Независимый бостонский альманах

Историческое возмездие за глупость

09-02-2020
  • vaksberg alexanderАлександр Семенович Вайсберг
  • Выдающийся физик Александр Семенович Вайсберг в 1920 году поступил в Венский университет, одновременно учился в Высшей технической школе. В 1926 году получил диплом инженера в области физической техники. Тогда же переехал в Берлин, где преподавал физику в Берлинской высшей технической школе и занимался научной работой под руководством Вильгельма Вестфаля. В 1927 году вступил в Коммунистическую партию Австрии, а затем и коммунистическую партию Германии. Известный писатель, автор "Слепящей тьмы" Артур Кёстлер, который дружил с А.Вайсбергом, описал его как хорошо подготовленного марксиста, непримиримого в философских дискуссиях.В марте 1931 года А.Вайсберг стал одним из первых иностранцев, приглашенных на работу в харьковский УФТИ его основателем и первым директором Иваном Обреимовым. Здесь он возглавил строительство опытной станции глубокого охлаждения для экспериментов по физике низких температур. Вайсберг прекрасно знал западных физиков, и ему было поручено привлечь в Харьков других выдающихся коллег. По инициативе Вайсберга в институт позже приехали Мартин и Барбара Руэманны. Обреимов, Лейпунский и Вайсберг сколотили в УФТИ поистине золотую группу иностранцев, насчитывавшую 11 человек. В эту группу входили Фридрих Хоутерманс и его жене Шарлотта, Мартин Руэман и его жена Барбара, аспирант Ландау венгр Ласло Тисса, Фриц Ланге, Конрад Вайсельберг, Юрген Петерс, ассистент Ланге, и другие.

    Создание станции требовало не только огромной инициативы, но и частых поездок в Москву, где Вайсберг завел знакомства в Народном комиссариате тяжелой промышленности СССР и других учреждениях власти, в частности с Григорием Орджоникидзе, Георгием Пятаковым, Николаем Бухариным. Благодаря связям с партийно-хозяйственной верхушкой СССР Вайсбергу удавалось быстро получать заказанные детали и аппаратуру для станции. Кроме того, Вайсберг организовал издание в УФТИ Физического журнала на немецком языке, который в то время играл роль научной латыни. Успех в этом предприятии также был обеспечен поддержкой Бухарина.

    После назначения нового директора УФТИ партийного выдвиженца С.А.Давидовича (1934 г.) Вайсберг вместе с Львом Ландау выступил против милитаризации и бюрократизации института, из-за чего Давидович несколько раз писал доносы в НКВД, но тогда они  не привели к аресту Вайсберга. Ситуация коренным образом изменилась в январе 1937 года, когда Вайсберга начали вызывать на допросы в НКВД. Следователь требовал от него признаться в создании подпольной контрреволюционной организации. Чувствуя, что темные тучи над его головой сгущаются, Вайсберг отказался от руководства строительства исследовательской станции и готовился покинуть СССР, поехав добровольцем на гражданскую войну в Испании. Однако 1 марта 1937 года он был арестован по «делу УФТИ» (http://www.proza.ru/2019/03/15/484).

    Вайсберг провел в тюрьмах СССР почти 4 года — сначала в следственном изоляторе Харьковского управления НКВД, а затем в харьковской тюрьме, пребывание в которых  позже подробно описал в книге «Ведьмин шабаш. Россия в горниле чисток» (эта книга известна под другими названиями, в Украине переведена моим другом Юрием Ранюком под названием «Холодная гора»). Позже Вайсберга перевели в Лукьяновскую тюрьму в Киеве, а затем в московские Бутырки, как и многих других, обвинив в «участии в антисоветской контрреволюционной организации». В течение трех месяцев ученый отрицал за собой какую-либо вину, но под пытками признал себя виновным. Так возникло дело о двух «контрреволюционных группах» в УФТИ, в одну из которых входили иностранные специалисты и их жены: А.С.Вайсберг, Ф. и Ш.Хоутермансы, М. и В.Руэманны, Вайсельберг. Вторая была группой Л.Д.Ландау.

