1990 год : Опустошение идеологии и прозрение

08-01-2018

Продллолжение. Начало здесь и здесь

chernaev4

  • 1990 год.

    1 января 90 г.
    Продолжая прошлогоднюю тему: М.С. мне, а потом Шахназарову, потом Яковлеву приметно месяца полтора назад после очередной встречи с иностранцем, сказал: «Я свое дело сделал!»Поистине так. Но не думаю, что он захочет уйти. Скорее ему придется стать «президентом» и тогда появится еще одна «пауза» -«будут посмотреть», как он распорядится и справится, необремененный Лигачевым, ПБ и ЦК.

    Вернувшись с дачи (под впечатлением оказавшейся у изголовья «Барышни-крестьянки») перечитал «Историю пугачевского бунта». Как все просто было тогда: слова означали то, что они означают, моральные нормы не подлежали сомнению, Отечество всегда было право и т.д. Оттого и язык, который Пушкин привел в соответствие с тогдашней нормой жизни, был прост и ясен.

           2 января 90 г.

    Я потом вспомнил, взглянув на последнюю запись в дневнике, что ни слова нет о визите М.С. в Италию, к Папе, на Мальту.

  • Нет совсем времени писать и нет –это главное –умения телеграфно, обобщенно (как, например, в дневнике Блока!) отражать суть своего отношения к происходящему (что, впрочем, многое оставляет совсем непонятным).Итак: Италия –24-30 ноября, потом Мальта –теплоход «Максим Горький» с 30 до 2 декабря.Я привык уже к таким визитам, они меня лично мало волнуют, я стараюсь избегать присутствия на званных мероприятиях (обеды, приемы): и тут тоже был только на одном –в Капиталийском –у премьера. Да, там еще рядом и напротив оказались разговорчивые дамы (с французским) и я позволил себе на своем французском с ними бурно болтать под вино.
  • Apropos!  Жил я с М.С.-в «Абамелихе», тут же две секретарши. Некомфортно.
  • И как всегда много работы и суеты, не довдумывания в суть и всяких размышлений.Опять и опять, а порой умноженная на итальянский темперамент, фантастически искренняя симпатия людей к нему, не просто популярность...Не казались значительными и переговоры, и подписанные документы: все это уже было с другими странами и все это мало пока идет в дело (и для нас, и для них). Суть –изменение атмосферы и общей политической ситуации.
  • Острее всего я почувствовал это в Милане. Это была какая-то массовая истерия. Машины еле-ели перемещались по улицам сквозь толпу. А когда М.С. вышел на площади Ля-Скала и пошел по галереек муниципалитету, происходило невероятное... -сплошная плотная масса, которая едва расступилась, чтобы дать ему сделать несколько шагов. Везде, в окнах, на перекладинах, на любых выступах люди друг на друге. Оглушающий вопль: «Горби! Горби!» Полицию смяли. Охрана –в инфаркте. Только самокультура людей позволила предотвратить давку и «ходынку».
  • Когда М.С. потом, после речей в Муниципалитете (он свою речь скомкал, потом признался, что он был просто в шоке и не мог подобрать слов), он вышел к машине, прорвались к нему женщины, по одежде явно из высшего света, истэблишмент –со слезами, просто в истерике бросались на стекла машины, их оттаскивали, они вырывались и т.д.Что это? Мы не знали и не могли понять в прошлом, какой ужас мы наводили на Европу своей военной мощью, своим 1968 годом, своим Афганистаном, каким потрясением для европейцев была установка СС-20. Мы знать этого не хотели: мы демонстрировали 3мощь социализма. И вот Горби убрал этот ужас. И страна предстала нормальной, даже несчастной.Вот что это! И вот почему Горбачев теперь не только «человек года», но и «человек 10-л е т и я » .Еще и еще раз: мы своими революциями больше приносим другим, чем себе.

    М.С. знает, что не переговоры о том, сколько сократить ракет сегодня или завтра –не это решающее. Решающее –что СССР и США больше не враги. Это главное. Хрущев тоже хотел этого, но идеология его подвела. Он хотел выиграть «войну» без войны в пользу социализма и похоронить империализм, не пролив и капли крови.

    М.С. не верит никаким идеологиям. Его частые заявления: что нам стреляться что-ль из-за того, что мы верим в разных богов, -это не просто смешливая метафора, это –его убеждение.

    Он знает, что никто против нас войны не начнет. И никакой реальной военной угрозы нет. Но армия нужна скорее для престижа великой державы, а внутри, потому что –куда ее сразу деть, когда она превращена в органическое бремя общества, когда одних маршалов и генералов в одной Москве больше, чем в остальном мире! Это проблема политическая и социальная. Хорошо, что Арбатов и «Огонек» тявкают и рвут полы шинели на Язове и Ахромееве, им хорошо! А каково Горбачеву с этой оравой и армадой!

    Словом, Горбачев подыгрывал символике, которую так любят на Западе, чтоб покончить с «советской угрозой». Теперь уже действительно, вряд ли кто в нее верит, кроме самых темных... Ибо ее реально нет, пока есть Горбачев и перестройка.

    Они оба (М.С. и Буш), действительно, «хорошо» выглядели рядом –и обнадежили все человечество.'

  • 3 января 90 г.
  • Я все больше прихожу к тому же (с моим-то опытом, в котором вся жизнь и политика упирается в Горбачева): пока он не сбросит с себя «коммуниста, верного социалистическим ценностям», перестройку ему больше не двинуть, ибо общество далеко ушло от этой концепции, а «партия» цепляется за нее, чтобы тянуть все назад –к социализму без Сталина и репрессий, к «тому самому», что был «в основном построен».
  • 21 января 1990
  • Обстановка в Литве и события в Азербайджане вызвали демонстрации в Краснодаре, Ставрополе, Ростове на Дону, Туапсе, в станицах и селах Северного Кавказа, где Язов (идиот) распорядился набирать резервистов. Это вызвало волну протестов: « Н е т новому Афганистану!». «Почему русские мужики должны умирать из-за этих армян и азербайджанцев, пусть сами разбираются, а они в это время спекулируют у нас на рынках»... И т.д.Так вот –под воздействием всего этого я вспомнил «концепцию» Астафьева-Распутина (к тому же читаю В.Соловьева «Русский вопрос») –и стал склоняться к тому, что многонациональную проблему СССР можно решить только через «русский вопрос»... Пусть Россия уйдет из СССР и пусть остальные «как хотят»... Правда, если уйдет и Украина, мы на время перестанем быть «великой державой». Ну, что же –переживем! И вернем себе это «звание» через возрождение России. Кстати, Ельцин заявил, что он баллотируется в Верховный Совет РСФСР и хочет стать ее президентом! Думаю, что он встанет на этот путь. А Горбачеву этот пост в России уже не доверяют! Вот так: Ельцин будет пожинать плоды великого исторического поворота, которому все –и мир, и Россия -обязаны Горбачеву.

    Вчера –весь день в ЦК начитывался о событиях в мире. Восточная Европа отваливает от нас совсем и неудержимо... И все очевиднее, что по началу 7общеевропейский дом будет без нас, без СССР, который пока (!) пусть поживет по-соседству!

    И везде рушится комдвижение.

    Новая, новая эра наступает...Решительнее, смелее надо уходить от стереотипов ленинизма –иначе останемся в хвосте мировой истории. А Горбачева еще прочно держат за фалды «страхи» из прошлого. Он скорее инстинктом и душой рвется на новые просторы, а разумом не охватывает всего... или боится «делать выводы» -политические

  • 28 января 90 г.
  • Неожиданно в Волынском появился Яковлев. Я даже подумал, что это М.С. подсылает его поруководить нами. Оказалось «хуже»... Под страшным секретом он мне рассказал: дважды М.С. звал его, один раз даже сам пришел к нему в кабинет. Расстроенный, озабоченный, одинокий. Мол, что делать? –Азербайджан, Литва, экономика, «радикалы», «социал-демократы» ... народ на пределе.Что, по словам Яковлева, он, Яковлев, предложил М.С.’у и тот согласился?Надо действовать... Самое главное препятствие перестройке и всей Вашей политике –этоПолитбюро, потом Пленум, и незачем его так часто собирать. И если Вы и дальше будете тянуть со взятием власти, то все завалится. Необходимо уже в ближайшие недели, может быть вместо Верховного Совета, намеченного на середину февраля собрать Съезд народных депутатов и учредить президентскую власть, пусть Съезд изберет Вас президентом. (Кстати, в принципе М.С. согласился с этим еще в Ново-Огареве и идея была заложена даже во второй проект Платформы, которая была на ПБ 22 января. Но не было еще решимости сделать это немедленно, не откладывая ни на май, ни на осень).

    И, таким образом, -продолжал А.Н., -сосредоточить реальную, полномочную государственную власть в своих руках, оттеснив от рычагов Политбюро и даже разговорчивый Верховный Совет.

    В ближайшие дни, до Пленума, который намечен теперь на 5-6 февраля, продолжал Яковлев, выступить по TVи объявить, апеллируя прямо к народу и беря на себя лично всю ответственность, действительно, чрезвычайную программу по формуле: земля –крестьянам, фабрики –рабочим, реальная независимость республик, не союзное государство, а союз государств, многопартийность и отказ на деле от монополии КПСС, крупные займы у Запада, военная реформа –прогнать генералов и посадить на их место подполковников, отозвать войска из Восточной Европы, ликвидировать министерства, резко сократить аппарат –всякий и т.п. И особый упор (в выступлении по TV) –на серию экстренных (в принципиальном плане –частное предпринимательство) мер по экономике (будто бы у Слюнькова, который в оппозиции по отношению к Рыжкову-Маслюкову, есть подготовительная бумага на этот счет)...

    И еще: вести дело к замене Рыжкова: «с таким премьером, который мыслит на уровне директора завода, с таким Госпланом, который воспитан в методике военно-промышленного комплекса, никакой реформы не сделаешь».А кого вместо?-спросил М.С. Яковлева.

    Яковлев: Полно людей, надо только смелее их брать, на то и революция!

