Независимый бостонский альманах

Все дороги ведут к феодализму

27-12-2020
  • feodal 

    Главное политическое событие года в России - наверное, все-таки конституционное переформатирование, потому что теперь по итогам года мы понимаем, что это не было просто пиар-акцией, это не было спецоперацией по продлению времени пребывания у власти Путина. Это можно было совершить гораздо менее травматичными средствами. В конце концов, просто прямо в лоб спросить у населения: «Хотите Путина?» И, в общем, все бы ответили практически: «Да, хотим». Конституционное переформатирование оказалось гораздо более глубокой операцией на сердце и мозге нации. И это привело в течение года медленно, пошагово к полной трансформации общества. Оно приняло окончательно не тоталитарный, а персоналистский характер. И я думаю, что это необратимый процесс.

    Поэтому как ни парадоксально, прочее, из того, что мы наблюдаем – репрессивные законы, сага имени Навального, всевозможные военные скандалы – все это, на самом деле, оказалось в некотором смысле последствием этого процесса.

    Явлинский назвал это таким переворотом,  который привел к новообразованию под названием «конституционная диктатура». Мне кажется, здесь одно слово лишнее – первое – «конституционная». Не надо умножать сущности. Мы построили государство, которое по сути своей является неким рецидивом феодального устройства России. Мы говорим, что Япония – это модернизированный феодализм в некотором смысле. И если вдуматься серьезно, то все что происходит с Россией, постоянно возвращает нас к модернизированному крепостничеству.

    С моей точки зрения, проще всего было бы сказать, что мы построили фашистское государство. Ну и после всего это похоже на фашистское государство образца, не нацистское. Не путать. Не Германия. А Италия, Франко, Греция, Бразилия в разных эпохах. Но, если вдуматься, то даже эта аналогия поверхностна. Потому что мы не являемся частью европейской культуры до конца, в рамках которой развился такой феномен как фашизм. Мы идем своим особенным путем. И скорее мы воспроизводим архетипы крепостного общества и крепостнического государства. То, что произошло в течение этого года – оно же не возникло на пустом месте.

    feodal2

    Понятно, что все 20-летие нас к этому подводило. Там были свои этапы. Переворот 2003-2004 годов, связанный тоже с конституционной контрреформой и делом «ЮКОСа». Потом был период начала, по сути, войны с Западом – это Мюнхенская речь и одновременно новый совершенно поворот в жизни страны, это дело Магницкого и куча других вещей.

    Потом был следующий этап – это «болотное движение», то есть очень слабая попытка перестройки 2.0, которая закончилась полным поражением. И отсюда произошел реванш контрреволюции, и контрреволюция вынесла революцию из России за счет войны с Украиной, выехав, как на кривой козе, на версальском синдроме. И это был самый мощный толчок. То есть мы двигались поэтапно к какому-то состоянию. И мы кое-что добавили нового.

    Поэтому если мы говорим не об итогах десятилетия, а об итогах года, то тогда важно сказать: а где, как сказали бы экономисты, добавленная стоимость? Добавленная стоимость – с моей точки зрения, это окончательное формирование феодального правящего класса. То есть общество очень строго поделилось на очень замкнутый в себе, очень ограниченный номенклатурно-аристократический класс, который пополняется исключительно только сам из себя, который проявляет тенденцию к непотизму, то есть к наследственной передачи власти и имущества, который полностью контролирует страну, как колонию.

    То есть, по сути, мы находимся в ситуации, с одной стороны, формирования такого пост-номенклатурного полумафиозного дворянства. Это очень напоминает провидческие романы. Антиутопии. Но, к сожалению, только антиутопии в России и сбываются.

    В общем, сформировался этот класс, он закрепился. И вот что очень важно понимать – что сегодня не Путин лично, а этот класс является правящим субъектом, что у него сформировалась внутренняя коммуникация, что у него сформировалось понимание его интереса (это коллективный интерес). Не надо сводить все к личности Путина. Путин – это только предводитель этого класса. Но он создал вот эту социальную подушку.

