Независимый бостонский альманах

Торсионные поля орошения (к истории создания комиссии по борьбе со лженаукой)

02-08-2021

 

  • Alexandrov Evgeniy2Академик Е. Б. Александров 

    Комиссия РАН по борьбе с лженаукой была организована по инициативе академика  В. Л. Гинзбурга в 1998 г. Однако, исходные события, повлекшие её образование, развивались, главным образом, в прикладной науке СССР много раньше, прорвавшись в область гласности в 1991 г.

    В 1987 г. М. М. Мирошников, директор огромного Государственного оптического института (ГОИ) им. С. И. Вавилова, предложил мне занять должность своего заместителя по фундаментальным исследованиям. До того эти функции выполнял в течение многих десятилетий Е. Н.  Царевский, который до прихода Мирошникова был фактическим директором ГОИ (быть формальным директором ему, похоже, мешала застарелая беспартийность). Царевский заканчивал девятый десяток лет жизни и нуждался, по крайней мере, в помощнике. Я до тех пор старательно избегал административных нагрузок, но на этот раз не сумел отговориться и принял предложение.

    Мои обязанности оказались весьма обширными, и я быстро понял, что о собственной научной работе придётся на время забыть. Я должен был, кроме всего прочего, принимать отчёты многих научных отделов нашего института и читать научные отчёты других институтов нашего министерства оборонной промышленности (МОП), присылаемых из министерства на рецензию. Мне доставались на рецензию самые «высоколобые» исследования, от рассмотрения которых отказывались другие заместители директора, которых набиралось до десятка. Все эти отчёты были секретными или совершенно секретными. Я сразу столкнулся с описанием поразительных открытий, обещавших перевернуть все мои представления о физике, полученные в процессе академического образования. Авторы отчётов описывали, например, генераторы новых излучений, без задержки проходящих через свинцовую преграду, но разлагавшиеся в спектр алюминиевой призмой, подобно знаменитым N-лучам Блондлё!  Эти лучи воспринимались руками экстрасенса, что проявлялось в том, что экстрасенс дёргался. Излучение могло быть направленным («шнуровым»), а могло быть и изотропным. Применение этих излучений было просто беспредельным. Например, они могли менять климат на всей территории СССР и радикально влиять на урожайность зерновых. Это не были голословные утверждения – они, в частности, подтверждались спутниковыми наблюдениями облачного покрова и заключениями метеорологов за подписью академика  Ю.А.Израэля,  председателя Государственного комитета по гидрометеорологии.  Специально обращалось внимание на исключительную экономичность такого воздействия на погоду – генератор питался от батарейки для карманного фонаря. Авторы другого отчёта описывали проекты построения летательного аппарата, способного преодолеть скорость света, что будет сопровождаться переходом его в невидимое состояние. Особо отмечалось, что аппарат  будет способен доставлять ядерное оружие!

    Отчёты подписывались остепенёнными специалистами, что приводило меня в изумление и отчаяние. Я писал в министерство яростные заключения, требуя немедленного лишения авторов их учёных степеней. Эти заключения оказывались совершенно безответными. Но примерно через год из МОП пришло секретное постановление Совета Министров СССР о широком развёртывании работ по «спинорным технологиям и биоэнергетике». Сообщалось, что после 30 лет исследования нового вида силового поля, называемого «спинорным», работы вышли на этап широкого внедрения в обороне и народном хозяйстве. Для координации работ был образован «Центр нетрадиционных технологий» (ЦНТ) при ГКНТ СССР. Нашему институту предписывалось включиться в эту всесоюзную программу работ.  О природе «спинорного поля» в постановлении не говорилось, зато был приложен список возможных областей применения «спинорных технологий», включавший более 40 позиций! Прежде всего, это были военные применения, связанные с уничтожением боевой техники и живой силы противника, а также мгновенная связь, причём адресная (недоступная перехвату) и без ограничения на расстояние и среду распространения. Далее шли  применения в народном хозяйстве – для повышения урожайности и продуктивности животноводства,  в промышленности - для благотворного изменения свойств материалов и для производства энергии. При надлежащем воздействии спинорных полей на население снижалось потребление пищи и уменьшалась потребность в жилой площади. В области медицины применение спинорных полей обещало полную революцию.