    Яковлев не посвятил меня, с чем М.С. согласился, с чем нет. Но пошел по своему обычному пути: поезжай, мол, в Волынское, запрись там, никому –ничего! Возьми с собой несколько доверенных умеющих писать людей, подготовь выступление по TV, а там посмотрим.

    В ответ я сказал Яковлеву: Словом, речь идет о coupd’Etat... Да, - согласился А.Н. И нельзя медлить.

    25 февраля 90 г.

    День, объявленный Ю.Афанасьевым  днем «февральской революции 90 года». Главная манифестация будет на Зубовской площади, под окнами моего дома –грузовики с солдатами МВД, между домами, во дворах скопления милиции «в штатском».Панику нагнали за последние дни, впрочем, наверно, сами правоохранительные органы и «аппарат». Все еврейство –ждет погромов и бежит за границу... десятки тысяч в месяц.

    По стране волна митингов –«разгон» райкомов и обкомов, повальные отставки лидеров местного значения.

    Московская манифестация тоже под лозунгами: «за новых депутатов» и «долой Кремлевскую мафию». Хотели даже собрать живое кольцо вокруг Кремля. М.С. долго не реагировал, потом понял опасность и пошло: заявление Верховного Совета, заявление ЦК, заявление правительства, мобилизация служб... На последнем ПБ специально обсуждали: 17.000 внутренних войск, охрана РК и т.д. Подвижная служба охраны элитных зданий... Дело в том, что на Арбате висели листовки с фото здания в Плотниковом переулке, с указанием квартир, где живут члены Политбюро Слюньков, Медведев, Зайков, Бирюкова, Шеварднадзе...«Президентский процесс» натолкнулся на сопротивление Верховного Совета в первый же день. С трудом согласились включить вопрос о президентстве в повестку дня сессии, но отказались назначить день Съезда. Мы с Шахназаровым долго составляли концепцию президентской власти. Вчера она была роздана членам Верховного Совета, в четверг обсуждали на ПБ (об этом особо). На 27 февраля намечено ее обсуждение Верховным Советом и будет назначен день Съезда (М.С. предложил на ПБ –6-7 марта). Если Верховный Совет не согласиться, М.С. оказывается в положении почти краха.

    Ходят (и в ВС тоже) три идеи: -референдум и потом избрание всем населением. Это значит оттяжка надолго. 10-просто переименовать Горбачева. из председателя Верховного Совета в президента: предлагают те, кто боится, что кто-то проскочит вместо М.С.-избирать президента на Съезде альтернативно, тайным голосованием.

    М.С., который совсем недавно и слышать не хотел слова «президент», за третий вариант – как самый честный. Из реплик в узком кругу, из звонка мне Р.М., я почувствовал, что Горбачев готов уйти. Великое дело он уже сделал, и теперь сам народ, которому он дал свободу, решает свою судьбу... как хочет и как сможет.Впрочем, держит его чувство ответственности и надежда, что все таки еще можно упорядочить процесс.

    На ПБ все члены, кроме Лигачева, брали слово и говорили «за» президентство. Но, когда возник вопрос о Пленуме ЦК (по Уставу) Е.К. хотел подбросить дохлую кошку: яростно, побелев требовал, чтобы Пленум собрать до Съезда народных депутатов, чтоб ЦК, партия (ЦК) выдвигала президента, предложила его Съезду. Произнес речь: партия это единственное, что осталось и на что еще можно опереться, чтобы спасти все. Если будем пренебрегать партией –«все!»Его поддержал Рыжков.

    М.С., как всегда, сходу поддался Лигачеву, сильно покраснев, не поняв замысла. Стал говорить «о роли партии» и с календарем в руке вычислять, когда бы можно было созвать Пленум (идут выборы в РСФСР и других республик).Спас положение (как ни странно –если судить по антигорбачевскому Пленуму МГК накануне), присутствовавший на ПБ Прокофьев (первый секретарь МГК). Встал и сказал: если Пленум ЦК предложит президента –дело будет провалено. Верховный Совет скажет: ага, шестую статью Конституции вы отменили, а хотите оставить все по-старому, сохранить монополию и власть партии через президента... И завалят...Это всех отрезвило, в том числе и М.С. Пленум назначили на 11 марта.

    Но неизвестно, согласится ли ВС на 6-7 марта – дату созыва Съезда.

    Яковлев каждый день заходит, приносит «размышления», которые у него идут на пару с М.С. Судя по выводам А.Н., Горбачев решился отпочковаться от ПБ (опять с опозданием на год, если не больше) и перенести центр власти «в президентство».Зачем тогда собирает каждую неделю ПБ, -чтоб они обсуждали бумаги, из которых выглядывает «смертный приговор» большинству из них.

    Яковлев считает, что «они» уже работают против него вместе с армией и КГБ. И паника дует оттуда, и погромные настроения оттуда (чтоб спровоцировать народ на требование железной руки!). Яковлев мыслит, что и Нина Андреева, и совсем одуревший от антисемитизма еврей Евсеев, и Васильев (из «Памяти») –платные агенты КГБ (но не Крючкова, которым манипулирует команда более или менее порядочного Чебрикова). А.Н. показал мне протокол партактива Лубянки –это программа ниноандреевского переворота, упакованная в традиционные фразы (требования к М.С.) и «обещания» навести порядок.

    На что же опираться М.С. в такой ситуации? Народ он оттолкнул пустыми полками и беспорядком, перестроечных партийцев –объятиями с Лигачевым; интеллигенцию –явной поддержкой Бондарева, Белова, Распутина; националов –тем, что не дает им полной свободы, либо не спасает одних от других.

    Упущен шанс... Когда надо было сразу после январского Пленума в чрезвычайном порядке, в нарушение конституционной нормы созвать Съезд народных депутатов. Сыграть на том, что они сами полномочны решать, законно или незаконно они собрались в Москве, и быть избранным Президентом. Пускай потом визжали бы правые и левые. Но они имели бы дело с Президентом страны М.С. (возвращаюсь к наблюдениям на службе) «ведет дело» к реальной многопартийности. Иначе не могло бы появиться записки за подписью Кручины и Павлова (зав. правового Отдела ЦК) об инвентаризации партийного имущества и подготовке отдачи всего того, что принадлежало партии-государству (шифроинформации и связи, закрытых телефонов, огромных партийных зданий, охраны ГБ, обслуги, непомерной для просто политической партиии т.д.) Срок –два месяца.

    Яковлев все меня спрашивает, когда ему подавать в отставку из ПБ. Я ему говорю: твой уход даст окончательный ответ на митинговый вопрос: «С кем Вы, Михаил Сергеевич?» Об отставке Яковлев говорил и с М.С. Сначала Яковлеву предназначалось вице-президентство. Но даже Президиум Верховного Совета эту должность не принял. Значит, максимум –член кабинета президента... «В партии (т.е. аппарате, пусть высшем) я не останусь», -твердил мне Яковлев.

    Что еще из событий последних дней? Ответы М.С. «Правде» по германскому вопросу. Их я сделал за одно утро. Он меня искал по городу, нашел из машины и переделал заказ: до этого лишь о войсках (195 тысяч) хотел говорить «Правде», а теперь и о том, и о ГДР-ФРГ. Воспринято было везде правильно.

    Как сказал тот же С. Кузнецов на митинге –«заходящая звезда, свет которой еще ч ут ь-чуть виден на Западе».На ПБ 6 часов обсуждали Устав КПСС и пришли в конце концов к выводу, что «в старые меха» влили много нового вина, но меха очень чувствуются. Фролов выступил против употребления слова «демократический»... Если б кто другой сказал такое, М.С. пренебрег бы. А тут сразу «послушался». Ну, что ж и от Ваньки бывает польза с его нахальством.

    Ахромеев выступил на митинге в спортдворце «Крыльях Советов» в одном ряду с Ниной Андреевой, которая делала доклад! Как это понимать? –Советник президента в обнимку с Ниной Андреевой!! Может, тоже боится разоблачений?.. Особенно, если по Афганистану начнется, по СС-20 и т.п

  • 3 марта 90 г.
  • Вчера ПБ. Очень настораживающее. М.С. был не в форме носителя нового мышления, а в роли заурядного деятеля прежних времен. Обсуждали сначала митинги 25 февраля. Рыжков начал: одержана огромная победа над «этими». И надо дальше так давить. Крючков –со ссылками на агентов: наконец-то народ почувствовал, что «у нас есть власть» и в этом духе далее. Пока не сбил его с толку Бакатин (министр внутренних дел): какая победа?! Мы запугали народ. Со страху многие не пошли (на митинги). Поэтому и не собрали они один миллион, но могли собрать. И было на самом деле не 70-100 тысяч на митинге в Москве, как говорит Крючков, а 230-300 тысяч. Устрашение дало порядок, но это не политика. Через месяц или 1 мая они выведут и миллион. И пойдут на Кремль, как обещали. И что тогда? Стрелять, дубинками их, бронетранспортеры на них?! Какую комиссию тогда в ВС будем создавать. Это массовое явление, Оно питается общим недовольством и нельзя его недооценивать. Нужна политика и в основе ее диалог. Нужен «круглый стол». Если я чего-то не понимаю, тогда мне не место на этом посту. Но я не согласен с тем, что здесь говорят члены ПБ.Речь Бакатина произвела оглушительное впечатление. И уже никто больше не говорил о «победе». Но понесли самого Бакатина и больше всего –сам Горбачев:-паническое настроение. Наверно, у министра такое окружение, так и докладывают;-лозунги лидеров –это не лозунги масс, хотя недовольство есть, на нем и спекулируют ;-рабочий класс не вышел, он еще своего слова не сказал1. -«круглый стол» -чепуха. Не с кем за него садиться рядом и незачем, «они» никого не представляют. Если Бакатин хочет, пусть и проводит с «ними» круглый стол;-зачитывает цитаты из речей Гаврилы Попова, Станкевича, Черниченко, Бочарова, Рыжова... Все это подонки, -продолжает Горбачев, -политические прохвосты. Никакого им доверия и никаких круглых столов;-милицию все «они» хвалили. Бакатин, ты слышишь, как ты им нравишься!

