внедрении принципов этой статьи в нашу жизнь страна рискует остаться без существенной части нынешней правящей элиты. Ее придется ротировать через места не столь отдаленные. Видимо, не хочется будить это лихо.

    Высшая бюрократия и силовики вращаются в своих сферах, где царят негласные договоренности и где даже могущественные регуляторы закрывают глаза на нарушения

    Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости»:

    В каком-то смысле мы живем в удивительное время. Если на тебя наехали по политике, собственности ты все равно лишишься. Или если на тебя наехали по собственности, все равно ты будешь объявлен политическим врагом.

    В конце концов, сажают и своих и чужих. Своих губернаторов, чужих губернаторов, Своих бизнесменов, чужих бизнесменов.

    Тут важно понимать, во-первых, линия «свой — чужой» никогда не постоянна. Она извивается как змея. И не просто извивается, а у нее есть еще и общий тренд. Она извивается, но этим боком и извивом она вся движется на холод. Знаете, зима близко. И, конечно, есть у этого эксцессы. Кому-то был свой Хорошавин (ныне посаженнный губернатор).

    В России на самом деле никогда нет единства власти, ее абсолютизма. Она просто так выглядит. А есть борьба бульдогов под ковром, как говорил про это Черчилль.

    Соответственно, будет какой-то передел того, что  здесь осталось. И какие-нибудь щепки, которые пострадают при рубке леса — конкретные люди с конкретными семьями, детьми, людьми, которые вынуждены будут пасть жертвами этого противостояния. Может быть, мы об этом узнаем, а, может быть, никогда и не узнаем.

    Владимир Пастухов (политолог, Лондон):

    Владимир Путин выражает интересы определенной части российской элиты, которая искренне верит в то, что она находится в кольце врагов, и что единственный путь выживания состоит в том, чтобы ощериться, «Лошариками», «Авангардами» и всем остальным и выжать из страны все соки. И я считаю, что такая точка зрения этой части элиты, которая нашла поддержку сегодня со стороны президента и который согласился с этой частью элиты, является стратегической ошибкой.

    Мы живем в удивительное время, когда известный лозунг одной забытой уже в России фармацевтической компании, рекламирующей средство слабительное, который звучал «Всё у вас получится», стал каким-то универсальным трендом.

    В доминирующей российской элите либеральные европейские ценности не укоренены до такой степени, чтобы мы чувствовали себя органично в клубе стран, которые эти ценности культивируют.

    Допустим, я рэпер и мне не очень будет уютно в клубе авторской песни. Я приду туда  и буду там читать некие тексты, а там будут люди  петь: «Возьмемся за руки друзья». Приблизительно то, что Россия делала всё это время в Европе: она читала рэп в клубе авторской песни. При этом все делали вид, что как бы ничего нормально, это у них такой особый литературный стиль.

    Мы не можем не видеть  того, что в России последние, скажем, 10 лет  техногенные катастрофы происходят значительно чаще, чем в других странах, которые претендуют на лидерство в технологической и военной сфере. То есть реально мы на порядок опережаем. И это игнорировать нельзя. И это уже не проблема этих героических людей-подводников, как не было проблемой героических ликвидаторов Чернобыля то, что сам этот Чернобыль возник вследствие многочисленных ошибок при проведении всей политики строительства этих атомных электростанций.

    То есть возникает проблема, почему, собственно говоря, у нас эти трагедии начинают происходить всё чаще и чаще. И мой инстинкт мне подсказывает, что одна из причин состоит в том, что мы сегодня используем потенциал нашей армии на 125%. Мы выжимаем сейчас максимально возможного и как бы выдавливаем из техники из наших НИОКР, из людей максимум возможного, работая на пределе.

    Я заглянул сегодня в источник всех мыслимых и немыслимых знаний — в Википедию и просто почитал про этот аппарат, который подняли. Он, безусловно, является абсолютно засекреченным и это абсолютно писк нашей оборонной мощи. Проблема состоит в том, что, как я и предположил, всё это разработки 80-х годов, и строительство этого аппарата началось в 1988 году, потом было прервано, а потом было закончено в 2003-м. И вот мы из этого аппарата выжимаем сейчас всё для того, чтобы он стал для нас авангардом нашей оборонной стратегии.

    То есть вопрос, который у меня возникает, состоит в следующем. Мы ведем политику предельной, крайней мобилизации всех ресурсов, заточенных на войну. Мы выжимаем всё из разработок военно-космической, военно-морской науки 70-х, 80-х годов, при этом очень сильно показывая свою неспособность создавать что-то новое.

    При этом мы тратим на это колоссальные ресурсы, и при этом, естественно, идя по такому краешку, теряем людей и будем терять больше и больше, потому что мы выжимаем из себя на пределе возможностей сверхвысокий военный потенциал.

    Вот вопрос мой состоит в том, что в условиях, когда на нас нападают, когда идет Великая Отечественная война, такая мобилизация и такая выжимка всех соков, она оправдана, но оправдана ли такая экзальтация сегодня? Действительно ли, на нас нападают, или мы сами втягиваем себя в такое противостояние, которое нам сильно не по силам и не по ресурсам? И это напряжение, возможно, является причиной всё множащихся трагедий.sprut

     

Комментарии
  • Уфч - 07.07.2019 в 08:25:
    Всего комментариев: 119
    На самом деле правильно было бы провести аналогию между Россией и Британией, признаки феодализма в которой так и остались. Но разумеется в сильно осовремененном Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • dude - 09.07.2019 в 12:46:
    Всего комментариев: 37
    Тускло как-то. Очень много слов. Смысл, похоже, в том, что "у кого нет миллиона долларов - может идти в жопу". Бовт, Латынина? Извините, они уже давно протухли.. И Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 12.07.2019 в 05:15:
    Всего комментариев: 561
    "Аристократия помойки диктует моду на мораль" Трофим. Песня была такая в 90-е. А у меня сразу ассоциативный вопрос - а те, кто пришёл к власти в 1917-м, те были лучше? Если Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?