Независимый бостонский альманах

И с ними гибель разослал(а) к соседям

11-01-2020
    • Интродукция Анатолия Несмияна
  • В Абхазии произошел микропутч, итогом которого стало решение местного верховного суда об отмене итогов выборов президента.
  • В целом Абхазия всегда была крайне специфическим регионом, даже в советское время власть не рискнула индустриализировать эту территорию, так как вполне справедливо рассудила, что вместе с заводами придется завозить еще и работников. Местный народ прекрасно существует в режиме сезонной экономики и к регулярному созидательному труду не слишком привычен.Специфическая ментальность, помноженная на полную утрату даже видимости законности, привела к тому, что современная Абхазия - край непуганного бандитизма. Как организованного, так и стихийного. Это и рухнувшая сервисная инфраструктура привели к тому, что отдых в Абхазии превратился в откровенный экстрим и сафари, где роль дичи выполняют сами отдыхающие. Соответственно, туризм как источник дохода в республике перестал иметь определяющее значение. По сути, единственным источником ресурсов стала не очень щедрая, но тем не менее регулярная "помощь" из России. Главное, чтобы местные не забывали делиться с дарителями и отстегивать им обратно некую долю.Соответственно, вокруг скудного, но вполне приличного по местным меркам ручейка ресурсов возникла жесткая конкуренция местных оргпреступных групп-кланов. Поэтому местные выборы превращаются в демонстрацию силового ресурса каждой из группировок.Микропутчи происходят довольно регулярно на всех подведомственных территориях, а иногда туземного каудильо приходится взрывать в его любимом ресторане, ибо иначе сковырнуть его просто никак. В Абхазии пару сотен боевиков обиженной группировки на днях пришли к зданию администрации и заставили местного президента бежать. После чего верховный суд не смог устоять перед таким аргументом и внезапно нашел в итогах прошедших аж в сентябре выборов нарушения. С учетом того, что разница голосов за двух кандидатов составила всего тысячу человек - буквально одна стандартная девятиэтажка, то найти нарушения можно в любую нужную сторону в любой момент.Победа одной группировки над другой ничего в целом не меняет. Экономики в Абхазии нет и не предвидится. А потому все противоречия остаются прежними. Просто теперь обиженные стали довольными, а довольные - обиженными. А потому новый раунд свары за ресурсы не за горами.
  • abhaziya
  • Филиппика Сергей Пархоменко

  • Можно, конечно, попробовать  погрузиться и в этот кризис. И обнаружить там огромное количество какого-то там политического мусора, каких-то крошечных историй на малюсеньком пятачке:   вот человек, который с 14-го года управляет этой местностью (Хаджимба), организовал выборы и на этих выборах получил немножко меньше 50% голосов, а по закону то ли должно быть 50%, то ли не должно быть 50%. И вот его соперник (Квициниа) с этим не согласен. И они отправились в суд. А в суде обнаружился судья, у которого кончился срок полномочий, и выяснилось:  этот судья рассчитывает, что если он примет такое решение, то действующий президент продлит его срок полномочий. А толпа оказалась недовольна,  пошла и выбила несколько окон и дверей в президентом дворце. А потом вернулась к зданию, где находится апелляционный суд и выбила там. А еще они вспомнили, что у них двух человек застрелили в каком-то ресторане на набережной города Сухуми. И там был какой-то человек, который является родственником того самого, который управляет важными парамилитарными формированиями, которые работают на оппозицию.
  • Бесконечен вот этот мелкий дребезг, который вы можете сейчас собирать и коллекционировать, и пытаться разобраться:  этот самый Хаджимба - он гораздо лучше того Квициниа? И вот этих 47%  хватает, чтобы выбрать его президентом или не хватает, чтобы выбрать его президентом Абхазии?На самом деле, по-моему, про это всё надо знать другое. Надо знать, что до 92-го - 93-го года  эта земля еще была совершенно не случайно — и это никакая не шутка — жемчужиной Черноморского побережья. Это одна из драгоценных курортных местностей на пороге Европы. Это золотое место. Это место, из которого мог бы бить фонтан денег и счастья.Вот сегодня есть, скажем, Черногория, страна, в которой нет ничего того, чего не было бы в Абхазии, страна, которая ровно так же устроена. Кусок благословенного морского берега, на котором люди могли бы проводить свои счастливые дни. В этой стране в 92-м - 93-м году произошла чудовищная, кровопролитная война, абсолютно такая, я бы сказал, редкая по количеству бессмысленно пролитой крови. Эту войну в этой местности называют «Отечественной войной» до сих пор. Вот это ее формальное наименование.

