Независимый бостонский альманах

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЁТ ГЕССА. Загадочная авантюра «нациста номер два»

09-07-2019
  • За полтора месяца до нападения Гитлера на СССР, 10 мая 1941 года, на пастбище возле шотландской деревни Иглшем приземлился парашютист в форме капитана люфтваффе. Это был нацист номер два – заместитель Гитлера по партии Гесс,  оторому фюрер всецело доверял.
  • ??????????????????????                                                                                        Рудольф Гесс
  •  Гесс заявил высокопоставленным представителям британской власти, что прилетел по своей инициативе с предложением прекратить войну. Сказал, что фюрер ничего не знает о его полете, но желает скорейшего мира с Британией…Неужели заместитель Гитлера решился на безумную авантюру без его ведома и согласия? Для ответа необходимо понять, что за человек был Гесс и в какой обстановке он действовал.

    Гипнотизёр с усиками

     Рудольф Гесс родился в 1894 году в Египте, который был тогда британской колонией, в семье немецкого коммерсанта. Место рождения в данном случае немаловажно: Руди с детства неплохо знал английский и не воспринимал англичан как чужаков. Тем не менее, он мужественно  сражался с ними во время Первой мировой, был награждён Железным крестом и получил звание лейтенанта. В конце войны сбылась мечта Гесса: его зачислили в лётную школу близ Аугсбурга. Он даже успел поучаствовать в нескольких воздушных боях, но никого не сбил, и сам не пострадал. Так в его жизнь вошёл самолёт, а с ним и командир эскадрильи – Герман Геринг…

     После войны Гесс поступил в Мюнхенский университет и стал любимым студентом профессора Карла Хаусхофера, генерала в отставке. Профессор преподавал геополитику ­– науку о влиянии географических факторов на политику государств и наций. Также он слыл ясновидцем: мог предсказывать погоду, места падения снарядов и результаты сражений. Говорили, что этому он научился в Тибете, посещая его в те годы, когда работал в Японии германским военным атташе. Личность профессора и его идеи оказали на молодого Рудольфа сильнейшее влияние.

    А вскоре, попав на собрание в мюнхенской пивной, Гесс встретил ещё более яркую личность. Вот впечатления одного из тех, кто там присутствовал: «Несколько мгновений он стоял молча – непримечательный, хромой человек из народа, с бледным лицом и покатыми плечами, темно-каштановыми волосами, маленькими усиками и странными, немного навыкате, голубыми глазами. Внимание аудитории он удерживал неподвижным и проницательным, почти гипнотическим взглядом. Потом заговорил – поначалу спокойно и заискивающе. Но немного погодя его голос сорвался на хриплый крик, производивший по силе эмоций необыкновенное впечатление».

    Это был Гитлер. Гесс вступил в его партию в числе первых.

    Пивной путч     

    8 ноября 1923 года нацистская партия перешла от слов к действию и попыталась захватить власть в Баварии. Вся мюнхенская элита собралась в огромном пивном зале «Бюргерброй Келлер», чтобы обсудить возможность восстановления монархии для выхода из тяжелейшего кризиса. Охраняемый полицией зал незаметно окружили боевики штурмовых отрядов (Sturmabteilungen, или СА). Был там и сформированный Гессом студенческий отряд. Гитлер, Гесс, Розенберг и ещё несколько нацистов сумели пройти в зал. До поры они делали вид, что мирно пьют пиво (спонсор раскошелился на три литровых кувшина по миллиарду марок каждый).  Вдруг с треском распахнулась входная дверь, и в зал ворвался Геринг, звеня орденами, а за ним – двадцать пять штурмовиков с пистолетами и пулемётами. Гитлер взбежал на сцену и, выстрелив в потолок, прокричал: «Националистическая революция свершилась!..»  Почти дословно из выступления Ленина шестью годами раньше, только тот говорил о «рабочей и крестьянской революции».

    Но Гитлеру с Герингом было тогда далеко до Ленина и Троцкого. Они не сумели установить надёжный контроль над армией и толком не знали, что делать дальше. В итоге «пивной путч» провалился, Геринг и ряд заговорщиков бежали в Австрию, а Гитлера и Гесса по приговору суда заключили в крепость Ландсберг – первого на пять лет (но выпустили через девять месяцев), второго – на полтора года (отсидел только треть срока).

