Пифагорейский аргумент и философы

20-08-2022
  • Буров -пифагорейский аргумент 
  • В моем предыдущем эссе шла речь о спектре отношений физиков к пифагорейскому аргументу Разумного замысла Вселенной. Поговорим теперь о том, как к нему относятся философы. Прежде, однако же, кратко напомним, в чем состоит аргумент.

    Пифагорейский аргумент Разумного замысла Вселенной двусоставен, субъективно-объективен, о чем достаточно подробно говорилось, например, в «Загадке жизни».

    Субъективная часть аргумента — вера в глубокую познаваемость Вселенной на путях элегантных математических форм, «пифагорейская вера» в Бога-математика и постижимость его законов для человечества. Эта вера составляет незримое для многих семя, из которого произросло всё древо физики. Приведу здесь одну цитату. Явно и неявно исходя из пифагорейской веры, Лейбниц предвосхищал характер законов природы еще до выхода в свет первой универсальной физической теории, Небесной механики Ньютона:

    «Бог выбрал самый совершенный мир, то есть такой, который в одно и то же время проще всех по логическим основаниям и богаче всех явлениями, наподобие такой геометрической линии, которая вместе с простотой построения отличается весьма значительными и важными свойствами и большой протяженностью» (Рассуждение о метафизике, 1686)

    Другая, объективная, компонента пифагорейского аргумента порождается осознанием весьма специфического характера уже открытых физических законов, совместимых как с жизнью, так и с познанием. Познаваемые законы должны быть достаточно сложны, чтобы открывать дорогу жизни, от простейших до сапиенсов, и при этом достаточно просты и эстетически притягательны (симметричны, элегантны, изящны), чтобы их могли открывать эти появляющиеся сапиенсы. Познаваемость требует от законов лежать на пересечении требований сложности и простоты, удовлетворять этому принципу минимакса. Кто знает — возможно, законы нашей пифагорейской Вселенной совершенно уникальны в этом отношении. В открытии законов первостепенную роль сыграл целый букет симметрий и инвариантностей: галилеевская инвариантность и ее переосмысление как предела лоренцевой и общей ковариантности, сохранение потока гравитационного поля, принципы вращательной симметрии и трансляционных инвариантностей, принцип суперпозиции электродинамики, ее калибровочная инвариантность, принцип соответствия в квантовании, принцип эквивалентности Эйнштейна.

    На сегодня, единственным когерентным ответом на вопрос, почему законы Вселенной столь специфичны, почему они лежат на этом математическом минимаксе, является указание на разум Создателя Вселенной, задумавшего её именно таковой, познаваемой для сапиенсов. Никаких иных выдерживающих критику объяснений до сих пор не предлагалось, о чем будет подробнее сказано ниже. А раз так, то вывод о Разумном замысле должен быть принят, как единственная рабочая гипотеза, нравится это или нет. Такое принятие требуется рациональным отношением к делу, и практикуется во всех областях исследований, от естествознания до юриспруденции.

    Пифагорейский аргумент возникал с самого рождения матфизики, дополняясь формулировками новых поколений физиков. Его историю не изложить в формате заметки; отметим лишь тех, кто внес наиболее значительный вклад в эту аргументацию за последнее столетие: Джинс, Эйнштейн, Планк, Гейзенберг, Вигнер, Дирак, Фейнман, Хокинг, Дайсон. Все перечисленные — творцы новой физики ХХ века.

    В наиболее законченной и отчетливой форме, аргумент сформулирован Фрименом Дайсоном в контексте его модификации лейбницевского принципа лучшего из возможных миров: совершенство божественного замысла выражается в том, что мир имеет потенцию оказаться интереснейшим из возможных. Речь идет именно о потенции, потому что реальность зависит не только от Бога, но и от людей, чья воля в значительной степени свободна и непредсказуема даже для их создателя. Один из аспектов этого интереснейшего Замысла — возможность познания людьми фундаментальных физических законов, пусть и не полностью, но в космическом размахе. В такой формулировке Создателю есть дело не только до логико-математической структуры Вселенной, но и до людей — иначе какой смысл был бы Ему заботиться о познаваемости законов, и какой смысл был бы нам, людям, прилагать великие усилия к их открытию? Стоит иметь в виду, что эти усилия отцов физики были движимы отнюдь не утилитарными соображениями, и отнюдь не простым любопытством, но всегда несли на себе явное или латентное стремление к причастию Высшему. А коли так, то следует заключить, что Богу должно быть дело до того, как течет история людей, и до судеб отдельных людей, эту историю определяющих своими мыслями и поступками. Следовательно, деистическая картина, где Бог ограничен лишь ролью Архитектора Вселенной, скорее всего, ложна. Гораздо разумнее предположить, что заинтересованный в космическом познании человечества Создатель остается здесь, содействуя наиболее интересной истории человечества вообще и отдельных судеб в частности.А это, в свою очередь, делает свидетельства о прямых божественных вмешательствах, о чудесах, не такими уж неразумными, как казалось Фейнману и ряду других выдающихся физиков.

