Независимый бостонский альманах

Двадцать путинских лет будут забыты

29-05-2020
  • Царствие небесное Сергею Мохнаткину, который был удивительно мужественным и достойным человеком, которого убили, который умер мучительной смертью, и я думаю, что как-то забывать об этом не следует. Разумеется, все наши «не забудем, не простим» производят впечатление довольно безнадежное, потому что кому мы, собственно, собираемся не прощать и кому какое дело, забудем мы или нет? Давно уже утрачена связь между властью и обществом: общество существует само по себе, власть где-то отдельно, на другой планете, но для себя надо это помнить, помнить достойного человека, который погиб по идиотскому, выдуманному обвинению, который был сначала арестован просто за то, что шел мимо митинга и не пожелал смириться с тем, что женщину запихивают в автозак.В общем, следует помнить хотя бы затем, чтобы эта жизнь не прошла бесследно. Об отмщении, о каком-то торжестве справедливости говорить, я думаю, уже давно смешно, еще с 50-х годов, когда реабилитация невинных жертв далеко не всегда приводила к наказанию палачей. У нас сегодня на наших глазах дело Дмитриева разворачивается, поэтому говорить о каких-то кричащих нарушениях справедливости и просто здравого смысла уже никаких слов и сил не хватает. Но Мохнаткина надо помнить, потому что, по крайней мере, скорби у нас никто не отнимет.

    И естественно, сегодня эфир Алисы Ганиевой шел в повторе, потому что она отсутствовала по уважительной причине: ее задержали. Потом выпустили, но на эфир она уже не успела. В принципе, это называется воспрепятствованием профессиональной деятельности, потому что она-то ничего не совершала, она вышла на пикет в защиту Ильи Азара. Мне представляется, что Илью Азара следовало бы отпустить как можно быстрее. Но опять-таки, не думаю я, что эти требования будут сейчас услышаны. Тут люди уже прошли все точки невозврата, и наше дело – просто фиксировать происходящее.

    Что касается самих этих журналистов, которые вышли на пикет поддержать Азара и выразить ему свою солидарность, я считаю, что они поступили в высшей степени достойно. Ведь такое мнение еще не является экстремизмом или разжиганием, правда, да? На самом деле, хочу вам сказать, неуважаемые мною люди из числа московских правоохранителей и руководителей, разжиганием рознью и вражды занимаетесь тут вы, и то, что вы делаете, все это издевательство, это публичное глумление с прогулками по часам, с пребыванием на улице в масках, и теперь еще с задержанием людей, реализующих свои конституционные права, – бог с вами, что вы уже и на Конституцию несколько раз подряд в течение этого года успели демонстративно наплевать, но в контексте происходящего просто все это выглядит таким неумолимым стремительным разжиганием ненависти к себе, когда, по Солженицыну, воронка такая построилась, и каждый следующий шаг в этом цугцванге ухудшает ваше положение.

    В принципе же, разговоры о том, что будет после Путина (об этом тоже много вопросов), кажутся мне не то чтобы бессмысленными – как раз именно сейчас имеет смысл об этом потолковать, – но большинство авторов, которые сейчас об этом пишут, отличаются какой-то поразительной наивностью. Ведь совершенно очевидно, что любой, кто будет после Путина, будет ненадолго, это во-первых. Вне зависимости от того, будет ли это либерал, консерватор, наследник или преемник, или тот, кто хуже Путина, черные после серых – ясно, что это будет ненадолго. Всегда долгое правление в России заканчивалось чехардой – резкой довольно сменой правителей и правительств. У следующего после Путина правителя не будет шансов, чтобы удержать ситуацию. Это первое, что для меня очевидно.
    put coming out
    Второе: будет ли хуже? Россия вообще, к сожалению, находится в нисходящем тренде. Большевики были хуже царской власти, постбольшевистская власть была хуже большевиков (хуже потому, что если большевики хотя бы руководствовались какими-то правилами, то это было просто торжество абсолютного цинизма), а то, что пришло после романтиков перемен, которые тоже очень недолго удержались, оказалось очередной реинкарнацией спецслужб, что, по-моему, еще хуже. Совершенно очевидно, что тот, кто будет после Путина, будет хуже Путина. Это не значит, что Путин хороший; это не значит, что хороши были большевики.