    Словом, с одной стороны –довели его, с другой, кажется, примеряется к президентству. Конечно, региональщики показали себя полными дилетантами, а значит и политиканами, хотя не все они прохвосты. Он же сам привлекал и Рыжкова, и Станкевича к составлению концепции президентства. Но теперь они не только заняли позицию на 180 градусов против того, что обещали ему, а и выступили организаторами публичного поношения Горбачева и в Верховном Совете, и на улице. Показывали на него пальцем: вот, мол, кто жаждет личной власти.

    На Дезькиных похоронах разговорился с Эмкой Коржавиным (крупнейший наш поэт, мы друзья). Слушал я, -говорит он мне, -что происходило на Верховном Совете. Ну, умники, ну, болтуны, так все у них все логично, четко, обоснованно насчет того, что президент должен быть такой-то и такой-то, и так-то он должен быть обставлен правилами и процедурами. Забыли только, что они в России, а не в Англии и не в Америке. Я добавил: и подло, что они катят на Горбачева, глупо, что не видят шанса делать настоящую демократическую власть именно при Горбачеве, которому по натуре чужды диктаторство и культизм. Именно при нем можно было бы отработать всякие процедуры, заложить необходимые институты власти.

    Да, скажут мне, Ленину тоже был чужд и культ и тираническиенамерения, а что получилось!.. Но тогда, -возразил бы я, -была идеология диктатуры, а теперь –идеология демократии.

    И чего «они» хотят, если у них государственные соображения, а не амбиции? –Чтоб все развалилось, пока будем готовить всенародное голосование по президенту? И чего они добились? –Того, что Горбачев качнулся в сторону Лигачева. Весь дух его реплик и выступление на этом ПБ –лигачевские. Поддакивал ему, когда тот выступал и, единственно, в чем не согласился с Лигачевым –внести на Пленум ЦК резолюцию «о единстве партии». Но вывод у всех на ПБ был общий: курс на размежевание в самой партии, на исключение Афанасьевых и т.п., на отторжение и изоляцию межрегионалов, на то, чтобы с помощью Верховного Совета «призвать народных депутатов к порядку». А то вишь –получают по 500-700 рублей государственной зарплаты и только и делают, что разрушают государство, подрывают власть.

    Горбачев потребовал, чтобы все члены ПБ высказались, хотя Зайков, Яковлев, Воротников слова не просили. Все сказали угодное Горбачеву. И Яковлев тоже. Правда, он оговорился, вызвав гнев Рыжкова, что пока в экономике у нас вот такое положение, ничего не добьемся и никакая «работа в массах» не поможет.

    Попутно речь шла о Гдляне. Тут Горбачев правильно разошелся –крыл Сухарева (минюст) и того же Бакатина, задел и Крючкова: верховную власть государства поносят, срамят, клевещут на нее... и кто это делает –уголовные преступники, которые сажали в тюрьму многодетных матерей, занимались вымогательством, устроили в Узбекистане 37 год2. А наши правоохранительные органы нюни распустили! Закон –есть закон! Вы что –боитесь обнаружить, что Горбачев вор?! Этого боитесь? Если он вор –пусть докажут. И Горбачев пойдет куда следует по закону. А если это клевета, -припечатал М.С.,– Гдляну и Иванову место на скамье подсудимых за оскорбление высшей государственной власти. В любом цивилизованном государстве ничего подобного, что у нас происходит представить себе нельзя. Гдлян и его подельник Иванов занимались расследованием злоупотреблений в Узбекистане, вели, так называемое, дело Рашидова с вопиющими нарушениями закона.

  • В силовом духе, с позиций «единой и неделимой» (так всерьез Воротников, например, и произносил) обсуждался вопрос об отделении Литвы и о Союзном Договоре. И Горбачев говорил в унисон с Маслюковым, Лигачевым, Рыжковым, тем же Воротниковым... Словом, происходит отрыв от реальностей, который грозит тем, что останется один аргумент –танки.

    В подготовке президентства тоже что-то неосновательное, забота опять о красоте речи при инаугурации, а не о создании структур. Что он будет делать на другой день? С кем? Как? Ведь все будут уже по дням считать, ожидая крупных перемен. Или, как и подразумевают оппоненты, переместит Политбюро в Президентский Комитет и все пойдет по-старому?!А может он сознательно нарывается на провал, чтоб «уйти»? Вряд ли..., тогда бы не развил такой энергии...Сегодня опять созвал Президиум Верховного Совета. И, кажется (судя по реплике на ПБ), не собирается на Пленуме обсуждать президентство и «выдвигать себя от КПСС», ибо, как мы с Шахназаровым и Яковлевым его предупреждали, сразу несколько сотен голосов потеряет на Съезде!

    Сегодня у него день рожденья -59 лет!

    Смятение в душе. Общество рассыпается, а зачатков формирования нового пока не видно. И у Горбачева, судя по последним моим наблюдениям, утрачено чувство управляемости процессами. Он, кажется, тоже «заблудился» (любимое его словечко) в том, что происходит и начинает искать «простых решений» (тоже его любимая формула).И даже мне, пропитанному политикой, хочется спрятаться от жизни и носить пистолет в кармане в качестве опоры душевного успокоения.

    Поговорили потом(после адмирала Крау)...Я: Михаил Сергеевич, меня вчера испугало Политбюро.

    Он: Тебя всегда оно пугает...

    Я: Не всегда. Иногда удивляет, иногда огорчает, иногда смешит и возмущает.

    Он: А что?

    Я: Я перестаю понимать. Я ведь привык разбираться –где у вас цель, а где тактика. А с Литвой –запутался. Если Вы думаете удержать Литву с помощью запугивания, без применения войск, то –это нереально. А все Ваши успехи в перестройке всегда связаны с тем, что Вы умели считаться с реалиями, как ВЫ любите выражаться. Если же Вы « не исключаете», как вчера заявили на ПБ, «вариант Варенникова» (чрезвычайное положение, президентское правление, ввод трех полков «изоляция» вильнюсской верхушки, использование марионеточных литовцев, которые «призовут» наши войска, как в Праге в 1968 году), то тогда –крах. Тогда гибель всего Вашего великого дела. И из-за чего –из-за великодержавного комплекса, потому что экономически мы ничего не теряем, и они все скрупулезно выполнют, если договоримся, да им и деваться некуда!

    Он: Да, брось, ты,Толя, все будет как надо, все пойдет правильно!

    Это он выслушивал и говорил «между прочим», стоя, перелистывая бумаги на столе...

    22 марта 90

    Что делать мне? Вчера он назначил меня помощником президента. Но, если он устроит побоище в Литве, я не только уйду... сделаю, наверно, кое-что еще.

    Сегодня неделя (15.03) как он президент. А правит по-прежнему Политбюро. ! Словом, ситуация неопределенности для меня: я перестаю понимать М.С. С одной стороны, он вроде уходит от «партийной власти», с другой –в особенности по Литве, действует в духе Лигачева-Язова-Воротникова-Крючкова... и сугубо на идеологической основе. Без всякого разумного рассуждения и объяснения. Цель для всех них очевидна и не подлежит даже обсуждению, несмотря на Конституцию: закон о выходе и т.п.–не пущать!

    Причем, когда в Грузии каждый день разрушают по 1-2 памятника Ленину, и на всех перекрестках кричат о выходе, отменяют все советские и коммунистические символы и признаки, когда в открытую копят массу оружия и набирают боевиков –это ничего... Никакой верховной реакции. А против Литвы –один указ за другим! Хотя здесь опасность угробить «великое дело» очевидна: США, Европа, демократический мир не признают литовское дело внутренним, а Грузию, как и Азербайджан считают нашим делом!!Солженицын «Март 17-го». Газеты, газеты. Вот сегодня в «Комсомолке» за 22 марта –о распаде комсомола. На TVвидно, как общество-то рушится... А на Пленуме ЦК хватаются за идолы прошлого. Лигачев требует в Устав: цель –коммунизм! И устроил на ПБ истерику, что опять не учли его предложение (записали лишь «коммунистическую перспективу»)Поразительная вещь: журналы, даже газеты, даже TVполны умных рассуждений о сути и судьбах марксизма, социализма, ленинизма... А этой серости во главе КПСС с теоретической подготовкой ВПШ образца 50-х годов на все наплевать. «Коммунизм –цель». «Марксизм-ленинизм» –идейная основа партии! И ты хоть лопни. А ведь в Политбюро таких... да все, кроме двух, трех! Но оно определяет дух политики. Оно... Но паки и паки: зачем М.С.’у такой Президентский Совет?!

    Горбачев активен и кажется бодрым, уверенным. Это производит впечатление, но главным образом на иностранцев. Обманчиво это. Результат его физического и нравственного здоровья, а не политической уверенности. Дела все хуже. Хотя я не верю в гражданскую войну, если «мы сами» ее не захотим. Пока ее хотят лишь генералы, которые брызжут ненавистью ко всему горбачевскому. И остервенелый аппарат. Будет бой на съезде КП РСФСР, а потом на ХХУШ съезде КПСС. Для меня, Яковлева, Арбатова и т.п. –проблема: в какой партии быть... М.С., по моему, готов оставаться в лигачевской партии, хотя он сумел его сильно «оттеснить», перевести в прямую оппозицию, уже не скрывает (на ПБ) свое отторжение от Е.К.

    На последнем ПБ Яковлев прямо выступил против Лигачева (и Рыжкова), которые потребовали Пленума (по «Письму ЦК» –явно, чтоб там предложили М.С. отставку).

  • 15 апреля 90 г.
  • Гаврила Попов, конечно, гусь тот еще, пройдоха профессиональный. Но все же... А потом –почему бы эту публику не попробовать в деле?А по Москве ходят слухи: если Гаврила пройдет в Моссовете к власти, у аппаратчиков будут отбирать квартиры, так как давало им их Управление делами ЦК, а это незаконно. Считается, что «коммунисты» уже запуганы и не знают, к кому апеллировать, если их начнут гнать.Станислав Кондрашов в «Известиях» –«Пражская весна 1990 года». Наотмашь обо всем.