    Я был командирован в министерство для участия в инструктивном совещании, где вводный доклад делал директор ЦНТ  А. Е. Акимов. Из этого доклада я понял, что спинорное поле – это силовое поле, ответственное за взаимодействие между телами или частицами, обладающими угловым моментом количества движения – классическим или квантовым. Свойства этого взаимодействия удивительные – оно не ослабевает с расстоянием и ничем не экранируется. При описании нового поля Акимов пользовался терминами из словаря теоретической физики высоких энергий – звучали слова «суперструны», «супергравитация», «кварк-глюонный конденсат» и прочее. Убедившись, что аудитория, (состоящая из руководителей среднего звена отраслевых  институтов  МОП) достаточно ошеломлена, Акимов перешёл к практическим вопросам. Он сообщил, что промышленностью налажен выпуск генераторов спинорного поля умеренной стоимости – 100 тысяч рублей, которые будут продаваться всем участникам работ для их использования, и предоставил слово содокладчикам. Содокладчики говорили о воздействии спинорного излучения на структуру и свойства металлических сплавов, на их электрическое сопротивление и прочностные характеристики. Медик рассказывал о воздействии спинорного излучения на скорость осаждения эритроцитов крови, причём независимо от расстояния пробы крови до спинорного генератора.  Акимову был задан вопрос о средствах детектирования спинорного поля – вопрос актуальный, имея в виду заявление о всепроникающей способности этого поля. Акимов ответил, что поле воспринимается экстрасенсом. Тут уж я не выдержал и громко заявил, что это полностью дискредитирует тему. Акимов тут же стал уверять, что в нескольких НИИ разрабатываются объективные датчики, использующие разные принципы, но сейчас об этом рано говорить.

    После совещания я пробился к Акимову и стал его спрашивать о его публикациях. Он ответил, что он специалист по квантовой электродинамике, но все его публикации совершенно секретны. Для меня это было новостью – я не слыхал до того о секретных работах по квантовой электродинамике. Я спросил его, знает ли он о недавней работе по поиску немагнитного взаимодействия между ядерными спинами ртути и электронными спинами. Дело в том, что в этой работе был осуществлён поиск подобного гипотетического взаимодействия между спинами, о котором мутно говорил Акимов[1]. Акимов ничего не слышал об этой работе. А в ней было показано, что если и существует такое взаимодействие, то оно, по крайней мере, на одиннадцать порядков слабее магнитного взаимодействия между спинами! Иными словами, его нет! Я не стал говорить об этом Акимову, потому что к этому моменту вполне уверился, что разговариваю с жуликом.

    Вернувшись в родной институт, я стал сочинять докладную записку министру, в которой изложил всё, что я думал об этой затее со «спинорными полями». На этот раз мои старания возымели некоторый результат, потому что я вскоре был вызван в министерство. Оказалось, что министр дал распоряжение отчитаться в проделанной работе всем исполнителям постановления о развитии «спинорных технологий». Я был приглашён, но рассматривался в качестве нежелательного участника совещания, и ко мне был применён стандартный приём избавления от критика. В приёмной министра мне было сообщено, что совещание откладывается и что я должен подождать. А после часа ожидания прибежала девочка - секретарша и закричала -  чего же я сижу, совещание уже заканчивается. Дальше я цитирую своё собственное описание событий, сделанное по горячим следам[2].

    «Я тихо вошел в зал и сел на свободный стул. Почтенного вида докладчик явно заканчивал выступление.

    – На этом снимке запечатлено Солнце в микролептонном излучении. Снимок сделан сквозь кирпичную кладку. А на этом за спиной человека виден интерьер комнаты, отделенной от помещения съемки четырьмя стенами. Микролептонное излучение пронесло сквозь них оптическое изображение.