    Hess2

                                            Вход в тюрьму Ландсберг 

    В «тюрьме» они жили в двухкомнатных «камерах» с ванными комнатами и горячей водой, имели право шесть часов в день гулять в саду и принимать посетителей, ежедневно получали по кружке пива или по бокалу вина. «Я здесь устроился вполне счастливо, – писал Рудольф Гесс матери, – и могу каждый день проводить с этим замечательным парнем Гитлером»…

    Именно в Ландсберге Гитлер начал писать «Майн кампф».  Есть версия, что Гесс, исходя из идей Хаусхофера о расширении «жизненного пространства» для Германии и союзе с Японией, выступил автором отдельных глав. По крайней мере, он донёс эти идеи до Гитлера, и тот включил их в свою «библию нацизма».

    «Фрау Гитлер»

     После Ландсберга у Гесса был выбор: стать ассистентом профессора Хаусхофера или личным секретарём Гитлера. Он выбрал Гитлера, которого любил, по собственным словам, даже больше, чем свою молодую жену.  Гесс, высокий мужчина с квадратным подбородком и твёрдой линией рта, почти по-женски ревновал своего шефа к его друзьям и сподвижникам.  Остряки даже прозвали его «фрау Гитлер».

    Несмотря на обилие текущих дел, он садился порой за штурвал самолёта. Вполне вероятно, это было средством вырасти в глазах обожаемого фюрера. Однажды он кружил на спортивном аэроплане низко над площадью, где проходил митинг социал-демократов, заглушая рёвом мотора речи ораторов. А в 1927 году после трансатлантического перелёта Чарльза Линдберга из Америки в Европу задумал повторить его в обратном направлении. Гитлеру он сказал, что это будет хорошая реклама партии. Но полёт не состоялся: то ли фюрер запретил рисковать, то ли просто не дал нужной суммы (партия была ещё бедна).

    За фюрером по трупам  

     30 января 1933 года Гесс одним из первых пожал руку нового канцлера Германии – Адольфа Гитлера, пришедшего к власти законным путём в результате выборов. С этого дня полномочия Гесса неизмеримо расширились. Гитлер сделал его своим представителем в правительстве и разрешил создать бюро с очень разнообразными функциями. Бюро Гесса могло вмешиваться в деятельность многих министерств и даже занималось «культурными связями» с зарубежными странами, а на деле – созданием в них нацистской «пятой колонны».

    Придя к власти, Гитлер решил сделать её абсолютной. Поводом должна была стать коммунистическая угроза. И тут представился отличный случай: в одном из баров странный молодой человек похвастался, что подожжёт рейхстаг. Он оказался голландским коммунистом Ван дер Люббе – видимо, пироманьяком. Провокаторы в штатском помогли плеснуть бензина и выдали парня полиции. Гесс нашёл лжесвидетелей, утверждавших, что поджог заказали четыре видных коммуниста (в том числе болгарин Димитров). Но суд решил, что Ван дер Люббе действовал в одиночку, приговорил его к смертной казни, а других оправдал. Тем не менее, 28 февраля престарелый президент Гинденбург подписал заготовленный нацистами декрет «О защите народа и государства». Отменялась свобода прессы, собраний, неприкосновенность личности и жилища, тайна переписки. Рейхстаг был переизбран, и нацисты получили в нём достаточно голосов, чтобы сделать Гитлера фактическим диктатором (якобы временно). Компартию запретили, более четырёх тысяч коммунистов арестовали, и это было только начало.

    В июне 1934-го Гесс получил от фюрера задание координировать «Ночь длинных ножей», т.е. аресты и расстрелы руководителей СА. Штурмовые отряды в минувшие годы были оружием Гитлера в борьбе с левыми, но теперь эти головорезы в коричневых рубахах стали неуправляемыми. Они признавали лишь собственное руководство во главе с Эрнстом Рёмом и мечтали ограбить всех богачей, а не только из числа евреев. Им был близок лидер левого крыла партии Грегор Штрассер, который осуждал Гитлера за союз с капиталистами и требовал отобрать у них собственность.