    В общественном сознании и в средствах массовой информации общим мнением стало, что никакого социализма у нас не было и нет. Я эту мысль вписал Горбачеву в «Слово о Ленине» (ему предстоит выступить с докладом к дню рождения Ленина). Думаю, аккуратно вычеркнет. Вечером включил телевизор. По трем программам –церковная служба крупным планом. Иерархи, прихожане, публика. Первые –разные. У одних –просто «служба», как всякая другая, у других (молодых священников) есть истовость и «вызов», у третьих –18тупость (скорей бы разговляться). В публике: бабы-к л и к у ши, любопытствующие, девчата с выражением: смотри-смотри или «куда я попала», реагируют на телекамеры. Очень много молодых. Причем в московских церквях одни молодые мужики, в отличие от ленинградских, где больше женщин. В провинции –и те и другие, всякие. И все это вместе –непонятно!

    Не могу я поверить, что они верят, если, конечно, без вывиха в мозгах, в психике. Конечно, возможно есть Бог. Ведь так считали и самые великие, в том числе великая плеяда философов «серебряного века». Но –не боженька же. А действительно –Создатель. Что-то такое Там есть (!), чего никакая наука объяснить не может.

    В прошлое воскресенье был в Иностранной библиотеке на выставке фотографий последних аристократических семей: Трубецкие, Оболенские, Сиверсы, Абрикосовы. Производит ошеломляюще впечатление. Какой генофонд нации, какая глубокая, естественно растущая культура, какая традиция благородства, чести, и великие таланты в разных областях. Все пустили по ветру. Потеряли... Поубивали (шлепали в Соловках и в 1920 и в 1929!) или повыгоняли. Три дочери Трубецкого, красавицы, доживали свой век там. Десятки других –отдали то, что возможно выдать чужой стране,не нам, не своему народу. А они ведь были высшим светом народа!

    В первомайские призывы ЦК (мы этим еще занимаемся) –проект разослан по ПБ. Лигачев потребовал вернуть лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». Когда зашел ко мне Брутенц, я ему об этом рассказал. Мы долго хохотали... И знаменательно уже не то, что Е.К. «в своем репертуаре», а что это вызывает такую реакцию у нормальных людей.

    Сейчас прочитал в «Юности» No 3 эссе князя Евгения Трубецкого «Максимализм», который в 1920 году предсказал –просто гениально –все, что с нами произошло сейчас и почему! Еще раз убеждаешься: гений –это загадка. Провидцы. Надо будет сказать М.С., чтоб прочел. Там также и о том, почему народ отворачивается от перестройки.Подумал: ведь М.С.’у, чтоб делать политику, надо больше читать именно такое, а не жвачку документов и проектов в красных папках. Пусть помощники и члены Совета это читают и корректируют его, если что-то у него будет расходиться с текущей фактурой.

    События, связанные с формированием Компартии РСФСР, создают ситуацию, когда Горбачеву надо сильно торопиться. И поскорее вывести КПСС как целое за скобки власти, окончательно сделав тем самым свое правление «светским». Хотя проблема России остается. Прав Стрелянный в своей статье: ВС РСФСР, который изберут на съезде России в мае, не будет таким послушным, как ВС СССР... если к тому же Ельцин станет президентом... Думаю, не надо сопротивляться превращению СССР в Союз государств, в конфедерацию. Тогда бы он правил бы и над Россией. А так... Если Россия выйдет из его подчинения, как он будет управлять остальной страной? Тут надвигается большой просчет. Скорей бы закрыть литовскую закавыку -по особому статусу для всей Прибалтики в Союзе. Конечно, и остальные захотят такого статуса. Назарбаев уже бьет копытом, не говоря уж об Армении, Грузии, Азербайджане. Ну и что? Неизбежное не отвратить. Горбачев сказал мне вчера, впрочем, не впервой: никогда не пойду на то, чтобы судить за «злоупотребления властью» в застойный период. Тогда 100 тысяч надо отдавать под суд. Тогда мы возвращаемся в «1937».

  • 30 апреля 90
  • Все думаю: сознательно он вел дело к идейно-психологическому развалу в обществе и сумятице в мозгах или так получилось? А он как всегда адаптировался и «оседлал процесс»? Впрочем, без этого никакого обновления не получалось бы. Даже поношение и дискредитация Ленина «экстремистами» (радикалистами, как он стал их называть) служит раскрепощению мозгов и утверждению «чувства полной свободы». Вседозволенность работает на расчистку почвы для нового общественного сознания, действительно плюралистского и ни от кого сверху не зависящего. Не видит что ли М.С., что ничем оригинальным, что было бы неизвестно современному капитализму «социалистическая идея» не отличается: ни в экономике, ни в демократии, ни в других ценностях? Мы не наполнили эту идею оригинальным содержанием и никто не сможет это уже сделать.Литва -самая болевая для него (М.С.) точка. Она -в экономической блокаде. А «восстания», которого он ждет против Ландсбергиса и Прунскене, все нет и нет. Нет у него политики в отношении Литвы, а есть одна державная идеология: не допустить распада империи. В Свердловске недавно вновь заявил -не отступит от этого. Он очень усталый и стареет на глазах.
  • 5 мая 90 г.
  • 1 мая на Красной площади. Исторический день... Впервые на площади митинг, а потом шествие, но с требованиями и предупреждениями, вместо «ура, да здравствует».После того, как сошла первая, официальная волна демонстрантов, на площадь ввалилась вторая волна «московских клубов избирателей» с лозунгами «Долой Горбачева», «Долой КПСС –эксплуататора и грабителя народа», «Долой социализм», «Долой фашистскую красную империю», «Свободу Литве», «Партия Ленина прочь с дороги» и т.п. Горбачев и другие стали спускаться с Мавзолея под улюлюканье и хохот, сопровождаемыми криками: «Позор», «Пошляки». Красную площадь покрыл оглушительный свист. Вот такая ненависть. 30 тысяч. Пусть, как говорит Бакатин, только 7 тысяч среди них активистов, но остальные-то 23 тысячи ведь рядом, значит, вместе.

    Статья Клямкина в «Московских новостях». Называется «Прощание с 1 мая». Вывод  – «конец единения народа с руководством».22Горбачев звонил мне вечером, ругался: хулиганы, мурло. Вот тебе и Моссовет Гаврилы Попова! Это же его затея!

    3 мая на ПБ обсуждали это событие. Велено было Прокофьеву (первый секретарь МГК) осудить акцию в «Правде». Яковлев, выступая перед иностранными журналистами, приписал все это правым, реакции, монархистам. М.С. говорил на ПБ: Не надо преувеличивать, но и не преуменьшать.

    Горбачев при этом разразился железобетонной речью: «Не пускать Германию в НАТО и все! Пойду на срыв венских переговоров, если так. Бумагу с предложениями на этот счет помимо Шеварднадзе, подписали Яковлев, Язов и Крючков. Но на заседании ПБ все, в том числе и они, как воды в рот набрали, а моего мнения на ПБ не спрашивают».Утром я написал Горбачеву меморандум –протест. Смысл таков: члены ПБ, будучи не в курсе и не будучи информированными, могут обсуждать что угодно. Но, чтоб решать, надо знать предмет и не поддаваться лигачевскому крику -НАТО приближается к нашим границам! Чушь это, Михаил Сергеевич, уровень 1945 года, лжепатриотизм толпы. Ведь все равно Германия будет в НАТО и вы опять (как с РКП) будете догонять поезд... Вместо того, чтобы поставить свои условия и потом «сделать мину» (при неизбежно плохой игре).Пока он мне не ответил, наверно, рассвирепел: так всегда, когда не прав, когда эмоции обкомовского происхождения берут верх.

    Да... с Горбачевым что-то происходит. Сегодня он устроил встречу с Героями Советского Союза и орденоносцами «Славы». Какой-то генерал, приехавший из Литвы, 20 минут нес черт знает что! -будто бы он не в 1990, а в 1950 году. Другие подстать, и всё под бурные аплодисменты. Западная печать усекла: Горбачев, мол, эти празднества, 45-летие победы и проч., проводит, чтобы умаслить армию, которая еще не сказала своего слова в политике. Наверное так оно и есть. Но тут сказывается и его «эмоции». (А почему у меня самого их нет? Вернее, они у меня совсем другие, эти эмоции, хотя я-то, как и эти генералы и орденоносцы, воевал с немцами, а не в Афганистане?).

    Язов выступил тоже по-генеральски, по существу цинично. Обрушился на ученых-очернителей: насчитали, мол, 46 миллионов, а погибло на полях сражений всего (!)8. Забыл даже о 3 млн. пленных только в 1941 году. По чьей вине, товарищ Язов? А ведь их судьба оказалась хуже, чем у убитых. Словом, М.С. напускает серую пену, чтобы прикрыть прорехи перестройки. Эта его акция -та самая «другая крайность», против которых он так яростно выступает.

    Парад (9 мая)мощный, рассчитан на внутреннее потребление, чтобы после второй волны первомайской демонстрации показать «всем этим»: пока есть такая сила у власти –можете пищать и вопить. Это уже укладывается в горбачевскую новую логику.

    Дочитал в «Неве» очередную порцию «Март 1917-го» Солженицына. Прямо таки хрестоматия о том, как происходят революции. И очень все похоже. Думаю, мы приближаемся к русскому 1791 году!

