Наша мирная благотворительная операция

06-03-2022

Blagotvoritel

  • Благотворитель не дошел до цели

     

    Вот смотришь  сейчас на Сергея Викторовича Лаврова или Валентину Ивановну Матвиенко, и чтобы они там ни говорили, на лице у них написано буквально следующее — может быть, я плохой физиогномист, но в данном случае точно хороший: «Как же мы докатились, что мы такое говорим?».

    Вся эта нервозность во время заседания Совбеза, по одной из версий — когда-то Дмитрий Николаевич Козак себе места не находил, то Сергей Евгеньевич Нарышкин путался в показаниях, советоваться ли еще, консультироваться с Джозефом Байденом или нет, то Валентина Ивановна тоже там что-то сбивалась, хотя она хороший оратор, — это всё потому, что перед заседанием их проинформировал президент о том, как оно будет на самом деле, и они немножечко прифигели. Потому что ожидали они всего, но не такого прямо, как оно случилось. И расфигеть они пока, конечно, не могут. Это у них видно.

    Конечно, в эпиграфе мы вернулись еще к «Скифам» Блока, которых мы с вами читали год назад по поводу внешнеполитической и военной стратегии Российской Федерации. Тогда с иронией, а сейчас безо всякой иронии: «Да, скифами, да, азиаты мы с раскосыми и жадными очами».

    Мы любим плоть — и вкус ее, и цвет,
    И душный, смертный плоти запах…
    Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
    В тяжелых, нежных наших лапах?

    Вот это всё сейчас и происходит — безо всякой иронии, безо всякой усмешки. Прежде всего я должен оговориться, что Роскомнадзор запрещает нам говорить о войне*. Никакой войны* нет. Это специальная военная операция. Мы с вами не раз обсуждали, что Владимир Путин не мастер войн* — он, по его собственной версии, никогда их не начинает, а только прекращает. Он мастер спецопераций. Поэтому это и называется спецоперация.

    Хотя мне кажется, тут креатив недоработан. Во-первых, до сих пор не придумано название спецоперации. Многие политики и полководцы, включая Уинстона Черчилля, считали, что от названия очень многое зависит. Наша организация ФСБ рекомендовала бы название «Бриллиантовая рука». На это нас навела Ангела Меркель, бывший канцлер ФРГ, которая сказала, что сейчас происходит перелом европейской истории, сравнимый разве что со Второй мировой спецоперацией. А перелом — помните, «не закрытый, а открытый перелом», — это как раз из «Бриллиантовой руки». «Не виноватая я, он сам пришел».

    К тому же, это один из любимых фильмов Владимира Владимировича Путина, насколько можно судить. Неслучайно в его близком окружении принято его называть Михал Иваныч — такое прозвище, то есть Шеф, как он назывался в «Бриллиантовой руке». Правда, конец Шефа там был не очень блестящий и лестный, но мы аналогий, естественно, никаких не проводим. Мы не занимаемся глорификацией киногероев определенного типа.

    Вторая серия, продолжение будет, видимо, «Костяная нога» — это уже для многих, кто будет возвращаться с мирных полей спецоперации. Хотя и здесь недоработали. Можно было бы назвать всё это благотворительной акцией — например, по защите здоровья жителей Украины, — и поручить ее проведение не Министерству обороны Российской Федерации, а фонду «Круг добра». Представляете: благотворительная операция фонда «Круг добра» в и на Украине? Функционально фонд «Круг добра» не сильно отличается от Министерства обороны, а протоиерей Ткаченко, который его возглавляет, как раз был бы идеальным временным президентом, поставленным Москвой, чтобы дожить до демилитаризации и денацификации. Благотворительная программа демилитаризации и денацификации «Круг добра». Причем можно было бы даже уточнить название фонда и назвать его «Девятый круг» — добра, конечно, а не того, что вы подумали.

    Всё это один сплошной круг добра. Но почему нам запрещено говорить, что это война*, а это спецоперация, как и Первая и Вторая мировые спецоперации? По правовым причинам. Потому что у нас сейчас, с юридической точки зрения, продолжается мирное время. Никакой войны* нет. А это что означает? Что не нужно отчитываться о потерях. Можно всех погибших сжигать в мобильном крематории, информировать их родственников, что боец — вернее, участник благотворительной спецоперации фонда «Круг добра» (прошу прощения, «Девятый круг добра»), — погиб при выполнении обязанностей воинской службы вне мест постоянной дислокации. Потому что боевые потери в мирное время засекречены указом Владимира Владимировича Путина, и Верховный суд это узаконил в 2015 году. Вот почему у нас никакой войны* нет — у нас сплошной мир и специальная военная операция «Бриллиантовая рука», переходящая в «Костяную ногу».

    Напомним также, еще в прошлом году мы тоже со всякими смешочками и ухмылками обсуждали ГОСТ на братские могилы, который вступил в силу не когда-нибудь, а с 1 февраля нынешнего 2022 года. И на этой неделе мы убедились, что, конечно, эта спецоперация, которая совсем не война*, готовилась очень давно.