    Пора было поставить СА на место. Гитлер приписал своим товарищам по недавней борьбе намерение устроить переворот. Под этим предлогом отряды СС убили в ночь на 1 июля более тысячи видных штурмовиков, включая Рёма. Не забыли и Штрассера, хоть он давно уже тихо работал в химической компании.

    Среди убитых было много отъявленных негодяев. Например, обергруппенфюрер СА Эдмунд Хейнес, правая рука Рёма. Он имел свою тюрьму, где пытал политических и личных врагов, порой до смерти. Но убили-то его вовсе не за это!

    По словам Анастаса Микояна, Сталин, узнав на заседании Политбюро о «Ночи длинных ножей», воскликнул: «Молодец этот Гитлер! Он показал, как надо поступать с политическими противниками!» Видимо, неслучайно уничтожение старых большевиков началось в том же 1934 году с ареста Каменева и Зиновьева. Два диктатора учились друг у друга…

    Война

     Гесс, в отличие от своих «партайгеноссен» был довольно совестливым человеком. Участие в грязных делах тяготило его, и он, наверное, не раз вспоминал слова профессора Хаусхофера: «Руди, политика не для тебя, ты слишком порядочен». Порой его мучили сомнения, но любовь к Гитлеру и вера в его гений неизменно брали верх. В документальном фильме Лени Рифеншталь «Триумф воли» меня особенно впечатлили кадры, где Гесс открывает после «Ночи длинных ножей» съезд нацистской партии. Вдохновенно и торжественно, почти в религиозном экстазе, он обращается к сидящему в зале Гитлеру: «Вы – это Германия!..»

    Гесс был причастен к большинству преступных деяний своего кумира, но когда тот 1 сентября 1939 года напал на Польшу, впервые позволил себе что-то вроде протеста – попросился лётчиком на фронт. Он не любил поляков, но понимал, что за них вступится Англия, у которой с ними договор, а с англичанами как с арийской нацией желательно жить в мире, – фюрер сам не раз это говорил.

    Гитлер утешил Гесса: войны с англичанами не будет! Их премьер Чемберлен труслив, его французский коллега Даладье тоже. Они доказали это в 1938 году, сдав Рейху в Мюнхене своего союзника – Чехословакию. «Они не посмеют, Руди, объявить нам войну, а если объявят, то после разгрома Польши она прекратится сама собой. Не станут же они выполнять обязательства перед государством, которого уже не будет на карте!..»

    В мае-июне 1940 года вермахт за 42 дня поставил на колени Францию. Англия осталась в одиночестве перед Германией и её союзниками, но не запросила мира. Это была заслуга её нового премьер-министра Уинстона Черчилля. Старый враг большевиков, он ещё больше ненавидел нацизм, а фюрера – персонально.

    Гитлер приказал готовить вторжение в Англию с моря и воздуха. Этой операции дали кодовое название «Морской лев». В июле самолёты люфтваффе начали бомбить английские аэродромы. Потом Геринг подал идею: надо бомбить и Лондон, – это запугает его семимиллионное население, оно потребует отставки правительства и заключения мира с Германией! Гитлер согласился с рейхсмаршалом. Однако жертвы и разрушения не сломили британский боевой дух, искусно поддерживаемый Черчиллем. Английские истребители и зенитчики с помощью радиолокационных станций сбивали всё больше вражеских самолётов.

    Для успеха операции «Морской лев» необходимо было господство в воздухе, но обеспечить его Геринг не смог.  И в декабре 1940 года Гитлер поменял местами свои стратегические приоритеты, дав ход плану «Барбаросса». «У этой скотины Черчилля, – говорил он,– остался единственный шанс – договориться со Сталиным.  Когда падёт Россия, Англии некуда будет деться».

    Большие надежды

     Гитлер считал, что очень быстро разделается с Советским Союзом, этим «колоссом на глиняных ногах». И всё же мысль о Черчилле за спиной мешала ему спать спокойно, тем более что англичане в ответ на бомбардировки Лондона стали сбрасывать бомбы на Берлин. Говоря о Черчилле, Гитлер менялся в лице, называл его алкоголиком, никчёмным солдатом и политиком. С Англией вполне можно было бы поладить, если бы не он и его правительство! Неужели нельзя их сбросить руками самих англичан?

