Независимый бостонский альманах

Быкование отравителей

10-06-2021

  • Литератор Дмитрий Быков имеет представить свою концепцию философии Достоевского.

    Полковник по защите конституции Осипов оппонирует и дает два опровергающих тезиса: Быков может выбирать: 1.либо мы его застрелим. 2. Либо отравим.

  • Христо Горозев, Bellingcat
  • В апреле 2019 года в ходе поездки по регионам был отравлен писатель Дмитрий Быков, ему чудом удалось избежать смерти. The Insider и Bellingcat удалось установить, что в этом покушении на убийство участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Покушению также предшествовала долгая слежка (ФСБшники летали вслед за Быковым в течение года) и, как и в случае с Навальным, после отравления делались ложные заявления о «нетранспортабельности» пациента. Гостиница, где, судя по всему, отравили Быкова, может быть связана и с отравлением Навального.
    Как и в случае с Навальным и Кара-Мурзой, группа убийц из ФСБ включала химиков из «Лаборатории» (НИИ-2 ФСБ) и сотрудников Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Следить за Быковым они начали как минимум за год до отравления. 20 мая 2018 года, в 9:35 утра Быков вылетел из Москвы в Уфу, чтобы прочитать лекцию детям и их родителям о Карлсоне, который живет на крыше. Вместе с ним вылетели и бесстрашные офицеры Второй службы ФСБ (призванной бороться с наиболее опасными экстремистами и террористами) Владимир Паняев (летевший под своим именем) и Валерий Сухарев (летевший с паспортом на имя Николай Горохов). Вопреки устоявшейся практике, в тот раз они летели одним рейсом с Быковым (в дальнейшем они такого себе не позволяли и обратно полетели на следующий день разными рейсами — Быков вечером, а ФСБшники в полдень).
    13 апреля в 9 утра Дмитрий Быков и Екатерина Кевхишвили приземлились в Новосибирске, после чего заселились в отель Domina на улице Ленина (общего балкона там, впрочем, не было). К тому моменту убийцы уже были в городе — Паняев из Второй службы и Иван Осипов из «Лаборатории» прилетели в Новосибирск накануне вечером (под именами Владимир Алексеев и Иван Спиридонов, соответственно). И если Паняев мог быть тем, кто по определению Путина «просто присматривает», то Осипов — человек весьма конкретного профиля. Он не только сам работает в НИИ-2 ФСБ, но и постоянно созванивается сотрудниками центра «Сигнал» (где, как было показано в предыдущих расследованиях, работают с нервно-паралитическими веществами). Он также значится в регистрационных базах как получатель льгот (это может свидетельствовать о военных заслугах), а в приложениях по обмену контактными данными фигурирует как врач.Дмитрий и Екатерина провели пару часов в номере, а потом отправились в кинотеатр «Победа», где, напомним, проходил тотальный диктант.
    Все это создавало идеальную ситуацию для отравителей. Они знали еще с марта, что Быков прилетит в Новосибирск, и с 25 марта знали, что ему забронировали номер в отеле Domina. А самое главное, они сильно заранее знали, когда именно Быкова не будет в номере. Единственное, в чем они не могли быть уверены на 100%, — это в том, что Екатерина также пойдет в зал «Победы» (хотя это было ожидаемо). Спокойствия отравителям мог придавать тот факт, что диктант транслировался в прямом эфире, поэтому им не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы убедиться — и Дмитрий, и Екатерина находятся в зале, а значит номер пуст. Каким образом отравители могли попасть в номер? Корреспондент The Insider, побывавший в отеле, убедился, в том что на всех этажах в коридорах установлены камеры слежения, и за немногочисленными гостями внимательно присматривает охрана. Сложно представить, что отравители могли проникнуть в номер без содействия персонала отеля. Руководство отеля отказалось от комментариев для The Insider.
