Независимый бостонский альманах

ОТ ЛЮБВИ К НЕНАВИСТИ (Окончание. Начало)

16-10-1998

Отношение к Западу: модель Де Голля

Vladimir ShyapentohДо сих пор обновленное отношение к Западу в Москве не предвещало серьезных изменений в российской «реальной политике», даже если сослаться на целый ряд случаев, когда российское правительство старалось (как в 1997 году) продемонстрировать свою способность не согласиться с Вашингтоном по различным экономическим и политическим проблемам (таким, как конфронтация между Москвой и Вашингтоном по вопросу строительства атомной станции в Иране или конфликт вокруг снятия санкций с Ирака).
Оплакав прошедшую романтизацию западных идеалов, «новые либералы» сейчас призывают к спокойной переоценке западного мира. В то же время «новые либералы» ни в коем случае не считают себя врагами Запада и западной культуры. Они продолжают декларировать свою симпатию к западной модели развития и поддерживать тесное сотрудничество с Западом.1 «Новые либералы» путешествуют в западные страны, отправляют своих детей учиться в западные колледжи и поддерживают близкие и даже радушные контакты со своими западными коллегами. Они ведут себя отчасти как члены семьи, которые считают, что другие ее члены несправедливо обращались с ними, но сохраняют уверенность в том, что они все еще принадлежат к ней.
Московские политики хорошо осознают, что выживание России и особенно их собственное благополучие зависит от хороших отношений с Западом. Говоря о том, что они сильно разочаровались в помощи Запада, «новые либералы» и их союзники четко осознают, что без кредитов от международных финансовых организаций российское правительство не смогло бы к концу 1997 года расплатиться с огромным долгом миллионам государственных служащих - дело, которое Кремль назвал самым главным достижением года. Несмотря на свои антизападные выступления, российские политики были глубоко заинтересованы в решениях международных банков в течение 1997 года отправить следующую часть своих кредитов в Москву.
По этой причине в ближайшем будущем уместно было бы сравнить российскую позицию относительно Запада с позицией Де Голля по отношению к Америке в 60-е годы: на первый взгляд она была критической, но по существу он относился к Соединенным Штатам как к другу и союзнику.

Взгляды «государственников»: Запад вынашивает планы разрушения
Между тем, государственники полностью отвергают западный образ жизни в качестве российской модели развития. Они рассуждают о миссионерской роли России в мире более резко, чем «новые либералы». Правильнее будет сказать, что если «новые либералы» рассматривают Запад не как друга, а как соперника, то умеренные государственники считают Запад врагом, а радикальные государственники относятся к нему как к участнику заговора, который несет ответственность за распад Советского Союза. Радикалы даже идут дальше, заявляя, что Запад замышляет уничтожить Российскую Федерацию.2 Радикальные государственники полагают, что Запад стал заядлым врагом России еще с возникновения российского государства в XVI веке. По их мнению, Запад постоянно строит заговоры против российской культуры, религии и морали.3
Радикальные государственники, как в свое время Сталин, считают, что Россия окружена врагами, существующими фактически или потенциальными, и Запад всегда замышляет заговор против неё. Они уверены в том, что Запад хочет превратить Россию в сырьевой придаток мировой экономики и в свалку для ядерных и других отходов. Радикалы рассматривают антисербскую политику Запада в Боснии как новое доказательство враждебного отношения Запада к России, которая является традиционным союзником Сербии и исповедует с ней одну религию. Раскол православия, по мнению большинства радикалов, является важным элементом плана Запада сокрушить Россию.4 Другие радикальные государственники обвиняют Запад в том, что в России было сформировано криминальное общество.5 Большинство государственников уверены, что Западу удались его планы, и сейчас Россия практически является неоколониальным государством, лидеры которого контролируются западными столицами.6
По мнению радикальных государственников, у «нормального» российского государства нет другого выбора, кроме как быть в постоянном конфликте с Западом, защищать свои жизненные интересы и подбирать союзников со схожими взглядами.7
Радикальные государственники были гораздо более, чем «новые либералы», непримиримы в отношении к расширению НАТО на Восток. Это расширение рассматривалось как важная составляющая плана подчинения России и низвержения ее до уровня страны, которая полностью (как экономически, так и политически) зависит от Запада.8

Возможные опасности
При наличии в институтах власти коммунистов и националистов (некоторые из них умеренные, некоторые - очень радикальные) возрождение антизападных настроений российских политиков и интеллигенции - это вовсе не невинная игра людей, ищущих психологическую помощь для облегчения страданий ущемленной национальной гордости. Конечно, российские политики привыкли искать и оценивать источник своих проблем, корректировать экономическую политику и приспосабливаться к российской действительности.