    И смотрите, как ведь всё получилось… Сейчас я перехожу в рубрику «Мавзолей». У нас сегодня чрезвычайный выпуск, потому что мы будем постоянно — не постоянно, но время от времени, — отвлекаться на новости. Что-то происходит, что требует комментария, и это не будет такое плавное течение естественной струи, как в обычных выпусках программы «Время Белковского». Приношу за возможные сбои и перебивки свои отдельные извинения.

    Расстались мы, я вам напомню, неделю назад с констатацией, что будет признание ДНР-ЛНР. Оно свершилось 22-го. Что вообще все основные события будут 22-23-го, мы тогда говорили, и что будет ввод войск в ОРДЛО, в отдельные районы Донецкой и Луганской областей, как это именовалось в похороненных Минских соглашениях, в Минске-2 2015 года, и дальше возможны удары по позициям вооруженных сил Украины.

    Да, мы так думали. Но мы не думали, что будет такая большая мирная благотворительные операция, не являющаяся войной*. И когда она началась, я ощутил себя героем известного анекдота про чукчу-политолога. Надеюсь, я не должен объяснять никому, в том числе Роскомнадзору, что анекдоты про чукчу, про Рабиновича и так далее не имеют буквального отношения к своим героям, поэтому не являются националистическими, шовинистическими и какими-то еще. Кроме того, это важное наследие Советского Союза, которое высоко ценит лично президент и верховный главнокомандующий Путин. Поэтому просьба не придираться к тому, что нравится Путину. Анекдот был очень простой и короткий: политолог-чукча на программе «Поле чудес», которая ровесница поражения Советского Союза в «холодной войне», угадал все буквы, но не смог назвать слово.

    Вот именно я, ваш покорный слуга Белковский, был героем этого анекдота. Потому что мы же с вами всё правильно просчитали. И третий круг саморазрушения, в соответствии с синдромом навязчивого повторения Владимира Путина: Путин должен разрушить систему, которой он служит верой и правдой — Советский Союз, питерскую администрацию Собчака, сейчас американоцентричный мир, частью которого является Россия, и Россию как часть американоцентричного мира. Это сейчас и происходит. В этом смысле благотворительная спецоперация была неизбежна в полном объеме.

    И про эдипов комплекс мы говорили — что надо убить (прошу прощения, не убить, а благотворительно обработать санитарно) брата, как Каин Авеля, и бросить вызов отцу. При этом вся ненависть к отцу предполагает, что нужно использовать методы отца. Это же ненависть-любовь — нужно овладеть отцовской властью, атрибутами этой отцовской власти, механизмами и инструментами. А значит, надо делать всё как отец.

    И эту большую миротворческую операцию по демилитаризации и денацификации Путин почти открытым текстом (черт побери, где же мы все были?) обещал на недавней встрече с немецким канцлером Олафом Шольцем в Кремле. Мы обратили на это внимание, но почему-то недотрактовали до конца, когда он сказал: «А что большая миротворческая операция в Европе? Вон, в Югославии же была». Значит, отцу (США) можно, а мне нельзя? Можно, да.

    То есть всё шло к тому, что случилось. И здесь действительно мы угадали все буквы, но не смогли назвать слово, потому что в решающий момент мы ввели рациональные аргументы — что этого не сделают, потому что это страшно разрушительно для страны. А когда речь идет о психологии бессознательного, нельзя обращаться к сознательному, к рациональной стороне.

    В этом была моя большая ошибка, почему я только частично спрогнозировал, что случится на этой замечательной недели. «Хорошо неделя начинается», — знаете такой анекдот? Ведут на расстрел кого-нибудь — Рабиновича, например, чтобы скрасить упоминание чукчи в предыдущем анекдоте. Рабинович поворачивается к конвоиру и говорит: «Слушай, а какой сегодня день недели?». — «А зачем тебе, Рабинович?». — «Нет, ну скажи, какой сегодня день недели?». — «Ну понедельник». — «Мда, хорошо неделя начинается». Вот эта неделя — только начало большого романа, безусловно, конец которого не близок.

    Понимаете, точно так же можно рассуждать, например, что наркоман же не будет стремиться к передозировке, поскольку она его погубит. Да нет, он будет стремиться к передозировке, поскольку он находится в рамках программы саморазрушения, заложником которой являются все его родные и близкие. Мы не глорифицируем употребление наркотиков и категорически всех предупреждаем, что это вредно, а овердоза вредна вдвойне — об этом часто узнают, когда ее уже приняли.

    Поэтому здесь, к сожалению, всё абсолютно объяснимо. Объяснимо даже тем инструментарием, который, к сожалению, был абсолютно правильно нами применен, но не позволил назвать слово. Я вообще люблю анекдоты про политологов. Их довольно много, и их не все знают. Два моих самых любимых коротких — это о том, как политолог Рабинович в данном случае звонит на «Эхо Москвы» и говорит: «Вы знаете, я, к сожалению, не смогу ничего прокомментировать в ближайшее время». — «Почему?», спрашивают его. «Я лишился своего основного аналитического инструмента». — «А как это?», с замиранием сердца спрашивает сотрудник «Эха Москвы». «Вчера я неудачно сел и сломал диван». А самый мой любимый анекдот (он относится ко мне непосредственно и в особенности, как и анекдот про чукчу на «Поле чудес»), как подходит один политолог к другому, хлопает по большому животу и говорит: «Силикон?». — «Свой».