    Докладчик умолк. Я сидел, открыв рот. Поднялся председатель.

    – Товарищи, мы выслушали сообщение Анатолия Федоровича Охатрина. Вопросов не возникло, оппонентов тоже не оказалось. Будем заканчивать – Он взглянул на меня – Тут подошел товарищ Александров. Может, вы хотите что-нибудь сказать? Уж извините, что так получилось, не подумайте, что нарочно...

    Я встал, чувствуя себя одураченным.

    – Я не слышал того, что здесь говорилось, и могу лишь повторить то, о чем писал министру. Недопустимо развертывать масштабные программы прикладных исследований на основе непроверенных, фантастических сообщений. Ведь нам говорят о потрясающем открытии: обнаружено пятое фундаментальное взаимодействие, причем дальнодействующее. И оно регистрируется элементарными средствами. Подобные сообщения требуют экспертизы со стороны Академии наук. Что до меня, то я убежден в ложности этих сообщений. Физика устанавливает жесткие ограничения на величины еще неизвестных сил, и такие открытия просто невозможны. В основе этих утверждений лежат ошибки, самообман или, не исключаю, просто обман.

    – Так, – сказал председатель, – больше выступлений не будет? Что ж, можно и экспертизу. Подводим итог, товарищи. Наши планы не меняются, оснований для их пересмотра нет. Мы не сомневаемся, что платим вам не зря. Задание министра мы выполнили, заканчиваем.

    Все зашевелились. Но тут встал человек рядом с председателем.

    – А я считаю, что так заканчивать нельзя. Позвольте мне сказать, Игорь Сергеевич!

    – Пожалуйста.

    – Вот тут говорили о планах, об исследованиях, а у нас есть готовая продукция! У меня на руке механические часы. Если их поднести к любому присутствующему, то каждые двое из троих сразу почувствуют их действие. Эти часы стабилизируют кровяное давление, снимают головную боль и делают многое другое. Когда их поднесли к пьянице в очереди за спиртным, он сразу ушел, сказав, что ему не нужна водка. Товарищи! Эти часы заменяют экстрасенса! Мы не знаем, как они действуют. Это вопрос к науке. Но мы умеем их делать. Секрет в форме корпуса, в цвете и в каббалистических знаках. И мы готовы к массовому производству таких часов!

    – Так – сказал председатель, – мы принимаем к сведению это очень интересное сообщение товарища Якубовича, чтобы в дальнейшем вынести по нему решение. Больше выступлений нет?

    Выходя в толпе из зала, я боролся с чувством нереальности происходившего.»

    После этого я вступил в контакт с Охатриным. Он оказался кандидатом геологических наук и автором своей версии темы  «спинорных полей». Свои новые поля он называл «микролептонными». От него я узнал, что он только что (в 1989 г.) опубликовал статью о своих микролептонах в «Докладах АН СССР», чему я сначала не поверил, но это оказалось правдой. Статью в редакцию представил престарелый академик М. А. Садовский, геолог. Статья являла собой поразительное нагромождение дикого вздора, а её автор мне показался скорее больным, чем жуликом. Я считал, что такую публикацию нельзя оставлять без опровержения и направился в редакцию «Докладов». Но там заняли позицию «защиты чести мундира». В результате   опровержение было опубликовано в «Вестнике АН СССР»[3].

    После этого я навёл справки в ГКНТ и из конфиденциальных разговоров узнал, что множество учреждений АН СССР принимает участие в «спинорной теме». В частности, респектабельные академические теоретики взяли задание подвести приличную научную базу под «спинорные поля», подписав контракт на 20 миллионов рублей. С тех пор наименование «спинорные поля» уступило «торсионным полям», уже со ссылками на Эйнштейна и Картана. (По существу же вся экспериментальная база этих полей сводилась к банальным парапсихологическим фокусам.) Подобную же карточку на 20 миллионов подписал директор института Общей физики нобелевский лауреат А. М. Прохоров, обязавшийся исследовать влияние торсионного генератора на эффективность генерации оптических гармоник. Его подписью в дальнейшем постоянно козырял Акимов.[4]

