Мао Цзе Дун (Рожденный в год змеи)2

22-02-2023
  • Начало «В КАКОЙ СТОРОНЕ МОСКВА?»
  • В 1939 году Мао приветствовал «пакт Молотова-Риббентропа» и раздел Польши. Он надеялся, что подобный договор Сталин заключит с союзником Гитлера – Японией, разделив Китай по реке Янцзы. Тогда всё, что к северу от реки, будет Китайской Советской Республикой, и возглавит её он, Мао Цзэдун!

    Оставалось избавиться от сильного конкурента – Ван Мина. Он был не только представителем Коминтерна в Китае, но и прекрасным оратором, а Мао говорил длинно и нудно.

    Он пустил в ход испытанное оружие – клевету. Его люди в Москве называли Ван Мина агентом Чан Кайши. А советским гостям Мао ловко втирал очки, изображая крайнюю преданность Сталину.  Кинорежиссёр Роман Кармен, вернувшись из Китая в СССР, с восторгом рассказывал:

    – На прощанье Мао Цзэдун спросил: «В какой стороне Москва?» и долго молча, взволнованно смотрел в указанном мной направлении. Он сказал, что мечтает поехать в Москву с единственной целью – увидеть товарища Сталина…

    Момент истины наступил, когда Германия напала на СССР. Сталин просил «китайских товарищей» как можно активнее сражаться с японцами, чтобы можно было перебросить на запад часть сибирских и дальневосточных дивизий.  Для КПК даже нашли в это кошмарное время миллион долларов (более 15 нынешних миллионов). Мао взял деньги, но ответил, что китайская Красная армия слишком слаба для такой задачи. Хоть ещё недавно он с гордостью утверждал, что её численность превысила 400 тысяч…

    Наблюдая за победоносным наступлением вермахта, Мао дал Сталину полуиздевательский совет: отвести уцелевшие войска за Урал и там вести партизанскую войну с немцами или японцами.  Лицемерная преданность кремлёвскому вождю сменилась откровенным презрением – типичная для низких натур метаморфоза.

    «В разгар битвы под Москвой в октябре-декабре прошлого года председатель ЦК КПК заявил: «Вот Сталин и доболтался, дальше некуда! Вот поглядеть бы, как этот вождь болтает сейчас там, в Москве...»(Из дневника Петра Владимирова, 29.7.1942).

    ТЮРЕМНЫЕ ПЕЩЕРЫ

    Ван Мин и ещё несколько человек в руководстве КПК обвиняли Мао Цзэдуна в том, что он ратует за крестьянскую, а не пролетарскую революцию, то есть грубо искажает учение Маркса. Осенью 1942 года Мао решил разделаться с этой «московской группой». Теперь, когда немцы на Волге, Сталин – «бумажный тигр», которого можно не опасаться, считал он.

    Из дневника Владимирова (27.10.1942): «Мао Цзэдун всё более груб со своими оппонентами. Когда в споре один из них сослался на статью Сталина, Мао Цзэдун крикнул: «Вы, «москвичи», если Сталин даже испортит воздух, готовы нюхать и восторгаться!..»

    Мао заставлял оппонентов каяться в своих ошибках, называя это «духовной чисткой партии» – намёк, что может быть и физическая, как в СССР. И вчерашние оппоненты каялись, понимая, что Сталин их сейчас не защитит, а за спиной Мао стоит «китайский Берия» – глава госбезопасности Кан Шэн. Сопротивлялся один лишь Ван Мин, но и на него нашлась управа, – вдруг этот здоровый 38-летний мужчина тяжело заболел.

    «Речь идёт уже о жизни Ван Мина. У него отказывают печень, почки. Он жалуется на изнурительные головные боли, общую слабость»(Пётр Владимиров, 8.1.1943).

    Впоследствии выяснилось, что личный врач Мао давал Ван Мину под видом средства от запора хлористую ртуть в смеси с содой (недопустимое сочетание!). Спасло Ван Мина то, что он, заподозрив неладное, стал выбрасывать пакетики с ядовитым порошком. Но «китайский Берия» под видом заботы о его здоровье никого к нему не допускал, то есть фактически держал под домашним арестом. Главный противник Мао Цзэдуна был запуган и прекратил борьбу.

    Запугать рядовых членов 700-тысячной компартии было проще. Их заставляли заниматься «самокритикой», то есть выискивать в своих поступках и даже мыслях идейные грехи и публично каяться в них. Эта кампания была похожа на массовый психоз садомазохистского характера. Мао знал, с каким человеческим материалом он имеет дело. Ещё студентом педучилища он говорил о своих соотечественниках: «Инертны, лицемерны, довольны рабским положением».

    Для упорствующих (попадались и такие!) были вырыты в окрестных холмах тюремные пещеры. Из них днём и ночью доносились вой и дикий хохот, – люди там, в темноте, сходили с ума.