    А вокруг него эта огромная обывательская масса. И эта обывательская масса проявляет все худшие черты русского крепостного крестьянства – зависимость, ограниченность, замкнутость на текущем своем сиюминутном интересе, неготовность ощущать себя ни нацией, ни даже политической народностью.

    В некотором смысле это уровень ниже того, который Ключевский фиксировал в начале конце 19 – начале 20 века, говоря о том, что русские превратились в политическую народность. То есть это некая такая историческая реакция вниз. Вот это основное. Мы получили обывателей, и мы получили новую аристократию.

    Для меня однозначно Путин является заложником этого класса. Но при этом, поскольку жизнь диалектична, этот класс не может существовать без Путина. Для него будет очень болезненная трансформация, когда Путин уйдет. Путин – это соединительная ткань для всех этих людей. И процесс выделения из себя нового Путина и формирования – он очень трудный и необязательно будет успешным.

    Он арбитр, безусловно, этого класса. Он «смотрящий», если в терминах более близких. Путин сегодня не столько президент страны, сколько смотрящий по большому-большому району от Калининграда до Владивостока. Он опирается на бригадиров. Эти бригадиры могут иметь формальную власть, когда нужно, а могут быть людьми, которых мы, в общем-то, и не знаем. Эти бригадиры бывают белые, серые и черные. Ему абсолютно все равно, кто банкует – вор в законе, генерал ФСБ или губернатор. Он готов разговаривать в равной степени со всеми. У него нет никаких предпочтений. Он этими людьми манипулирует. И поскольку сами они, если бы его не было, перегрызли бы друг другу глотки.

    А мы это наблюдаем в последние, пожалуй, полтора месяца, потому что я не могу рассматривать вот этот всплеск расследований, который произошел и который стал очевидно задевать фигуры в ближайшем окружении Путина, причем задевая уже и самого Путина, как некое следствие целенаправленных сливов. Ну, потому что если бы это делали спецслужбы, то они бы делали это и вчера, и позавчера. И, собственно, у них нет необходимости делать это именно сегодня.

    Как говорил  известный русский ретрогратор, по мере приближения к транзиту происходит нарастание клановой борьбы. То есть я, конечно, понимаю, что там идут огромные трения, и есть какие-то факторы неуверенности. Знаете,  что-то внутри свербит. Как всегда, когда ты поднимаешься на вершину, ты начинаешь ощущать, как глубоко придется падать. И психологически это, видимо, кого-то задевает. То есть там идут трения определенные. И они бы друг с другом, конечно, не смогли бы справиться, если бы не Путин. Путин – это как деньги в обществе. Путин – это их всеобщий эквивалент. Один Путин, два Путина, три Путина.

    У меня нет амбиции говорить о том, что у меня есть какая-то инсайдерская информация. Ну вот Ельцина я в своей жизни видел мельком два раза, а Путина, к счастью, ни разу. Поэтому мне очень трудно сказать, что ему приносят. Но я могу ссылаться на исторические аналогии. У нас десятилетиями были дискуссии о том, насколько Сталин был в курсе всего того, что творилось в стране, насколько он понимал, какой степени жестокость, пытки, террор и так далее.

    И только 50-60 лет спустя, когда на какой-то момент приоткрылись архивы, мы поняли, что это был довольно извращенный человек, который был в курсе абсолютно всего, который не просто знал о пытках, а планировал эти пытки, который расписывал что, кому и как нужно делать, который прекрасно понимал все детали и перипетии происходящего и просто где-то получал наслаждение даже от этого уже довольно аномальное в человеческом смысле слова.