    Если вы почитаете документы абхазского парламента или какие-то акты, выпускаемые абхазским президентом, вы обнаружите, что там это словосочетание Отечественная война. Имеется в виду вот эта война 92-го — 93-го года, когда грузины с абхазами, грузинские семьи, абхазские семьи дом на дом, улица на улицу, квартал на квартал, город на город, ущелье на ущелье уничтожали друг друга с невероятной, совершенно звериной жестокостью. И разбираться там, кто прав, кто виноват, нет никакого желания.

    От этой войны в этой местности осталось колоссальное количество оружия. В каждом доме, под каждым диваном лежит какой-нибудь «калашников» или какой-нибудь карабин, какая-нибудь винтовка. Огромное количество боеприпасов, какие-то нескончаемые бронетранспортеры во дворах. Чего там только нет. Всё это абсолютно не контролируется. Все это гуляет по рукам. А больше в этой местности нет ничего.

    С 93-го года прошло 27 лет. Этот закупоренный как консервная банка, кусок драгоценного побережья, откуда время от времени кто-нибудь приезжает и привозит фотографию каких-то поразительных, заросших лианами и оплетенных цветами заброшенных санаториев, каких-то обрушившихся железнодорожных вокзалов, каких-то поразительных театров, где виноград прорастает сквозь бархатные кресла. Какие-то немыслимые, совершенно экзотические, в стиле южно-американской литературы, в стиле «Сто лет одиночества» Маркеса вот такие картинки.

    Это, собственно, всё, что осталось от этого благословенного куска земли. В какой-то момент неподалеку, в Грузии появился Саакашвили, который заявил о том, что он решит эти вопросы: вопрос Аджарии, вопрос с Южной Осетией и вопрос Абхазии и приведет это все в порядок.

    И он очень быстро, надо сказать, решил вопрос Аджарии. Он его решил довольно радикально, в результате чего сегодня эта самая Аджария представляет из себя я не скажу, что какую-то процветающую счастливую местность, но, в общем, место, где происходит какая-то жизнь, где люди живут, у них есть какая-никакая работа, они зарабатывают какие-никакие деньги. Они построили большой город, попытались превратить его в такой Лас-Вегас. Ну, некоторым кажется, что это немного смешно, что он весь такой слегка пластмассовый. Но ничего страшного. Понастроили там каких-то гостиниц, ресторанов, казино и всякого прочего. Всё это как-то сверкает огнями, играет музыкой, как-то булькает, шипит и пенится.

    По другую сторону от этой местности город Сочи, в котором в 14-м году произошла аж Олимпиада. Было потрачено 50 миллиардов долларов. Половину из них украли. Понастроили какого-то бессмысленного, черт знает чего, теперь не понимают, куда это девать. Но тоже нельзя сказать, что там ничего не происходит. Одни довольны, другие недовольны. Одни в ярости, другие в бешенстве, третьи счастливы, четвертые страшно заработали. В общем, нельзя сказать, что это какое-то мертвое место.

    А посредине между ними — мертвое место. В 2008 году, когда произошла российско-грузинская война, стало понятно, что так оно и будет дальше. Уже с 2008 года прошло 12 лет. Я посмотрел, просто любопытно стало. Сочи — Гагры, между Сочи и Гаграми 63 километра, 1 час пути на машине. Между Сочи и Сухуми — 150 километров, 2,5 часа на машине. Между Сухуми и Батуми — 4 часа пути на машине, 230 километров. И пропасть — пропасть между жизнью и отсутствием жизнью, закрытое нечто, запертое внутри себя. Какие 3,5 одних и тех же фамилий, какие-то 2,5 криминальных клана, которые там что-то пытаются делить.

    Ключевой вопрос теперь, вопрос жизни и смерти для этой местности — пропустят мандарины через российскую границу или не пропустят? Бесконечное количество контрабанды. Бесконечное строительство каких-то причалов и причальчиков при разговорах об океанских глубоководных портах и бог знает, о чем. Но пока — какие-то пристани, на которых все время что-то такое в ночи с тарахтением дизеля прибывает из Турции… Там сопят, кто-то что-то перегружает, какие-то мешки и ящики, и потом эти мешки и ящики едут через российскую границу. Беспрерывно везут левый табак и левое спиртное и этим живут.

    Послушайте, но там что-то около четверти миллиона людей, 200 с чем-то тысяч населения. Семьи, взрослые дети, старики, такие, сякие, мужчины, женщины. Они жить хотят. Они хотят, чтобы с ними что-то происходило. А там… Это такое государство, которое признали только Науру и Вануату, это не анекдот. Международное признание — смотрим справочник — Республики Абхазия: признали Российская Федерация, Никарагуа, Боливарианская Республика Венесуэла, Республика Науру, атолл  Вануату, Сирийская Арабская Республика, а также Республика Южная Осетия, Карабах, Приднестровье и Донецкая Народная Республика. Почему-то не Луганская, видимо, о Луганске просто забыли, как-то упустили из виду. И всё.