  • 20 мая 90 г.
  • Вчера, в субботу, М.С. позвал в Ново-Огарево обдумать концепцию к XXVIII Съезду КПСС. Приехали Яковлев, Примаков, Фролов, Шахназаров, Болдин, Петраков и я. Весь день дискутировали. Попутно услышали такие его рассуждения «о своей доле». Жизнь что? Она одна. Ее не жалко отдать за что-то стоящее. Не на жратву же или на баб только. И я ни о чем не жалею. Раскачал такую страну. Кричат: хаос, полки пустые! Партию развалил, порядка нет! А как иначе? История иначе не делается. И как правило, такие большие повороты сопровождаются большой кровью. У нас пока удалось избежать ее. И это уже колоссальное достижение. И весь мир теперь размышляет в духе нового мышления. Это что? Так себе? И все ведь -к человеку, все в русло цивилизаторское. А дефициты и полки пустые переживем. Колбаса будет. Ругают, клянут! 70 процентов аппарата ЦК и самого ЦК против меня, ненавидят. Не делает это им чести: если поскрести -шкурничество. Не жалею ни о чем и не боюсь. И на съезде не буду ни каяться, ни оправдываться.Целый день говорили вокруг этих проблем. Он даже согласился с моим заявлением (а это я уже не раз ему говорил), что перестройка означает смену общественной системы. Согласился, но добавил: в рамках социалистического выбора. Ну и ладно пока... А в Москве в это время... Лигачев на крестьянском съезде уже в открытую назвал президента предателем, развалившем страну и социалистическое содружество. И добавил, что он, Лигачев, будет бороться до конца. На московской партконференции Прокофьев обошел Горбачева слева. Силаев, премьер-министр России, выступил за частную собственность (полная метаморфоза у технократа).

    Кстати, Бочарова взять в премьеры Ельцин побоялся, а взял Силаева, хотя это был человек Горбачева. Чудеса!

  • 24 июня 90г.
  • Вчера Полозков избран первым секретарем Российской компартии. Со всех сторон, включая даже редакцию «Коммунист», от всяких писателей и театральных деятелей идут протестующие телеграммы и звонки: индивидуально и целыми организациями люди хотят выходить из партии. Мне тоже надо об этом подумать. Горбачев торчал на съезде все время, выслушивая грубости и принимая прямые оплеухи от этой черни, включая генерала Макашева, от которого перчатку не принял и по существу предал всех, кто бросался его защищать. Сносил не просто оскорбления, а махровую дикость. Потом произнес заключительное слово. Но свел все (этого потребовали от него!) к ответам на вопросы -провокационные, ехидные, с подковырками, ни одного «уважительного», глупые. Отвечал путано, многословно, сумбурно, иногда не умея выразить того, что имел в виду: потому что не хотел, чтобы было ясно и, как всегда, боясь определенности.Повторил свое клише -против ухода с поста генсека, против превращения КПСС в парламентскую партию, за рабочий класс, как социальную базу партии, и прочее, и прочее. По существу это все популистские, компрометирующие его перестроечную концепцию вещи. Он слишком стал разный: один за границей, другой -здесь. Это особенно контрастно выглядит после недавней поездки в Америку. Там его здравый смысл, там его теория «движения страны к процветанию». Тут инстинкты страха, тактически -аппаратный образ действий, привязанность к компромиссам, которая уже наносят огромный вред политике и всему делу. Если он пойдет на Пленум ЦК КПСС (для утверждения проекта своего доклада к XXYIII съезду), то теперь-то уж его разнесут вчистую -после этого темного съезда РКП. И даже могут снять с генсекства. И сделают это обязательно, если он представит доклад, который подготовлен в Волынском-2. А играть ва-банк, судя по его поведению на съезде РКП он не будет. Значит, подчинится. Думаю, и от рынка отступится... и будет всеобщий позор и бесславный конец. Может быть, не сразу, а по сильно скользящей наклонной. «Великий человек» - а он оказался именно в таком положении -не смог удержаться на уровне своей великости, когда пробил час.

    А он пробил именно в эти дни. Первый, чтобы это не выглядело его бегством из правительства. Что ж – благородно! Второй кокетничал: мол, я пока занялся бы в ПБ идеологией. Ванька (Фролов) скачет...Называли еще Бакатина. Лигачев потребовал, чтобы Горбачев ушел с поста президента и целиком посвятил себя партии. Хитрый ход!

    Горбачев занял такую позицию: либо я безальтернативно иду на первое место –Генсеком, председателем, как угодно, либо я вообще отказываюсь от партийного поста. Иначе говоря, смысл соединения государственного и партийного постов для него только, когда речь идет о нем самом, иначе, по его словам, -бессмыслица (с точки зрения перестройки).На Пленуме ЦК в пятницу потребовали, чтобы Горбачев выбрал один из постов. Он ответил так же, как и на ПБ.Мальков из Читы, явно с подачи Лигачева, потребовал также вывесить портреты Полозкова.

    Между тем, независимая пресса, в том числе «Коммунист», публикуют заявления своих сотрудников, что в РКП они не пойдут. За это Лацис (член редколлегии «Коммуниста») на собрании представителей делегации был исключен из двух комиссий Съезда, а горлопаны тут же потребовали его исключить и из партии. Горбачев на Пленуме выступил резко и жестко. Заявил, что такого хамства, как было на российском съезде, он больше не потерпит. Настроен он (в нашем кругу) бодро, насмешливо, выглядит дико усталым. Это его стихия –сражаться. Тут он набирает силы.

    Дело идет, видимо, к превращению ЦК и Политбюро в посредственную команду, которая будет заниматься сугубо партийными делами. К власти М.С. их не допустит, наоборот, скорее всего будет укреплять президентский совет, как властную структуру, а не только консультативную. А генсекство ему нужно, чтобы не распоясались в конец и чтобы не превратили партию целиком во враждебную ему силу. Если же во главе партии (пусть даже в качестве второго лица) станет Лигачев, образуются две партии, одна из них –на «Демплатформе».Ново-Огарево.

    На другой день после последнего в истории заседания Политбюро ЦК КПСС. Вытащили большой стол к берегу Москва-реки, поставили на краю обрыва. Официанты принесли коньяк и закуску. Кто–то стал развивать теорию 35 грамм. И вот думаю, человек, вокруг которого сейчас закрутился весь мир... и мы с ним за круглым столом за панибрата. Он иногда становится совсем свойский, особенно, когда начинает вспоминать Ставрополь или МГУ. А кто мы вокруг него? Кто я? Мне он тут отвалил комплимент, дней десять назад, при всех. Стиль, говорит, у тебя. Ни у Фролова, ни у Шаха, ни у Беккенина -нет такого стиля. Стиль Анатолия! Он меня чувствует лучше всех. И строже, чем мой собственный стиль, не любит он расплываться в объяснениях. Я вставил в текст его доклада знаменитое: Hic Rhodas, hic salta! Выражение удержалось в тексте до самого последнего, все шумели, требуя убрать, но Горбачев держал ее до последнего варианта.

    8 июля 90 г.

    Идет съезд партии. Скопище обезумевших провинциалов и столичных демагогов. Настолько примитивный уровень, что воспринять что-то, кроме ВПШ’овского «марксизьма-ленинизьма» они просто не в состоянии. Все иное для них предательство. В лучшем случае -отсутствие идеологии. Вадим Медведев блестяще и атакующе вчера дал отпор, пытался доказать, что теперь надо иначе смотреть на саму суть идеологии. Его слушали, так как говорил сильно, но в конце осудили. Один вышел к микрофону, поднял свой мандат (он красного цвета) и произнес: «Товарищ Медведев, Вы знаете, что означает такая карточка в руках футбольного судьи? Так вот. Я Вам показываю красную карточку, т.е. «Долой с поля!», как грубо нарушившего правила игры».Масса жаждет крови, требует заслушивать каждого члена ПБ, чтоб превратить Съезд в экзекуцию. Яковлев, правда, смазал их своей искренностью, Хитрован, даже хлопали ему, в общем не дался на расправу. Но зато вчера при ответах на вопросы, показал себя совсем негодным, просто не профессиональным. Наговорил глупостей и пошлостей про Восточную Европу, про комдвижение, которое, якобы, даже лучше стало. Стал зачитывать цитаты из своих выступлений в Литве, а ему противопоставили другие цитаты из тех же выступлений –как он подыгрывал прибалтам. Предъявили стенограмму его позавчерашней беседы с лидерами «Демплатформы». Договорился до того, что в след за Третьяковым в «Московских новостях» представил себя идеологом и зачинателем перестройки, что именно он сыграл такую роль, а Горбачев лишь переводил его идею в лозунги. И вообще был косноязычен и жалок.

    После встречи с секретарями райкомов и горкомов Горбачев сказал мне: «Шкурники. Им, кроме кормушки и власти, ничего не нужно». Ругался матерно. Я ему: «Бросьте Вы их. Вы -президент, Вы же видите, что это за партия, и фактически Вы заложником ее остаетесь, мальчиком для битья». «Знаешь, Толя, -ответил он мне, -думаешь не вижу? Вижу. Да и все твои (!) Арбатовы, Шмелевы... письма пишут такие же. Но нельзя эту паршивую собаку отпускать с поводка. Если я это сделаю, вся эта махина будет против меня».

    Вчера на съезде Ивашко отвел М.С. в сторонку. Пошептались. Оказалось, тот предупредил, что в резолюции съезда хотят генсеку неуд поставить. Тут же М.С. забрал в свои руки председательство на съезде. Большинство только что проголосовало за то, чтобы каждого члена Политбюро выслушать и дать ему персональную оценку. М.С. ринулся «спасать ситуацию»: «Если Вы на это пойдете, партия расколется». Вот и получается, что вместо того чтобы самому расколоть такую партию два года назад, он сейчас, когда она превратилась во враждебную ему и перестройке силу, продолжает спасать ее от раскола. Иногда прорываются на съезде и разумные голоса, но из тут же забивают. Есть «крики души», например, выступление вчера тверской женщины, но они только усиливают общий крик против Горбачева.

    Он изолирован. Прошли времена, когда в перерывах заседаний на него наваливались толпы с вопросами. Одиноко идет он за кулисы в сопровождении своего Володи (охранника). Жалко его. А это ужасно, когда жалко главу государства. Но его жалеют уже публично, в газетах и на телевидении.

    Он обвиняет своих оппонентов в том, что они не ощущают, что живем уже в другом обществе. Но он сам этого не ощущает, потому что его понимание «другого общества» не совпадает с тем, какое оно на самом деле. А оно оказалось в массе своей плохим, а не хорошим, на что он рассчитывал, когда давал ему свободу.