    В те дни на дворе СССР цвела горбачёвская гласность. Поддавшись её искушениям, я, не достучавшись до своего министерского начальства, решился предать гласности всю эту секретную лженауку. Я решил описать всю эту эпопею в научно-популярной статье в журнале «Наука и жизнь», а главное, рассказать о ней на Общем собрании АН СССР. Это произошло 14 марта 1991 г.[5] В своём коротком выступлении я призвал Академию Наук навести ясность в этой неприглядной истории, которая, во-первых, разорительна для государства, а во-вторых, бросает тень на Академию, которая вовлечена в эту аферу, начиная с того, что во главе ГКНТ стоит академик[6], член президиума. Общее собрание меня поддержало и дало поручение рассмотреть этот вопрос на бюро Отделения общей физики и астрономии.

    Моя статья в «Науке и жизни» вышла в январе 1991 г., и об этом было доложено моему министру Б. М. Белоусову, который велел вызвать меня «на ковёр». Я чувствовал себя паршиво, потому что в моей статье родное министерство было выставлено во всей красе, и мне обещали увольнение со скандалом.

    Министр встретил меня не ласково. Сказал, что прочитал мою статью. Возникла пауза, которую нарушил я, сказав, что готов отвечать за каждое слово в своей статье. На что министр сказал – «Ну, это ладно. Тут есть разные мнения. Я и сам не очень-то верю в эти спинорные поля…  А ты мне вот что объясни: как мой экстрасенс воду чистит?». Тут выяснилось, что при министерстве числится «отряд» экстрасенсов на разные случаи жизни. А тут произошла крупная авария на пороховом производстве с утечкой химических реагентов, проникших в водоносные горизонты. Министр лично поехал разбираться с аварией и взял с собой экстрасенса, известного способностью чистить воздух в министерстве. Он же брался чистить воду. По приезде на место аварии взяли пробы водопроводной воды и установили, что она очень загрязнена выбросами завода. Экстрасенс взялся за показательную очистку. И министр подробно описал, как это происходило.

    Экстрасенс потребовал три стакана с водой - два он будет чистить, а третий останется контрольным. Ещё он потребовал ножницы и листы плотной оберточной бумаги. Из бумаги он вырезал и свернул три больших кулька, которыми целиком накрыл все стаканы.  И начал над ними работать. «Это как?» - спросил я. «Ну, я не знаю, - ответил министр - мысленно стал чистить воду…Биополем их как-то облучал, что ли…Минут пятнадцать сидел… Вы не смейтесь, мы сначала тоже смеялись, а потом нам стало не до смеха!». И действительно, когда экстрасенс снял колпаки, стало видно, что в контрольном стакане вода как была мутной, так и осталась. А в других стаканах произошли большие изменения: вода стала прозрачной, а на дне лежали какие-то студенистые серые комочки с пузырьками и хлопья. Воду отправили на хроматографический анализ, который показал, что в рабочих стаканах вода стала много чище по примесям, обнаруженным в загрязненной воде, например, концентрация тринитротолуола упала в два с половиной раза! «Вот и скажи мне, как он это сделал?» - с торжеством вопросил министр с подтекстом – «скажи, уж раз ты такой умник нашёлся!».

    Пока министр рассказывал, я лихорадочно соображал. Очевидно, что министру показали подготовленный фокус. Вся обстановка говорила об этом: колпаки отвлекали внимание и позволяли в момент их водружения на стакан добавить в него нечто, зажатое между пальцами, прикрытыми колпаком. И я сказал: «Разумеется, могу только предполагать. Я думаю, что Ваш экстрасенс внёс  в рабочий стакан в момент его покрытия колпаком каплю флокулянта – это такая органическая жидкость, которая вызывает коагуляцию, т.е., слипание, мельчайших частиц мути. Слипаясь, эти частицы адсорбируют на себе растворённые примеси в воде. При этом выпадает осадок, а жидкость очищается. Я видел действие таких флокулянтов, разработанных в институте высокомолекулярных соединений АН. Возможно и другое подобное же объяснение – экстрасенс воспользовался штатной таблеткой для очистки воды из арсенала войск США и НАТО».