    И вот это такая зона продолжается уже 28 лет, а окончательно безнадежно — 12 лет, без какой-либо перспективы на что бы то ни было. Россия сеет вокруг себя эти мертвые зоны. Такая же зона Южная Осетия. Такая же зона Приднестровье. В общем, на пути в эту сторону находится Крым при всем том, что он часть России, с точки зрения Российской Федерации. Но его закупоренность ровно такая же. Это значит, что никогда, никто ни за что, ни по какому поводу туда не сунется.

    Ну вот, сейчас в очереди за этим же статусом стоит Донбасс. И как-то остается надеться, что он каким-нибудь чудом этой участи избегнет и окажется все-таки законной частью законного государства.

    На чем держится Абхазия сегодня? На огромной по местным масштабам, на самом деле, в общем, довольно незначительной военной базе,  мы держим там войска, у нас военная база, но ключевой момент этого назначения звучит следующим образом: «Военно-административные медицинские объекты будут размещены в Сухуми, Гаграх, Гудаути, Новом Афоне и других населенных пунктах Абхазии». Это знаете, что такое? Это старые советские профсоюзные санатории. Для того, чтобы их контролировать и для того, чтобы снимать с них утлую выручку там держат военную базу и какие-то военные ворюги пытаются на этом заработать — на Гаграх, на старых дачах московской и петербуржской буржуазии.

    Одно время, перед самой революцией, было модно построить дачу в Гаграх. Когда Ялта оказалась уже относительно дорогим местом и ее застроили, стали строить в Гаграх. Потом советская элита этим развлекалась. Вот Сталин держал там две своих дачи и любил там бывать. А, соответственно, раз Сталин, значит, и все остальные. Брежнев ездил и все другие.

    А теперь там военная база для того, чтобы попридержать эти гагрские санатории, вместо того, чтобы превратить это место в какой-то большой кусок радости. Там для этого всё есть: молодой барашек, молодое вино, молодая девушка, прекрасный пляж, чистое море, отсутствие промышленности, бурная растительность, субтропический климат. Что еще вам надо для того, чтобы превратить это в одно сплошное счастье?

    Вместо этого они варят там этот клейстер политический, который сейчас полез наружу из кастрюли, и нам предлагают в нем разобраться, предлагают выяснить, кто там прав — Хаджимба или, наоборот, вот этот второй Квициниа, грузинский абхазец ? И вот эти люди, которые приехали туда пострелять немножко из Донбасса… разумеется, там есть убийцы из Донбасса. А как же без них? Убийцы из Донбасса теперь есть в каждом территориальном конфликте. Понятно, что люди, которые провели там несколько сладостных лет, убивая, насилуя и грабя всех, кого хотят, они теперь спокойно рассеиваются по всему пространству великой России и принимают участие в разного рода конфликтах. И в Абхазии они тоже есть и принимают участие «во всем этом». Оружия, как мы с вами уже знаем, там вагон, и боеприпасов сколько угодно, даже не надо вести гуманитарными конвоями из России, как это происходит с Донецком и Луганском.

    На самом деле  нужно на это смотреть, как на некий зримый, ясный, яркий кусок российской политики. Российская политика путинской эпохи производит на свет вот это уродство. Нет никаких сомнений, что там есть грузинская сторона дела. Нет никаких сомнений, что там всё очень непросто во взаимоотношениях, грубо говоря, между Сухуми и Тбилиси, как это сказали бы в каком-нибудь политологическом отчете. И война эта там была неспроста, она долго зрела, и это тоже была по существу криминальная разборка тех времен начала 90-х годов.

    Но нет никаких сомнений, что Россия всем своим весом, всем своим экономическим влиянием, всеми своими военными базами могла бы привести хаос в порядок, могла бы объяснить одним и другим, что отечественную войну надо: а) закончить и б) прекратить кощунственно называться отечественной. Нужно попытаться как-то восстановить какое-то разумное общежитие в этих местах.

    Можно это сделать, человечество умеет это делать, умеет вторгаться в конфликты, умеет разводить воюющие стороны, умеет их удерживать, умеет их утихомиривать. Если надо, годами, если надо, десятилетиями. В Косово потребовалось 10 лет влияния ооновских частей для того, чтобы каким-то образом все пришло хоть в какую-то минимальную норму, которая, в общем, до сих пор довольно убогая, но это далеко не Абхазия. Косово признано, и не потому, что злые пиндосы здесь так, а там сяк, а потому что там были предприняты эти усилия и воюющие стороны были разведены и порядок был наведен.