    В случае с отравлением Навального установлено, что отравители из «лаборатории» нанесли яд на нижнее белье. Если это так, то, видимо, на следующее утро Дмитрий надел не ту одежду, с которой поработали химики из «Лаборатории». Весь следующий день 14 апреля он чувствовал себя отлично и участвовал во множестве мероприятий, а 15 апреля вместе с Екатериной прилетел в Екатеринбург, где опять же целый день провел в бодром настроении и выступил с очередной лекцией. А вот утром 16 апреля, судя по всему, Дмитрий надел ту самую одежду.
    16 апреля Дмитрий и Екатерина проснулись в 8:30. В 9 Дмитрий встретился в отеле за завтраком с Евгением Ройзманом, чуть позже к завтраку присоединилась и Екатерина. Случайность это или нет, но она обратила внимание на мужчину за соседним столом, с которым они накануне столкнулись в дверях после лекции. Ей показалось, что мужчина подслушивает разговор.
    В 10:06 Дмитрий и Екатерина сели в такси, в 10:25 прибыли в аэропорт, с тем чтобы лететь в Уфу на следующее мероприятие, в аэропорту Дмитрий ничего не ел. Рейс вылетал в 11:25, и только когда они направились к гейту, Дмитрий сказал, что ему плоховато, он начал чувствовать тошноту. Таким образом между моментом, когда Быков, проснувшись, оделся, и первыми симптомами прошло где-то 2,5 часа (примерно столько же прошло времени и в случае с отравлением Навального, чуть больше – около трех часов – в случае с первым отравлением Кара-Мурзы).
    Самолет еще только начинал взлетать когда у Дмитрия началась рвота, он тяжело дышал и покрылся крупными каплями пота. Время от времени он «отключался» — закрывал глаза и опускал голову, но полностью сознание не терял, реагировал на речь. Через какое-то время он лег на пол в проход — сказал, что ему так легче (точно такая же реакция была и у Навального). И Быков, и Навальный не помнят ничего с момента, как легли на пол в самолете, но на самом деле оба они еще долго не теряли сознание. Причем если Навальный был в полубреду, то Быков до конца полета время от времени шутил насколько хватало сил, звал медиков на концерт вечером. После приземления встать на ноги сам он уже не мог, кое-как его дотащили до скорой. По пути в больницу ему стало очень жарко, он даже снял футболку. Там же в машине скорой у него нарушилась речь: он все время что-то говорил, но это был просто набор сочетаний звуков, ни одного слова нельзя было разобрать (других он при этом понимал).
    Интересно, что сразу после того как самолет с Быковым приземлился в Уфе, Валерий Сухарев, находившийся в этот момент в Сочи, поспешил в местный аэропорт и купил билеты на ближайший рейс в Москву.
    Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты», где работает Быков, рассказал The Insider, что газета из средств страхового медицинского фонда оплатила Быкову самолет с двумя реаниматологами на борту. И уже когда «Як-40» вылетел из Красноярска, и до Уфы оставался час лету, «из Минздрава поступила команда развернуть самолет в Москву». Пилот связался с больницей и сообщил, что через 10 минут он обязан будет подчиниться и развернуться, и тогда Муратов позвонил человеку, который, по его словам, «занимает один из самых высоких постов», после чего пилот сообщил, что ему разрешили продолжать полет.
    Интересно, что параллельно самолетом от частной медицинской компании Быкова готовился забрать и самолет Минздрава, но полет отменили после «телеконсилиума» с участием главного реаниматолога и анестезиолога Министерства здравоохранения Игоря Молчанова. Тогда Молчанов заявил, что перевозить Быкова в Москву не нужно: «Корректировки в план лечения мы внесли, но радикально менять ничего не надо».Тот факт, что Дмитрий Быков снял футболку в машине скорой помощи, мог спасти ему жизнь, сократив время взаимодействия с веществом.