    Как вспоминал сам Вайсберг, худшим для него было признаться в измене идеалам коммунизма и в шпионаже в пользу фашизма, к чему его склоняли следователи НКВД. Он считал это потерей репутации в глазах европейских коммунистов. Поэтому он взял на себя «вину» лишь в участии в «троцкистском заговоре». Сотрудники НКВД пытались подготовить Вайсберга в качестве свидетеля против Бухарина, но он так и не поддался.

    После чистки органов НКВД на допросе 28 мая 1939 года и на последующих допросах Вайсберг от данных ранее показаний полностью отказался, заявив: «Мои показания от 1 июня 1937 года также не соответствуют действительности и я их не подтверждаю. Показания мною даны под влиянием камерной обстановки... Я никого из иностранцев в контрреволюционную группу не привлекал и никаких разногласий у меня с мероприятиями совгосударства не было». На допросе 11 июня 1939 года ему было предъявлено новое обвинение и он вновь заявил: «Виновным в предъявленном обвинении мне по ст.ст. 54-6 ч.1 и 54-11 УК УССР себя не признаю».

    За освобождение А.Вайсберга и Ф.Хоутерманса ходатайствовали четыре нобелевских лауреата — Альберт Эйнштейн в письме Сталину 16 мая 1938, а также Ж.Перрен, И. и Ф.Жолио-Кюри в письме Генеральному прокурору СССР Вышинскому. Ниже приведен текст письма Альберта Эйнштейна Иосифу Сталину.

    Господину Иосифу Сталину,
    Москва, СССР
    18 мая 1938 г.
    Глубокоуважаемый господин Сталин, За последнее время мне стали известны несколько случаев, когда ученые, приглашенные на работу в Россию, обвиняются там в тяжких проступках — речь идет о людях, которые в человеческом плане пользуются полным доверием у своих коллег за границей. Я понимаю, что в кризисные и неспокойные времена случается так, что подозрение может пасть на невинных и достойных людей. Но я убежден в том, что как с общечеловеческой точки зрения, так и в интересах успешного развития строительства новой России чрезвычайно важно, чтобы по отношению к людям редкостных способностей и редкостных же творческих сил обращались с исключительной осторожностью. В этом плане я очень прошу Вас обратить внимание на дело, возбужденное против доктора Александра Вайсберга (Харьков). Господин Вайсберг — австрийский подданный, инженер-физик, работавший в Украинском Физико-техническом институте в Харькове. Очень прошу о том, чтобы в его случае был бы учтен отзыв о деятельности Вайсберга профессора Мартина Руэманна, руководителя лаборатории низких температур, который был передан в Наркомтяжпром весной 1937 г.
    С глубоким уважением
    Профессор Альберт Эйнштейн

    31 декабря 1939 года особое совещание при НКВД СССР приняло по делу следующее решение: «Вайсберга Александра Семеновича как нежелательного иностранца, выдворить из пределов Союза ССР». 5 января 1940 года на мосту через Буг в Брест-Литовске он в числе других европейских коммунистов, антифашистских беженцев и прочих нежелательных иностранцев был передан офицерами НКВД офицерам гестапо. В 1940-1945 он находился в Краковском гетто, а также в концлагерях и тюрьмах на территории Польши, став активным участником польского Сопротивления. Из нацистского лагеря смерти был освобожден в 1945 году. В дальнейшем эмигрировал в Великобританию, где написал книгу, в которой описал репрессии сталинского и нацистского режимов.

    Радио «Свобода» в апреле 2019 опубликовало материалы «Шабаш ведьм НКВД и гестапо.  Судьба Александра Вайсберга», в которой на примере судьбы выдающегося физика из УФТИ поведало о сотрудничестве НКВД и гестапо после подписания пакта Молотова-Риббентропа. После подписания этого позорного документа СССР и нацистская Германия провели 4 секретных совещания между сотрудниками НКВД и гестапо, посвященных способам подавления польского сопротивления и передаче Германии нескольких сот политзаключенных — преимущественно евреев и коммунистов, которые надеялись спастись от Гитлера в империи Сталина. На границе их уже поджидали сотрудники гестапо. В украинских архивах, открытых после революции 2014 года, были найдены документы, свидетельствующие о том, как в НКВД составлялись депортационные списки. По поводу сходства методов НКВД и гестапо имеется воспоминание Евгении Гинзбург в "Крутом маршруте" о сокамерницах-иностранках в "Бутырках".

