Независимый бостонский альманах

Апология Господа нашего

31-07-2019

God-Adam-Sistine_Chapel

  • Аргумент Цивилизации

    Атеизм и скепсис стары, как мир. До сих пор, однако, не было построено на их основе ни единой хоть мало-мальски жизнеспособной цивилизации, не говоря уже о чем-то большем. Недавние попытки в этом направлении с неизменностью порождали невиданные злодеяния, деморализацию и цивилизационные катастрофы, сочетание гоббсовской войны всех против всех с невиданной по жестокости тиранией. Все, сколько-нибудь значимое в искусстве и философии официально атеистических обществ было таковым не благодаря, а несмотря на господствующий атеизм. Это и неудивительно, разумеется. В сфере искусства всех цивилизаций самое значительное пронизано религиозным духом: красота храмов, религиозных песнопений и музыки, религиозно-насыщенной живописи и скульптуры. Мудрецы, особо почитаемые всеми народами, практически все — мистики. Это же справедливо в отношении тех людей, чьему гению человечество наиболее обязано за блага научного прогресса—в отношении отцов науки, от Платона до его учеников Галилея и Гейзенберга. Цивилизации есть плоды представлений о бытии, в основе которых лежат религии. Истина картины мира определяется, по большому счету, аналогично научной истине: сравнением теории с вызванным ею опытом. По плодам их узнаете их.

     Аргументы Против Бытия Бога и их опровержение

    Аргумент Скепсиса

    Скепсис есть принципиальное недоверие разуму на метафизических этажах познания. Скептическая установка рационально неопровержима: любой аргумент разобьется об априорное недоверие всем рациональным аргументам. Сила скепсиса проистекает не из его доказательности, но, напротив, из его неверия в силу доказательств. Ничего не принимая на веру, последовательный скепсис оказывается принципиально бесплодным, ибо сомнительным оказывается решительно всё, кроме каждодневных очевидностей, да и они не слишком достоверны. Серьезные же дела требуют горения, энтузиазма, и вот этого горючего у скептика нет ни грамма. Оговоримся, что живой, а не абстрактный, скептик может, конечно же, чем-то серьезно увлечься, но лишь при условии, что он забудет в этом увлечении о своем скептицизме, поверит в важность дела и в свои силы. Чтобы написать замечательную «Историю Англии», отцу новоевропейского скептицизма Дэвиду Юму надо было задвинуть свой скептицизм куда подальше.

     Аргумент Непредставимости

    Есть ли у Бога мозг?—спросил меня однажды видный фермилабовский физик Майкл—Нет? Тогда это чистая фантазия. Ума без мозга быть не может.

    На мой взгляд, это неплохой пример аргумента непредставимости Бога: представить нельзя, а значит и быть не может; аргумент соединяет в себе наивность и практическую силу. Характерно, что коллега Майкл не отрицает квантовую механику из-за ее парадоксов и непредставимостей. С молодых лет он профессионально, уверенно и успешно размышлял об электронах как о точечных и волновых объектах сразу. А вот нематериального трансцендентного Творца он принять отказывается, как невозможную фантазию. Электроны у него могут быть непредставимы, а вот автор мироздания вообще и электронов в частности должен быть вполне представим, почти как дед на облаке, а иначе его никак признать нельзя.

     Аргумент Тотальности Законов

     Согласно этому аргументу, физика исключает если не Бога, то божественные вмешательства в дела мира. Бог еще может мыслиться как Часовщик, собравший и запустивший мир-часы, определивший законы природы и начальные условия вселенной, но никак не присутствующий и участвующий в делах мира Вседержитель: движение материи всецело определяется законами и случаем.

    Те, для кого этот аргумент имеет значение, часто не замечают, что на тех же самых основаниях исключается человек как самостоятельная сущность. Любая мысль и любое дело человека оказываются исчерпывающе определенными законом и случаем, задающими движение атомов мозга. В частности, любая теория, любое представление о мире, по этой логике, предлагается и принимается в силу тех же законов фундаментальной физики и слепой случайности, действующей в их рамках. Но коли так, то нет никаких оснований никаким представлениям о мире доверять, в том числе и законам физики. Согласие теории и наблюдений делу не помогает: само представление о таком согласии оказывается в разряде крайне недостоверного. Таким образом, аргумент тотальности законов приводит к парадоксу Эпименида, самодискредитации. Критянин Эпименид, заявив о неизменной лживости критян, солгал: утверждение, дискредитирующее себя, может быть лишь ложным.