    Итак, чего, собственно, добивается Кремль в рамках благотворительной операции? Вот постпредставитель Российской Федерации при Евросоюзе Владимир Чижов тут сказал, что Владимира Александровича Зеленского, президента Украины, не убьют при российском вторжении*, так как важно взять его живым и отдать под трибунал. Это сказал дипломат Чижов открытым текстом, официально.

    Понятно, что происходит. В результате миротворческой операции военная мощь Украины должна быть полностью нейтрализована, а политическая элита сломлена — отчасти физически, отчасти морально. В результате чего у власти должен оказаться кто-то близкий к Российской Федерации.

    Здесь, мне кажется, Владимира Владимировича Путина всё-таки кто-то крупно обманул. Потому что ему пообещали, что украинский народ, который не любит собственную власть и отчасти презирает ее, будет счастлив российскому миротворчеству и миссии по милитаризации и денацификации.

    В этом высказывании верна только первая часть. Действительно, свободолюбивый украинский народ, который почти 30 лет прожил при демократии, в отличие от некоторых других народов, которые мы называть не будем, чтобы не навлекать негативное влияние Роскомнадзора и других контролирующих органов, привык относиться очень с прохладцей к собственной власти и действительно частично ее презирать, а частично даже ненавидеть. Но это вовсе не значит, что он готов променять свое независимое государство, демократическое, как бы он ни относился к самой власти…

    А, собственно, сама демократия и предполагает, что власть не сакральна. Ты к ней относишься с прохладцей, с леньцой и можешь ее менять систематически и периодически. Что в и на Украине много раз происходило. Сейчас находится 6-й, если я не сбился со счету, президент. Причем побеждали всегда оппозиционеры, а властные кандидаты уходили совершенно спокойно и мирно, живыми и здоровыми. И почти все живы до сих пор.

    Жив даже Виктор Федорович Янукович, бежавший из Украины и находящийся то ли в Крыму, то ли в подмосковной Баковке, но, конечно, не в Ростове-на-Дону, куда он бежал официально. Он же был сосед по даче в Баковке Иосифа Давыдовича Кобзона, о чем сообщал сам ныне покойный народный артист СССР.

    Но украинскому народу это всё уже дорого. Он свыкся за 30 лет и он совершенно не хочет благотворительного диктатора, который лишит его как национальной независимости, так и демократии. Естественно, Кремль трактует это как то, что он, наоборот, освободит Украину от безраздельного господства и владычества Соединенных Штатов Америки.

    Как же это произойдет? Когда российские миротворцы (демистификаторы, хотел сказать), демилитаризаторы и денацификаторы займут столицу Киев и комплекс административных зданий на Банковой улице, где находится президент, типа, в соответствии с замыслом, президент Зеленский должен куда-то рассосаться, как Виктор Федорович Янукович 2014 году.

    А поскольку Владимир Путин индуктивист, как мы знаем, он любит повторять те сценарии, который удавались необязательно ему. И тут с особым чувством надо использовать тот сценарий, который удался против него в 2014 году. Парламент может избрать нового спикера, который становится его президентом. В соответствии с этим замыслом, это должен быть представитель единственной пророссийской, прокремлевской фракции в нынешнем украинском парламенте «Оппозиционная платформа — За жизнь».

    Весьма вероятно, что им окажется Юрий Витальевич Бойко. Это бывший вице-премьер по энергетике, который уже был кандидатом в президенты от этой ОПЗЖ («Оппозиционная платформа — За жизнь») в 2019 году и получил почти 12% голосов. Поэтому просто по ранжиру ему положено быть теперь президентом. Хотя, естественно, банкует всё это, решает и распределяет роли Виктор Владимирович Медведчук, близкий родственник, друг и соратник Владимира Владимировича Путина, его ключевой представитель де-факто в украинской политике. Но сам Медведчук не может, и не только потому, что у него высокий антирейтинг. Но неформально будет рулить он именем Путина.

    Это согласно замыслу — я не знаю, будет ли так на самом деле. Но у Виктора Владимировича Медведчука очень специфические отношения с его номинальной родиной Украиной. Он, конечно, должен ее ненавидеть лютейшей ненавистью, что он неоднократно доказывал.

    Его карьера громко и публично начиналось, когда он был адвокатам по назначению КГБ Украины на процессе известнейшего выдающегося украинского поэта Василя Стуса, который потом погиб в лагере, в том числе из-за Медведчука, поскольку тот, будучи адвокатам по назначению, вопреки указаниям своего подзащитного, признал его вину, что было даже запрещено советским законодательством, но принято в итоге судом. В общем, Стус уехал в лагерь, где и погиб.

    Это начало славных дел. Потом были попытки избрать Виктора Федоровича Януковича президентом в 2004 году. Было точно обещан Кремлю, что Янукович президентом станет. Янукович им не стал. Признать, что просто проиграли из-за неправильной ставки, было невозможно, поэтому во всём обвинили США, которые якобы организовали оранжевую революцию и третий тур с победой Виктора Андреевича Ющенко.

    Хотя на самом деле если бы так грубо не навязывали конкретного кандидата, и уж тем более Виктора Федоровича Януковича, вызвавшего огромную аллергию и у элит, и у большой части украинского народа, то Ющенко мог и проиграть выборы, и никакого майдана бы не случилось. Например, Сергей Леонидович Тигипко, тогдашний председатель Национального банка Украины, стал кандидатом в президенты. Он мог бы спокойно у Ющенко выиграть безо всяких эксцессов.