    После этого беглого напоминания сути пифагорейского аргумента перейдем к основному вопросу заметки:каким образом реагировали на очерченный круг идей профессиональные философы? Начнем с тех немногих философов, что приняли существенное участие в осмыслении пифагорейской проблематики.

    Во-первых, тут следует назвать имя американо-израильского мыслителя Марка Штайнера (Mark Steiner), автора замечательного труда The Applicability of Mathematics as a Philosophical Problem (1998). На ряде примеров эта книга демонстрирует ведущую роль, которую соображения о математических симметриях и формальных аналогиях играли в открытиях новых физических законов.

    "Возможно, самым нахальным [blatant] применением формалистических рассуждений в физике была успешная попытка физиков «угадать» законы квантовых систем, используя стратегию, известную как «квантование». Эта стратегия начинается с предположения, что квантовая система подчиняется классическим законам — конечно, ложного предположения. Затем классическое описание преобразуется (посредством синтаксических преобразований), в то, что оказывается истинным квантовым описанием той же системы. Ниже я покажу, что сделанные таким образом открытия основывались на символических манипуляциях, граничащих с магией. Я говорю «магический», потому что объектом изучения физики все больше и больше становился формализм самой физики, как если бы символы были реальностью, а путаница символов с реальностью — вот что характеризует большую часть того, что мы называем магией." — писал Штайнер, детально раскрывая в своей книге чудо математической физики.

    Этой же группе философов принадлежит Робин Коллинз (RobinCollins), высказавший гипотезу о тонкой настройке физических констант не только на жизнь, но и на познаваемость. В качестве примеров Коллинз предположил настройку постоянной тонкой структуры на приручаемость огня палеолитическим человеком и ее же настройку на наблюдаемость реликтового излучения именно тогда, когда такое наблюдение сыграло ключевую роль в познании Вселенной.

    Упомянем в этой связи и австралийского философа математики Марка Колывана (Mark Colyvan), отметившего, что проблема эффективности математики не очень-то зависит от того, считать ли структуры математики принадлежащими разуму как таковому или специфическими лишь для особенной человеческой разумности, т.е. от того, открывается математика или изобретается. В любом случае, остается вопрос, почему природа допускает универсальные и точные описания посредством простых и симметричных математических структур, почему законы природы выражаются не каким-то длинным и бестолковым наворотом формул, но выражаются элегантно, эстетически привлекательно для математически одаренного ума. Множество формул бесконечно, а коротких и воплощающих принципы симметрии — не только конечно,но даже не слишком велико; именно потому их и удалось открыть, но именно потому они и не могли быть заданы волей какого-то случая.

    Насколько мне известно, ни один из авторов, вошедших в учебники и хрестоматии философии XIX и XX века, не проронил ни слова о чуде математической познаваемости Вселенной. Единственное исключение — Карл Поппер, о вкладе которого будет сказано ниже. Вот за этим исключением, ни те, кого этот аргумент мог бы обрадовать, ни те, кого бы взбесил, ни те, кого бы озадачил, никто этого аргумента не заметил, насколько могу судить. Правда, в последнее время эта тема начинает едва-едва доходить до философов, но лишь до немногих, и даже они, как правило, отвечают на него нелепостями, к разбору которых мы сейчас и перейдем.

    Одна из таких нелепостей состоит в том, что познаваемость законов ничего не говорит о природе самой по себе, но является следствием нараставшей изобретательности человечества. Мол, какова бы ни была природа, изворотливый ум всегда найдет, как описать её просто и даже элегантно; прогресс ему в руку. Вы-де хотели описать природу компактно и красиво, вот и описали, ничего удивительного. К этому иной раз добавляется, что математичность физики заложена изначально как математической теорией, так и числовыми измерениями посредством стандартных приборов. Математика на входе — математика на выходе; что заложили, то и получили.