Государству необходимо критически относиться к чрезмерному «универсализму», романтизму и наивности «старых либералов». Вероятно, «старые либералы» совершили ряд грубых ошибок, таких как слепая приверженность «универсальной модели» к своей либеральной версии; их спокойное отношение к западным советчикам; первоначальные нападки на государство как зло по определению; пренебрежение человеческой ценностью любого макроэкономического решения; недооценка русских традиций, включая традиции советского периода. Можно также упомянуть о политических ошибках, совершенных Западом, а именно Соединенными Штатами, в отношении России после 1991 года. Например, по мнению многих западных политиков и экспертов, расширение НАТО на Восток было ошибкой , которая вызвала раздражение в России.9 Поражала самонадеянность некоторых западных консультантов, в частности американских, которые, плохо зная Россию, давали свои дешевые «универсальные» советы Москве в 1991-94 годах.

Разочарование в Западе и понимание его конкурентной политики вызывает понимание, но считать Запад ответственным за российские ошибки и провалы - совсем иное дело, довольно опасная позиция, которая не должна быть незамеченной Западом.
Существует обоснованное подозрение, что «новые либералы» не смогут сохранить и свою антизападную позицию (особенно мягкую под знаменами растущей левой оппозиции), и свое ведущее положение в российском политическом истеблишменте. Определив отношение радикальной оппозиции к «старой либеральной идеологии», «новые либералы» укрепили статус российских «государственников» (националистов и коммунистов) и помогли им подойти к вершине власти. Более того, чтобы сохранить свое положение во власти, «новые либералы» должны продолжать дружеские отношения с коммунистами и националистами и даже содействовать их возобновлению и установлению суровой враждебности по отношению к США и их союзникам.

Уже в 1997 и в начале 1998 года можно было различить первые признаки перехода Кремля от «новолиберальной» в «постлиберальную эру» (используя выражение Вячеслава Никонова ), в которой больше не будет места таким людям, как Чубайс и даже Немцов и где будут преобладать «государственники», включая ренегатов из «новых либералов», враждебно относящихся к Западу.10 Позиция Москвы относительно конфронтации между США и Ираком в первые месяцы 1998 года поразительно контрастна по сравнению с 1990 годом, когда Михаил Горбачев горячо поддержал США во время войны в Персидском заливе.11

Не менее значительно и другое важное обстоятельство: негативная позиция «новых либералов» по отношению к Западу, усилившая в стране чувство ненависти к иностранцам. Организации нацистского толка, такие как «российское национальное единство» под руководством Александра Баркашова, в 1997 году значительно расширили свои ряды.12 Различные данные говорят о том, что неприязнь к иностранцам и антисемитизм являются серьезными составляющими, хотя они все еще скрыты в сознании народа.13 Однако даже более важным моментом является рост антисемитских настроений среди российской политической и деловой элит.14

Разочаровывает, что большинство образованных россиян легко и некритично скомпилировали дешевые антизападные аргументы и не видят опасности в такой позиции. Западные же политики должны принять новый психологический уклон в Москве всерьез, даже если сегодня ее влияние на российскую внешнюю политику минимально.