    Мне тут в связи с беседой с Акуниным постоянно приходится разъяснять, что я не выступаю апологетом Советского Союза: я просто говорю, что Советский Союз был разрушен силами стихии, а не силами реконструкции. Что стихия, энтропия любом случае хуже, чем созидание, хотя и с созиданием в СССР обстояло неважно. То есть это нисходящий тренд, и во что он упрется, я не знаю. Когда-то многие (например, такой социопсихолог, впоследствии эмигрировавший) писали, что, вероятно, нас ожидает распад до атомарного уровня (распад общества, в смысле), до абсолютного разброда, не знаю. Но то, что нисходящий тренд очевиден и что следующая власть будет глупее, может быть, недальновиднее, а, может быть, прекраснодушнее, но неопытнее, чем нынешняя, – это, по-моему, совершенно очевидно. И кто бы к этой власти ни пришел, я очень этому человеку не завидую.
    Наверное, на волне первоначального облегчения от разнообразных идиотизмов, от репрессий, от лжи тотальной на какое-то время воссияет добродетель, но это очень будет недолгим, и самое главное сейчас (это, пожалуй, главная проблема нашей эпохи) – это то, что людям не хочется быть хорошими. Какое-то время назад для них еще было престижно быть умными или казаться себе гуманными, по крайней мере. Сегодняшний человек в России наслаждается падением, он пребывает в экстазе падения, ему нравится быть плохим. Это очевидно в любом совершенно общественном обсуждении, на любой телепрограмме, в любом блоге – мы видим такой экстаз самоумаления, самоужесточения, демонстрацию худшего, что-то вроде такого эксгибиционизма трупного, который описан у Достоевского в очень скучном, но довольно страшном рассказе «Бобок»: а что может быть скучнее кладбища, действительно? Довольно жуткое это впечатление производит, конечно.
    И то, что нынешняя Россия едва ли будет разрушена чем-то лучшим, чем она, или что она чем-то сменится лучшим, – по-моему, это совершенно неочевидно. Конечно, это не повод поддерживать нынешнюю власть, потому что чем быстрее процесс пойдет, тем быстрее что-то новое начнется. Но, к сожалению, надо признать, что система своим хребтом, своим спинным мозгом, своей звериной интуицией вполне справедливо чувствует, что единственный ее тренд – это консервация: ей надо только любой ценой сохранять себя, потому что это цугцванг, и любой шаг ведет к ухудшению ситуации. И совершенно здесь не важно приведет ли этот шаг к триумфу «черных полковников» или к триумфу совершенно гуманных либералов: и тем, и другим долго делать здесь нечего. Если кто-то думает иначе, если у кого-то более оптимистичный взгляд, я ничего не готов этому противопоставить, кроме своей интуиции. Я счастлив буду ошибиться.

    Разумеется, мне много очень пришло много вопросов, почему я считаю, что после Путина будет хуже. Вот Троицкий, например, не считает. Я очень люблю Троицкого и был бы рад с ним солидаризироваться. Но я говорю: у меня есть стойкое ощущение, что свобода приходит там, где есть запрос на свободу. Этот запрос был в России в начале 80-х годов, поэтому перестройка пошла так, а не иначе. Поэтому оказалось достаточно напечатать стихи Гумилева, чтобы стронуть лавину. А в сегодняшней России никакого запроса на свободу и справедливость нет. Этот запрос разделяет процентов двадцать молодых и процента три пожилых, по моим ощущениям. Я довольно скептически к этому отношусь. Ведь происходит всегда то, на что есть общественный запрос, на что есть ожидания. Сегодня есть ожидания только ужесточить все, только дойти до Киева, а потом до Брюсселя, а если не доходить до них, то, видимо, в виде компенсации уничтожить всех инакомыслящих, причем желательно публично.

    Я не говорю, что таково желание так называемого «глубинного народа», потому что этот русофобский термин я предложил бы вообще не употреблять. Никакого «глубинного народа» не существует. Но из тех, кто горланит; из тех, кто социально активен, подавляющее большинство составляют люди, которые считают Путина недостаточно Путиным, которые считают, что следовало бы вернуть сверхдержаве ее достоинства, а вернуть их можно только через войну и репрессии. Я понимаю, что это голоса людей безумных, невежественных, несчастных, и никакого сострадания к ним у меня не осталось, давно уже прошло чувство вины перед ними – я перед ними ни в чем не виноват. Они виноваты сильно, перед собою тоже, но что же тут говорить?