    Но для Виктора Владимировича Медведчука (и здесь он психологически близок с Владимиром Владимировичем Путиным) важно было показать кузькину мать — что вот мы возьмем человека с двумя судимостями и сделаем его президентом Украины, и он будет от нас потому зависим, что у него две судимости. Не догадываясь о том, что именно по этой причине Виктор Федорович Янукович от вас сбежит при первой же возможности. Что он и сделал, когда всё-таки избрался президентом в 2010 году, бортанув своих благодетелей.

    Тогда даже Владимир Владимирович Путин, приезжая в Киев, демонстративно унижал господина Януковича. Он опоздал на встречу к нему на 4 часа, а безо всякого опоздания отправился на круглый стол движение «Украинский выбор» Виктора Владимировича Медведчука. Там он провел несколько часов, заставив официального президента Украины долго и бессмысленно ждать себя.

    И потом с Януковичем случилось мы сами знаем и помним что. И сбежал он не потому, что американцы его выгнали. Хотя Владимир Путин недавно в своем программном выступлении говорил, что США платили миллион долларов в день за второй Майдан, а всё украли лидеры оппозиции, лидеры Майдана-2. Эту информацию мы оставляем на его совести. Сбежал Янукович потому, что пытался узурпировать власть в стране, которая узурпаций не любит. Но вот сейчас власть должна быть узурпирована с помощью важнейшего аргумента — российских миротворцев, демистификаторов, которые с мирной миссией прибыли и что-то такое. На велосипедах.

    Кстати, там идут танки с литерой «V» — это, видимо, замена вакцины «Спутник-V». Вместо «Спутника-V» теперь Россия поставляет танк «V», поскольку в нынешних условиях, когда Российский фонд прямых инвестиций попал под тотальные санкции Запада, вакцина «Спутник-V» уже не будет зарегистрирована ни Всемирной организацией здравоохранения, ни Европейским медицинским агентством, и на международном успехе этого проекта и Нобелевской премии, о которой мечтал Кирилл Дмитриев, глава РФПИ, надо ставить крест.

    Хотя надо, безусловно, дать Владимиру Владимировичу Путину Нобелевскую премию по медицине или хотя бы сделать его почетным профессором университета Джонса Хопкинса в Балтиморе, потому что всё-таки с ковидобесием-то он покончил. Именно в эти дни мы узнали, что covid-19 был фейковой историей по сравнению с не войной*, а с матерью родной, которую мы сегодня наблюдаем.

    И что тоже никто не вспоминает, что надо ходить по городу в масках, респираторах или противогазах. А если надо ходить, то не из-за коронавируса sars-cov-2. Потому что есть чудище пострашнее, о чем мы говорили в прошлой программе — помните? О том, как эпидемия страхопаники…

    Кстати, забежав на секунду в рубрику «Ковидославие», мы скажем, что действительно это вторая часть страхопаники. Первая часть эпидемии страхопаники 2020-2021 года убедила Владимира Владимировича Путина, что так сделать можно. Он постоянно говорил это рефреном. Вот мы его тоже недостаточно внимательно дослушали, или внимательно слушали, но недоконцентрировали наше понимание. Он всё время говорил, что в условиях бедствий человечество не консолидируется, а обособляется, возрождаются границы стран, отменяются гражданские и политические свободы.

    Тем самым он уже предчувствовал, что когда начнется мирная демистификация в и на Украине, тоже все обособятся, никто никого защищать не будет, треснет единство НАТО и Европы. В этом он сильно ошибся. Но если бы не ковидобесие, то у него было бы значительно меньше иллюзий на эту тему. А это ковидобесие создало себе само прогрессивное человечество.

    И вот если кремлевские планы реализуются, и какой-нибудь Юрий Бойко становится и.о. президента Украины… Хотя сразу оговорюсь, что это Виктор Владимирович Медведчук убедил Путина, что Украина это всё примет. А в этом есть очень большие сомнения, что вообще отважится хоть кто-нибудь даже из депутатов ОПЗЖ возложить на себя венец и бармы украинского президента, пусть даже временного, до совершенно свободных выборов. Мы знаем, какие свободные и замечательные денацифицированные, демистифицированные выборы будут при Украине под руководством Владимира Владимировича Путина. Это мы на собственном опыте прекрасно знаем. В общем, выберут кого надо. Но это пусть остается на совести господина Медведчука, который убедил своего патрона в том, что так оно и будет.

    И потом, конечно, должен начаться большой процесс. Во-первых, видимо, будут ликвидированы вооруженные силы Украины и заменены силами самообороны, как в Японии после Второй мировой войны. В конституцию Украины должны быть внесены положения о нейтральном статусе. Украина должна будет признать российскую принадлежность Крыма и независимость ДНР и ЛНР, которые сейчас с помощью «Девятого круга добра» расширяют свои границы до пределов Луганской и Донецкой областей Украины.