    Можно, говорил Гесс. Он сам возьмётся за это ради фюрера и победы. В Англии много влиятельных персон вплоть до членов королевской семьи хотят союза с Германией против большевиков. Надо вступить с ними в личный контакт и решить проблему…

    Гесс возлагал большие надежды на герцога Виндзорского. В 1936 году он был королём Великобритании Эдуардом VIII, но отрёкся от престола, чтобы жениться на американке Уоллис Симпсон. Герцог Виндзорский восхищался Гитлером и говорил, что дружба с ним – гарантия мира в Европе. А некоторые политики в Лондоне шли ещё дальше и допускали военный союз с Германией против СССР. «Коммунизм, – говорил первый секретарь Чемберлена Ракер, – опаснее нацизма: это чума, для которой нет государственных границ».

    Особо ценным казался Гессу герцог Дуглас Гамильтон, с которым дружил сын профессора Хаусхофера Альбрехт. Когда Гамильтон в 1936 году приехал в Берлин на Олимпийские игры, Гесс благодаря Альбрехту неофициально с ним познакомился. Они без труда нашли общий язык: оба были страстными авиаторами. Дуглас прославился тем, что в 1933 году впервые пролетел на самолёте над Эверестом.  Он был герцогом в четырнадцатом поколении и влиятельной персоной при королевском дворе. А к тому же имел в родовом шотландском поместье взлётно-посадочную полосу. Значит, рассуждал Гесс, к нему можно прилететь в темноте, провести переговоры и незаметно улететь, наполнив баки горючим. В принципе, такое вполне возможно.

    Новые обстоятельства в жизни Гесса заставили его отнестись к этой идее всерьёз.

    Ночной парашютист

     Когда Гесс в 1933 году создал своё бюро, пришлось вести работу, которая была ему не по душе, – прежде всего финансовую. Понадобился заместитель.  На эту роль Гесс пригласил Мартина Бормана, управлявшего кассой взаимопомощи НСДАП.

    Борман проявил недюжинный талант, добывая деньги в «Фонд Адольфа Гитлера». Он догадался, например, брать процент с продажи почтовых марок, на которых изображен фюрер, а эти  марки печатались миллионными тиражами. Он обложил капиталистов данью в виде «добровольных взносов на развитие индустрии рейха». На самом деле из денег фонда оплачивались, главным образом, расходы Гитлера вплоть до подарков Еве Браун. Неудивительно, что Гитлер со временем стал охотно принимать Бормана и даже ставил его Гессу в пример: мол, он всегда, в отличие от тебя, приходит с хорошими вестями.

    Не только Борман оттеснял Гесса от фюрера. С началом войны резко возросла роль Геринга, Геббельса и генералов. Гитлер постоянно общался с ними, а со своим Руди виделся всё реже. Для Гесса это было невыносимо, и он принял решение.

    10 мая 1941 года он погулял с маленьким сыном и попрощался с женой, сказав, что вернётся через день-два. За штурвал истребителя Ме-110, предоставленного Вильгельмом Мессершмиттом, сел в бодром настроении. Он в одиночку сделает то, чего этот Геринг с тысячами своих бомбардировщиков не сумел добиться, – прекратит войну с Англией!

    В успехе почти нет сомнения – известный астролог сказал полгода назад, что ему суждено принести на землю мир, а Карл Хаусхофер недавно видел во сне, как Гесс победно шествует по залам старинного замка с гобеленами на стенах. Правда, до Шотландии неблизкий путь, но самолёт оборудовали вторым топливным баком…

    Гесс стартовал от завода Мессершмитта в Аугсбурге с таким расчётом, чтобы оказаться у цели в темноте. На аэродроме сказал, что летит в Норвегию, поэтому долго держал курс на север вдоль Рейна и лишь потом повернул на 90 градусов.  При подлёте к Британии его засекли три радиолокационные станции. В воздух поднялись истребители, но как раз в это время Ме-110 нырнул с высоты 3000 метров под низкий слой облаков, и радары с перехватчиками его потеряли. Гесс потом писал жене, что летел в густых сумерках низко над землёй, едва не задевая дома и деревья.