    Поэтому я не представляю, что в такой стране, как Россия, кто-то может – и особенно для того человека, как Путин – сформировать однобокую картину мира за счет каких-то фильтров. Путин вообще параноидально стремится диверсифицировать источники информации. Он даже не доверяет ближайшему окружению (таки фигурам, как Бортников – важный источник информации). Он не просто общается с Бортниковым, но у него есть привычка вызывать к себе и работать с представителями ФСБ более нижнего уровня и от них непосредственно получать информацию. Уж не знаю, насколько это нравится руководителям этих ведомств. Ходят слухи, – я их не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, – что на этом строилась карьера таких людей как Феоктистов, Ткачев. Путин идет глубже. Он всех перепроверяет. Он никому не доверяет. Человек невероятно подозрительный. Плюс у него есть параллельный канал – это администрация президента. В администрации президента есть отдельное управление информации – это Песков. Я не помню, кто сейчас начальник. Когда-то был Громов. И сейчас Громов – заместитель главы

    Чем дальше я уплываю в Атлантический океан, тем меньше я слежу, слава богу, за персоналиями в нашем руководстве. И это помогает, на самом деле, иногда, а не мешает.

    Вот один канал. Плюс есть всемогущее управление внутренней политики – это Ярин, это Кириенко, который над ним стоит. У них совершенно свой канал, которые под своим углом зрения дают эту информацию. Плюс есть управление специальных программ президента – это, по сути, такое ФСБ внутри администрации президента;  аналог того, что мы когда-то называли «отдел административных органов ЦК КПСС».

    Ни у кого нет иллюзий, кто управлял силовой составляющей в СССР. Был отдел административных органов ЦК, и соответственно, там сидели люди, которые курировали МВД, прокуратуру и так далее.

    Военные дают свою информацию. Он постоянно общается с разными людьми, получает разную информацию. Я допускаю, что он действительно не читает интернет. И еще второе. В этой информации эти все структуры и ведомства ведут себя так, как это прекрасно описано в эпическом фильме «Семнадцать мгновений весны». У нас не только кланы не любят друг друга. У нас ведомства не любят друг друга. Там тоже свои Гиммлеры бегут впереди Кальтенбруннеров и рядом с Шелленбергами. И в этом смысле для любой диктатуры это совершенно одинаковый комичный процесс.

    И мы знаем истории очень многих скандалов. И эти скандалы у нас во многом зависят от того, кто первый прилетел в Сочи, а кто не успел долететь; кто положил папочку, а кто не положил папочку. У него есть приоритеты, у него есть субъективное мнение, кого-то он любит, кого-то он не любит. Но сказать, что он чего-то не знает… Да они ему столько всего друг на друга выкладывают, что он вообще должен быть колоссальным мизантропом. На месте Путина каждый из нас ненавидел бы все человечество, потому что столько грязи на окружающих, сколько он получает из разных источников…

    К нему приходит гражданин К. и рассказывает про, допустим, коллегу П. и коллегу С. всякие гадости. И первый это Путин знает, а вовсе не Фонд борьбы с коррупцией, о том, сколько там дворцов, шубохранилищ и так далее. А потом к нему приходит П. и то же самое рассказывает про К. А все это в Путине копится. А как любить людей после этого?

    Есть две разных профессии – владение информацией и владение дезинформацией. Поэтому то, что вы считаете ляпом с точки зрения информации, является верхом искусства управления дезинформацией. Мне кажется, что президент абсолютно в курсе пиар-стратегии по многим вопросам – это касается и ковида, и Навального, как самого большого факапа этого года. Поэтому он понимает, какой дан сценарный план. В этом сценарном плане есть место и ему. Он не тот король, которого играет только свита. И он, в общем, с удовольствием в этих играх играет.

    Он все-таки человек моего поколения, но чуть постарше. Он же читал эти курсы, которые в партийных комсомольских организациях назывались «курс контрпропаганды». Очень популярное в начале 80-х годов искусство контрпропаганды. На самом деле, то, что он демонстрирует молодым людям, которым сейчас 19-25 лет, это кажется в новинку. Для человека, который прошел эзоповскую школу образования в СССР, тут ничего нового нет. Это контрпропаганда. Он ею занимался.

    Каковы политические последствия для Навального вот этой всей нашумевшей истории? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Мы только что говорили о сегментации общества. В этом обществе сегодня есть две повестки – повестка обывательская и повестка интеллигентская. И между ними – малюсенькая-малюсенькая прослойка городских образованных слоев, которые зажаты, как маленький слой масла в огромном-огромном сэндвиче из черного и белого хлеба, у которой, по сути, нет даже возможности под этим прессингом свою повестку сформировать.