Заключение
Россия - не единственная страна, где существуют сильные антизападные и - особенно - антиамериканские настроения. В глазах менее развитых стран Запад всегда был объектом одновременно восхищения и ненависти. США пробудили похожие чувства (которые всегда играли очень значительную роль) не только у Азии, Африки и Латинской Америки, но и у Западной Европы. С распадом СССР Соединенные Штаты стали, без сомнения, единственной сверхдержавой в мире. Такой статус ведет к неизбежности реального и воображаемого злоупотребления властью. Число сторонников Америки (в прошлом единственной страны, составляющей оппозицию тоталитаризму) уменьшилось, особенно среди политической и интеллектуальной элиты. Победоносная американизация народа с уничтожающим воздействием на национальное самоопределение каждой страны в мире основательно ослабила влияние национальных элит. В результате развилось негативное отношение к Западу. В посткоммунистической России после того как прошла первая волна восхищения Соединенными Штатами, негативное, завистливое восприятие Америки усугубилось ностальгией по статусу сверхдержавы, которая была особенно сильной среди элит, желающих повысить собственное положение в мире.

Негативное отношение к США различных стран мира является психологически неизбежным и наверняка сохранится в будущих десятилетиях. Но речь идет о том, что эти эмоции должны приниматься в расчет Вашингтоном. Растущее резко отрицательное отношение к Соединенным Штатам - объективный процесс, который может быть смягчен мудрой политикой. Однако не менее важно, что элиты других стран (особенно такой влиятельной страны, как Россия) не позволяют этим эмоциям стать препятствием на пути к плодотворному международному сотрудничеству.