    По отношению к творческим актам человека, возможность свободы воли была открыта принципом неопределенности квантовой механики, детерминирующим лишь статистические свойства однообразных наблюдений, но не индивидуальность. Творческий же акт принципиально уникален, у таких актов не может быть статистики.

    По отношению к Богу, нет никаких разумных оснований исключать и Его вмешательство в ход событий даже и с нарушением законов: нелепо отказывать в возможности ограничивать действие законов Тому, Кто их установил. Деисты, верящие в не вмешивающегося в ход часов Бога-часовщика, осознанно или нет, верят в незначительность человека для Бога; именно поэтому Он установленных законов и не нарушает, а не потому, что не может. Священными оказываются величественные законы вселенной, а не чего-то себе надумавшие ничтожные существа, что как-то завелись в одном из ее мелких закутков.

     Аргумент Незначительности Человека

    Представление о человеке как о космически незначительном существе не обязательно атеистично. Его высказывал не отрицавший богов Эпикур; его нередко разделяли деисты. Оно не обязательно атеистично, но однозначно антирелигиозно, ибо религия—не о существовании некоего Бога, но о связи человека с Создателем как Небесным Отцом. Если эта связь есть, то в силу ее человек становится не только не мал в космосе, но больше космоса.

    Колоссальное расширение поля видения, понимания вселенной, что произошло с рождением и развитием физики, так явно опровергает учителей космического ничтожества человека, как в прошлом об этом не дерзали думать даже самые смелые оптимисты познания. Да, телесно человек мал, и бездны космоса пугали даже глубоко религиозного Паскаля. Но человек есть прежде всего дух, и как таковой, ныне он охватывает вселенную в масштабах, фантастически превосходящих сферу его телесных потребностей. Этот большой взрыв космического познания есть сильнейшее подтверждение религиозного откровения о богочеловечестве.

    Можно посмотреть на вопрос о значимости человека в космосе и с другой стороны, со стороны Творца. Только творческие субъекты могут удивить Создателя, внести драматизм в Его бытие, в Себе атемпоральное. При отсутствии растущих детей Бога, вселенная представляла бы собой достаточно бессмысленное нагромождение примитивных полухаотических часов. Мертвые планеты, звезды, черные дыры, туманности, излучение—что могут дать Творцу эти простецкие для Него образования? Какой смысл их создавать? Лишь человек, наделенный творческим даром, соучастник творения, способный к росту и падениям, может делать вселенную интересной и достойной быть. А поэтому разумно полагать, что человек не только неслучаен во вселенной, но что и сама вселенная была создана ради человека и, возможно, подобных ему. Тогда и весь космос, со всем содержимым, приобретает смысл не только места жизни человека, но и средства его творческого роста.

     Аргумент Пробелов

    Это то, что по-английски называется god of the gaps argument:

    Многое из того, что людям казалось когда-то явным указанием на Творца, впоследствии было успешно объяснено законами и случаем. Аргументы бытия Бога оказывались лишь проявлением недостаточности научных знаний, следствием временных научных пробелов. Поэтому всякий религиозный аргумент, который будущая наука смогла бы опровергнуть, не должен рассматриваться серьезно, это порочный аргумент пробелов, God of the gaps argument.

    В качестве примера аргумента пробелов обычно приводится аргумент жизни: то, что казалось объяснимым лишь божественным творением, впоследствии было объяснено дарвиновой эволюцией. Объяснение  эволюции слепым случаем есть пустая декларация, справедливо охарактеризованная философом Нагелем как «триумф идеологии над здравым смыслом».  Аргумент пробелов здесь если и есть, то состоит он в сциентистской попытке выдать отсутствие аргумента за аргумент.