    В обывательской повестке Навального не существует. Почему? Потому что обывательская повестка – это повестка крепостного крестьянина, которого вообще ничего не интересует, кроме своего корыстного минимального секундного интереса. У него есть две модели поведения: рабская покорность и русский бунт бессмысленный и беспощадный без вектора и без толку, просто как взрыв. Мы это наблюдали в течение русской истории многократно.

    Поскольку сейчас этот слой находится в пассивной форме, то есть не в состоянии горячего русского бунта, то ее доминирующий элемент – это рабская покорность. Все это дальше накладывается на хорошую такую философию. Если вы помните, был замечательный советский философ-диалектик Мераб Мамардашвили, чей вклад в мировую психологию колоссален, там есть золотое зерно.

    Это золотое зерно – теории установки при восприятии информации. Мамардашвили первый сформулировал ( к вопросу о Путине), – что, имея колоссальный доступ к огромной информации, любой человек воспринимает из океана доступной ему информации только ту, которая соответствует его заранее априорно имеющейся установке предпочтения. Я хочу слышать только хорошее и слышу только хорошее.

    Или то, с чем я согласен. Или, допустим, был не согласен, хотя это сложнее. Но должна быть какая-то установка. Установка обывателя состоит в том что – «не трогайте меня». Вы что, думаете, он верит Соловьеву? Нет, когда он будет жечь «Останкино», – а такой момент настанет, – то он скажет, что он думал на самом деле о Соловьеве. Но сегодня ему выгодно верить, и он верит. Потому что установка обывателя, как говорил Вольтер, его мышление продиктовано его пищеварением. Вот огромная часть людей, чье мышление формируется не сердцем, а пищеварением. Он сказал, люди делятся на две категории: чей образ мысли формируется в сердце или в процессах пищеварения. Мы знаем, что у нас в сердце – 14%, а в пищеварении – 86%. Это, кстати, показали опросы по отношению к отравлению Навального. За Ельцина Призывали голосовать сердцем, но оказалось, что проголосовал желудок. Бывают в жизни накладки. Вы понимаете, что 86% более-менее убеждены в том, что Навальный отравил себя сам или это сделали американские спецслужбы, чтоб потом его вылечить. Или это вообще постановка.

    Вы что, всерьез думаете, что русский народ обладает имбецильностью какой-то или он чего-то не понимает? Ничего подобного. Все прекрасно всё понимают. Но есть фильтр — опасно, не нужно, раздражительно сегодня верить во что-то другое. Скажите, пожалуйста, какая часть населения верила в коммунизм? Никакая практически. Даже самая верхушка не верила.

    Но все ж как бы не верили, но верили. Почему? Потому что выгодно было верить в это. И поэтому все соглашались. Сейчас то же самое происходит. Сейчас такие же условия игры.

    Вот я сейчас скажу фразу, про которую сказал мне однажды мой замечательный врач, который эмигрировал как-то из России и теперь живет в Италии, Пивоваров Николай Николаевич: «В Италии очень важно, как ты вставлен. Потому что это такое традиционное общество. Вот если ты вставлен хорошо, то есть у тебя тут связи, там связи, у тебя возможности – у тебя все хорошо. Если ты не вставлен – у тебя все плохо».

