текущий номер альманаха
Добро пожаловать! Мы будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Редакционный адрес Lebed.Almanac@verizon.net , там же можно запросить пароль для размещения постингов.
За содержание записей редакция ответственности не несет. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов.


Яндекс цитирования


ссылки:
- Стихи Михаила Абельского
- Афоризмы Юлия Андреева
- Кафедра Полковника Баранова
- Художества Надежды Кожевниковой, дизайн Лины Никольской
- Humor Theory by Igor Krichtafovitch
- Избранные пародии - Игорь Южанин
- Виктор Левашов Былички
- Александр Логинов - стихи и проза
-

Тест
- Saturday, August 15, 2015 at 05:38:47 (Europe/Moscow)

Для В.И.Суравикина и других бывших донецких...

Донецка больше не существует

В Российской империи, по которой так любят ностальгировать адепты "русского мира", никакого Донецка не было. Был рабочий поселок Юзовка, каких много тогда создавалось в индустриальном бассейне – без какой-либо городской культуры и очевидных перспектив.

В Советском Союзе, о котором так любят сожалеть любители коммунизма и путинизма, тоже не было никакого Донецка. Был город Сталино, индустриальный монстр, один из символов большевистской "индустриализации", бездушной и безжизненной. Если бы советские руководители не решили бы разоблачить "вождя", так бы Юзовка и оставалась названной в честь палача, а Захарченко сейчас был бы вожаком "Сталинской народной республики".

Донецк теперь – именно Юзовка, только пока еще перенаселенная по сравнению с обычным рабочим поселком

Тот Донецк, который мы знали, начал понемногу проклевываться в последние годы существования УССР и оформился уже в независимой Украине. Современная городская агломерация, цветущий центр, престижный университет, великолепный театр оперы и балета, "Донбасс-арена", новый аэропорт – все это символы независимой Украины. Именно в нашей стране Донецк перестал был средоточием терриконов и стал городом для людей. Российская империя и Советский Союз ко всему этому никакого отношения не имеют.

Сейчас все то, что Украина дала Донецку, уничтожено российскими оккупантами и их пособниками. Никакого уютного Донецка, о котором с ностальгией вспоминают его жители, больше нет. "Донбасс-арена" превратилась в памятник былым успехам "Шахтера". Театра Писарева больше нет. По центру городу разгуливают его новые хозяева – бандиты и убийцы. Университет уехал, а то, что осталось, стало фабрикой по штамповке ненужных дипломов. Аэропорт разрушен до основания, что, впрочем, и не удивительно. Разве в Юзовке был аэропорт? Кому и куда было летать из Юзовки?

Потому что Донецк теперь – именно Юзовка, только пока еще перенаселенная по сравнению с обычным рабочим поселком. Но и это пройдет. Люди продолжают покидать несчастный город – и если оккупация не прекратится, отъезд продолжится. Будут уезжать куда угодно – в Украину, в Россию, на Запад, на Восток. Останутся только те, кому некуда будет идти, кто будет готов – или будет вынужден – жить на российское подаяние.

У Юзовки есть две дороги. Она может вновь превратиться в Сталино, советский индустриальный центр – правда, без индустрии. У того города Сталино была особая задача – самим фактом своего роста, своими шахтами и трубами, своим новым населением сделать невозможным ренессанс украинской независимости. Сталин и Сталино работали в тесной связке – но проиграли истории. Теперь делать все возможное, чтобы Украина не состоялась, будут Путин и Сталино. И тоже проиграют.

Но есть и другой путь – дорога в украинский Донецк. Донецк для людей, а не для зверей и палачей. Донецк, в котором опять будут игры на "Донбасс-арене", театр и аэропорт. И университет имени Василя Стуса, который будет гордиться своим факультетом украинской филологии и откроет бесплатные курсы для жителей региона, которые хотят выучить государственный язык или усовершенствовать знание родного.

Для того, чтобы такой Донецк состоялся, одних украинских усилий недостаточно. И даже изгнания оккупантов и наказания бандитов недостаточно. Недостаточно даже неминуемого краха путинской империи.

Для этого жители современной Юзовки должны сами захотеть оказаться не в Сталино, а в Донецке.