  • 9 июля 90 г.
  • Вчера весь день Горбачев -«с рабочими и крестьянами» в Кремле на их съезде. Потом -на комиссии по Уставу партии. Неумолим и настойчив. Только чего добивается-то? Лигачева в качестве заместителя генсека? И что он будет «иметь» с этой партии?Вся московская интеллигентская пресса кроет и съезд, и Лигачева с Полозковым, и недоумевает по поводу тактики Горбачева. Поступают сведения, что творческие союзы собираются скопом уходить из КПСС. В этот день пришло послание от Джоржа Буша, в котором он сообщает о заседании Совета НАТО в Лондоне. Хорошее письмо, дружеское. Это –моральная поддержка.

    Вчерашнее интервью Горбачева после встречи с рабочими. Опять: «КПСС -это партия рабочих. И идеология ее - от рабочего класса». Те, кто за него или хотя бы без него, но за перестройку, в полной растерянности. В докладе на съезде он говорит одно, а под 30угрозой забастовки в Кузбассе и под давлением горлопанов на съезде говорит другое. Не чувствует он гула истории, о чем сам же предупреждал в свое время Хонеккера.

    Контрастом является речь Ельцина, которую ему написал Попцов. Один из делегатов назвал ее бонапартистской, может, и правильно с точки зрения популизма, в расчете предотвратить гражданскую войну. И вообще Ельцин выглядел солиднее президента, ибо он определеннее. А этот мечется в своей компромиссной тактике, хотя самому полуграмотному в политике уже видно, что никакой консолидации не будет.

    Сегодня начнут выдвигать кандидатуры на Генсека. Будут принимать решения. Интересно, что там останется от идеи рынка и от нового мышления? Звонил Яковлев, расстроенный от того, что провалился в своих ответах на съезде. Нет, Саша, без предварительных заготовок языком ты не владеешь!

    10 июля 90 г.

    Сегодня, видимо, ключевой день съезда... Не знаю, может –и для всей перестройки. Горбачев опять победил, хотя 1300 голосов –против него. Сделал блестящее заключительное слово. Особенно я рад, что он произнес все, что я сочинил по идеологии, включая –о «кратком курсе», и что предложил несогласным генералам отставку. И по вопросу о рынку дал отлуп, и по аграрной политике, и по всей внешней, не уступил ни в чем! Но в ответах на вопросы опять пел о «социалистическом выборе» и неудачно среагировал на вопрос о Ельцине («если он с нами...»).

    Лигачева не выдвигали на Генсека, видимо, приберегли для поста первого зама.

    Из двух источников слух о заговоре военных (от одного майора из института Арбатова и от сотрудника АПН, которому Макашев открылся, приняв за своего). Надо будет предупредить Горбачева, хотя «фактуры» у меня нет.

    11 июля 90 г.

    Горбачев позвонил в полночь, довольный. Перебирал перипетии своего движения к победе. Поговорили об интеллектуальном уровне съезда. Коэн ему сказал: «Съезд к концу полевел». Я в ответ: «Западники все сводят к простой формуле –«право –лево». На самом деле все гораздо сложнее».Сообщил мне, что поедет с Колем в Ставрополье. Вот, тебе товарищ Фалин, и Юрьев день.

    Просил подобрать кандидатуры интеллектуалов в ЦК (ему, как Генсеку, полагается выдвинуть список из 75 человек). Сам назвал Журкина и Мартынова (директора академических институтов). Я поддержал. «А Арбатова уже не нужно», -сказал он.

    Откуда я ему возьму интеллектуалов моложе 60 лет? Женщин просил назвать. Согласился со мной, что с женским аспектом у нас совсем плохо. Я сказал, что на примете у меня, пожалуй, только одна –Искра Степановна Андреева. «А сколько ей?» –60. «Ну, поздновато».

    12 июля 90 г.

    Сегодня Ельцин театрально с трибуны съезда заявил, что он уходит из партии, и покинул зал под редкие выкрики «Позор!». М.С. вечером позвонил мне. Стал пояснять, что это «логический конец». Я ему в ответ: «Нельзя недооценивать этого шага». Такие вещи производят сильное впечатление:

    Во-первых, эмоционально. Человек позволил себе, и это вызывает уважение и интерес к нему.

    Во-вторых, сигнал общественности и Советам, что можно с КПСС отныне не считаться. Можно с партаппаратом отныне поступать вот так

    В-третьих, сигнал коммунистам. Можно уже не дорожить партбилетом и оставаться на коне.

    В-четвертых (Горбачеву тогда я этот пункт «не сказал»): это вы довели дело до того, что могут происходить такие вещи.

    В-пятых. Вы тут две недели из-за запятых спорите. Перед всей страной болтовню разводите, разрушая свой авторитет. А урожай на полях сыпется. И вообще все останавливается.

    В-шестых, и главное (тоже оставил при себе). Вы, зубами рвали, чтобы сохранить за собой пост генсека в партии. А он (Ельцин) плюнул ей в лицо и пошел делать дело, которое вам надлежало делать.

    Обиделся, когда я стал расхваливать команду министров и парламентариев, которых Ельцин с Силаевым набрали. Бурно, по -горбачевски, стал предрекать им провал. Мол, соприкоснутся с жизнью... Вот-вот, ответствовал я: думаю, что с Россией они справятся быстро. Ух, как он взвился, обвинил меня в профессорстве, в аплодисментах, в эйфории и т.д. Конечно, не очень это я деликатно... после музыкального момента с выходкой Ельцина на съезде.     Приходил Яковлев, печальный. Он в положении «мавр сделал свое дело...» Я в общем тоже. Писарчуки по сравнению с Ванькой. Яковлев оскорблен еще тем, что Горбачев «под конец» уволил его помощника Кузнецова за бабские дела и пьянки, а на самом деле за дружбу с генералом Калугиным, из-за которого скандал в КГБ.Впрочем, Крючков превратился в вульгарного доносчика, к тому же мстительного.

    Жутко не хочется в этой ситуации лететь с ним и с Колем на Кавказ. Может, пронесет? М.С. становится мне по-человечески неприятен.

    Я в каком-то раздрызганном состоянии, не пойму, что со мной. Конечно, съезд оставил удручающее впечатление. Конечно, сказывается и отношение Горбачева, к людям, которые ему преданы до конца, которые помогают ему сохраняться на своем уровне, реализовывать свои потенции, иначе они во многом могли бы не состояться. Отношение его к нам тоже все больше удручает. Он начинает портиться, как все при власти. Жалко.

    Эти дни все думаю об отставке. Конечно, смешно обижаться на президента сверхдержавы, да и вообще, что значат мои ощущения перед лицом его перегрузок. Однако есть и собственное достоинство и, кроме того, становится неинтересно делать дело при таком его поведении. Именно в таком состоянии я и сачканул. Из особняка на улице Алексея Толстого, я уехал в ЦК, а не на аэродром, чтобы лететь на Кавказ -под предлогом, что он (М.С.) меня лично не пригласил. Хотя мне было известно, что в утвержденном списке сопровождающих моя фамилия была. Страшно мне не хотелось ехать на этот раз с ним. Так что я сделал себе самоволку. Потом меня многие спрашивали, особенно немцы, почему меня не было в Архызе. Подозревали тут политику... Почему-то мои размышления об отставке корреспондируют в подкорке с выходом Ельцина, Собчака, Попова из партии, с намерением многих интеллигентов сделать то же самое. Наверно, не случайна эта связка.

    21 августа 90 г.

    Пригласил однажды вечером Горбачев меня и Примакова на семейный ужин к себе на дачу. Поговорили откровенно. Главным образом -вокруг Ельцина и Полозкова. Горбачев: «Все видят, какой Ельцин прохвост, человек без правил, без морали, вне культуры. Все видят, что он занимается демагогией (Татарии -свободу. Коми -свободу, Башкирии -пожалуйста). А по векселям платить придется Горбачеву. Но ни в одной газете, ни в одной передаче ни слова критики, не говоря уже об осуждении. Ничего, даже по поводу его пошлых интервью разным швейцарским и японским газетам, где он ну просто не может без того, чтобы не обхамить Горбачева.

    Как с человеком ничего у меня с ним быть не может, но в политике буду последовательно держаться компромисса, потому что без России ничего не сделаешь» .

    Указ о возвращении гражданства Солженицыну и еще двадцати трем. Горбачев и здесь опоздал. Это надо было сделать два -два с половиной года назад, когда такую акцию приписали бы ему лично. А сейчас уже никто не видит в этом его заслуги. Да и в самом деле, это результат самой логики времени. Он ей положил начало, но с ним ее уже не связывают. Между прочим, мы (я, Шахназаров, Яковлев, Арбатов) давно приставали к нему с Солженицыным, еще когда Политбюро было в форме и в силе. А он на ПБ говорил: никогда! Хотя сам много раз учил нас никогда не говорить «никогда».

    Отовсюду телеграммы Горбачеву: преступность берет за горло в самых страшных формах –убийства, разбой, грабеж, изнасилование малолетних, склады оружия. С мест требуют вооружать граждан. Вопль по поводу беспомощности властей и президента. Преступность приплюсовывается к пустым полкам, к отсутствию табака (уже замечены табачные бунты), экономическому и национальному разброду. Среда для диктатуры готовая. Откуда придет? Горбачев сам не способен. Что –отдать власть какому-нибудь чрезвычайному комитету? И какой симптом краха коммунизма–в Софии сожгли дом ЦК и три часа не давали приблизиться пожарным. Рейхстаг 1933 года наоборот! Но с тем же потенциальным исходом.

    Спасет на этот раз Европу объединенная Германия. Но нас кто спасет? Уйдет Горбачев и все от нас отгородятся.

    16 сентября 90 г.

    Читаю непрочитанное за неделю. В «Литературной газете» Виктор Некрасов, статья –завещание. Написана она в 1981 году. О трагедии поколения, о нас, об истории, о своей знаменитой книге («В окопах Сталинграда») и завершает статью словами: «Враг был разбит! Победа была за нами! Но дело наше оказалось неправое».

    Статья Петренко о болезни Ленина: через болезнь и близость смерти -переосмысление сделанного. И желание отойти в сторону. Реальность не поддалась теории и он (Ленин!) стал искать оправдания в льстивых и восторженных массовых восхвалениях его гения.