    В Яньани и во всём Особом районе началось обязательное всеобщее изучение речей Мао Цзэдуна (на фото: пловцы перед стартом читают книжечку с его цитатами). Типографии массовым тиражом печатали его портреты. История КПК теперь выглядела чередой побед, творцом которых был Мао. За эти победы его громким хором благодарили на митингах. В 1943 году появился гимн «Алеет Восток». Он будет звучать из репродукторов дважды в день, а ученики в школах будут петь его перед первым уроком:

    Алеет Восток, взошло солнце,
             В Китае родился Мао Цзэдун.
             Он работает для счастья народа,
             Он – звезда, спасающая народ… 

     Так Мао стал диктатором – пока только в Особом районе Китая со столицей в городе Яньань, где закончился «Великий поход». Пётр Владимировразмышлял, как это ему удалось:

    «Ну вероломство, жестокость, а дальше? Конечно, всё не так просто. Этот человек по-своему умён, гораздо смышлёнее своих противников, не всех, конечно». (Запись от 14.1.1943).
    Теми же качествами обладал и Сталин. Но Владимиров не доверил эту мысль своему дневнику…
     
    СВИНИНА В САХАРНОЙ ПУДРЕ

    После нападения Германии на Советский Союз у КПК возникли финансовые проблемы. Поток денег из Москвы иссяк, а торговать с гоминьдановцами было нечем, кроме соли. Мао Цзэдун приказал выращивать на продажу опийный мак. Ещё недавно крестьян за это жестоко карали.

    Под маковые плантации отвели 7500 квадратных километров (750 000 гектаров) лучших земель – и дело пошло! Как говорил один из приближённых Мао, «мы снаряжали в гоминьдановские провинции караваны вьюков соли и привозили назад тощую сумку денег. И всего единственную! Теперь отправляем жалкую сумку опиума, а назад пригоняем караван с вьюками денег. На эти средства покупаем у гоминьдановцев оружие и будем лупить им тот же Гоминьдан!».

    На практике немалая часть денег оставалась у партийной элиты, и она себе ни в чем не отказывала, тщательно скрывая это от бедствующего народа. Снова Пётр Владимиров: «Мао Цзэ-дун и его окружение устраивают пирушки. Однако он умеет пустить пыль в глаза, и когда надобно показать всем, как стойко «председатель Мао» разделяет тяготы с народом, тогда ему подают чумизу (кашу из чёрного риса. – ЛС), и он стоически поедает её, запивая водой. Я не раз наблюдал подобные сцены. Кстати, и чумизу-то изрядно приправляли жирами, специями».

    А вот описание банкета в Яньани у шефа госбезопасности Кан Шэна (главный повар которого был раньше поваром последнего китайского императора): «Невозможно перечислить семьдесят блюд, предложенных гостям. Подавали винегреты, салаты, капусту, тушки уток, мясо в различных соусах, лакомства из морских водорослей. Затем разносили различные ароматные супы. Угощали излюбленным китайским блюдом: курицей в сахаре. Потом предложили всевозможные каши, сваренные на пару и воде без соли, пампушки из пшеничной муки – очень пышные, жирную свинину в сахарной пудре. Не хватало, как на царских пирах в России, пушечных салютов после тостов».(Запись от 7.2.1943).

    Чувствуется, что Владимиров искренне возмущён. Он не доложил об этом Сталину, потому что знал: нравы советского руководства ничуть не лучше. В это же время в осаждённом Ленинграде сотни тысяч людей умирали от голода, а для городской партийной верхушки во главе с Андреем Ждановым самолёт из Москвы ежедневно доставлял мясные и рыбные деликатесы, свежие фрукты, шампанское и т.п. Если немцы сбивали самолёт, взамен вылетал другой. (Об этом в годы горбачёвской «перестройки» впервые рассказал известный ленинградский писатель Даниил Гранин).

    КРАСНАЯ МАНЬЧЖУРИЯ

    «В Яньани над военными неудачами СССР посмеиваются. Ни слова сочувствия, ни дружеского жеста — вавилонская башня недоброжелательства».(Запись Владимирова от 28.8.1942).

    Квантунская армия ждала приказа из Токио о вторжении на территорию СССР, а в Токио хотели сперва дождаться победы немцев в Сталинграде. Не дождались. И автор дневника сразу отметил перемену в поведении «китайских товарищей»:

    «Язвительное и злорадное отношение высших партийных работников КПК к СССР уступает место вымученному доброжелательству: Красная Армия наступает. Для многих здесь это неожиданность. Мао Цзэдун осмотрительно не позволял себе публичных насмешек над нашими военными неудачами. Разве в кругу своих близких... Зато Кан Шэн и другие не стеснялись» (17.1.1943).

    А весной 1945-го Мао вновь заливается китайским соловьём (и следом за ним вся КПК): «Кто наш вождь? Наш вождь – Сталин!.. Есть ли другой такой человек? Нет!.. Сталин – учитель для всех нас…».