    Кульминацией станет процесс над теми, кого Кремль считает виновными в геноциде. Составлен уже целый список. В принципе, этот список находится на сайте Следственного комитета Российской Федерации. Тут нет никакой тайны. Это более 400 человек. Среди них украинские военачальники: бывший командующий военно-морскими силами Воронченко, военно-воздушными силами Сергей Дроздов, высокомобильными десантными войсками Михаил Забродский, силами специальных операций Игорь Лунев, заместители и начальники генерального штаба Украины… Много-много всех, сейчас всех не перечислишь. Командиры бригад.

    И, конечно, политики. Упоминаются отдельно бывший министр обороны Анатолий Гриценко, бывший министр внутренних дел Арсен Аваков и его заместитель Антон Геращенко, которые, по версии Кремля (Следственного комитета РФ), публично призывали к осуществлению террористической деятельности. В отношении Анатолия Гриценко, оказывается, уже вынесен приговор — он осужден заочно к 6 годам лишения свободы. Бывший министр обороны Валерий Гелетей, бывший начальник генштаба вооруженных сил Виктор Муженко в этом списке. Бывший председатель Верховной Рады Александр Турчинов. И наиболее колоритная фигура в этом списке — Игорь Валерьевич Коломойский.

    С. Белковский― Это снова мы, «Время Белковского», после новостей. Обычно у нас в середине новостей не бывает, но сегодня у нас чрезвычайный эфир, а не обычный. Мы остановились на том, что Игорь Валерьевич Коломойский, крупный бизнесмен и бывший губернатор Днепропетровской области, станет самой колоритной фигурой этого самого процесса над нацификаторами, который собирается проводить Россия после полного успеха своей миротворческой миссии.

    А тем временем власти, я думаю, будут пытаться приостановить деятельность «Новой газеты», «Эха Москвы» и еще много кого — в общем, последних недобитых свободных СМИ. То есть де-факто вводится военная цензура. Но никакой цензуры в Российской Федерации нет, потому что она запрещена конституцией, как вы прекрасно понимаете. Поэтому это называется не цензура, а модерация формулировок. Вводится военная модерация формулировок. И поэтому если вдруг будет перерыв в нашем вещании, то не обессудьте.

    Владимир Владимирович Путин также говорил о том, что граждане Российской Федерации станут клиентами антинацистского процесса, трибунала. Здесь многие поежилась. Пока уже понятно, кто будет приоритетным. Это гражданин России Антон Королев, националист, который вступил в украинский националистический батальон «Азов», граждане России Широбоков и Железнов тоже из батальона «Азов», Литвинов, который признан виновным в совершении на территории Украины разбойного нападения на гражданина России, и еще другие бойцы всяких разных батальонов, которые участвовали в боевых действиях 2014 года.

    При этом да, конечно, ситуация на Донбассе 2014 года была очень тяжелой и кровавой. Но не надо забывать (почему-то об этом никогда не упоминается), кто же инспирировал войну в 2014 году? Ведь никакой войны там не было. По собственному признанию, это сделал полковник ФСБ Игорь Всеволодович Гиркин, он же Игорь Иванович Стрелков. Он заявлял об этом неоднократно официально. Видимо, он это сделал в какой-то координации с российскими властями.

    Поэтому вся тема кровопролития на Донбассе и огромных жертв как-то не обошлась, мне кажется, без истинных виновников этого торжества. Развивать эту тему не будем — всё и так понятно. Опять же, как по известному анекдоту про Рабиновича, который раздавал пустые листовки без текста у мавзолея, и в ответ на претензии сотрудников КГБ СССР, которые, увидев пустые листовки, спросили: «А зачем эти пустые листовки?», он говорит: «А чего писать, когда и так всё ясно?» Не развиваем тему — и так всё ясно.

    Поступают самые разные новости, которые нельзя не отметить, с полей мирной демистификации Украины. Украина заявляет, что уже тысячи погибших, и устами вице-премьера Ирины Верещук обратилась в Красный Крест с просьбой эвакуировать российские трупы. Мы, конечно, с гневом предполагаем, что здесь есть существенный элемент дезинформации, а там Бог его знает — надо всё проверять. А в чем дезинформации, видимо, нет — в сообщении компании «Укрзализныця» (это «Украинские железные дороги») о том, что взорваны все железные дороги, соединяющие Россию и Украину, и прекращено диспетчерское сообщение.

    При этом ясно, что Российская Федерация, видимо, рассчитывала на успех своей миротворческой миссии в первый же день и вчера уже предлагала президенту Владимиру Зеленскому капитулировать. Тогда как будто бы, по версии Кремля, были приостановлены боевые действия до ожидания ответа о капитуляции. Ответа не последовало, а еще возникли вопросы о посреднической миссии израильского премьера Нафтали Беннета и турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, и действия возобновились.

    Здесь надо сказать, что психологически ситуация за последние несколько дней всё-таки изменилась. Если в первый день казалось, что Украина вот-вот падет полностью к объятиям мирных демистификаторов, то сейчас уже так не кажется. И главное, расчет на то, что Владимир Александрович Зеленский, которого почти в открытую Владимир Путин назвал наркоманом, прямо сбежит в первый же день. Нет, он не сбежал. Он оказался, как сказал бы Александр Григорьевич Лукашенко устами легендарных Майка и Ника, крепким орешком — completely nuts, как это называлось в том фейковом разговоре Майка и Ника. Помните? Может, уже и не помните, и Бог с ним.