    Hess3

                                                     Мессершмит-110

    На цель он вышел в темноте. Поместье герцога где-то рядом, но из-за светомаскировки не видно ни огонька, только луна слабо светит сквозь  облака. Гесс понял, что посадочную полосу не найдёт, да и годится ли она для тяжёлого, почти семитонного самолёта? Оставалось прыгать с парашютом – впервые в жизни. Он набрал по спирали двухкилометровую высоту,  с трудом выбрался из кабины (мешал встречный поток) и стал падать…

    – Вы кто, сэр? – спросил его подошедший крестьянин, когда он, лёжа на траве, освобождался от парашюта.

    – Я немец, гауптманн Хорн. Мне необходимо срочно увидеть герцога Гамильтона!

    Отряд местной самообороны доставил пришельца в полицию.  Вскоре туда прибыл майор Королевских ВВС, чтобы его допросить. До войны майор пару лет жил в Германии. Пристально глядя на задержанного, он сказал:

    – Ну и ну! Вы просто вылитый Рудольф Гесс!

    – Я знаю. Мне это часто говорят, – хладнокровно ответил «Хорн».

    Прерванная кинокомедия

           Наутро герцог Дуглас Гамильтон приехал в военный госпиталь, куда загадочного «капитана люфтваффе» поместили из-за ушибленной при прыжке с парашютом ноги. Охрана оставила их наедине. Герцог, не веря своим глазам, узнал заместителя Гитлера, которого видел пять лет назад в Берлине во время Олимпиады.

    – Я прибыл с миссией мира, – сказал Гесс, – и могу говорить от имени фюрера, хоть он пока не знает, что я здесь. Фюрер не сомневается в победе Германии, но желает остановить кровопролитие. Я прошу вас собрать для мирных переговоров ведущих членов оппозиции, а также сказать обо мне королю.

    – Почему вы не прилетели раньше? – спросил ошеломлённый герцог

    – Потому что в Северной Африке преимущество было на стороне ваших войск, и вы могли истолковать предложение мира как нашу слабость. Но теперь там совсем другая ситуация. Наша победа неизбежна, и мир с нами в ваших интересах. Вы не будете мешать нам в Европе, вернёте наши колонии, отнятые в 1918 году, а мы не тронем ваши. Но вы должны заменить Черчилля на посту премьера.

    – Британцы не любят, когда с ними пытаются говорить с позиций силы, – заметил герцог.

    – Но такова реальность, – сказал Гесс. – Фюрер даст вам шанс выйти из войны без потери лица. Если вы его отвергнете, он будет вынужден  окончательно разгромить Британию и после войны держать её в подчинении.

    Гамильтон, извинившись, прервал разговор и ушёл звонить в Лондон.

    Было воскресенье, Черчилль смотрел кинокомедию, – уикенд для британца свят даже во время войны. Секретарь доложил, что его просит к телефону герцог Гамильтон.

    – Спросите, чего он хочет, – недовольно сказал премьер.

    – Сэр, он говорит, что у него важное государственное дело. В Шотландию прилетел Гесс.

    «Я счёл это фантастикой», – вспоминал Черчилль. Гамильтон, разумеется, ошибся. В госпиталь поехал британский дипломат Киркпатрик, много раз видевший Гесса в Берлине, и подтвердил: это не двойник и не самозванец!

    Черчилль, осмысливая невероятную новость, курил сигару за сигарой. Потом вызвал секретаря.

    – Пишите: «Гесс должен находиться в строгой изоляции в удобном доме не слишком далеко от Лондона. Следует приложить все усилия, чтобы изучить его душевное состояние и получить от него ценные сведения. Необходимо следить за его здоровьем и обеспечить ему комфорт, питание, книги, письменные принадлежности и возможность отдыха. Он не должен иметь никаких связей с внешним миром или принимать посетителей, за исключением указанных премьер-министром. Он не должен получать газеты и слушать радио. С ним надо обращаться почтительно, как если бы он являлся крупным генералом, захваченным нами в плен. К нему следует приставить специальную стражу». Написали? Последнюю фразу подчеркните: весьма вероятно, что Гитлер пошлёт к нему убийц.

    «О, если бы он утонул!»