    Мой ответ явно разочаровал, а, возможно, и обидел министра – тайна обернулась обманом. Он потерял интерес к разговору и быстро меня отпустил безо всяких последствий. А может быть, он не знал, что со мной делать. Я ожидал любых сюрпризов, но тут вмешалась история – произошёл августовский путч 1991 г. Наше министерство прекратило существование.

    Но до того, исполняя решение общего собрания, вопрос о «спинорных полях» был детально рассмотрен на бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР.  Председательствовавший академик В. Л. Гинзбург предложил передать этот вопрос в комитет по науке и технологиям при верховном совете СССР.  Заседание комитета состоялось 4 июля 1991 года и завершилось следующим постановлением.

    О порочной практике финансирования псевдонаучных исследований из государственных источников.

    Комитет Верховного Совета СССР по науке и технологиям на заседании 04.07.1991 г. рассмотрел вопрос о ведущихся в ряде научных подразделений СССР (при АН СССР, АН республик, в научно-исследовательских структурах ряда министерств и ведомств) исследованиях в области т.н. "нетрадиционных технологий", в частности, в обозначаемых в популярной литературе и отчётах ряда организаций как "спинорные (торсионные)" или "микролептонные" поля.

    Определённый этап этой деятельности был связан с созданием при ГКНТ СССР Центра нетрадиционных технологий (ЦНТ) во главе с бывшим директором этого Центра А. Е. Акимовым.

    Как следует из имеющихся материалов А. Е. Акимова, упомянутые исследования имеют более чем 30-летнюю историю, из которой последние 10 лет были посвящены технологическим приложениям[7].

    В своей сути данные исследования опираются на беспрецедентном открытии в области физики, связанном с новым классом полей и частиц, с воздействием этих полей на биологические объекты, объекты неживой природы, приборы и устройства.

    Вместе с тем, научная общественность ни по каким каналам открытых публикаций, ни по закрытым каналам с этими открытиями не ознакомлена (имеется только одна частная публикация, в настоящее время опровергнутая).

    Сведения, сообщаемые в докладах, справках и публикациях А. Е. Акимова, А. Ф. Охатрина, А. В. Чернетского и других, сотрудничавших с НТЦ лиц, в существенной части противоречит представлениям, однозначно установленным современной наукой, и, несмотря на используемую квазинаучную терминологию, бездоказательны, логически и научно не обоснованы.

    Как установлено, при создании ЦНТ при ГЦНТ СССР не было проведено должной научной экспертизы, а далее, развитие "программ" исследований по "нетрадиционным технологиям" получило освящение поддержкой со стороны ГКНТ СССР, чем необоснованные научные притязания были легализованы. Это, безусловно, грубая ошибка ГКНТ СССР.

    Как было сформулировано членами Комитета, указанное обстоятельство дало дополнительные основания Министерству обороны СССР, Минатомэнергопрому СССР, в/ч 10003 Минобороны СССР, Инновационному совету при Председателе Совета Министров РСФСР создать МНТЦ "Вент" (его генеральным директором стал А. Е. Акимов) и развернуть финансирование указанных работ в объёме многих миллионов рублей. По данным А. Е. Акимова, только по линии обороны стоимость проектов составила 23 млн. рублей, а по другим его же сообщениям общие ассигнования по совокупности различных каналов, в том числе через Военно-Промышленную Комиссию при Кабинете Министров СССР, составляют до 500 млн. рублей (эти данные относятся к не проверенным).

    Комитет принял к сведению заключение Отделения Общей физики и астрономии АН СССР, квалифицирующее деятельность в области "спинорных" и "микролептонных" полей и их применений как рецидив лженаучной активности.