    А в Абхазии нет. А Абхазию просто закупорили,  законсервировали, просто закрыли эти границы и сказали: «Нету там ничего. Этого места больше нет. Оно принадлежит нам, но его нет. Мы будем оттуда время от времени извлекать мандарины, а также зарабатывать на контрабанде. А все, что происходит внутри, нас не волнует. Гагрские санатории будем держать с помощью военной базы. А остальное — да пусть гниют».

    Ну, так они и гниют. А другие, такие же гниют в Приднестровье, а третьи такие же гниют уже сейчас в Донбассе. Достаточно времени прошло с 14-го года. Тоже ведь жизнь остановилась. Тоже несуществующие место на карте Европы, между прочим. Это не страшно далеко, это не Тихий океан, не Полинезия, забытые острова. Это вот тут.

    Сухумский аэропорт мог бы работать, мог бы принимать Air France или Lufthansa по 4 чартера в день в сезон. И все эти немцы, голландцы, австрияки и французы могли бы валяться на этих платах и тратить там свои евро, обменивая их на апельсиновый сок.

    abhaziya

    Всё это могло бы быть. А вместо этого мы 27 лет разбираемся в том, собственно, кого мы предпочитаем: Алхаса Квициниа… или все-таки Рауля Хаджимбу? Кому из них мы позволим в очередной раз раздолбать президентский дворец, как у них это называется — вот эта утлую хату.

    Надо сказать, что этот Хаджимба тоже не через парадную дверь туда вошел, тоже там выдавливал какие-то форточки. Ровно так же это происходило, только на предыдущем этапе. И будет еще… Сейчас они снесут этого Хаджимбу, будет следующий — Квициниа. Пройдет пять лет — и вы получите все это еще раз. Потому что банка останется закрытой, потому что изоляция эта никуда не денется, потому что жизнь не придет в эти места. И у этих людей останется только один выход: тихонько оттуда уносить ноги. Всё живое, что там есть, оттуда отправляется кто может, в Грузию, кто может, в Турцию, кто может, в Россию. У кого как получится, кто куда уползет.

    Вот и вся перспектива людей, которые там живут, и культуры, которая там осталась. А там много чего осталось. Там только в земле сколько всего закопано. Только пусти туда археологов, они веками оттуда не выйдут, будут слой за слоем снимать, потому что это древняя, легендарная, сказочная земля… Золотое руно — это где-то там, между прочим.

    Вот такой вот вам анализ. Он гораздо более существенный, гораздо более содержательный, чем всё то, что дорогие коллеги журналисты сейчас делают: добросовестно, очень старательно, надев резиновые перчатки и респиратор как бы разгребают это всё дерьмо, пытаются как-то разложить кучками этих людей.

    Вот мы сейчас сидим, а там кто-то осаждает очередной дворец, выдавливает какую-то дверь, сейчас там кое кто хочет объявить чрезвычайное положение. А чрезвычайное положение — это понятно что — можно стрелять людей на улице. А кто будет стрелять людей на улице, не очень понятно, потому что оружие есть у всех. И бандитов из Донбасса черт знает сколько, поэтому боятся чрезвычайного положения. Потому что чрезвычайное положение закончится там резней на улицах. Этого никто не хочет. Но оставить всё, как есть тоже никто не хочет.

    В результате они присылают туда  для решения Нургалиева (замсекретаря Совбеза России), и у этого Нургалиева есть только один аргумент: «Заткнитесь, а то убью!» Вот может Нургалиев сказать этим людям: «Мы вам сейчас границы откроем, признание организуем, создадим из вас реально независимое государство»? Нет, он может сказать только одно: «Сидите тихо, а то убьем!» — это все, с чем приезжает туда Нургалиев.

    По ЖЖ Эль Мюрид и Эхо Москвы подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Greg Tsar - 12.01.2020 в 06:42:
    Всего комментариев: 99
    Черт знает, что творится. Золотые мандарины, сладкие - тают во рту. Золотая мамалыга. Золотые люди. Золотое Руно! Восхитительная хванчкара, хачапури по-аджарски, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 3
  • Игорь - 12.01.2020 в 09:44:
    Всего комментариев: 69
    Вот это и есть настоящая НоВОРоссия.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 1
  • Уфч - 12.01.2020 в 10:17:
    Всего комментариев: 256
    В концентрированном виде судьба России без Навального. Бесконечное падение. А можно ниже? - Смотрим Венесуэла, Абхазия, Чечня. Пока в России не начнут бить морды Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?