В украинском Донецке.
http://dnpr.com.ua/content/donecka-bolshe-ne-sushchestvuet-ekspert



- Saturday, August 15, 2015 at 05:37:47 (Europe/Moscow)

Первый раз в пост-советской России первые политические заключённые начали появляться при Путине и возвращении КГБшников во власть. Но массовый характер новые политические аресты и реальные посадки приняли в 2011-2012 годах. Это и процесс над Pussy Riot, и посадки людей с проспекта Сахарова, с Манежной площади, с Болотной площади...
Первый раз об отделе «Э» я услышал на Троекуровском кладбище, куда приехал на одной машине вместе с Mikhail Sokolov, Владимир Милов и Владимир Рыжков, чтобы проводить в последний путь Бориса Немцова. Первый раз тогда я услышал об «Э», наивный я...
Почему тогда зашёл разговор об «Э»? Сейчас расскажу. Но сначала откройте страницу вот по этой ссылке:
https://openrussia.org/post/view/1315/
Это последнее интервью Бориса Немцова «Открытой России», и статья называется «Борис Немцов: «Мрази из центра «Э» тявкают по поводу ребенка, призывающего прийти на мирный митинг»».
Так почему во время похорон Бориса зашёл разговор о Центре «Э»? Потому что очень многие, из тех, кто был на похоронах, увидели профессиональные фото- и видео-камеры, поодаль, прямо на кладбище, которые снимали всех и всё издалека, но, я уверен, с очень хорошим приближением и разрешением. Среди нескольких человек, ловко управлявшихся с этим оборудованием, люди узнали высопоставленных начальничков этой путинской политической полиции. Напомню, что Начальником Главного управления по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации является полковник полиции кандидат юридических наук Валиулин Тимур Самирович.
Вообще, согласно официальному описанию, «Главное управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации (КТЦ МВД) является самостоятельным структурным подразделением центрального аппарата Министерства внутренних дел Российской Федерации, осуществляющее в пределах предоставленных полномочий выработку и реализацию государственной политики, нормативное правовое регулирование в сфере противодействия экстремистской деятельности, а также выполняющее иные функции в соответствии с нормативными правовыми актами МВД России».
На самом деле, Центр «Э» фактически выполняет функции политической полиции, занимается организацией преследований, в том числе законопослушных активистов протестных и оппозиционных властям групп. Существует информация о различных, не соответствующих федеральным законам «мероприятиям», по учёту и контролю за участниками общественных движений. Особо одиозные формы эти «мероприятия» приобретают во время проведения различных масштабных мероприятий (например, выборов). Центр «Э» вёл несанкционированную фото- и видео-съёмку и на похоронах Бориса Немцова.
Есть у меня знакомый. Он этнический армянин, гражданин России, живёт в одном из регионов нашей страны.
За последние 17 лет ему пришлось три раза организовывать бизнес с нуля. В первый раз ему пришлось повесить замок на своём бизнесе в 1998, во время кризиса, девальвации и дефолта при Ельцине. Во второй раз – сразу после 2008. Каждый раз он начинал с нуля и выбирал разные направления. В 2010 году он основал турагентство, и за короткое время оно завоевало 60% туррынка всего региона. Уже в 2013 г. у него было 6 офисов, а в начале 2014, до «Крыма», открылись еще 4 офиса в разных городах области. Сразу скажу, что его область является совсем не богатым регионом, и численность населения составляет примерно 1 млн 300 тыс. человек, а областной центр имеет население всего лишь 410 тыс. человек. Его бизнес процветал.
Если бы он был тугодумом, согласитесь, он не смог бы организовать ни одного бизнес-проекта или start-up-а с нуля, и довести его до многомиллионного оборота и процветания.
До 2014 года он «особо в политику не лез», но всегда следил за происходящим, и всегда у него вопросов были намного больше, чем ответов.
После незаконной оккупации и аннексии Крыма он начал резко осуждать противозаконные деяния российского правительства. Со временем начали вводиться санкции против путинского режима, и, если вы помните, самым первым бизнесом, который пострадал, был турбизнес. Это в очередной раз ударило и по его бизнесу тоже. К ноябрю 2014 года у него из 10 офисов осталось всего 4, а в феврале этого года – только головной офис. Все остальные были закрыты, а 40 человек лишились работы, уволены.
В течение всего этого времени он на своей странице в Фейсбуке осуждал преступную политику российских властей, но почти что всё его окружение начало упрекать его в «русофобстве».
Из его реальных знакомых и друзей, а также подписчиков на Фейсбуке – никто не хотел пони