    Комитет рассматривает данную ситуацию как прецедент крупной траты государственных средств даже не на псевдо-, а на антинаучную деятельность, допущенную в результате безответственного подхода различных ведомств к проблемам научной экспертизы представляемых проектов и обещаний, злоупотреблений режимом секретности.

    В этих условиях в деятельность, прямо или косвенно связанную с необоснованными научными предложениями, оказались втянуты ВУЗы, солидные академические институты.

    Надо полагать, что ими в рамках проводимых работ ведутся и доброкачественные исследования, однако связь с идеологами ЦНТ (а ныне "МНТЦ") бросает тень и на эти учреждения, как на использующие сомнительные каналы финансирования.

    Отмечено также, что расцвету псевдонауки способствовало распространение неясных сведений о зарубежных усилиях в подобном направлении, не имеющих убедительных подтверждений.

    Комитет не удовлетворен ответом зам. председателя ГКНТ СССР Михайлова В.А. №25-6/43 от 27.06.91г. на запрос о деятельности НТЦ ГКНТ, поскольку в нём нет убедительных обоснований, в соответствии с которыми ГКНТ СССР санкционировал деятельность в области претензий на беспредельные открытия без надлежащей экспертизы, нет оценки этой деятельности и рекомендаций для других министерств и ведомств по продолжению или прекращению ее, по проведению необходимых экспертиз.

    Комитет считает необходимым:

    1. Обратить внимание ГКНТ СССР на недопустимость практики поддержки НИР и ОКР без надлежащей экспертизы. В случаях, когда в основу проектов (особенно дорогостоящих с вовлечением многих ведомств) заложены утверждения о фундаментальных открытиях, такое рецензирование, видимо, должно быть коллективным со стороны отделений РАН СССР, АН республик.
    2. Довести до сведения министерств и ведомств, участвующих в работах по "нетрадиционным полям", оценку этого направления со стороны АН, предложить им провести экспертизу законченных, ведущихся и запланированных работ с предоставлением экспертиз в Комитет.
    3. Предложить Государственной комиссии по военно-промышленным вопросам при Кабинете Министров СССР, Минобороны СССР, КГБ СССР, ГКНТ СССР, Миноборонпрому СССР, Минатомэнергопрому СССР, Гособразованию СССР, АН СССР, АН УССР, СО АН СССР представить в Комитет данные о масштабах и источниках финансирования работ по "спинорным (торсионным)" полям, "микролептонным" полям и связанным с ними вопросам.

    Просить указанные ведомства сообщить обоснования развёрнутых работ и проверенные сведения о их результатах, а также довести данное решение Комитета до сведения руководителей учреждений, участвующих в работах.

    В выступлениях членов Комитета было также отмечено, что в последнее время наблюдается активное распространение антинаучных и псевдонаучных сведений, оккультизма средствами массовой информации, в частности, в программах Государственной телерадиовещательной компании, в прессе.  Это касается пропаганды астрологии, т.н. "биополей", различного рода колдунов и экстрасенсов, ложного толкования природных явлений и др. В объявлениях радио и телевидения появляется реклама курсов, где за несколько дней слушатели любого образовательного уровня могут стать обладателями дипломов "экстрасенса международной категории", "специалиста-практика по медицинской астрологии", и других удостоверений, являющихся по сути ни чем иным, как легализованным шарлатанством.

    Комитет требует от Гостелерадиовещательной компании научного экспертирования распространяемых сведений на уровне достаточной компетентности, либо, как минимум, сообщения, что те или иные сведения не соответствуют представлениям современной науки и отражают частное миропонимание отдельных лиц.

    Комитет обращает также внимание руководителей научных коллективов, вовлекаемых в недостаточно обоснованную научную деятельность, на неэтичность пренебрежения научной методологией в пользу получения финансирования в подобных случаях.

    Комитет просит руководителей ведомств, в которых ведутся обсуждаемые работы, а также другие, для которых не обеспечена экспертиза научной обоснованности и целесообразности, принять все необходимые меры для исправления существующего положения.