     Воскресным утром 11 мая 1941 года, когда Черчиллю доложили о Гессе, Гитлер находился в своей вилле «Берхгоф» на границе с Австрией. Около 10 часов утра прибыл адъютант Гесса Пинч с запечатанным пакетом для фюрера. В кабинет его пропустили вне

    очереди. Вот свидетельство ожидавшего в приёмной министра вооружений Шпеера:      «Я вдруг услышал невнятный, почти животный крик. Затем Гитлер прорычал: «Бормана немедленно ко мне! Где Борман?» Бормана нашли и приказали как можно быстрее связаться с Герингом, Риббентропом, Геббельсом и Гиммлером. Всех личных гостей отправили на второй этаж. Прошло много часов, прежде чем мы узнали, что случилось: заместитель Гитлера перелетел на самолете во враждебную Англию».

    – Больше всего меня беспокоит, – сказал Гитлер на совещании, – что Черчилль представит эту выходку Гесса как мою личную мирную инициативу. Кто мне тогда поверит, что Гесс улетел без моего ведома, и это не сговор за спинами моих союзников?!

    Он спросил Геринга, реально ли долететь до Шотландии на «Мессершмите-110». Рейхсмаршал связался с экспертом и сообщил, что шансов на это мало: господствующие боковые ветры снесут самолёт в открытое море. Это обнадёжило Гитлера: «О, если бы он утонул!..»

    Англичане молчали – похоже, Гесс не долетел. Если так, можно придумать безобидную причину его исчезновения – например, разбился в Альпах из-за отказа двигателя. Но что, если Черчилль, заполучив Гесса, только этого и ждёт? Хочет поймать вождя немецкой нации на явной лжи, выставить перед всем миром на посмешище…  Придётся признать в официальном сообщении, что Гесс всё-таки полетел к англичанам, но – объявить его сумасшедшим...

    «Тяжёлый, почти непереносимый удар,– пишет Геббельс 13 мая. – В данный момент его последствия даже невозможно представить. Фюрер совершенно раздавлен. Какая картина для всего мира: душевнобольной является вторым после фюрера человеком!»

    Он день за днём возвращается в дневнике к больной теме: «Я ужасно страдаю из-за этого срама с Гессом. Чувствуешь себя так, будто тебе надавали пощёчин, даже стыдно появляться на улице. И это первый после фюрера человек в партии! Словно кошмарный сон»…

    Но вот англичане наконец заявили, что Гесс в их руках и прилетел с предложением о мире по собственной инициативе. Гитлер облегчённо вздохнул:

    – Черчилль упустил величайший шанс! Он мог бы использовать этот случай, чтобы подорвать к нам доверие русских! Теперь, я надеюсь, Сталин ничего не заподозрит.

    Фюрер ошибался. Сталин был уверен: Гесса послал Гитлер, чтобы, прекратив войну с Англией, развязать себе руки на востоке. Но англичане, рассуждал Сталин, отказались заключить мир, иначе держали бы прилёт Гесса в тайне. План Гитлера провалился, а воевать на два фронта он не осмелится – не такой же он дурак!

    И товарищ Сталин отнёсся к полёту Гесса благодушно, даже с юмором.

    «Когда мы прочитали об этом, то прямо ошалели, – вспоминал Молотов.–  Это же надо! Не только сам сел за управление самолётом, но и выбросился с парашютом… Чем не подвиг разведчика? Сталин спросил у меня, кто бы из наших членов Политбюро способен решиться на такое? Я порекомендовал Маленкова, поскольку он шефствовал в ЦК над авиацией… Сталин предложил сбросить Маленкова на парашюте к Гитлеру – пусть, мол, усовестит его не нападать на СССР».

    До 22 июня оставалось чуть больше месяца…

    Чего не учли в гестапо

    Ещё одна мысль не давала Гитлеру покоя: а вдруг Гесс выдаст англичанам тайны рейха, включая дату нападения на СССР?

    – Я уверен, мой фюрер, что он этого не сделает, – ручался начальник политической разведки Шелленберг. – Он беззаветно вам предан и не сошёл с ума.

    Но Гитлер решил застраховаться. Он поручил Гиммлеру срочно организовать убийство Гесса.

    Сложнейшее задание! Гесса, несомненно, хорошо охраняли, но была и другая проблема: за время войны английская контрразведка при активной помощи населения раскрыла почти всю немецкую агентуру. Её остатки «легли на дно» и не выходили на связь. Это означало, что убийц необходимо послать из Германии.