    Паняев, Сухарев и Осипов не ответили на запросы The Insider и Bellingcat о комментарии. Дмитрий Быков заявил The Insider и Bellingcat, что у него нет никаких догадок о возможных мотивах убийц.

    https://theins.ru/politika/242567

     

    Дмитрий Быков Эхо Москвы

    Такое расследование сделало бы мне честь. Я как журналист им бы гордился. Но нескрываемая досада некоторых, что у ФСБ не получилось, она, признаться, глубоко задевает мое авторское самолюбие. С другой стороны, моему авторскому самолюбию бесконечно льстит, что я так сильно им не нравлюсь, и это, я бы сказал, такая государственная премия, но премия в том виде, в каком ее сегодня принять не зазорно.
    Если эти люди увидели, читатели ваши и многие читатели «Инсайдера», что государству желательно мое убийство, что я не нравлюсь этому государству, где гарантия, что кто-то из них не захочет этого сделать просто по личным мотивам. Я же многим не нравлюсь. Кому-то — стихи, кому-то не нравятся рифмы, кому-то аллитерации. Я не исключаю, что эти люде не решат довести свою критику до логического конца.
    Вместе со мной на протяжении двух лет летали одни и те же люди, которые отравили Навального. На моих субъективных ощущениях это никак не сказывается. Но эти люди в самолете брали билеты на те же рейсы и ровно в те же города, в которых я выступал. Это мало похоже на простое совпадение. А что я чувствовал при этом? Да ничего я не чувствовал. Я их не замечал.
    Мне это напоминает классический анекдот. Рабочий капнул оловом на руку, я ему сказал: «Ваня, ну, так нельзя!» Ну, что я могу сказать? «Володя, ну, так нельзя!» — имея в виду Владимира Паняева, конечно. Нехорошо. Какое-то сомнительное поведение. А разве вам не жалко мою жену, которая бы осталась вдовой в 23 года? Моего сына, который мог бы не родиться, мою мать, которая всю жизнь проработала в школе? Неужели нет сострадания в ваших сердцах? И они бы сказали: «Есть! Есть сострадание в наших сердцах. И вообще это не наш вопрос. Жрать надо меньше.
    Мне абсолютно это безразлично. Я вам больше скажу: то, что меня чуть не убили, меня не задевает тоже. Вы же знаете, мы, поэты витаем в мире абсолютных ценностей, где нас ничто не трогает, не беспокоит политика. Мы думаем о смысле жизни, о прекрасном, а все эти комментарии не могут нас сбивать, конечно.
    Я до сих пор не уверен, что восстановился. Старый человек никогда не уверен, что он восстановился до конца. У меня не с чем сравнить. Если бы не было этого отравления, я бы, наверное, чувствовал себя лучше. Хотя я, в принципе, ни на что не жалуюсь. Но трудно сказать, что именно пострадало. Интеллектуальные способности, по-моему, не пострадали, то есть я воспринимаю правильно задаваемые мне вопросы, продолжаю писать романы, какие-то стишки. Хотя, судя по мнению ваших комментаторов, я недостаточно оппозиционен, а некоторые даже пишут, что после отравления Быков рехнулся окончательно и увидел бога. Ну, а так, мне кажется, когнитивные способности не пострадали. Страх мне неведом. Мне ведома брезгливость. Противно думать, что тебя убьет портянка.
    У меня нет уверенности, что я восстановился до конца. Ну, то есть я вообще не очень высокого мнения о своих умственных способностях. Мне кажется, что раньше я лучше писал, лучше радовался жизни. Но это же может быть признаком старческой деменции, верно? У меня нет контрольного эксперимента. Я не знаю, насколько я восстановился. Физически все неплохо. Видите, у меня сын родился. Страшно подумать, что его могло бы не быть. Я иногда думаю: вот зачем меня бог сохранил? Конечно, Катьке было бы жалко без меня оставаться, матери было бы очень печально. Так я ее пережил, а так она пережила меня, ей это было бы тяжелее. Но я так думаю, что то, что я написал после этого, оно не отличается особенно высоким литературным качеством, а вот сын отличается.
    Ну, вообще, протестные настроения снижаются, а эскапистские усиливаются. Ведь протест — то конфронтация, а эскапизм — это бегство. Миллионы людей поняли, что протестные настроения чреваты, а бегство сравнительно безопасно. Вот единственный комментарий, который приходит в голову.