    План еще был в том, чтобы быстренько захватить аэродром Антонов в Гостомеле под Киевом и спецназом выдвинуться на Банковую улицу в Киев, президента повязать, а если он не по вяжется, то значит, он исчезнет в ужасе, и тогда можно переходить к реализации дальнейшего сценария. Пока этого не случилось.

    Хотя, естественно, российские мирные демистификаторы имеют значительные преимущества над вооруженными силами Украины. Но увеселительной прогулкой это тоже назвать нельзя, потому что, не понимая своего счастья, почему-то вооруженные силы Украины оказывают сопротивление. Также не понимая своего счастья, украинский народ не очень доволен происходящим. Сейчас мэры крупных городов, в частности, выступают и констатируют полную консолидацию людей вокруг сопротивления мирной демистификации.

    Вячеслав Викторович Володин, мирный и гуманитарный спикер Государственной Думы, который должен был с Кубы лететь значительно дольше из-за того, что Европа закрыла небо, сегодня вбрасывал дезу о том, что Зеленский исчез из Киева, и все его обращения — это «консервы», записанные заранее. Я думаю, что это специально делалось, чтобы спровоцировать Зеленского на перемещения, чтобы он активнее выходил на связь в Киеве и поднимался на поверхность, и тем самым установить его местонахождение, и прямо туда направить большое количество мирных благотворителей, сразу. То есть смысл этой комбинации ясен.

    В общем, посмотрим. Вот сейчас я, с вашего позволения, загляну в новостную ленту: не случилось ли чего-нибудь важнейшего прямо в эти минуты и секунды? Пока в Киеве идут локальные бои — бои мирные, мы же с вами понимаем. Просто есть попытка навязать неразумному украинскому народу благотворительную программу фонда «Круг добра», а украинский народ, поскольку он страдал много лет под властью неонацистов, сопротивляется. Но сейчас ему прочистят мозги, и он сделает свободный выбор в пользу представителей партии ОПЗЖ. Хотя я сомневаюсь, что после всех этих событий партия ОПЗЖ возьмет на себя такую ответственность, как прийти к власти на штыках российских демистификаторов. Это станет понятно в ближайшие дни.

    Если в первый же день от Зеленского требовали капитуляции, то сейчас уже околокремлевские источники, которых у нас нет, считают, что война* должна закончиться 5 марта, ко дню рождения Иосифа Виссарионовича Сталина, который был абсолютно прав, по версии Владимира Владимировича Путина, в полемике с Владимиром Ильичом Лениным о национальностях и автономизации. То есть что не нужно было создавать союзные республики, которые потом выйдут из состава Союза.

    И, соответственно, насколько можно понять по риторике Владимира Владимировича Путина, он ожидает военного переворота. Какой-нибудь генерал должен пока взять власть, отстранив Владимира Александровича Зеленского, и подписать капитуляцию. А потом начнутся переговоры в Минске по всему пакету условий, мной недавно обозначенному.

    Почему именно в Минске? Потому что это психологически важно. Украина не выполнила «Минск-2» — вот теперь она выполнит «Минск-3», который фактически лишит ее независимости, но, по версии Кремля, даст ей независимость от Соединенных Штатов Америки и НАТО. И там уже, в Минске, Владимир Путин будет вести переговоры с новой украинской властью, а не с Зеленским, который не заслуживает его высочайшего доверия и внимания.

    Всё это изучение вопроса в ближайшие дни продолжится. А тем временем мы возобновляем рубрику «Санкционный смотритель», которой у нас не было почти год. Потому что против России вводятся санкции, не отходя от кассы. Под санкции уже попали крупные банки. Закрыто европейское небо для российских самолетов — уже я думаю, что будет полностью закрыто. Россия в ответ на это прекращает авиасообщение со всеми европейскими странами, в том числе транзитное. Видимо, начнется отключение от Swift уже вот-вот — пока не всей экономики, а только отдельных финансовых институтов (тех же банков).

    Чем это заканчивается для экономики, может показать опыт Ирана, с которым это случилось в 2012 году, и Корейской Народно-Демократической Республики. Он хорошо известен. Как минимум, это приведет к большой инфляции, падению национальной валюты и обнищанию нашего народа, который, по мнению Кремля, консолидируется во всей этой ситуации вокруг Владимира Владимировича, корректирующего историю.

    Мы с вами в прошлый раз тоже говорили о ретротопии как способе мышления. В этом смысле какой-нибудь чувак, который утверждает, что ему всю жизнь испортили, потому что младенцем опубликовали на обложке альбома группы «Nirvana», и подает в суд, требуя денег (к счастью, суд недавно отклонил этот иск), действовал, абсолютно изоморфно соответствуя по мышлению Владимиру Владимировичу Путину: давайте возьмем прошлое и пересмотрим его в судебном порядке или в порядке мирной миротворческой миссии фонда «Круг добра».

    Кстати, помимо Юрия Витальевича Бойко, которого мы упоминали, еще временным президентом мог бы быть Вадим Зиновьевич Рабинович. Это не придуманный мной персонаж из анекдота, а тоже один из реальных вождей «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ), где де-факто главный начальник тот самый Виктор Владимирович Медведчук.