    Другим популярным примером якобы «аргумента пробелов» является ньютонов аргумент Солнечной Системы с параметрами, точно настроенными на возможность жизни и не сбивающимися со временем. Ньютон видел во взаимодействии планет причину медленного изменения их орбит, так что Земля со временем могла бы оказаться либо слишком близко, либо слишком далеко от Солнца. В таком случае, Бог, как вездесущий всемогущий дух, поправлял орбиты, как думал Ньютон. С этой точки зрения, в фактической устойчивости планетарных орбит можно увидеть своеобразное доказательство божественного вмешательства в движение планет, корректировки хода «часов».

    Рассуждения Ньютона отвергаются критиками на основании предполагаемого большого числа годных для жизни планетарных систем во вселенной, а также предполагаемой естественной устойчивости орбит в течении миллиардов лет. Хотя оба критических аргумента гипотетичны, допустим их справедливость ради этого рассмотрения.  В таком случае, один из самых старых аргументов настройки вселенной на жизнь пришлось бы снять. Но такое снятие не снижает силы ни одного из многочисленных прочих аргументов такого рода. Каждый аргумент такой настройки должен рассматриваться сам по себе, со всеми имеющимися на сегодня pro и contra. Разумеется, со временем могут появиться новые данные, которые заставят пересмотреть какие-то выводы. Ну, когда появятся, тогда и будет, о чем говорить. В противном случае беспочвенные обвинения в «god of the gaps»—ничто иное, как scientis mof the gaps. Не следует также заблуждаться, что новые аргументы научного или метанаучного порядка могут появляться только против теизма. Наиболее сильный теистический аргумент масштаба космического познания основан на громадном расширении поля научного видения вселенной, происшедшем в последнее столетие.

     Аргумент Ненаблюдаемости

    Как я могу верить в Бога, когда я не вижу его? Бога или нет, или, скрываясь, Он не желает, чтобы я в Него верил. В любом случае верить в Него и не следует.

    Действительно, если наше убеждение в бытии Бога так важно, то почему Он не обеспечил достаточной очевидности Своего присутствия? Зачем тогда эта странная игра в прятки?

    Что же, представим себе обратное, что игра в прятки закончилась, что Всевышний дал людям недвусмысленно увидеть Свое присутствие. Но тогда закончилось бы и еще кое-что, а именно, свобода человека и история человечества. Произошло бы то, что происходит во время детской игры при появлении в комнате решающей взрослой фигуры: игра прекращается. Возможно, после шока, испытанного даже верующими, началась бы какая-то совсем иная история, и даже новая свобода, но они были бы уже радикально и непредставимо для нас другими. Та история, что длится с незапамятных времен, имеет ряд обязательных условий своего течения. Одно из них есть сокрытость Бога от обычного делового эмпирического взгляда; такой взгляд не должен видеть божественного присутствия. Другим же условием истории и свободы является открытость Бога высшим устремлениям человека.«Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1:18).

    Разуму, как одной из высших потенций человека, бытие Бога раскрывается отнюдь не на том уровне, где решаются повседневно-бытовые, инженерные или физические проблемы, но в вопрошании о возможных источниках материи, жизни, мышления, самого разума; о первоначалах сущегои должного, о смысле жизни и возможности спасения.

     

    Аргументы Мультиверса

     

    Некий мультиверс был предложен двадцать лет назад астрофизиком Максом Тегмарком в качестве атеистического решения вопроса о происхождении законов природы: почему они выражаются такими, а не иными формулами. Тегмарк предложил считать, что любой математически непротиворечивой комбинации формул соответствует какая-то вселенная, то есть, «что существует математически, существует и физически». Проблема, с которой он немедленно столкнулся, состояла в том, что разумные существа, образовавшиеся где-то в таком мультиверсе, не нашли бы работающих формул для своих законов. Их законы, с вероятностью единица, выражались бы безумными бесконечно длинными формулами, не допускающими физических открытий. Это обстоятельство находится в решительном контрасте с элегантными физическими законами нашей пифагорейской вселенной, работающими в гигантском размахе параметров и с фантастической точностью, что и опровергает гипотезу Тегмарка.