    Статья Соколова о ситуации в стране: никакие варианты реформ, составленные лучшими мировыми умами, с помощью самых мощных компьютеров у нас не пойдут. Ибо нет стабильности, законности, преемственности решений, нет безопасности, граждане не защищены... Ибо идет развал государства.Вот три «точки» –три статьи, по которым можно определить и мою личную драму –безысходность.

    22 сентября 90

    Дни, дни, недели. Все острее ожидание, когда же все обрушится. Жизнь в службе каждый день напоминает, что произошла смена строя, и я, как и мне подобные в положении, в котором оказались бывшие после 1917 года. Все, что я имел или заработал, все это -от прежнего строя. Это вознаграждение за службу ему. И теперь я уже не могу козырять: я всю жизнь работал! Спрашивать? Но с кого? Ответят: вот с того и спрашивай, кому служил. Вообще-то -справедливо.

    23 сентября90 г.

    Взял с полки Ходасевича –стихи! «Хранилище» и проч. до печенок достает сразу... Странно: только под старость я стал чувствовать по-настоящему поэзию, отличать ее язык от просто «способа выражения». Грядет революция. Та самая, которую вызвал Горбачев. Но он не ожидал такого и долго не хотел называть это сменой власти, тем более сменой строя. Да и сейчас продолжает говорить лишь о смене экономической системы. Нет, то, что происходит, действительно равно 1917 году, пусть «наоборот».

    25 сентября 90 г.

    Вчера был, употребляя горбачевский термин, день прорыва. М.С. несколько раз яростно выступал в Верховном Совете о рыночной программе и требовал особых полномочий для ее осуществления. Но решение опять отложено и опять образована комиссия во главе с ним, и опять она сочетает несовместимое. И это все видят, но уступают его неистребимой тактике компромисса. Вчера же в «Известиях» была статья Павловой-Сельванской – умнейшей и злой аристократки. Она дала точный анализ горбачевской «стратегии и тактике», которая и привела к тому, что мы имеем. Поразительный анализ и личностный, и экономический, и системный, и глубоко последовательный.

    А все катится тем временем под откос, гибнет урожай, рвутся связи, прекращаются поставки, ничего нет в магазинах, останавливаются заводы, бастуют транспортники.

    Между прочим, по телевизору объявление: на какую-то захудалую рабочую должностишку ставка от 300 до тысячи рублей! Рынка нет, а цены уже рвутся вверх.

    Бовин все просится: Граф, давай посидим, потрепемся по душам. Я все обещаю, но не выходит и пить не хочется. А главное –неинтересно мне уже. Ничего из того, что бы я не знал из газет, от него я не получу. Теперь душеотведение на кухнях, чем славился застойный период, уже как-то не привлекает.

    Гусенков, Арбатов звонили по поводу «угрозы» военного переворота и гражданской войны. Друзья, этого не будет! Будет хуже.

    2 октября 90 г.

    Верховный Совет действительно пора разгонять. Сегодня там обсуждали вопрос об отмене Договора о дружбе с ГДР. Казалось бы, рутинно-формальный акт. Немцы отменили этот договор решением правительства. Ведь исчез сам субъект договора. А наши дообсуждались до того, что потребовали от Коля стать воспреемником договора, в котором, между прочим, записано о нерушимости границ между двумя Германиями, о борьбе против западногерманского империализма и т.п.! И ведь не приняли решения. Завтра будут продолжать. Я посоветовал Ковалеву (Шеварднадзе сейчас в Нью-Йорке) рассказать об этом М.С., который отреагировал: да пошлите их всех на...! Но здесь действует ведь не только глупость. Это сознательная провокация против горбачевской германской политики со стороны тех, кто, как и генерал Макашов и т.п., считают, что Восточную Европу отдали «без боя» и т.п., против всего «этого» так называемого «нового мышления». Не очень таят при себе, что и Сталина не худо было бы вернуть, чтобы расправиться со всей «этой нашей» политикой. И таким вот деятелям подыгрывают и Фалин, и ЦК, и «мой» Международный отдел, который отчаянно борется за самосохранение.

    Вчера заглянул, спустя десятки лет, в дневник конца войны и 1945 года –до демобилизации. Поразился –как умно и литературно я писал, какую образованность выказывал. Местами даже казалось -не я это! Ведь за плечами всего лишь три курса истфака и война...

  • Купил «Так говорил Заратустра» Ницше. И нахлынуло на меня. Ведь я ее в студенчестве читал, до войны, достав у букиниста. И как упивался! Как запомнил впечатление от нее. А теперь –трудно доходит. Наверно, всему свое время и в индивидуальном развитии.

    Читаю белогвардейца Романа Гуля «Ледовый поход» –все переворачивается. Вся история наша предстает иной.

    Был у меня Наумов –«бригадир» по написанию «Очерков истории КПСС». Подняли такие пласты, что мир перевертывает. Не было у нас истории почти целый век. То, 45что мы знали и чему нас учили – сплошная липа и ложь. Это касается и своих –революционеров, большевиков. Это касается и Белой России, касается и всего народа в революции и потом.

    Однако, я вспоминая свое детство в Марьиной роще –какие-то материальные трудности –да... после 1929 года... Что-то с колхозами,... как на дачу ездили в голодные годы, как ждали отца на станции -мешочек хлеба привезет. Но в целом-то все радужное... Видимо, материна квази-дворянская инерция спасала от повседневности: рояль, немецкий, французский язык, бонна, особность в среде рощинской голытьбы –«белая кость». Книги, книги. А потом элитная школа.

    Дочитал «Март 1917-го » Солженицына. Гениальное сочинение – все предсказал. Думаю, у будущих поколений представление о нашей Великой революции будет формироваться по «Красному колесу» Солженицына, как у многих поколений о войне 1812 года –по «Войне и миру» Л.Н. Толстого.

    14 октября 90

    М.С. который уж день заседает в президентском совете и Совете Федерации. Опять руководил обсуждением нового варианта экономической программы. Не знаю, не знаю... От Шаталина он уже отшатнулся. « Жизнь, -сказал он мне, подняла эту красивую программу на воздуси». Теперь он в Верховном Совете будет отстаивать симбиоз или просто рыжковскую, хотя обещал «не делать из них компота». При переходе от разрушительного этапа перестройки, когда его рейтинг летел вверх, к этапу «созидательному» М.С. совершил стратегическую ошибку (вопреки тому, что сам не раз провозглашал: высвободить, естественную логику развития общества, а не навязывать ему очередную схему). Теперь он пытается играть роль главного конструктора и архитектора нового общества. Но это уже невозможно в принципе, не говоря уже о том, что при всей его одаренности, не компетентен он для такой функции.

    Я надеялся, что, став президентом, он воспользуется этим и поднимется «над» повседневным политическим процессом. А он, оказывается, имел лишь в виду получить возможность «руководить процессом». Гибельная нелепость. Хватается за все...: за партию, за парламент, за всякие комиссии, за сборы ученых и везде всем навязывает себя.

    17 октября 90 г.

    Сегодня, кстати, роковая дата: 16 октября 1941 года паника в Москве. И именно в этот день, вчера, Ельцин произнес в Верховном Совете РСФСР речь. Это объявление войны Горбачеву. Смысл ее: президент изменил договоренности с Ельциным. Программа рынка, которую он предложил на Верховном Совете СССР, невыполнима. Это предательство России, и теперь ей,

    России, надо выбирать из трех вариантов:

    1.отделяться (свои деньги, своя таможня, своя армия и т.д.), 2.коалиционное союзное правительство пополам: половина от Горбачева, половина от демократов, от России,

    3.карточная система, пока не обвалится программа Горбачева. А там в хаосе разберемся, народ выйдет на улицу.

    В 10 утра Горбачев собирает президентский совет. Не все даже успели прочитать речь Ельцина. Пошел разговор. А в моей «исторической» памяти -картина заседания Временного правительства в Зимнем Дворце в октябре 1917 года: Смольный диктует, в противном случае штурм. Лукьянов призывал к жестким мерам. Его поддержал Крючков. Ревенко уклончиво за то же, добавив, между прочим, что Украина уже отвалилась, а после речи Ельцина пойдет цепная реакция и промедление смерти подобно.

    Академик Осипьян пространно анализировал, почему Ельцин выступил именно сейчас. Только Шеварднадзе выступил против конфронтации и против того, чтобы М.С. выступил по телевидению с разгромом Ельцина. Медведев тоже призывал «продолжать законодательный процесс», не нарываться, не подыгрывать Ельцину, отвечая ему тем же, грубостью и угрозами. Рыжков бушевал: Сколько можно! Правительство -мальчик для битья! Никто меня не слушает. Я, председатель правительства, вызываю какого-нибудь чиновника, - он не является. Распоряжения не выполняются. Страна потеряла управление. Развал идет полным ходом. Все СМИ против нас. Все - в оппозиции. Даже ВЦСПС и партия тоже. А мы ведь сами коммунисты, шумел Николай Иванович, мы же от этой партии! «Известия» и даже«Правда» работают против нас. Надо вернуть нам хотя бы газеты, которые являются органами ЦК. А половину людей из телевидения прогнать. Распутин выступил в этом же духе.

    Словом, все в испуге. И смешно, и горько, и постыдно было наблюдать этот высший ареопаг государства. Насколько мелкие люди в него входят, не в состоянии ни мыслить, ни действовать по-государственному.

    Глазунов сделал портрет короля Карлоса. Это, чтоб его взяли в Испанию, причем, настаивал перед М.С., чтобы тот вручил этот портрет королю сам. Я встал стеной... и против того также, чтоб включать в команду Лукьянова. Глазунов стал запугивать меня Раисой. Неужели она еще не прозрела насчет этого подонка.

    Агентура КГБ доносит из разных концов Советского Союза, что Нобелевская премия для Горбачева оценивается большинством населения негативно. В «Таймсе» статья под заголовком «Превозносимый в мире и проклинаемый у себя дома» и портрет-шарж в виде памятника. Раиса Максимовна звонит: почему не реагируем на поток поздравлений с Нобелевской премией. Ответил: реагируем. Я велел МИДу все телематериалы на этот счет отправить в ТАСС Кравченко, чтобы выпустил оценочно-цитатный обзор. Уверен, ничего никто делать не будет.