    Кстати, Виктор Владимирович Медведчук (извините, забыл сказать) предпринимал еще несколько попыток установить контроль Владимира Владимировича Путина над Украиной. В частности, знаменитый пакт Януковича-Тимошенко 2009 года, когда Янукович и Тимошенко должны были разделить сторону пополам. Но как-то всё не получилось, потому что в условиях демократии такие люди работать не могут. Поскольку демократия — это, понятно, дерьмо полное. Нужен нормальный авторитаризм путинского типа. И вот, так сказать, если не удалось мирным путем навязать его братской Украине, то значит, воспитательная работа будет проведена с помощью благотворительных мероприятий нынешнего формата.

    Соответственно, против России введены технологические санкции, которые, естественно, никаким импортозамещением не преодолеваются. Как мы с вами и говорили, собственно, Путин добивается того, чего он хочет — одиночества, отделения от мира, еще и в силу своего бессознательного страха перед будущим. А как избежать будущего? Отключится, как от Swift, от мира, в котором это будущее наступает.

    Поэтому все эти грозные предостережения Запада «Россия теряет будущее, поступая так, как она поступает» просто проливались приторным елеем на заскорузлую путинскую душу. Потому что именно этого он и хотел. «Tu l’as voulu, Georges Dandin!», как говорится. В этом смысле санкции, с точки зрения Владимира Владимировича Путина, действительно полезны, потому что они решают главный вопрос — отделиться от мира.

    Вот сейчас еще Россия останется без авиационной техники, практически прекратит свою деятельность «Аэрофлот» в его старом понимании, потому что европейские страны (и думаю, США это тоже поддержат) принимают меры к тому, чтобы Россия не могла эксплуатировать самолеты Airbus и Boeing, составляющие большую часть российского авиапарка. Даже если сейчас будет принято решение о национализации этих самолетов, и будут прекращены лизинговые контракты, но Россия как-нибудь заберет, или выкупит, или национализирует (по понятиям, как учил нас Сергей Викторович Лавров на прошлой неделе — по пацанским понятиям), то всё равно их перестанут обслуживать, а значит, летать на них будет невозможно.

    В «Аэрофлоте» знают, что на самолетах Sukhoi Superjet летать невозможно по другой причине: это техника каменного века, которая большей частью стоит на земле, а не летает. Собственно, Виталий Савельев, который был гендиректором «Аэрофлота», был принудительно перемещен в кресло министра транспорта, по одной из версий, именно потому, что он не хотел для «Аэрофлота» закупать Sukhoi Superjet, а госкорпорация «Российские технологии» очень хотела, чтобы закупал. Поэтому так тогда и случилось.

    Но сейчас с точки изоляции России, поймите, это всё абсолютно то, что Владимир Владимирович Путин прописал. Но страшны на самом деле не западные санкции, а самая главная санкция, которую почему-то никто не обсуждает. Эта санкция связана с убийством надежды на то, что в Российской Федерации может быть что-то хорошее.

    Вот Валентина Ивановна Матвиенко тут сказала с присущей ей мудрой иронией и с ужасом, нисходящим с ее царственного чела, что не надо думать о сиюминутных проблемах, которые сейчас возникнут — надо думать о безопасности России в будущем, которое мы сейчас решаем. У нас в запасе вечность — что нам помолчать часок-другой? Это понятно.

    А сиюминутные проблемы… Знаете, когда, собственно, Запад уже готовился к мирной акции Российской Федерации в и на Украине… А надо сказать, что мы приносим извинения всем западным СМИ и спецслужбам, которые мы подозревали в недостоверности относительно не-вторжения* и не-войны* (никакого вторжения же нет, мы помним). Всё-таки есть на свете истинные ценности. Видимо, американские спецслужбы не даром едят свой хлеб — всё они правильно нам говорили. Абсолютно всё так и получилось с точностью до дня практически или до нескольких дней.

    Западные страны призывали своих граждан срочно покидать Украину. Вот всем, что сейчас происходит, Владимир Владимирович Путин призвал активную часть населения Российской Федерации срочно покинуть Россию. И молодежь призвал срочно покидать Россию. В связи с чем резко актуализируется вновь проект, предложенный нами, организацией ФСБ и лично мной, еще в 2009 году — «Русский Ковчег».

    Вот тут Микронезия, известные Федеративные Штаты Микронезии, ассоциированные с США и что-то такое, разорвали дипломатические отношения с Российской Федерацией, на что Мария Владимировна Захарова, спикер МИДа, сказала, что они тем самым поддержали киевских неонацистов. Вот проект «Русский Ковчег» предполагал возможность построения России-2, параллельной, где-то на островах в теплом море, куда рвется так или иначе исторически замерзшая во льдах Евразии русская душа. Может, в Микронезии или где-то еще? Или просто сделать сетевую структуру в виде цифровой нации, как государство Тувалу, которое уходит под воду Тихого океана из-за глобального потепления.

    В общем, нужно вновь заниматься «Русским Ковчегом». И конечно, мы хотим обратиться от имени ФСБ и программы «Время Белковского» в Российский фонд прямых инвестиций, оказавшийся под санкциями, в ВЭБ.РФ — может быть, они всё-таки помогут нам финансово с этим проектом, поскольку он полностью отвечает интересам Кремля. Наконец вся эта старая сволочь, такая, как я, и молодая сволочь, которая не хочет жить в условиях авторитаризма и полной изоляции от мира, просто исчезнут к черту, и Владимиру Владимировичу Путину будет гораздо удобнее, легче и приятнее консолидировать нацию вокруг, как говорит Михаил Владимирович Мишустин про санкции и полную изоляцию, «приоритетов национального развития».