     Аргумент Прогресса

    Современность ясно показывает, что религия препятствует прогрессу. Речь даже не только о застое всего магометанства и регионов мира, где сильны традиционные религии, хотя это весьма выразительный факт. Но посмотрим специально на США: там, где работают главные моторы научно-технического прогресса, наименьший уровень религиозности по стране. Религиозность Силиконовой Долины значительно ниже, чем таковая Библейского Пояса. Среди ученых неверие в разы выше, чем в среднем по населению. На вершине Академии вера в Бога вообще почти сходит на нет. Да, основатели науки были так или иначе религиозны. Что ж, даже им было непросто освободиться от старых стереотипов мышления. Можно долго гадать, есть Бог или нет. А вот враждебность веры прогрессу очевидна.

    Фактическая база этого аргумента бесспорна. Но точно ли из нее следует враждебность веры в Бога прогрессу? Не может ли так оказаться, что видимая помеха движению вперед выглядит таковой лишь в поверхностном узком и краткосрочном плане, в долгосрочном же она есть нечто противоположное, условие его устойчивости? Не подобен ли вывод о враждебности веры в Бога прогрессу заключению о помехе тормозов быстроте перемещения?

    Жизнь в центрах прогресса задает весьма жесткие конкурентные требования. Чтобы попасть и закрепиться в сфере науки или инновационных технологий необходимо очень хорошо крутить педали в гонке, где побеждают отнюдь не все, где позиций много меньше, чем претендентов, где фондов и грантов всегда не хватает, где вылететь из игры можно в любом возрасте. Это суровый спорт, марафон длиной в профессиональную жизнь. Победа, или хотя бы продолжение участия, требуют строгой фокусировки жизненных ресурсов на конкретных экспертных задачах, принося в жертву все, что к ним не относится, без чего можно обойтись. Требования роста в экспертизе оказываются альфой и омегой, вытесняя все прочие возможные интересы, кроме самых базовых и необходимых. Гуманитарное знание, философия, религиозная жизнь при таких условиях почти гарантированно оказываются за бортом, ни в малейшей степени на этот борт не попадая. Исключения бывают, но редко. Экспертное научно-техническое мышление, как и любое деловое, конкретно-практическое мышление Бога исключает, и тем вернее, чем оно интенсивнее, чем уже и точнее сфокусировано. Поэтому философская, гуманитарная, религиозная  безграмотностьв научно-технической среде является вопиющей, переходящей в идиотизм, и трудно представить, как оно могло бы быть иначе. Люди науки и техники создали новейшую технологическую цивилизацию, но спрашивать их о чем-либо за пределами их экспертизы, а уж тем более придавать какой-то вес мудрости их суждениям, смысла имеет меньше, чем в отношении абстрактных людей с улицы. Автор этих строк знает, о чем пишет: он из этого племени. Нет, не все эти критяне «лжецы», но требуются немалые жертвы и особая удача, чтобы не только выживать на острове, но искать еще и правды, в этом смысле. Стивен Вайнберг, знаменитейший из современных физиков, заметил о большинстве своих коллег, что их вообще-то и к атеистам отнести нельзя, они же просто не думают об этом. Вот о том и речь.

    В силу таких условий жизни, типичный физик или инженер чужд не только религии, истории и философии вообще, но и историко-философским вопросам физики. Он удивляется, например, когда узнает о религиозности Галилея, который, как он слышал, боролся с церковью. Религиозность Ньютона или Лейбница, у которых ни единой строки прочтено не было, уверенно списывается на предрассудки времени и чудачества гениев, и т.д.  Не будь у Ньютона задвига на почве религии, он бы, глядишь, и еще несколько открытий сделал, а не тратил бы время попусту—назидательно заметил как-то один видный коллега.

    Научные и технические учреждения существуют не в вакууме, а в сложном социальном окружении, имеющем многовековую историю. Да и сами университеты, лаборатории, фирмы, есть плоды социальной эволюции. Есть очень много условий прогресса, о которых никто не имеет понятия, но без которых прогресса бы не было, а то и хуже, общество рухнуло бы в хаос. Эти условия поддерживаются архетипами жизни, ценностями и стандартами, передаваемыми посредством христианской религии—ее старых священных историй, цикла ее праздников и служб, ее встреч новорожденных и проводов умерших, ее исповедей, утешений и тайн, мистики, музыки, живописи, архитектуры и теологии. Столь важные вещи, скажем, как переживание смысла жизни, или условия справедливости судов, тесно связаны с архетипами религии. Нормальный ученый с неизбежностью оказывается далек от этих вопросов, он занят своими. Религиозно-философская слепота, сциентизм, есть тень научно-технического прогресса, представляющая немалую общественную опасность, как источник нигилизма. Устранить тень нельзя, но важно отдавать себе в ней отчет, видя в типовых особенностях взглядов ученых и инженеров их опасное профзаболевание, а не силу или мудрость.