    Книга Вайсберга о сталинских тюрьмах и лагерях стала первой детальной хроникой ГУЛАГа, упредившей воспоминания А.И.Солженицына и открывшей западному читателю сталинские методы построения светлого будущего. Поэтому позже она была переведена на множество языков мира. Такая же судьба ожидала и изданную в 1956 году в Израиле в соавторстве с Йоэлем Брандом вторую книгу Вайсберга «Отчаянная миссия» (1956 г.), посвященную истории еврейского Холокоста.

    Профессор Принстонского университета Ирена Грудзинская-Гросс ныне работает над биографией Александра Вайсберга. В интервью Радио Свобода она рассказала о том, как сложилась его дальнейшая судьба. Ее интервью Свободе особенно актуально сейчас, в год, когда исполняется 80 лет со дня подписания пакта Молотова — Риббентропа, а доля положительно оценивающих роль Сталина россиян достигла рекордного уровня — 70%. Почти половина респондентов, согласно опросу, готовы оправдать сталинские репрессии. Это рекордный показатель за все годы соответствующих исследований. Об отрицательной роли Сталина в истории России заявили всего лишь 19% респондентов. По оценке социологов, положительное отношение к Сталину и его роли в истории страны закрепилось на уровне новой социальной нормы.

    Ирена Грудзинская-Гросс поведала, что Советский Союз передавал нацистской Германии заключенных и до подписания пакта Молотова–Риббентропа в августе 1939 года. А всего с ноября 1939-го по март 1940 года было передано примерно 350 узников. Советские власти депортировали узников, которые не отказались от немецкого или австрийского гражданства. Тех, кто сменил его на советское, либо расстреливали, либо отправляли в лагеря. В основном, депортированные были коммунистами, прошедшими через советские тюрьмы. Самой известной была Маргарита Бубер-Нойман, написавшая книгу о том, как ее выслали, а в Германии отправили в концлагерь Равенсбрюк.

    Узников собрали в Бутырской тюрьме, некоторое время откармливали и приводили в порядок, заставляли написать бумагу о сотрудничестве, затем сажали в поезд и передавали немцам. Некоторые отказывались ехать в Германию. Особо трагичным был случай актрисы Каролы Неер, которая не хотела расставаться с сыном. Она погибла в советском лагере. Заключенных-евреев оставляли в оккупированной немцами Польше, остальных отправляли в Германию: кто-то оказывался в тюрьмах и лагерях, кого-то отпускали. Годы войны Александр Вайсберг провел в оккупированной Польше: в краковском гетто, трудовом лагере Кавенчин возле Варшавы, в нескольких тюрьмах и на нелегальном положении. Находясь в краковском гетто, он узнал о том, что происходит в Освенциме. Вся его семья погибла во время Холокоста, а сам он чудом спасся. Вскоре после окончания войны он перебрался на Запад.

    Александр Вайсберг принимал активное участие в деятельности «Конгресса за свободу культуры», антикоммунистической организации, которая поддерживала многих передовых интеллектуалов и писателей. Он был одним из свидетелей на антикоммунистическом процессе в Париже. Скончался Александр Вайсберг в Париже 4 апреля 1964 года.