    Мысль о методологически предзаданной эффективности математической физики, а стало быть, и не особенной удивительности ее продуктивности, развивает философ Анатолий Ахутин: “«эффективность математики» с самого начала заложена в метод, в идею научного познания и только потому научно познаваемый мир раскрывается как математическая структура”. Отсюда следует его пренебрежительная реплика в адрес пифагорейских отцов физики XX века: «Тривиальный на первый взгляд факт происхождения наших знаний из опыта оказывается «чудом», а эффективность математического мышления в физике — непонятным предопределением», пишет Ахутин в книге «Эксперимент и природа» (2012), давая в конце этой цитаты ссылку на статью Вигнера.

    Приведенное возражение говорит лишь о выразительном непонимании философом предмета своего высказывания. Короткое описание большого объема данных может быть одновременно точным лишь в одном случае — если оно адекватно подлинному устройству соответствующей сложной системы, неожиданно допускающей точное, короткое да еще и изящное описание. По сути, это возражение пифагорейскому аргументу эквивалентно утверждениюо возможности закодировать произвольный длинный текст небольшим красивым алгоритмом. То, что такой абсурд выдвигали видные зарубежные и российские философы науки Граттан-Гиннесс, Ахутин, Родин, лишь демонстрирует насколько плохи дела у философов с осмыслением оснований физики и её плодов.

    Самым, наверное, знаменитым философом, хоть что-то сказавшим о чуде математической познаваемости, был Сэр Карл Поппер. Возражая физику Джеймсу Джинсу, Поппер заметил, что эффективность математики в физике не более удивительна, чем эффективность, например, английского языка в описаниях чего бы то ни было. Ну, удивительно, как видный философ науки мог не заметить принципиальной разницы между двумя эффективностями. Как бы ни был могуч тот же английский язык, никому не придет в голову выводить из его грамматики или лексики существование того, о чем никто до сих пор не догадывался. А ведь именно такая возможность не раз была продемонстрирована посредством законов матфизики, позволявших предсказывать многое: положение дотоле неизвестных планет, радио- и гравитационные волны, нестационарность Вселенной, реликтовое излучение, свойства атомных спектров, антиматерию, новые элементарные частицы, а также точно предсказывать как будет работать новая техника, что и делало возможным бесчисленные изобретения. И совсем уже примечательно назидание Поппера Джинсу, почему не следует «удивляться, обнаружив, что теория, сформулированная чистыми математиками в чисто спекулятивной манере, впоследствии оказывается применимой к физическому миру…  Известно, что теория, первоначально выдвинутая как отвлеченное рассуждение, как чистая возможность, очень часто впоследствии оказывается эмпирически применимой. Известно, что нередко именно спекулятивное предвосхищение открывает путь для эмпирических теорий» (Что есть диалектика? 1940). Замечательно! То, что изумляло Джинса и великих физиков, для Поппера, видевшего вроде бы то же самое, оказывалось чем-то на уровне заурядной, не вызывающей интереса закономерности — ничего, мол, особенного, так часто бывает!

    Еще одно, не менее нелепое, возражение пифагорейскому аргументу состоит в тезисах типа «физика математична, потому что математика физична». Почему это возражение глупо, уже было сказано выше, но скажем еще раз. Так вот, длинные, не слишком элегантные, но адекватные реальности математические формулы переполняют статьи с решениями конкретных физических задач; они очень даже «физичны» в практическом, прикладном смысле. Элегантность — характеристика лишь фундаментальных законов, «аксиом природы», плюс редких конкретных задач, «теорем», достаточно простых по своей сути. Почему открываемые физикой аксиомы природы оказались столь компактны и симметричны — вопрос, на который тезис о «физичности математики» никак не отвечает, что бы под этой физичностью ни понимать.

    Еще одно возражение, методологического порядка, состоит в том, что не следует списывать на Создателя то, что может быть открыто наукой будущего как новый супер-закон. Это возражение, увы, не лучше предыдущих. Если предполагаемый им супер-закон так или иначе постулирует математическую элегантность, то он постулирует то, что требуется объяснить, и тогдавидеть в нем объяснение пифагорейского характера физических законов есть логическая ошибка типа petition principii. Если же этот супер-закон никак не постулирует пифагорейности наших физических законов, то их из него и не вывести, даже если привлечь и случай, ибо непифагорейных математических форм бесконечно больше, чем пифагорейных, как уже было сказано.