    Комитет предлагает Гостелерадиовещательной компании в месячный срок сообщить о предпринимаемых мерах в направлении организации научной оценки сообщений, её доведения до слушателей и зрителей, комплекса мер по противопоставлению истинно научной пропаганды волне шарлатанства и оккультизма.

    Приложение: Копия постановления бюро отделения ООФА АН СССР с перечнем учреждений, связанных с данной тематикой.

    Зам. председателя Комитета, С. Рябченко.

    В работе Комитета принимали участие многие академики. Мне запомнились приватные слова академика Олега Георгиевича Газенко, который сказал мне, что в его области космической медицины тоже полно подобной ахинеи, но приходится молчать, потому что уж больно свирепые грифы секретности навешаны.

    После путча августа 1991 года властям было уже не до лженауки, и о постановлении Комитета было забыто. Адепты «торсионных технологий» забыли о секретности и стали встраиваться в рынок оккультных услуг, в основном на ниве целительства.  И вот, когда они совершенно распоясались, Гинзбург выступил с инициативой организации Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований.

    [1] Е.Б.Александров, А.А.Ансельм, Ю.В.Павлов, Р.М.Умарходжаев. «Ограничение на существование нового типа фундаментального взаимодействия», ЖЭТФ, т.85, №6, сс.1899-1906, 1983.

    [2] См. Александров Е.Б., «Теневая наука», «Наука и жизнь» №1, 1991, стр. 56-60

    [3] Александров Е.Б., Ансельм А.А., «О микролептонах А. Ф. Охатрина», Вестник АН СССР №4 (1991), с. 94-96.

    [4] Когда я в позже решился укорить Прохорова за потакание мошенничеству, он мне коротко сказал – деньги не пахнут!

    [5] Александров Е.Б., Выступление на Общем собрании АН СССР 13-14 апреля 1991 г. Вестник АН СССР, №6, стр.84-85, 1991.

    [6] В то время это был Н. П. Лавёров, геолог. После моего выступления он говорил, как мне передали: «Мы не повторим прежних ошибок с генетикой и кибернетикой – мы не откажемся от торсионных полей!»

    [7] Летом 1996 г. Акимов в сопровождении бывших руководителей МОП выступал на семинаре Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе в надежде привлечь его директора Ж. И. Алфёрова к пропаганде торсионных полей. Алфёров задал Акимову вопрос – почему он ратует за широкое внедрение «торсионных технологий», так и не получив убедительных свидетельств существования торсионного поля? На это Акимов ответил, что на постановку фундаментальных исследований в ГКНТ не хватило средств! После чего он предложил Алфёрову изыскать такие средства и поставить опыты по обнаружению торсионных полей.

  •  P.S.

    Перечитал свою статью в Вашем альманахе. Удивился, как неплохо я выглядел каких-нибудь 10 лет назад!

    Я не написал в этой статье, что во времена моего расследования этой торсионной аферы мне чинились всяческие препятствия. Акимов разъезжал по разным НИИ со своими дикими докладами и при этом требовал, чтобы меня на них не пускали. Я обычно об этом и не знал, но когда узнавал, то не только встречал сопротивление при попытках принять участие, но мне не давали и стенограмм! Кое-что до меня всё же доходило, потому что попадались разумные сотрудники в этих НИИ, которые понимали, с чем имеют дело и тайно со мной сотрудничали.

Комментарии
  • Уфч - 03.08.2021 в 08:08:
    Всего комментариев: 1090
    Релятивисты шельмуют торсионщиков - эка невидаль. Скорее тоже для отвода глаз от критики самого релятивизьма. Подобно тому, как пропиндосы критикуют российсую Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 17
  • anatrik - 04.08.2021 в 00:12:
    Всего комментариев: 240
    "Авторы другого отчёта описывали проекты построения летательного аппарата, способного преодолеть скорость света, что будет сопровождаться переходом его в Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?