    Общество видит в ученых и изобретателях подобия великих магов, открывающих человечеству рог изобилия—да ведь так оно и есть, вообще-то! Ореол восхищения сияет над головами достигших успеха прогрессоров. Люди вслушиваются в их слова, тиражируют их, спорят об их смысле, не подозревая о тени научного успеха, сциентистском слепом пятне. Выходом к религии для ученого, помимо личной трагедии, могла бы быть философия.  Характер философского мышления, однако же, кардинально отличен от научного: первое рефлективно (как рефлективен, например, онтологический аргумент), второе эмпирично. Поэтому здесь почти непреодолимая бездна.

     Аргумент Зла

     В мире есть не только красота, но и зло. А стало быть, творец мира, если он вообще есть, либо не может, либо не хочет устранить зло; он либо не слишком благ, либо не слишком могуч. Создатель, получается, не был совершенен, если и вообще был у мира создатель. 

    Так обычно формулируется аргумент или теологическая проблема зла. Строго говоря, это не атеистический, но антирелигиозный аргумент: отрицается не существование Бога, но смысл искать с ним связь, каковая и есть существо религии. Согласно этому аргументу, существование Бога просто не имеет значения. Подобным образом смотрел на богов Эпикур; в таком духе высказывались Иван Карамазов, Бертран Рассел и Стивен Вайнберг.

    Логически, этот аргумент элементарно отводится: то, что мы видим как зло, может оказаться оборотной стороной добра, видимого Богу, но не нам. Страдания могут быть необходимым условием реализации потенциала человека, не ограниченного этой  жизнью. Полнотой совершенств является только сам Бог, но не мир, находящийся в становлении, творческой эволюции. Библейский страдалец Иов, заподозривший Бога в несправедливости, оставил эти подозрения, когда взору его Бог открыл могучую красоту природы, от жизни до звезд. Создатель столь величественной красоты не может подозреваться ни в чем дурном—вот истина, открывшаяся уму и сердцу Иова, восстановив его доверие Богу. Истина эта, однако же, далеко не всем открывается, хотя звезды, цветы, птиц, зверей и детей видят почти все. Одна из последних книг Карла Густава Юнга называется «Ответ Иову». Речь в ней идет о втором ответе, что Бог дал тем, кто разделил подозрение Иова, но не его прозрение. Первого ответа оказалось недостаточно, и Бог дал второй—вочеловечившись, приняв через мучительную смерть бремя грехов и воскреснув в обетование жизни вечной. По разным причинам, однако, и этот ответ оказался для многих неубедительным; страдания продолжают возбуждать недоверие Богу.

    Сила этого аргумента не логическая, а психологическая; он часто неотделим от крика боли, которым прорывается бессилие человека в горе и страданиях. «Ты всё ещё держишься в своей непорочности? — сказала жена Иову — Прокляни Бога и умри».

     

    Аргумент зла и есть эта обида на Бога, отречение от Него, протест, последний бунт, возмездие, оставшееся страждущему человеку. Но здесь ведь замкнутый круг. Если я доверяю Богу, следуя прозревшему Иову или Христу, я принимаю страдание, полагаясь на неведомый мне высший смысл. И тогда нет оснований для бунта, проклятий, гордых возвращений билетов. В конце концов, Бог никогда не обещал людям легкой жизни; человек рожден не для комфорта, а для духовного роста, не ограниченного этой жизнью. Основание для бунта появляется лишь тогда, когда человек отчего-то считает, что страдания неповинных в злодеяниях неприемлемы ни ради чего, что они бессмысленны. Но здесь ведь уже содержится настоящая сатанинская гордость, превознесение себя над Богом: я лучше Него знаю добро и зло, что приемлемо, а что нет. Таким образом, сам «аргумент зла» есть проявление отпадения от Бога, которое было уже до страданий, но было скрыто.