    Темной ночью в конце мая гидроплан «Дорнье» высадил в море близ мыса Киннерд Хэд двух агентов гестапо. До безлюдного берега они доплыли на резиновой лодке и утопили её, покромсав на куски. Затем разошлись в разные стороны. Встреча была назначена в Глазго.

    Оба хорошо говорили по-английски. У каждого был сухой паёк, чтобы  сразу не «светиться» в кафе и магазинах. Младший из них, 25-летний Вернер Ваелти, дошёл до маленькой провинциальной станции и сел в пустом зале ожидания. Поезд будет нескоро, и он решил подкрепиться колбасой, выданной в Берлине. Уборщик, подметавший помещение, показал ему, куда выбросить шкурку, и при этом обратил внимание на странную колбасу. В Англии такой нет – явно иностранная, но из магазинов импортные продукты давно исчезли… В гестапо, снаряжая агентов, прошляпили эту деталь. А главное, не учли, что жителям осаждённой крепости всюду видится враг.

    Уборщик рассказал о подозрительном молодом человеке начальнику и добавил, что он определённо не местный, пришёл на станцию пешком, а откуда – непонятно.  Дальнейшее было делом техники. Прибыл патруль, проверил документы Ваелти, – они оказались безупречными. Попросили показать содержимое рюкзака и нашли там оружие.

    Второго агента, 36-летнего Друекке, полиция задержала в Эдинбурге. Он был крепким орешком, но молодой Ваелти признался во всём. Их судили и повесили. А Гесса стали перевозить с места на место, опасаясь десанта немецких парашютистов. Несколько суток его держали даже в крепости Тауэр.

    Вопреки приказу

     Теперь у нас достаточно информации, чтобы ответить себе на вопрос, знал ли Гитлер заранее о полёте Гесса. Я считаю, что знал, но не о полёте, а о намерении. Гесс сам ему об этом рассказал и попросил дать «добро». А фюрер запретил, чтобы не рисковать своим имиджем и жизнью своего Руди.

    В дневнике Геббельса есть красноречивая фраза: «Вопреки приказу фюрера Гесс вылетел на самолёте и с субботы больше не объявлялся». Какой приказ имеется в виду? Запрет летать? Когда Гесс просился лётчиком на фронт, фюрер действительно взял с него слово, что в течение года он не сядет за штурвал. Но этот срок истёк в начале сентября 1940-го. Остаётся запрет лететь в Англию! Гесс впервые ослушался любимого фюрера, но сделал это в интересах Германии и для того, чтобы вернуть его внимание, утраченное с началом войны. Да, виноват, грубо нарушил партийную дисциплину, но победителей не судят. Зиг хайль!

    Недостаточно убедительно? Есть и другие доводы.

    Пинч принёс Гитлеру 11 мая пакет с письмом Гесса. Жена Гесса Ильзе нашла потом черновик этого письма и хорошо запомнила фразу: «В случае, мой фюрер, если мой проект провалится, вы всегда сможете отмежеваться от меня – объявить сумасшедшим».

    Неужели Гесс стал бы писать такое письмо, будь он в сговоре с Гитлером? И зачем фюреру было бы арестовывать всех причастных к полёту, начиная с Пинча? Его разжаловали из оберфюреров СА (почти генеральское звание!) в солдаты и отправили на фронт. Тучи сгустились даже над Мессершмитом. Не тронул Гитлер только Ильзе Гесс – ну, как-то было у него не в моде автоматически репрессировать жён…

    А стал бы фюрер, который и сам верил гороскопам, преследовать астрологов за то, что кто-то из них дал Гессу благоприятный прогноз?  Сотни этих предсказателей были арестованы. «Преступника» найти не удалось, но всё равно астрология попала под строгий запрет.

    Если бы Гитлер санкционировал полёт, то и подготовлен он был бы, как следует. Но Гесс даже не знал, что посадочная полоса в имении Гамильтона способна принимать только лёгкие, спортивные самолёты.  А 9 мая, накануне старта, он звонил в иностранный отдел своего бюро, чтобы узнать… статус короля Великобритании!