    Фридрих Георг Хоутерманс

    Houtermas

    Ученик великого Генриха Герца Фридрих Георг Хоутерманс (1903–1966) работал в нашем институте с 1935 по 1938 год. За себя говорит занимаемая им должность научного руководителя УФТИ. (Ныне Национальный научный центр "Харьковский физико-технический институт"). Ф. Хоутерманс был немецким коммунистом, питал ненависть к фашизму, определенное впечатление на него оказало пребывание в СССР в 1930–32 годах и поэтому он без колебаний принял приглашение директора УФТИ А. И. Лейпунского переехать на работу в Харьков. Тогда это был один из ведущих мировых центров по исследованию ядерных проблем.
    В 1928–1929 Хоутерманс и Аткинсон впервые высказали мысль о термоядерном происхождении энергии звезд, а вместе с Георгием Гамовым Хоутерманс опубликовал ставшую затем классической работу о квантовомеханических аспектах радиоактивного распада атомных ядер. Я хочу подчеркнуть, что гамовская идея «туннельного» квантовомеханического взаимодействия альфа-частиц и протонов с ядром, открывшая путь к искусственному расщеплению стабильных ядер в лабораториях Резерфорда (май 1932) и Лейпунского (октябрь 1932), была использована также при анализе природы ядерной энергии на Солнце и звездах: используя формулу Гамова, они впервые чисто теоретически оценили скорости термоядерных реакций внутри звезд, подтвердив идею термоядерного происхождения энергии звезд *. Говорят, что Хоутерманс вплотную приблизился к открытию лазера. Работая в лаборатории в Лихтерфельде, руководимой Манфредом фон Арденне, Фридрих Хоутерманс доказал, что изотопы трансурановых элементов, такие как нептуний и плутоний, могут быть использованы как ядерное топливо вместо урана.
    Его харьковские работы посвящены физике нейтронов, в частности влиянию температуры на их торможение и поглощение.  Две из семи работ харьковского периода выполнены им в соавторстве с Курчатовым, который уже тогда тяготел к ядерно-физическим исследованиям и часто наезжал в УФТИ из Ленинграда для проведения ядерных экспериментов.
    Возможно, именно в Харькове у Хоутерманса возникли идеи цепной реакции и возможности использования плутония в качестве ядерного топлива. Именно после депортации из СССР он, возможно, впервые, детально обосновал возможность использования плутония для осуществления цепной ядерной реакции. В конце тридцатых — начале сороковых Хоутерманс лучше всех своих коллег знал, как изготовить атомную бомбу.
    Некоторые историки науки считают Хоутерманса одним из учителей Курчатова. Даже если это преувеличение, не вызывает сомнений тот факт, что многие идеи харьковских работ Игоря Васильевича принадлежали выдающемуся немцу **.
    И вот этого выдающегося физика арестовали, три года пытали в тюрьмах, а затем депортировали в Германию, выдав гестапо как презент Гитлеру по случаю подписания позорного пакта Молотова-Риббентропа.
    Подумать только, выдающиеся физики, бежавшие от европейского фашизма в США, принимали участие в разработке атомного оружия (Ферми, Теллер, Сцилард), а наши идиоты выдавали физика-ядерщика № 1 самому опасному своему врагу…
    Во время оккупации Харькова Хоутерманс был уполномочен германскими властями вывезти из УФТИ оставшихся специалистов-ядерщиков и всё ценное оборудование.    По другим данным, заслуживающим меньшего доверия,  Хоутерманса направили реанимировать работу УФТИ, директором которого он якобы был назначен в конце 1941 года. Именно этот визит инкриминировался затем Хоутермансу как доказательство его шпионской деятельности в тридцатые годы и для оправдания репрессий, направленных против Шубникова, Лейпунского, Ландау и других.
    Сохранились свидетельства, что свое задание «шпион» выполнил «спустя рукава» — специалистов не нашли, увезли малоценку, а «Ван-Граф» и другое капитальное оборудование так и не тронули, их разграбило местное население.
    Ни в одной западной работе о Хоутермансе, некоторые из которых написаны крупными физиками *, вы не обнаружите следов шпионской шизофрении, зато узнаете о многочисленных заслугах выдающегося немецкого физика. Его пребывание в УФТИ должно было бы украсить историю института значительно больше, чем некоторых ученых, чьи портреты украшают ныне зал заседаний Ученого Совета УФТИ. Но, увы, позором является то, что нет не только портрета, но обвинения в шпионской деятельности с Хоутерманса официально не сняты и ныне, в 2011 году… Журналистской уткой является и часто цитируемая информация, что Хоутермансу буквально в самом конце войны все-таки удалось создать атомную бомбу для Гитлера и что после ее окончания бомбу "доводили" плененные германские физики в Сухуми.
    После ареста и депортации из СССР Хоутерманс плодотворно работал в Геттингене и Берне, где он организовал Центр физических исследований при местном университете. Хоутерманса считают выдающимся организатором швейцарской физики и создателем «швейцарской школы физиков», что особенно почетно, если вспомнить, что другим ее творцом был Альберт Эйнштейн. Хоутермансом предложена идея бридерного реактора и предсказана возможность делящихся элементов, близких по свойствам к U-235.
    Перу Хоутерманса принадлежит изданная в Лондоне книга о советских концлагерях «Чистка в России…» (1951), предварившая солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ» **.
    Не по причине ли существования этой книги директор УФТИ академик К. Д. Синельников, давая «Объяснения» по реабилитационному запросу «органов», в годы хрущевской «оттепели» продолжал причислять к «бесспорным шпионам» выдающегося коллегу с мировым именем, антифашиста и гуманиста, спасенного от расстрела благодаря усилиям Альберта Эйнштейна, Жана Перрена, Ирен и Фредерико Жолио-Кюри, многих других выдающихся ученых и лауреатов Нобелевской премии?..
    На последней детали стоит остановиться более подробно. Когда Ф. Хоутерманс попал в большевистские застенки, на защиту репрессированных иностранцев из УФТИ единым строем встали многие выдающиеся физики того времени, буквально завалившие посольства СССР и Генеральную прокуратуру страны гневными письмами протеста. Обескураженным властям пришлось выпустить из своих когтей Ф. Хоутерманса и А. Вайсберга.
    Здесь нужен еще один комментарий: авторитетно заявляю, что в 1937-ом самыми выдающимися физиками-ядерщиками в стране были два человека — репрессированный Александр Лейпунский и выдворенный властями Фридрих Хоутерманс. Нет сомнений в том, что если бы эти выдающиеся ученые возглавили атомный проект в СССР, то вполне возможно, атомная бомба появилась в России одновременно с США.
    Это — к вопросу о «плодах» большевистской «прополки». Русские — талантливый народ, но причина того, что Россия всегда опаздывала к пиршественному столу науки и культуры, заключается в извечном «противоестественном отборе» и в такого рода «прополках» лучших из лучших… Потому-то Сахаровых здесь неизменно давят, а у власти — Путины и Медведевы…