    Вот эти приоритеты национального развития мы блестяще видели на этой неделе. Может быть, все, кому нравятся приоритеты национального развития — конечно, им никто не должен мешать. И особенно люди, у которых есть другие приоритеты. Для чего и нужен проект «Русский Ковчег».

    Кроме того, всё-таки пару слов скажу еще и про футбол, хотя время наше подходит к концу. Для российского футбола (а я футбольный болельщик и не могу избежать этой темы) всё происходящее имеет существенное значение, и очень позитивное. Поскольку с высокой вероятностью как российская сборная будет отстранена от чемпионата мира по футболу 2022 года, так и российские клубы будут исключены из турниров ФИФА и УЕФА.

    Конечно, возможно и наоборот. Сейчас, собственно, сборные Польши, Чехии и Швеции заявили, что они ни при каких обстоятельствах не будут играть с россиянами в отборочном турнире чемпионата мира в Катаре, ни в России, ни за ее пределами — нигде. ФИФА, конечно, может присудить им всем технические поражения. Потом откажутся все остальные европейские и евроатлантические страны. И тогда Россия может дойти до полуфинала чемпионата мира в Катаре, где достойно проиграть Бразилии или Аргентине, которые санкции против России не поддерживают.

    Но может быть и наоборот — что исключат Россию. Эта вероятность более высока. И тогда, наконец, мы перестанем позориться в Европе, перестанем в ужасе смотреть, как «Зенит» или «Спартак» раскатываемы, как мальчишки средней руки, европейскими клубами.

    Это ли не хорошо? Валерий Георгиевич Карпин сохранит пост главного тренера сборной России по футболу, поскольку его не в чем будет упрекнуть, если сборную Россию вычеркнут из чемпионата мира, и так далее. Наконец, будет введен фактический лимит на легионеров, потому что легионеры рассосутся. И мы будем замечательно вариться в собственном футбольном соку. И как футбольный болельщик, я вижу в этом существенные плюсы и преимущества.

    Поэтому не только Владимир Путин видит преимущество в санкциях. Я их вижу тоже. Их много. Вот сейчас забрали у Санкт-Петербурга финал Лиги чемпионов 2022 года по футболу. К чему это приведет? К предотвращению очередной волны ковида-19. Можно ли считать это большим успехом Российской Федерации и даже лично губернатора Беглова? Конечно. Безусловно, можно.

    Ну что ж, наша программа близится к завершению. Тут происходило еще много всего. Ведущие театральные режиссеры Москвы, литовцы (а вы знаете, что Литва всегда враждебная России нация, и ясно, что литовцы, окопавшиеся в Москве, опасны вдвойне — наконец мы вскрыли это осиное гнездо) Римас Туминас, худрук Театра Вахтангова, и Миндаугас Карбаускис, глава Театра Маяковского, подали в отставку. Они покидают Россию.

    Зато в Россию приходит Эмир Кустурица, легендарный сербский режиссер. Он возглавит Театр российской армии по приглашению Сергея Кужугетовича Шойгу, что вдвойне и втройне символично, потому что вспоминается Балканская война. Если бы ее не было, то, соответственно, не было бы многих прецедентов и обид, которыми сегодня мотивирована Россия, на которые Кремль опирает свои действия.

    В прошлый раз мы говорили, что да, всё это жуткие ошибки Америки, которые надо преодолеть. Но правильно сказал Милош Земан, президент Чехии, в своем открытом послании Владимиру Путину: нельзя действовать по принципу «сам дурак», нельзя брать чужие ошибки и совершать их. Хотя эдипов комплекс именно этого и требует: обвинить отца в его ошибках и совершить те же самые ошибки, что и отец, по принципу «я тоже так могу». Поэтому это сейчас и происходит — повторение ошибок США, только в меньшем масштабе, Российской Федерацией.

    Значит, Кустурица возглавит Театр российской армии. А мы всё-таки его помним еще до балканского конфликта, в том числе в связи с его гениальным фильмом «Arizona Dream», да простится мне это пошлое слово «гениальный» — его нельзя лишний раз использовать, согласен. И поэтому сейчас у нас музыкальная композиция под занавес из фильма «Arizona Dream» — Игги Поп, «In the Death Car We’re Alive», «В машине смерти мы все еще живы».

    Да, потому что мы находимся в машине смерти Девятого круга добра и несемся в ней достаточно стремительно, но всё-таки еще живы. А пока ты жив, самое главное что? Молиться. И это не шутка. Здесь нет никакой иронии, как и во всём, что сегодня звучало в программе «Время Белковского», в которой с вами был Станислав Белковский.

  • Комментарии
    • net - 07.03.2022 в 14:00:
      Всего комментариев: 405
      Лично я у Кустурицы люблю только "Черная кошка, белый кот" И его явление в Третьем Риме- с его-то паспортом- просто красивый, яркий, цыганский жест.Вообще, меня всегда Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

    Добавить изображение