    Прочитав письмо Гесса, Гитлер много дней не находил себе места. Ярость сменялась отчаянием, отчаяние – надеждой, надежда – жаждой мести. Об этом есть много свидетельств. Гитлер, несомненно, имел актёрский талант, – его знаменитые приступы бешенства нередко были хорошо просчитаны. Но деланные вспышки длились минутами (подавил оппонентов – и успокоился). А тут одиннадцать дней почти непрерывных изнуряющих эмоций! И каких дней – перед самым нападением СССР, когда было не до актёрства!.. Недаром Геббельс 22 июня написал в дневнике: «Фюрер выглядит совершенно переутомлённым».

    На закуску ещё один аргумент – для любителей психологии. Если ты отправил своего человека на опасное задание, а он попал в плен, можно подослать к нему убийц в целях сохранения тайны – это, хоть и с отвращением, можно понять. Но зачем его унижать, как поступают только с врагами? Всё тот же Геббельс, ссылаясь на Бормана, пишет о «скудоумии» Гесса. И добавляет от себя: «Как теперь доказано, он страдает половым бессилием»…

    Нет, не посылал Гитлер Гесса в Англию!

    Рука Лондона

    Гесса судил международный трибунал в Нюрнберге в числе двадцати двух главных нацистских преступников. Он симулировал потерю памяти, чтобы не отвечать на вопросы суда, и делал вид, что не узнаёт даже Геринга. Комендант тюрьмы сказал ему, что такое поведение нельзя назвать мужским. После этого память к Гессу «вернулась». В последнем слове он заявил, что несёт ответственность за всё, что сделал под началом «величайшего сына своего народа», и ни о чём не сожалеет. Советский обвинитель требовал для него смертной казни, но трибунал приговорил его к пожизненному заключению.

    Hess5Нюрнберг, Дворец правосудия. Здесь в зале 600 судили Гесса и компанию  

     

    Landscape

    Нацистские главари на скамье подсудимых

    Из Нюрнберга его и ещё шестерых подсудимых, избежавших виселицы, перевезли в тюрьму Шпандау в Западном Берлине. Последними из этой шестёрки вышли в 1966 году на свободу, отбыв свой срок, Альберт Шпеер и лидер «гитлерюгенда» Бальдур фон Ширах. Гесс двадцать один год оставался один в старинном здании, имевшем 130 камер.

    Тюрьму охраняли, ежемесячно сменяясь, представители четырёх бывших союзников: СССР, США, Великобритании и Франции. 17 августа 1987 года над ней был британский флаг. В этот день 93-летний Гесс повесился в летнем домике тюремного сада во время прогулки. Такова официальная версия, но, судя по многим признакам, его удавили. Сын Гесса обвинил в этом правительство Маргарет Тэтчер: по его мнению, оно боялось, что отец в связи с окончанием «холодной войны» будет выпущен на свободу и заговорит…

    Похоже, англичанам есть что скрывать: архивные документы, связанные с Гессом, до сих пор у них строго засекречены. Возможно, они компрометируют кого-то из королевской семьи или секретную службу, применявшую специальные препараты для получения от пленника ценной информации. Но это очередная загадка, которую ещё предстоит разгадать.

     

     

     

     

     

     

Комментарии
  • Уфч - 09.07.2019 в 12:31:
    Всего комментариев: 189
    Война Германии на два фронта - чудовищное колесо Сансары. Гесс попытался. Спасибо дедам за попытку.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Червона калина - 09.07.2019 в 22:08:
    Всего комментариев: 190
    Как-то давно читал, что Гесс и Черчилл имеют дальние родственные связи. Гесс летел для встречи со своим родственником с целью договорится о мире. Разговоры о Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Greg Tsar - 10.07.2019 в 11:11:
    Всего комментариев: 94
    Попадалось такое чтиво: "Кривое зеркало войны: О мифах Второй мировой". Не дочитав, брезгливо швырнул в мусорное ведро... Ну да, как же - Л. Сапожников это мастерил, жив Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 3
  • Витя - 11.07.2019 в 06:21:
    Всего комментариев: 59
    Интересно и написано отлично. Это могло бы стать сюжетом кинофильма, но наверняка киношники всё испортят. Лучше не пытаться.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?