     Аргумент отвержения 

    Я отказываюсь признавать Бога, потому что не хочу, чтобы он был. Сама мысль о том, что, возможно, есть Бог, для меня крайне неприятна и враждебна.

    Таков аргумент отвержения. Не маскируясь рациональными одежками, здесь Бог отвергается напрямую; есть Он на самом деле или нет — не имеет значения. Томас Нагель говорит об этом отвержении как о распространенном страхе религии, и говорит от первого лица. Позволю себе привести развернутую цитату из его книги The Last Word  (1997):

    «Рационализм всегда имел больший религиозный привкус, чем эмпиризм. Даже помимо Бога, идея естественной согласованности между глубочайшими истинами природы и глубочайшими уровнями человеческого ума, в силу которой возможно постепенное достижение все более истинного понимания реальности, указывает на дискомфортное для секуляристов наше родство со вселенной. Мысль, что отношение между умом и миром фундаментально, заставляет многих нервничать сегодня. Думаю, что это одно из проявлений страха религии, имеющего значительные и часто разлагающие следствия для современной интеллектуальной жизни. Говоря о страхе религии, я не имею в виду совершенно резонную враждебность в отношении определенных религиозных традиций и религиозных институтов, вызванных их спорными моральными доктринами, их социальной политики или политического влияния.

    Не подразумеваю я этим также связь многих религиозных верований с предрассудками и очевидно ложными эмпирическими утверждениями. Я говорю о чем-то более глубоком—а именно, о страхе религии как таковой. Я говорю по опыту, будучи сам в сильной степени подвержен этому страху: я хочу, чтобы атеизм был истинен, и меня беспокоит тот факт, что среди известных мне наиболее разумных и хорошо информированных людей есть религиозные. Дело не в том, что я просто не верю в Бога и, естественно, надеюсь, что я прав в своих убеждениях. Просто я надеюсь, что Бога нет! Я не хочу, чтобы Бог был; я не хочу, чтобы вселенная была такой. Думаю, что эта проблема космической власти не так редка, что она в основном и ответственна за сциентизм и редукционизм нашего времени».

    О страхе религии Нагель говорит как о «проблеме космической власти». Все это похоже и на восстание Сатаны и на подростковый бунт; впрочем, первое и есть архетип второго. Может ли человечество когда-то достаточно повзрослеть, чтобы этот бунт по преимуществу ушел в прошлое? Кто знает…

    Значение Разума

    Не означает ли сама постановка вопроса о доказательствах бытия Бога высшую власть разума в решении всех вопросов? Что такое разум, чтобы он мог решать вопросы такого значения?

    «Опыт показывает нам существующее, но он не говорит нам, что оно необходимо должно существовать так, а не иначе. Именно поэтому он не дает нам истинной всеобщности, и разум, жадно стремящийся к такого рода знанию, скорее возбуждается, чем удовлетворяется, опытом», писал Кант во Введении к первому изданию «Критики Чистого Разума».

    Но если опыт не дает истинной всеобщности, то откуда же разуму ее взять? В науке универсальные суждения могут быть подсказаны опытом чуткому уху ученого, но никогда не доказаны им. Вера в подчиненность природы универсальным законам и в высокую ценность познания законов лежит в основании естествознания, особенно в основании чуждой утилитарности фундаментальной физики—и это именно вера, пусть и оправданная гигантским успехом науки. В отличие от наук, в философии разум может черпать всеобщие истины как необходимые условия своего бытия, своего смысла и ценности. Именно таков онтологический аргумент Парменида или принцип достаточного основания Лейбница. Кроме того, философия может отталкиваться от рефлексии опыта, взятого глобально—научных парадигм, этических и политических систем, картин мира—выясняя их импликации, рассматривая плоды, и заключая по плодам о корнях. Разумеется, рефлексия такого рода не может обладать ясностью и достоверностью математических теорем.