    Одним из самых распространенных возражений, по недоразумению принимаемым за рациональное даже многими христианскими апологетами, является указание на возможность того или иного мультиверса, как альтернативы Разумному замыслу. Дескать, в достаточно большом мультиверсе всё реализуется; в какой-то из его вселенных реализуются и наши специфические законы, так что можно и не удивляться им. При всём своём наукообразии, это возражение тоже никуда не годится — потому же резону, что и предыдущее. А именно, если супер-закон мультиверса уже пифагорейский, как, например, у струнного мультиверса, то вопрос о пифагорейности таким законом не объясняется, а переносится на супер-закон. А если супер-закон настолько широк, что его можно было бы принять за последнее основание, как для математического максиверса Тегмарка, то пифагорейность нашей вселенной менее вероятна, чем все чудеса всех волшебных историй вместе взятых, интерпретируемых как редкие квантовые флуктуации. Подробнее об этом — в эссе Genesis of a Pythagorean Universe, получившим награду из рук того же Тегмарка.

    На пифагорейский аргумент часто переносятся и те возражения, что адресованы иным аргументам Разумного замысла. Вкратце рассмотрим наиболее популярные из них.

    Биолог и проповедник атеизма Ричард Докинз отвергает идею Разумного замысла на том, в частности, основании, что она имплицирует объяснение более простого, Вселенной, более сложным, Богом, что, по его убеждению, не рационально. Ну, будь оно так, было бы нерациональным объяснять появление книги The God Delusion творческим замыслом и волей её автора Докинза: нет сомнений, что сам Докинз более сложен и разносторонен, чем эта книга.

    Еще одно возражение на Разумный замысел состоит в предложении остановиться с вопросами: Вселенная такова, потому что такова, и тут-де предел всех объяснений. Эта альтернатива, однако же, тоже не выдерживает критики. Дело в том, что Вселенная с ее специальными законами контингентна, как говорят философы, т.е. о ней следует спросить, почему её законы и вся она такова, а не иная. Разум требует достаточного основания, sufficient reason, для существования контингентных объектов, к которым относится и Вселенная. Отсюда рождается понимание рациональной необходимости в установлении терминуса всех вопрошаний о контингентных объектах и субъектах, разумного финала в вопросах о достаточных основаниях. Какая сущность может быть достаточным основанием самой себя? Чисто логически, таким терминусом может быть лишь Бытие как таковое, единое основание всего сущего, которое, как показал Платон, есть Единая полнота Блага.

    Действительно, любая неполнота на том уровне породила бы вопрос, почему неполнота такая, а не другая, что и обозначило бы необходимость еще одного уровня бытия. Всевышний Бог, к которому в конечном счете возводятся идеи Разумного замысла, хотя и непостижим, но прост, как учил Платон, следовавшие ему философские школы, а также отцы Церкви.Всевышний Бог не требует основания для Своего бытия, ибо Он и естьуниверсальное основание бытия. Единое Благо не контингентно; вопрос, почему оно такое, а не другое, был бы бессмыслен; чисто логически, в Благе нет ничего, что могло бы быть другим.

    Стоит заметить, что здесь приведен лишь кратчайший конспект классического рассуждения, понимание которого требует определенной философской подготовки, которую современные ученые обычно не получали, чем и объясняется популярное требование апологетов атеизма ответить на безграмотный вопрос «кто создал Бога?».

    Напоследок рассмотрим еще одно возражение всем аргументам Разумного замысла, этического порядка: эти аргументы, дескать, принуждают человека к вере в Бога, что есть насилие над личностью. Мол, вера в Бога не должна быть вынуждена никем и ничем, в том числе и рациональными аргументами. Наверное, нелепые возражения не перечесть, но всё же ответим на это.

    Прежде всего, установление любой истины с необходимостью ограничивает свободу заблуждений. Кроме того, аргументы Разумного замысла не вынуждают человека к доверию или любви к Создателю, а в этих-то чувствах и состоит сущность религий, и не только авраамических. Разумные аргументы могут подводить к таким чувствам, побуждать к серьезности религиозных размышлений, но никак не принуждать к ним.