     

    Антон Орех Эхо Москвы -

  • Дмитрий Быков – не политик. Никуда баллотироваться не собирался, партий не создавал, Акт Магнитского не лоббировал, не проводил расследований и не вскрывал тайных механизмов режима. Быков – публицист, философ, писатель. Не рядовой, конечно. Он бывает чрезвычайно наблюдательным, афористичным, сатиричным и умеющим смеяться точно в цель. Его поклонники любят его именно за то, что раздражает в нем путинистов. Но все-таки Быков не один такой. Попытка убить Быкова невероятно расширяет зону поражения. То есть, теоретически в прицел может попасть любой заметный публицист, журналист или писатель, артист – короче говоря, любой более или менее заметный публичный человек, который не согласен с властью и позволяет себе ее критиковать.
    Покушение на Быкова может произвести не меньший эффект, чем покушение на Навального. Я говорю не про широкую публику, а именно про тех, кто имеет сегодня свою точку зрения и не боится ее выражать. Если кто-то думал, что ему «Новичок» не грозит, потому что он не Навальный, то теперь становится окончательно ясно, что спецслужбы не побрезгуют и фигурами меньшего масштаба, не представляющими для власти такой прямой угрозы.
    Ну, и не надо сбрасывать со счетов банальную технологию. Отравителям же надо тренироваться! Есть перечень политиков, которых удалось убить, но есть и неудачные попытки: Навальный, Кара-Мурза, Пётр Верзилов. «Новичок» — оружие смертельное, но применять его надо ювелирно. И для этого нужна практика. Так что Быкова могли использовать и как учебное пособие, уж простите за цинизм.
    Противный, надоедливый – почему бы на нем не попробовать чудесный яд? К тому же, если всё сработает, всегда можно свалить на диабет, сердечный приступ или еще что-то — и в несчастный случай поверят скорее, чем в убийство.