Комментарии
  • Владимир Славинский - 09.02.2020 в 02:38:
    Всего комментариев: 626
    Абсолютно все и более материалов этой публикации можно найти и прочитать на интернете. Некоторые фразы из интернета просто скопированы. Включая и письмо Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 0
    • redactor - 09.02.2020 в 03:06:
      Всего комментариев: 927
      Ну, письмо Эйнштейна и нужно копировать. Не писать же за него. А вот остальное... Конечно, все тома Гарина носят обзорный характер.Что можно написать нового по Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 5
      • va - 09.02.2020 в 08:24:
        Всего комментариев: 146
        Рекомендую автора нашего земелю Бориса Тененбаума. У него неплохие книги по Наполеону, Гитлеру. Метод очень простой - показать "героя" в окружении идей своего века, Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 2
        • Уфч - 10.02.2020 в 11:12:
          Всего комментариев: 810
          Гы, только на Лебеде "показать исторического героя в связи с его временем" это достоинство - в мире это необходимость. Человек без плеч подкузьмил?
          Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • Уфч - 09.02.2020 в 06:41:
    Всего комментариев: 810
    Сранно, аффтар уже был пойман на сознательном использовании фальшивок, на избирательно-одностороннем взгляде на исторические события, на хромой аналогии, на Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 2
    • va - 09.02.2020 в 08:17:
      Всего комментариев: 146
      Ну правда ведь занятный феномен. Столько всего написать. Может в Гиннеса его?
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1
  • net - 10.02.2020 в 00:25:
    Всего комментариев: 223
    Демократы в Лице русских казаков с семьями тоже выдавали,согласно договорам со Сталином.Вот и советы выдали иностранных граждан...Лично я осуждаю, конечно. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 3

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?