    По самой своей сути, разум не имеет никакого внешнего судьи и господина; всякая попытка подчинить его какой-либо внешней силе будет означать искажение видения, ослепление и, при упорстве, застой, деградацию и гибель творящих это насилие и поддающихся ему. Разум не может быть ничьим слугой, ни страстей, ни властей, ни моральных кодексов; его благами могут пользоваться все, кто ему открыт, и особенно те, кто свободно служит. Господство разума по отношению к любому желанию, требованию от лица власти или морали выражается в постановке их под вопрос: на каком они основании требуют, разумны ли они, должно ли им следовать или противиться?

    А коли таково дело разума, то он и сам должен быть поставлен под вопрос и потребовать ответа: каково достаточное основание его собственного существования и значения? Как тут ответить, если разум стоит выше требований от лица жизни, политики и морали, которые, стало быть, не могут претендовать на его достаточное основание? Но ведь не только из внешнего себе, а и из себя самого вывести свое основание и значение разум не может. Любая попытка обосновать себя собой же отвергается разумом как логическая ошибка циркулярного аргумента, petitio principii, опоры на поставленное под вопрос.

    Достаточным основанием власти и значения разума может быть лишь одно, ясно обозначенное уже античным платонизмом, то, что Платон называл Благом, а Плотин—Единым. Лишь силой этого начала, Предвечного Всеблагого Бога, может утверждаться власть и значение разума, возвышаемого как высочайший атрибут, аспект, эманация Всевышнего. Одно лишь Единое Всеблагое, Бог-в-Себе, принимается разумом как высшее. Этого нельзя сказать даже о Создателе мира, о котором разум ставит критические вопросы, например, вопрос Иова: справедлив ли Создатель? И мы помним, что Создатель не только ответил Иову, но и вопрос его одобрил. Не менее законным, чем вопрос о справедливости Бога, является вопрос о Его бытии, вопрос этого сочинения. Разными путями разум может вести к его разрешению, и каждый из них раскрывает дополнительные аспекты Божества: апофатический и катафатический, предвечный и творящий, универсальный и личностный, грозный и любящий.

    В разуме самом по себе нет лжи, но человек склонен к заблуждениям и обману. К таковым его склоняют не только ограниченность понимания, но и разнообразные страсти и страхи. Следуя этим чуждым разуму низшим силам, человек может приходить и часто приходит к отрицанию Бога и, как следствие, к нелепым заключениям относительно принципиального подчинения разума физическим, биологическим, психологическим или социальным сущностям. Ложность всех таких заключений лежит на поверхности: каждое из таких подчинений приводит к парадоксу Эпименида.  Если разум принципиально, по своей природе, полностью подчинен внешним сущностям, вроде перечисленных, то он может еще претендовать на какую-то полезность, но не на истину. В частности, он не может претендовать на знание истины о самом себе; всякая такая претензия ложна. Отвержение Бога превращает разум в самозванца, чьи претензии на значение могут как утверждаться, так и отрицаться на шаткой основе переменчивых мнений и противоречивого опыта. Культ разума, самого по себе или в комбинации другими идолами, чреват социальными утопиями с их катастрофами исторического масштаба, как это и показал прошлый век с его научным коммунизмом и социал-дарвинизмом. В картине мира, где нет Бога, разум соединяется с ослеплением и безумием.  Разум есть лишь аспект Единого Блага, но не Благо само по себе. Уяснение этого одновременно возвышает разум и препятствует злоупотреблению им, предотвращая и утрату его, ибо он несовместим ни со своей идолизацией, ни с утилизацией. Разум укоренен в тайне Единого; все иные решения вопроса о его статусе приводят к самоослеплениям и абсурду.

    Сказанное не означает, разумеется, что самое верное решение вопроса о разуме снимает риск на путях следования ему; нет, оно лишь избавляет от ослеплений и катастроф ложных решений этого вопроса.