    Так вот Россия сегодня, мне кажется, поделилась вот на те два класса – на класс вставленных и класс невставленных. У меня есть тысяча проектов ненаписанных статей. Одна так и называется: «Вставленные и выставленные». К сожалению, нет ни сил, ни времени все написать, что хочется. Так вот, однажды мне мой коллега-юрист говорит, что он встречался с каким-то деятелем (у нас это называется «решала»), и обсуждался какой-то вопрос по какому-то делу. И нужна была неформальная помощь. И он говорит: «Слушай, ты понимаешь, можно решить вопрос. Но ты должен понимать, что если ты попросишь, то ты просишь систему, и ты становишься частью системы. То есть все нормально. Но ты должен понимать, что ты уже должен и ты часть системы. И здесь вход – рубль, выход – два». Поэтому люди сейчас делятся. Вот эти вот вставленные – это люди системы с большой буквы. Раз уж мы вспомнили про офтальмологов, то вот которые там «Ш» и «Б». Самые большие. Первая строчка. Вот люди первой строчки. И эти люди первой строчки сегодня являются цельной такой группой. И они как бы здесь. А есть все остальные – они как бы выставленные. Но при этом, как говорил Фазиль Искандер, они как бы стремящиеся быть допущенными к столу. Поэтому они живут как бы вне системы. Они, на самом деле, навоз для системы. Но при этом они очень лояльны ей, потому что предел их мечтаний – не борьба с системой. Предел их мечтаний – перейти эту черту и стать частью системы. И это крестьянская мечта.

    Вот если надо верить, что Навальный сам себе в трусы заложил яд, но это способствует моему подключению к системе… А система у нас выглядит как такое огромное вымя. И в нем тысячи сосков. И вот все, чмокая, рвутся и отталкивают друг друга – надо свой сосочек поймать. Если я могу, веря в это, подтянуться к этому соску, я буду в это верить.

    То есть вот в этой повестке чмокающего обывателя Навальный ничего не выиграл. Но интересно то, что в той повестке, которая не обывательская, которая интеллигентская, Навальный стал своего рода новым британским вирусом вот этим 12220. Потому что он стал доминирующим. Помните, вирус появился в сентябре. И был он себе жалким, несчастным вирусом где-то на юго-востоке Англии. А потом пришел Кристмас, кто-то приехал на Оксфорд-стрит в шопинговый центр, и за месяц оказалось, что чуть ли не 80% случаев в Лондоне уже имеют эту мутацию.

    Благодаря всей этой истории произошел вирусный рост узнаваемости и популярности Навального вот в этом очень узком нонконформистском сегменте, значительной частью которого является как раз подрастающая городская молодежь, значение которой все-таки не надо преувеличивать, потому что у обывателей тоже есть своя молодежь, которую мы меньше замечаем. Но они тоже плодят людей, которые руководствуются пищеварением.

    Так вот Навальный здесь стал доминирующим явлением. И это такой довольно парадоксальный результат, который достигнут осознанно или неосознанно вот этой операцией отравления. Никто из нас не судья, но на сегодняшний момент после всего произошедшего, принимая во внимание то, что показала сторона Навального, и принимая во внимание ту невнятицу, которую бормочет власть в ответ, сегодня это выглядит реально как попытка политического убийства, санкционированная высшим руководством страны и неудачно реализованная спецслужбами и конкретно тем подразделением, которое осуществляло параллельно рутинный мониторинг деятельности Навального.

    И вот эта вот реальность сформировала совершенно новое отношение к Навальному, новый его образ. Вы посмотрите новостную повестку. Две недели в новостной повестке есть только Навальный и данные по коронавирусу. Я вообще, честно говоря, ничего другого там не вижу. Иногда про Брекзит что-то напишут, когда вспомнят про Англию. На федеральных каналах это тоже есть. Не смотрят? Это как в известном еврейском анекдоте: люди, которые смотрят федеральные каналы, не торгуют семечками; а те, кто торгуют семечками, не смотрят федеральные каналы. Мы должны понимать, что вот этот нонконформистский сегмент к федеральным каналам не имеет никакого отношения. Я, вообще, даже не уверен, что кто-то из этих 14% населения их когда-то включает.

    В то же время, те, кто смотрят федеральные каналы, они пользуются интернетом исключительно в основном для шопинга, для обмена сообщениями с друзьями и для того, что называю современным социальным эксгибиционизмом.  Соцсети.  Это когда ты показываешь всему человечеству, чего ты достиг.

    Известный политический деятель 20-го века написал, что для политика любое упоминание в прессе, кроме некролога, является удачей. А упоминание в виде несостоявшегося некролога, с моей точки зрения, является двойной удачей. Поэтому, конечно, оно повышает уровень узнаваемости Алексея Навального в разы. И поскольку это капитал, как любой капитал, это делает его более сильной фигурой. Смешно вокруг этого философствовать. Это очевидно.