    Виктор Шендерович - Эхо Москвы

    ― Никаких особенных эмоций. Потому что я это знал. Я знал, что Диму пытались отравить. Тут ведь другая интересная история. Мы догадывались, знали, вот получили подтверждение. Характерна реакция. Никто из той стороны не вышел на связь. Никто это не собирается опровергать. Когда такого рода обвинения не вообще, а поименные конкретные чудовищные просто игнорируются – это только означает, что нечего сказать. Нечего ответить. Это явка с повинной.
    Это означает, что: да, и что? Да, это были мы и что вы нам сделаете? Говорит власть. Ничего. Сидите тихо. Вы нам ничего не сделаете. А если кто-нибудь вякнет – положим вниз лицом его. Посадим его. И под судом Соболь, которая пришла к убийце – а убийца не под судом. И не счел нужным объясниться. И его начальство не сочло нужным объясниться. Это публичный демонстративный плевок в лицо.
    Государственные убийцы были и при Сталине, и при Андропове и при ком угодно. Но такого, чтобы все знали, чтобы это было опубликовано, чтобы это было известно, чтобы миллионы людей, десятки миллионов людей об этом знали и это повисало как бы в воздухе, а дальше как ты так рассасывалось. Ну что живем дальше при убийцах.
    Где крики в СМИ. Единым фронтом вставших на защиту граждан. Нет никаких СМИ. В сегодняшних вечерних новостях 1-го, 2-го, 3-го, 4-го, какого угодно каналов – ни следа об истории отравления Быкова. Просто не найдешь. Их не будет. Этого события не будет для десятков миллионов телезрителей. Для других десятков миллионов оно есть, но оно остается внутри.
    Сегодня в России нет политики. Все, кто пытались – либо сидят, либо выгнаны вон из страны. Либо маргинализированы, либо куплены. Ничего четвертого. Это означает, что знание гниет внутри. Тут интересны наши внутренние рефлексии. Сегодня один мой друг в фейсбуке интеллигентный человек, скорее твоего поколения, чем моего, в ужасе от расследования, от информации по Быкову пишет: еще немного и я поверю, я полностью обрушен этим сообщением, еще немного и я поверю во взрывы домов.
    Я думаю, что же мешает нам поверить, какое знание о работе ВЧК, МГБ, КГБ, ФСБ, что нам мешает поверить во взрывы домов. Ясен ответ на этот вопрос. Нам мешает поверить ужас от того, что мы останемся наедине с этим твердым знанием. Что они это делали. Потому что пока этого знания нет, можно сказать: ну нет, ну кому нужно было, что вы, кому нужно было взрывать. Ну кому нужен Быков. Что вы. Можно как-то от себя это отпихивать. И оставаться в каком-то ладу с собой.
    А что делать, если ты остался наедине с точным знанием, что это убийцы. Что делать с этим в свободном обществе – понятно. Брать убийц живьем, менять власть, сажать преступников в тюрьму. Дальше все понятно. Инструменты есть. От свободных СМИ, парламентское расследование. Независимый суд, выборы. Это все работает. Выход на улицы, протесты. Что делать в нашей разновидности Туркменистана, в которой мы находимся. Каждому – свое. Но для начала я в очередной раз как мантру повторяю: мы должны отдать себе отчет. Да, это убийцы. Да, мы живем и мы ничего не можем сделать. Да, они могут, они запугали общественность. Падает энергия протеста и нарастает энергия эмиграции. Просто люди поняли, что ничего нельзя, люди отчаялись что-то поменять.
    Деньги уходят само собой, их сюда уже и не пустит никто. Уходят отсюда. Мы становимся все более примитивным обществом, примитивной страной. Бывшая российская цивилизация она деградирует совершенно очевидно. Она не идет в сторону, как она синусоидами шла, пыталась в сторону Европы. Она бежит от Европы. Мы сами себя закупориваем в этой азиатчине.
    Мы уже знаем ответы в конце задачника. Когда народников выталкивают в народовольцы. Ты хотел образование нести, ты хотел реформ, прогресса? Тебя капитану, уряднику сдали, тебя выпороли. Тебя в Сибирь по Владимирке отправили. Следующее поколение говорит: ага. И начинает взрывать к едрене фене.

    Материал подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Уфч - 10.06.2021 в 07:35:
    Всего комментариев: 1065
    "Мы ничего не можем сделать" - это ВЫ не можете. А мужик в Сочах завалил двух федералов из ружья. Сам правда здался. А эти ещё долго лежали вповалку. Вот это я понимаю - Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 15 Thumb down 4
  • а. травкин - 10.06.2021 в 09:42:
    Всего комментариев: 85
    Кто-то ведь составляет список жертв. И это не Киселев, не Соловьев, не Мария Захарова. В тридцатых спосок утверждал Сталин, остальные подписывали, не глядя, Микоян Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 8
  • Меломан - 10.06.2021 в 13:53:
    Всего комментариев: 12
    В продолжение истории: echo.msk.ru/blog/b_akunin/2852604-echo/
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 7
  • Д.Ч. - 11.06.2021 в 03:35:
    Всего комментариев: 207
    недостатка внимания и отсутствия гонораров. Алла Борисовна 39 раз объявляла об уходе со сцены и сорок раз триумфально возвращалась. Бари Алибасов выпил ведро Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 13 Thumb down 15
    • Д.Ч. - 11.06.2021 в 03:36:
      Всего комментариев: 207
      Начало текста: « Артисты эстрады к старости “выходят в тираж” и очень страдают от…»
      Рейтинг комментария: Thumb up 13 Thumb down 7
  • PP - 11.06.2021 в 18:21:
    Всего комментариев: 364
    Время Новичка скоро сменится временем Опричника. Это только у непуганных байденов к гэбне могут быть еще вопросы.
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 3
    • Уфч - 14.06.2021 в 06:09:
      Всего комментариев: 1065
      Не сменится. Компрадоры гебистские опричниками-патриотами не станут. Вот те кто их придёт выметать, те может будут.
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 2

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?