    Подводя итог сказанному, можно отметить достаточную парадоксальность ситуации вокруг пифагорейского аргумента Разумного замысла. При том, что аргумент ясно высказывался чуть не всеми отцами новой физики XX века, он, как правило, замалчивается ведущими современными физиками и почти полностью игнорировался и игнорируется философами. Те немногие возражения, которые высказывались по этому аргументу, оказываются ниже всякой критики, как я постарался это показать. О причинах такой ситуации можно гадать; автору этих строк представляется, что основных причин, минимум, две. Об одной из них, страхе религии, было сказано в предыдущем эссе, с выразительной цитатой философа Томаса Нагеля, которую стоит привести еще раз:

    «Рационализм всегда нес больший религиозный привкус, чем эмпиризм. Даже и помимо Бога, идея естественного созвучия между глубочайшими истинами природы и глубочайшими слоями человеческого разума, обещая развитие все более и более истинного представления о реальности, делает вселенную нашим домом в большей степени, чем это удобоприемлемо [comfortable] с секулярной точки зрения. Мысль о том, что связь между умом и миром фундаментальна, заставляет многих нервничать в наше время. Я считаю, что это одно из проявлений страха религии, который имеет значительные и часто пагубные последствия для современной интеллектуальной жизни. Говоря о страхе религии, я не имею в виду вполне обоснованную враждебность к некоторым устоявшимся религиям и религиозным институтам в силу их спорных моральных доктрин, социальной политики и политического влияния. Я также не имею в виду ассоциацию многих религиозных верований с суеверием и принятием очевидной эмпирической фальши. Я говорю о чем-то гораздо более глубоком - о страхе религии как таковой. Я говорю на собственном опыте, поскольку сам сильно подвержен этому страху: я хочу, чтобы атеизм был истинным, и мне не дает покоя тот факт, что некоторые из самых умных и хорошо информированных людей, которых я знаю, являются верующими. Дело не только в том, что я не верю в Бога и, естественно, надеюсь, что прав в своем убеждении. Дело в том, что я надеюсь, что Бога нет! Я не хочу, чтобы был Бог; я не хочу, чтобы Вселенная была такого рода. Я предполагаю, что эта проблема космического авторитета не является редким состоянием, и что она ответственна за большую часть сциентизма и редукционизма нашего времени». (Thomas Nagel, The Last Word, 1997)

    Похоже, что Нагель прав: эта причина работает для очень многих ученых и философов. Другая же причина глухоты философов к пифагорейской тематике — разлом на «две культуры», о котором писал Чарльз Сноу. Физики потеряли философию, а философы — физику. В итоге ни те, ни другие, как правило, не в силах адекватно и когерентно осмыслить основания физики, ее современное состояние и сделать отсюда необходимые или напрашивающиеся выводы для картины мира в целом.

     

     