    22 октября 90

    В Татарии 15 октября объявлено национальным днем памяти погибшим при защите Казани от Ивана Грозного (1552 год)!

    В российских областях черт-те что. Съезд «Демократы России» создал массовую оппозицию КПСС и вынес резолюцию: в отставку президента, правительство и Верховный Совет СССР.

    А мы едем в Испанию, где толпы будут давиться от восторга, чтобы увидеть Горбачева. И будем говорить о советско-испанском факторе в судьбах Европы и Средиземноморья, о Дон Кихоте, о призвании обоих народов быть вместе в «улучшении мира», в то время как одному из этих народов все до лампочки, в том числе -Испания.

    Горбачев долго листал на столе и зачитывал мне, сопровождая комментарием, выдержки из писем и телеграмм по поводу присуждения ему Нобелевской премии. Такого, например, типа: «Господин (!) Генеральный секретарь ЦК КПСС, поздравляю с премией империалистов за то, что Вы завалили СССР, продали Восточную Европу, разгромили Красную Армию, отдали все ресурсы Соединенным Штатам, а средства массовой информации -сионистам. Или: «Господин Нобелевский лауреат, поздравляем Вас за то, что Вы пустили свою страну по миру, что добились премии от мирового империализма и сионизма, за предательство Ленина и Октября, за уничтожение марксизма-ленинизма». Таких писем и телеграмм десятки.

    Я задал Горбачеву вопрос: а зачем Крючков все это собирает и кладет Вам на стол? Зачем регулярно подсчитывают и несут Вам опросы по областям и трудовым коллективам с 90-процентным отрицательным отзывом на Нобелевскую премию? Он мне в ответ: «Ты что, думаешь, я об этом не подумал?” И продолжал листать. Я ему говорю: «Михаил Сергеевич, охота Вам тратить нервы и время на это барахло? Пора бы уже «воспарить» в своем президентском положении над этой дремучестью». Отмалчивается.

    31 октября 90 г.

    Четыре дня в Мадриде и Барселоне. Горбачев «на отдыхе», как выразился депутат Крайко, от домашней атмосферы. Опять он лидер самый-самый из всех современных. Опять искренне визжащие на улице толпы, опять высочайший уровень приема и неподдельное почтение к нему со стороны короля, премьера Гонсалеса, а потом Миттерана. Опять дурманящие философские рассуждения о новой эпохе, о судьбах мира, о совместной ответственности. Опять заявление на самом высочайшем уровне, что перестройка -это не только наше, т.е. не только советское дело. Если она рухнет, будет плохо всем. Ну и т.д.

    Опять я в дворцовой заперти. Ни на улицах, ни на приемах –только на переговорах... и скорее писать, сжимая многочасовые беседы в 3-4 страницы газетного текста (теперь уже это и за работу не считается, хотя именно я создал этот стиль, и подписывается «ТАСС», а каждое слово там обдумано со всех сторон, обсосано стилистически и вообще -на вес моих нервных клеток и всего моего университетского образования.

    На этот раз он сделал меня членом делегации. Другие помощники и советник Загладин ходили в «сопровождающих». Но – спасибо не сказал.

    15 ноября 90

    Вчера в «Московских новостях» Амбарцумов, Быков, Адамович, Карякин, Афанасьев, Гельман и еще дюжина таких же, кого Горбачев в свое время обласкал, привлек, хвалил, защищал и выдвигал, выступили с обращением к народу и президенту и предложили ему уйти в отставку. Горбачев огорчен был этим больше, чем чем-либодр уги м в эти дни. Увидел в этом личное предательство. В стране развал и паника. Во всех газетах предрекают бунты, гражданскую войну, переворот. И почти каждое критическое выступление заканчивается требованием к президенту: «Уходи!», если не можешь даже воспользоваться представленными тебе 53полномочиями.

    Западные газеты начинают публиковать о нем статьи без прежнего восхищения, а скорее с жалостью или с сочувственными насмешками как о неудачнике. Словом, завтра должно что-то произойти. Но, боюсь, что опять «замотает» Верховный Совет призывами к консолидации, сплочению и т.п. А так как депутаты сами не знают, что делать, то скорее всего поддадутся его уговорам или потребуют жертв -Рыжкова или, может, самого Горбачева.

    Может, он сам, наконец, заявит -“ ухожу”. Пожалуй, правильно бы сделал. Поехал бы себе в Осло, получил бы свою Нобелевскую премию и зажил как частное лицо. Время, которое он возбудил, действительно его обогнало. И то, что он хочет предотвратить своей осторожностью, постепеновщиной, компромиссами, произошло, причем в самом худшем виде, даже с кровью на окраинах и с угрозой настоящего голода. Людей ведь не заставишь искать ему оправданий, потому что даже после страшной катастрофы -сталинской коллективизации -через 5-6 лет (а это как раз время, равное перестройке) «жить стало лучше, жить стало веселей» (Сталин). Я это помню сам. Наблюдал собственными глазами.

    И люди задают вопрос: почему же этого не произошло теперь, при в 100 раз больших ресурсах. Да. Дальше так, какими мы подошли к 1985 году, жить было нельзя. Правильно, что разрушить прежнюю систему без хаоса невозможно. Но люди не хотят расплачиваться за 70 лет преступной политики. И никогда не поймут, почему, чтобы стать цивилизованной страной в конце XXI века, надо пройти через голод, развал, разгул, преступность и прочие наши прелести. Между тем, я «делаю свое дело». Пишу красивые тексты для поездок М.С. в Рим и Париж. Ничего получается. Самому нравится! Но зачем? Или c’est la vie?

    Послесловие к 1990 г..

    Этот год стал поистине трагичным и для страны, и для Горбачева. Стало совершенно ясно, что великая и благородная идея –увести страну из сталинистского тоталитаризма и построить некое новое, действительно народное общество –оказалась невостребованной.

    Дарованные с этой целью гласность и свобода развязали разрушительную силу, протестная и хаотическая энергия которой копилась десятилетиями. И она вырвалась наружу, захватив к 1990 году практически все сферы жизни страны.

    Вместе с тем оказалось, что нация, истощенная потрясениями ХХ столетия, уже не обладает творческой энергией для созидания достойного самой себя нового общества. Имперский ресурс, который был источником и импульсом возвышения и развития России, превращения ее в великую державу был уже исчерпан. А другого не было, ибо на протяжении почти пяти веков российская нация –во всех своих характеристиках, положительных и отрицательных, складывалась и набирала жизнеспособность именно как имперская. Поэтому, кстати, и была так податлива и терпима к тоталитарному правлению –будь то самодержавие или большевистская диктатура.

    Перетягивание Горбачевым авторитета высшей власти от Политбюро и ЦК КПСС в светские инстанции начато было с роковым опозданием, как и учреждение президентской системы. Иллюзии относительно «КПСС –авангард перестройки», а потом страх перед отторжением партии, оттеснением ее на обочину политического процесса помешали Горбачеву своевременно создать новый, эффективный центр власти. И он оказался бессилен перед националистическим взрывом и распадом экономической базы государства. Хотя –я убежден –и то и другое было неотвратимо объективно при отказе от тоталитарных методов сохранения империи и централизованного государства.

    Горбачев метался в поисках альтернатив, компромиссов, «оптимального» сочетания прежних иновых методов руководства и управления. Были здесь промахи, ошибки, просчеты, запоздания, faux pas, просто нелепости. Но не в них причина начавшегося в этом году разложения общества и государства. Оно было неизбежно по самой природе совершенно уникального в мировой истории перехода общества, закомплексованного и развращенного долгой диктатурой, к свободе, которую демократически и добровольно не организованный народ понял по–русски –как «все позволено». Для него искони свобода –это воля, сродни анархии.

    Началось хаотическое движение без всяких действенных правил. Процесс распада Советской державы начался, он стал неудержимым и необратимым именно в этом, 1990 году.

    Горбачев не случайно в том году начал думать (и говорить об этом в своем кругу) об уходе. Он чувствовал, что отведенная ему Богом и историей миссия выполнена. А преподнести в одночасье 240–миллионному народу, состоящему из более чем сотни национальностей, земной рай взамен советских порядков не в состоянии никто.

    Но от него ждали и хотели только этого. Не меньше. И только в этом случае признали бы Горбачева великим политиком и «спасителем Отечества». Пустые полки стали проклятьем Горбачева и одновременно символом исторически ограниченных возможностей «Перестройки». Со свободой советский народ не справился и... сошел с исторической сцены. Правители России, узурпировавшие власть, имели дело уже не с народом, не с великой нацией, а с разношерстным населением.

    И, видимо, такая именно судьба была предопределена моей стране к началу третьего тысячелетия своего пребывания в этом мире.

    Ох, как я ошибся насчет реакции русских. Стерпели всё –и позор превращения в «нацменьшинство», и погромы, и неблагодарность. Я тогда еще не осознал, что великая нация исчерпала свой исторический ресурс. (Комментарий 2002 года).

  • Продолжение следует
Комментарии
  • у этого - 08.01.2018 в 03:08:
    Всего комментариев: 1
    деятеля нигде ни слова, ни полслова о русских, оставшихся с дикарями без зашиты армии, о самой минимальной программе переселения русскоязычного населения в Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 2
  • elmacho - 08.01.2018 в 15:51:
    Всего комментариев: 2
    Теперь понятно, отчего "совок" сдох. Не от внутренних причин (экономических) и не от внешних (политических). А просто от того, что идеологические словеса стали Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • elmacho - 08.01.2018 в 15:54:
      Всего комментариев: 2
      Да, и кстати, редактор .. тереть комментарии - это типичный совок, если вы еще не поняли
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • ow@pisem.net - 09.01.2018 в 07:59:
    Всего комментариев: 780
    Советский Союз, слава Богу, тихо скончался. А его агония началась сразу после смерти тирана. Тирании без тирана невозможны. И хотя меня в 1990-м там уже не было, читать Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 2

Добавить изображение