    Я думаю, не «впуск Навального» в Россию - это не самая большая угроза, которая сейчас существует в отношении Алексея Навального. Я абсолютно согласен с ремаркой Глеба Павловского о том, что это будет иметь маленькие политические последствия на сегодняшний момент (именно из-за этой сегментации, уже от меня добавлю). Но власть будет мстить.

    Репрессивные законы Думы…  Вы знаете, есть такой социологический термин – «самосбывающийся прогноз». А есть, наверное, другой термин – «самосбывающаяся паранойя». Конечно, понятны действия власти, почему это происходит. Для того, чтобы обосновать необходимость развязывания в обществе гражданской войны (а именно гражданская война сегодня развязана в обществе), власть придумала вот эту конструкцию, которая еще очень хорошо легла на архетипы советского мышления того поколения, которое сегодня засело в Кремле, о том, что кто не скачет – тот москаль, кто не с нами – тот иноагент.

    И поэтому, собственно говоря, в течение всего этого года – это очень важный итог прошлого года – шел очень интересный процесс – процесс отождествления любого несогласного со шпионом и врагом народа. Ничего нового для нашей страны. Но удивительно то, что нация ничему не учится. И вот по итогам года мы получили такую ситуацию, когда не согласен = иноагент = шпион = диверсант. Ну да, и предатель к тому же.

    Поэтому в результате это, конечно, формирует совершенно другое отношение к людям. Потому что одно дело -  отношение просто к какому-то элементу энтропии, который надо подавлять; совершенно другое отношение – по сути, к захваченному агенту врага на своей территории, диверсанту. Соответственно, весь комплекс этих законов исходит из того, что страна заполнена вражескими агентами, что они готовы в любой момент перейти к активным действиям – начать взрывать электростанции, поджигать склады, пускать поезда под откос.

    А тут еще Белоруссия случилась. Причем Белоруссия к нам не очень имеет отношение. Но картинка была завораживающая. Поэтому вот к чему-то подобному они готовятся.

    Теперь я скажу свою оценку этого. Война никогда не приходит в той форме, в которой мы ее ожидаем. Проблема русских генералов обычно всегда в том, что они готовятся всегда к позавчерашней войне. Буденный с Ворошиловым готовились к конным атакам в преддверии Второй мировой, а столкнулись с танковыми клиньями Гудериана.

    Наши политические генералы готовятся к цветным революциям. А цветные революции – это отстой, это повестка вчерашнего дня. Она придет в другой, неизвестной нам форме. Ребята, вы все делаете уже с опозданием на 20 лет. Поэтому это такие меры, которые им не помогут, но, конечно, раздражают общество. Но когда что-то начнется, вот это все очень сильно помешает. Потому что, когда есть какая-то гибкость, то какие-то выхлопные газы можно куда-то через трубу выносить в сторону. Представьте себе, что с пищеварением случилось что-то не то, и начали образовываться газы, пучить стало. Да, есть «Газпром», но его трубы не хватит. И мечты на сбудутся. А при этих законах выбросить газы будет некуда.

    Что касается следующего года. У меня есть предчувствие, что все будет строиться вокруг выборов в Государственную думу, и что там будут неожиданные сценарии, что нас ждут очень большие сюрпризы, и ситуация будет развиваться нелинейно.

    Материал по "Особому мнению" Эхо Москвы подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Витя - 27.12.2020 в 18:29:
    Всего комментариев: 88
    Слишком много литературных красот, сравнений, метафор, эпитетов. Это мешает понять суть.
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 2
  • Александр - 28.12.2020 в 11:18:
    Всего комментариев: 77
    Всё придёт тогда, когда должно прийти. Не надо торопить события.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 6
    • Джон До - 29.12.2020 в 03:20:
      Всего комментариев: 30
      Конгениально, не побоюсь этого слова! А если не придет, то и не должно, значит.
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?