Комментарии
  • Serg - 20.08.2022 в 00:50:
    Всего комментариев: 404
    Красота симметрии - субьективна. Самка шимпанзе кажется самцу шимпанзе кажется красивой. А вот самцу человека - вряд ли. Зато ему нравится самка человека. Говорить Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 4
  • scholast - 20.08.2022 в 03:14:
    Всего комментариев: 62
    Валерий Петрович, благодарю за публикацию в дорогом моему сердцу альманахе!
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 4
    • redactor - 20.08.2022 в 03:19:
      Всего комментариев: 1336
      Спасибо вам - за тонкие филосфско-экзистенциальные статьи, будящие мысль и вселяющие надежду.
      Рейтинг комментария: Thumb up 6 Thumb down 9
  • KurMaS11 - 20.08.2022 в 13:27:
    Всего комментариев: 5
    Благообразный бред.
    Рейтинг комментария: Thumb up 10 Thumb down 4
  • Serg - 20.08.2022 в 13:58:
    Всего комментариев: 404
    Жан Кальвин учил, что спасение человека не может быть его личной заслугой. Вера, хорошие дела, праведная жизнь без греха - не могут быть причиной спасения человека. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1
  • Serg - 20.08.2022 в 14:01:
    Всего комментариев: 404
    Х.Л. Борхес. Орнитологический аргумент Я закрываю глаза и вижу стаю птиц. Видение длится секунду, а то и меньше; я не знаю, сколько птиц я увидел. Было ли их число Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Морис Собакин - 20.08.2022 в 19:26:
    Всего комментариев: 195
    "Отсюда рождается понимание рациональной необходимости в установлении терминуса всех вопрошаний о контингентных объектах и субъектах..." ------ -- Папа, а с кем это Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 6 Thumb down 2
  • Victor - 21.08.2022 в 04:18:
    Всего комментариев: 75
    полезная статья с хорошим перечнем источников, но там где ув. автор приводит собственные аргументы согласиться с некоторыми из них трудно, например --- "... Ричард Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
  • scholast - 21.08.2022 в 06:17:
    Всего комментариев: 62
    "как именно их пишут хорошо известно большинству людей" Думалка думает, а печаталка печатает, ага, большинство людей это знает :^) Вообще-то ценность книге придают Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 3
    • Serg - 21.08.2022 в 13:03:
      Всего комментариев: 528
      Точно также как вороны додумываются бросать орехи с высоты на асфальт дабы расколоть их - та же загадка. Или как они догадались кидать орехи под колеса автомобилей. Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
    • Victor - 21.08.2022 в 17:25:
      Всего комментариев: 75
      > Вообще-то ценность книге придают новые интересные идеи ---------- ---------- --------- абсолютно верно, только творческие идеи в голове рождаются, а Вы пишете об объяснении Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • AnatRik - 21.08.2022 в 08:18:
    Всего комментариев: 400
    Человек конечен, человечество конечно, и то, что человечество сможет познать тоже ограничено. Наверное, с этой точки зрения вопрос о божественном происхождении Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0
  • Serg - 21.08.2022 в 13:11:
    Всего комментариев: 528
    Склонный к вере увидит бога в звуках грозы, свете радуги, пении птиц, нагой деве ждущей на сеновале, или в кажущейся простоте законов природы. И будет доказывать что Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 1
  • ChP - 21.08.2022 в 22:32:
    Всего комментариев: 153
    Опасайся длинных рассуждений и длинных бород. По неизреченной милости природы, большая часть вопросов, на которые человек не в силах ответить, – это вопросы, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 2
  • Морис Собакин - 22.08.2022 в 02:32:
    Всего комментариев: 195
    Я просто-напросто внес в Гугл (а потом и в Яху тоже) поисковые слова "пифагорейский аргумент", "пифагореизм", "пифагорейство". Обнаружилось, что единственным автором, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 2
    • KurMaS11 - 22.08.2022 в 06:04:
      Всего комментариев: 5
      Посмотрев, как серьезно воспринимают этот бред, начинаешь думать, что людям некуда тратить свое время. Люди на практике осуществили эволюцию, выведя домашних Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 6 Thumb down 2
      • Морис Собакин - 22.08.2022 в 20:40:
        Всего комментариев: 195
        "Посмотрев, как серьезно воспринимают этот бред..." ----- Да потому что по-настоящему образованных людей очень мало -- скажем так, в 10 раз меньше, чем носителей Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 1
    • KurMaS11 - 26.08.2022 в 22:33:
      Всего комментариев: 5
      Вслед за вами я проделал подобный экперимент и пришел к иным, но подобным результатам. Я провел три поиска в Гугле: На "pythagoras argument" в скобках (когда задается Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • Морис Собакин - 22.08.2022 в 02:36:
    Всего комментариев: 195
    Вот некоторые из предписаний пифагорейского ордена: Воздерживайся от употребления в пищу бобов. Не поднимай то, что упало. Не прикасайся к белому петуху. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 1
  • Морис Собакин - 22.08.2022 в 20:44:
    Всего комментариев: 195
    Рекомендую автору, Алексею Бурову, почитать публикации Андрея Пелипенко (apelipenko.ru).
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Serg - 23.08.2022 в 15:48:
      Всего комментариев: 528
      жОсткий троллинг
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
      • Морис Собакин - 23.08.2022 в 22:08:
        Всего комментариев: 195
        Это "два сапога -- пара". Кстати, некоторые идеи Пелипенко достойны обсуждения, просто, не до них сейчас :).
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Саша - 23.08.2022 в 13:35:
    Всего комментариев: 1
    "На сегодня, единственным когерентным ответом на вопрос, почему законы Вселенной столь специфичны, почему они лежат на этом математическом минимаксе, является Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 2
    • Serg - 26.08.2022 в 17:38:
      Всего комментариев: 528
      Такое уже придумывали. Мир как случайность. Еще у гностиков было
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Морис Собакин - 23.08.2022 в 22:24:
    Всего комментариев: 195
    Тут некоторые читатели пытаются (безуспешно, понятно) найти здравый смысл в рассуждениях автора. Нужно понять одно: на данном этапе развития науки и (а это главное!) Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0

Добавить изображение