Комментарии
  • Уфч - 31.07.2019 в 13:22:
    Всего комментариев: 53
    Махизм и словоблудие.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
  • travkin - 31.07.2019 в 17:33:
    Всего комментариев: 25
    История религии свидетельствует о том, что люди верили отнюдь не в символического Бога, а в духов, магию, тотемы, анимистские символы, колдовство, порчу, сглаз, своих Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • net - 31.07.2019 в 17:40:
    Всего комментариев: 61
    Идите в ..опу, ув. автор. Муки детей нечем оправдать, хотя тонны бумаги переведете. Смысл оправдания замученных детей проглядывая один- средство наживы попам, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 2
    • Уфч - 01.08.2019 в 13:50:
      Всего комментариев: 53
      Муки детей оправдать очень легко - они носители генов своих грешных родителей.
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • someone - 31.07.2019 в 18:02:
    Всего комментариев: 164
    Пафос статьи сводится на нет смешными заголовками. Нет в русском языке правила, по которому каждое слово в заголовке пишется с большой буквы. Нет и никогда не было. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Boris Kollender - 31.07.2019 в 22:53:
    Всего комментариев: 322
    «Апология Господа нашего» начинается сразу с большой лжи. Нам предлагается представить, что не к.ф.-м.н. А. Буров сидит за письменным столом в удобном кресле за Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 01.08.2019 в 01:43:
    Всего комментариев: 535
    «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут». Воланд - Канту по поводу его 6-го Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
    • Алексей Буров - 03.08.2019 в 17:54:
      Всего комментариев: 5
      "неверие в Бога вынудило людей самим искать естественные объяснения окружающего мира." А вот факт: среди основоположников физики, от Галилея до Гейзенберга, не было Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 4
      • Эдуард Бернгард - 04.08.2019 в 02:10:
        Всего комментариев: 327
        Веруны приписывают учёным-атеистам религиозность - не ново. Продолжение елейных сказочек. Даже если кто-то из учёных-естественников и говорил что-то "про бога", Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
        • Алексей Буров - 04.08.2019 в 04:45:
          Всего комментариев: 5
          Мне казалось, что согласие в столь важном вопросе столь разных выдающихся людей разных эпох должно бы мотивировать к вдумчивому прочтению хоть одного из них, Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 4
  • Chiniloc - 01.08.2019 в 13:53:
    Всего комментариев: 8
    Словоблудие и игра словами не имеющими каких-либо реальных определений. Суета сует и томление конформистского духа.
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • Эдуард Бернгард - 02.08.2019 в 01:55:
    Всего комментариев: 327
    Если бог есть, зачем в него верить (данное моё давнее изречение широко, извините, разошлось в рунете).
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
  • Червона калина - 02.08.2019 в 20:59:
    Всего комментариев: 145
    Религия один из мощнейших механизмов организации общества. Нет стабильных в историческом плане государств без доминирующей религии. В свое время религия Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 6
    • Эдуард Бернгард - 04.08.2019 в 01:30:
      Всего комментариев: 327
      До чего дикий вздор несёт эта чёртова калина, прям занятно даже.
      Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0
  • Алексей Буров - 03.08.2019 в 17:41:
    Всего комментариев: 5
    Отчасти согласен, Эдуард: на Бога как Сверхразумный источник мира указывает разум, и достаточно следовать разуму, чтобы это уяснить. Если тут и требуется вера, то Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 4
  • someone - 04.08.2019 в 04:12:
    Всего комментариев: 164
    Ну а бога-то кто создал?
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Алексей Буров - 06.08.2019 в 19:42:
      Всего комментариев: 5
      Бог вечен, Он есть основа и источник всего сущего. Именно поэтому вопрос о Его создателе бессмыслен.
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 5
      • Эдуард Бернгард - 07.08.2019 в 00:52:
        Всего комментариев: 327
        Алексей, ваш бог - это тот, который с бородой и на облаке, в архаичные тряпки облачённый, или какой-то иной бог, не столь убогий? Судя по тому, что вы употребляете и Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
        • Алексей Буров - 07.08.2019 в 05:17:
          Всего комментариев: 5
          Глупо было бы критиковать научные представления, основываясь на писаниях плохих популяризаторов— не так ли, Эдуард? Вот и с религиозными представлениями то же Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 4
  • Эдуард Бернгард - 05.08.2019 в 01:19:
    Всего комментариев: 327
    Даже верунам подспудно ясно, что богов придумывают люди - либо шарлатаны, либо фанатики. То есть не бог породил человека, а человек - бога. // Вера на то и вера, что Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
    • Эдуард Бернгард - 06.08.2019 в 02:30:
      Всего комментариев: 327
      Уточню, пожалуй: можно верить в человека, в его способность творить, созидать, свершать, можно верить в порядочность и честность, верить в достижение какого-либо Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?