    В любом случае, те люди, которые сегодня общественно активны (а их всегда в России не очень много), они преимущественно хотят ужесточения, а не свободы. И не потому, что они обожглись на свободе; многие из них просто не застали 90-х годов, ни на чем они не обожглись. Просто они понимают, что свобода приведет к некоторой конкурентности, а в условиях этой конкурентности их слушать никто не будет: у них мозгов-то нет. Поэтому им надо всячески сохранять власть серости – вот, собственно, на этом основан мой пессимизм. Все-таки уровень общества, качество общества, мышление общества 80-х годов было несколько серьезнее, чем сегодня. Хотя, может быть, я ошибаюсь, и еще раз говорю: я был бы счастлив ошибаться.

    Что ждет Путина – новая Ялта или остров одинокий Святая Елена? Нет, я думаю, что его ждет что-то совершенно другое, совершенно неожиданное и не очень красивое, не очень эффектное. Я одно могу сказать: некоторых деятелей культуры, политики, мысли ждет долгая память, а его, мне кажется, не ждет, его постараются как-то забыть, потому что помнить это как-то унизительно. У меня вот в новом стихотворении для «Новой газеты», если у меня получится его написать так, как я собираюсь его написать, мне хочется попросить прощения у многих и многих людей, может быть, даже у большинства: из-за Путина я стал о них думать слишком плохо. Он внушил многим ошибочное, ложное представление о русском народе. Русский народ не таков. По Путину и по последним двадцати годам русской истории не надо судить об этом народе. Иногда я и сам позволяю себе сказать: «Он достоин, и мы его достойны». Нет, это не так. Это эксцесс русской истории, многим вызванный – ослаблением, авитаминозом:
    «Понимаю – ярмо, голодуха,
    Тыщу лет демократии нет,
    Но худого российского духа
    Не терплю», – говорил мне поэт.
    И так далее, все по этому разговору Лосева с Бродским, я очень хорошо это понимаю. Но все-таки этот народ не исчерпывается ни Путиным, ни Собяниным, ни карантином, ни воровством, ни ксенофобией, ни агрессией, ни аннексиями, ничем. Он другой, и он проявляет свою природу, она есть, эта природа лучшая, в нем. Он ее еще проявит, не сразу после Путина. Я полагаю, что после Путина есть куда скатываться, но он ее проявит. Мне действительно хочется попросить прощения у тех, о ком я думаю хуже, чем надо. Все-таки в массе своей это, конечно, люди, достойные лучшего – скажем осторожно. Поэтому мне кажется, что у этого героя такое забвение, место его в истории будет таким пустым местом, белой страницей, и многие как-то, мне кажется, будут пытаться забыть эти последние двадцать лет истории. Они не то что постыдны, они могли быть хуже, но они очень недостойны России.

  •  

    По материалам программы "Один" подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Александр - 29.05.2020 в 22:56:
    Всего комментариев: 39
    «Но те, которым в дружной встрече Я строфы первые читал... Иных уж нет, а те далече, Как Сади некогда сказал» А.С.Пушкин , «Евгений Онегин».
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 6
    • рожденный в СС - 30.05.2020 в 16:11:
      Всего комментариев: 68
      "Иных уж нет, Оставшихся долечим...", слова народные.
      Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 2
  • Уфч - 30.05.2020 в 06:40:
    Всего комментариев: 600
    Хосподя! Опять Быков. Снова о Пыне после которого будет хуже. Россия для русских, фашисты придут? Скорее бы. Я над этим работаю. Но как же тяжело полукровкам Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 7 Thumb down 12
  • PP - 30.05.2020 в 17:49:
    Всего комментариев: 202
    Сейчас вот только Дима дочитал эрэфянские "20 лет спустя" и ему не понравилось. Теперь придется прочитать "10 лет спустя". В гэбэшном издании это, похоже, будет еще 3 Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 2
    • Уфч - 31.05.2020 в 06:38:
      Всего комментариев: 600
      Чувак, ты устарел лет на 30. Все акции ГБ давно уже в руках ЦРУ. Так что там только обложка ГБшная, указивки и стандарты - ЦРУшниые (АНБешные?).
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 5
  • Charles Perrault - 30.05.2020 в 18:34:
    Всего комментариев: 73
    Двадцать путинских лет будут забыты, также как быковских и невзоровских.
    Рейтинг комментария: Thumb up 7 Thumb down 6
  • ВС - 31.05.2020 в 08:35:
    Всего комментариев: 67
    До Быкова наконец доехало понимание чего-то большего, чем только брутальность сегодняшнего, современного ему правления в России. Поздравляю, Дмитрий! Да и Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 5
    • Уфч - 01.06.2020 в 10:05:
      Всего комментариев: 600
      Вообще брутальность правления в России я вижу только на рекламных картинках, причём как со стороны ваты, так и со стороны синтипоновых. В жизне же только бледная Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?