Web space provided by SeaWest Communications
1 Публично сокрушаясь по поводу расстройства отношений с Западом, «новые» либералы, равно как и «старые», продолжают «доить» Запад для получения своей личной выгоды: они систематически посещают Запад для чтения лекций и с другими целями, отправляют своих детей на учебу за границу, жаждут иностранных субсидий и сохраняют своего рода безопасное убежище в зарубежных государствах на случай чрезвычайной ситуации. 2 Вообще Сергей Глазьев ближе к «умеренным государственникам». В своей статье «Русофобия», которая определяет политику Америки по отношению к России как чрезвычайно враждебную, Глазьев ссылается на точку зрения Бжезинского, представляющую официальную позицию Вашингтона. Он говорит о планах Америки расчленить Российскую Федерацию на три части: Европейская Россия, Сибирь и Дальневосточные республики. В доказательство сильной антипатии Америки к России автор упоминает попытки создать имидж России как «нового врага» или «криминального государства» («Независимая газета», 18 ноября 1997). Те же взгляды были развиты Алексеем Пушковым в его статье «Америка - новая Евразийская супердержава», когда он писал о том, как американцы ненавидят Россию («Независимая газета», 11 ноября 1997). См. также статью Сергея Кортунова «Имперские амбиции и национальные интересы» в («Независимая газета», 11 сентября 1997); статью Алексея Подберезкина и Антона Сурикова «Иллюзии мира» ( «Завтра», №38, 1997). 3 Известный писатель Василий Белов в своей статье «Траншеи Третьей Отечественной войны» рассуждает о «людях, подобных З.Бжезинскому и Г.Киссинджеру, которые ненавидят православную совесть российских людей, их религию и стремление к монархии» («Советская Россия», 13 февраля 1997). См. также статью Сергея Кара-Мурзы «Пятое колесо крестоносцев» («Советская Россия», 5 мая 1996). 4 Андроник Мигранян и Александр Ципко, которых часто относят к довольно умеренным государственникам, утверждали, что «теперешняя администрация США» поддерживает не российскую церковь, а «различные антиправославные секты и очевидно, таким путем хочет добиться денационализации и дерусификации России» («Независимая газета», 20 августа 1997). 5 См. анонимную статью «Восприятие России и российского бизнеса за границей» («Независимая газета», 7 марта 1997). См. также статью Татьяны Кошкаревой «Мифология бандитского капитализма» («Независимая газета», 2 октября 1997). 6 Сергей Кургинян. «Битва с темнотой». «Завтра» №41, 1997. 7 По мнению зав.кафедрой политологии Московского Университета, некоторые государственники призывают армию и народные массы начать войну против Америки, «которая потребует чрезвычайной храбрости и способности пойти на риск» («Известия», 16 января 1998). Более того, некоторые из них требуют от офицеров и генералов РВСН продемонстрировать развал войск и наказать Запад за его поддержку режима Ельцина. Ричард Косолапов (известный ортодоксальный коммунистический философ) и Владимир Жухрай (историк) писали: «Только одной такой ракеты будет достаточно, чтобы Соединенные Штаты, усыпанные атомными станциями, сгорели, как свечки. Спросите ваших экспертов по ядерной энергии. Это еще больше беспокоит Англию. Англия, как однажды сказал Черчилль, - это остров и замечательная мишень. Совсем немного времени понадобилось бы, чтобы превратить остров в пылающие обломки.» («Советская Россия», 25 февраля 1997). В другой статье ведущий публицист этой же газеты Юрий Качановский высказал предположение, что «найдутся эксперты по ядерному оружию и электронике и специалисты по системам управления, которые обратят свое отчаяние в ненависть к разрушителям России. Вместе эксперты и офицеры элитных специальных войск смогут сделать невозможное и нанести смертельный удар по Западу» («Советская Россия», 4 марта 1997). 8 Первый заместитель Председателя Верховного Совета Николай Пищев писал, что целью расширения НАТО на Восток является превращение этой организации в силу, «которая решит все международные вопросы в свою пользу» («Дальний прицел НАТО». «Независимая газета», 4 апреля 1997). 9 Доказано, например, что расширение НАТО на Восток является в высшей степени спорной проблемой. (Джорж Ф. Кеннан. «НАТО - роковая ошибка»). Более подробно о расширении НАТО до границ с Россией как об ошибке см. «New York Times», 5 февраля 1997 года. См. также: Ховард Бейкер, Сэм Нанн и Элтон Фрай, «New York Times», 4 февраля 1998. 10 Вячеслав Никонов. «Постлиберальная эра» («Известия», 13 января 1998). 11 См. статью «Угасший роман с Россией» («New York Times», 13 февраля 1998). Меморандум, направленный (в январе 1998) «российским военнослужащим», Президенту и всем ведущим политикам в России, определяет политический климат в Москве. В послании содержались секретные американские документы, которые объясняли, что американское правительство стремится признать «отношения между США и Россией как возможные только при условии признания российским руководством себя младшим и зависимым партнером.» (Олег Владыкин. «США знает место России». «Общая газета», 5 февраля 1998). 12 Известный журналист и дипломат Александр Бовин в статье «Люди, будьте бдительны» информировал россиян об опасности Нацистского движения Баркашова ради будущего России («Известия», 14 января 1998 года). См. также: Альберт Шатров. «Национал-радикалы готовятся к объединению» («Независимая газета», 12 декабря 1997). Другой автор той же газеты Александр Ларин в статье «Главный теоретик Генпрокуратуры защищает новых фашистов» писал: «проявления фашизма стали такими частыми, что они являются сейчас почти нормой для российской жизни» («Известия», 13 января 1998). 13 В октябре 1997 года Фонд «Общественное мнение» провел исследование, в котором был задан вопрос: «Каково Ваше отношение к национал-социалистическим организациям, существующим в нашей стране?» (например, «Российское Национальное Единство» А. Баркашова»). Только 47% опрошенных ответили «безусловно негативное», в то время как 6% полностью их поддержали и 37% не определились с ответом. (Фонд «Общественное мнение». Бюллетень №45, 1997). 14 Некоторые члены российской политической и деловой элиты объединились в своих антизападных настроениях, воспринимая администрацию Ельцина как «еврейскую» из-за тесных связей Ельцина с ведущими банкирами еврейского происхождения. Газета «Завтра», крайний националистический еженедельник с большой читательской аудиторией среди истэблишмента, и многие другие периодические издания (см., например, антисемитскую публикацию в журн. «Дуэль») часто говорят о ведущей роли евреев в Кремле. См. также кн. Коржакова, 1997. Некоторые деловые люди с российским этническим прошлым и многие политики склонны рассматривать конфликты олигархов как этнические, отмечая особенно жестокое противостояние - между «еврейскими» (Владимир Гусинский, Александр Смоленский, Михаил Ходорковский) и «русскими» (Владимир Виноградов, Владимир Потанин, Лебедев и другие) олигархами. См. интервью Владимира Виноградова «Независимой газете» от 25 декабря 1997 с описанием этого противостояния в этнических терминах .

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?