    Ещё бы! Ведь теперь судьба Мао Цзэдуна полностью в руках Москвы. На Ялтинской конференции «Большой Тройки» СССР обязался заключить договор о дружбе и союзе с Китаем, а это значит – с законным правительством Чан Кайши. В августе такой договор сроком на 30 лет был подписан обеими сторонами. Мао со своим Особым районом не мог выступать от имени всего Китая, как бы того ни хотели в Москве и Яньани. Ему оставалось уповать на хитрость Сталина и на его циничное отношение к договорам.

    СССР вступил в войну с Японией 9 августа 1945 года, через три дня после взрыва атомной бомбы над Хиросимой. Советские войска вторжения насчитывали около полутора миллионов солдат. Квантунская армия в Маньчжурии была крепким орешком, но японский император, впечатлённый атомной бомбардировкой, приказал ей капитулировать. Всю трофейную технику (сотни танков, самолётов, артиллерийских орудий, автомашин и др.) Кремль передал не правительственной армии Чан Кайши, как полагалось по договору, а Красной армии Мао. Она поспешила занять Маньчжурию (стратегически важную область на северо-востоке Китая, примыкающую к СССР).

    Чан Кайши попытался высадить на маньчжурском побережье десант, но корабли были встречены огнём артиллерии. Разумеется, Мао и его русские советники не взяли на себя ответственность: мол, ведать не ведаем, кто стрелял, – наверное, какие-то бандиты…

     

    «ДЯДЯ СЭМ» СПАСАЕТ МАО

    Советский Союз, согласно договору, был обязан вывести свои войска из Китая через три месяца. Но они оставались там лишних полгода, помогая коммунистам укорениться в Маньчжурии. Стало ясно, что поражение Японии не принесло китайскому народу мир, – стала неизбежной гражданская война.

    Она длилась почти четыре года. Армия Чан Кайши превосходила противника: ведь войска Мао Цзэдуна были, по сути, партизанскими. Они привыкли нападать из засады и не умели вести настоящуювойну. А что делают партизаны, когда враг наступает на них? Как правило, спасаются бегством. Вот вояки Мао и побежали. Правительственная армия Чан Кайши заняла даже их столицу – Яньань. Тысячи красных солдат дезертировали под прикрытием темноты, и командиры, пытаясь с этим бороться, забиралиу них на ночь штаны…

    Коммунистам в Китае пришёл бы скорый конец, если бы не помощь СССР и… Соединённых Штатов. Американцы никак не могли решить, кто для них предпочтительнее – Чан Кайши или Мао Цзэдун.

    Чан имел независимый и прямой, нетипичный для китайца характер. Он постоянно вступал в конфликты с начальником своего штаба – американским генералом Стилуэллом. Тот жаловался на Чана в Вашингтон.

    Мао же в это время старался понравиться «дяде Сэму», разыгрывая из себя простака. Он говорил американцам, что КПК – коммунистическая партия только по названию, а на деле она крестьянская, консервативная. И что у него две мечты: построить в Китае демократию по американскому образцу и посетить Соединённые Штаты… Многие политики в Вашингтоне поверили Мао, тем более что и Сноу в своей книге назвал его искренним человеком.

    Исходя из этого, американцы не позволили Чан Кайши добить китайскую Красную армию – заставили его заключить перемирие на четыре месяца. Это было их роковой ошибкой.

    «Во время перемирия, – пишут Чжан и Холлидей, – русские от­крыли по меньшей мере шестнадцать военно-учебных центров, вклю­чая авиационные, артиллерийские и инженерные. Многие китайские офицеры были отправлены в Россию на учёбу, других послали в русские анклавы — Порт-Артур и Далянь (Дальний. – ЛС). Эти два порта, которые Сталин получил по условиям Ялтинской конференции, стали укрытием для потрёпанных подразделений и командных кадров Мао; здесь они находили убежище, здесь их учили, готовили и вооружали… Кроме того, русские тайно передали КПК десятки тысяч японских военнопленных. Именно эти подразделения сыграли решающую роль в превращении никуда не годной коммунистической армии в устра­шающую военную машину, именно японцы обучали красных обра­щению с трофейным японским оружием, а также обслуживали и ремонтировали это оружие… Ещё одним чрезвычайно важным фактором стала советская оккупация Северной Кореи: более 200 тысяч солдат регулярной корейской армии, подготовленных и обученных русскими и японскими инструкторами, были отправлены в Китай на помощь Красной армии».

    После этого в гражданской войне наступил перелом, и победа коммунистов стала делом времени. Но до 1 октября 1949 года – дня провозглашения Китайской Народной Республики – пролилось ещё очень много крови…

    Правительство Чан Кайши эвакуировалось на остров Тайвань, отделённый от материкового Китая проливом шириной 130 км. Части разбитой правительственной армии сдались или отступили в Бирму и Вьетнам.  В истории Китая началась новая эра. 

    ПРИЕЗД В МОСКВУ. «МЕЧТА» СБЫЛАСЬ

    Советский Союз признал КНР сразу после её рождения – 2 октября 1949 года. А Соединённые Штаты, горько разочаровавшись в «простаке» Мао, сделали это только через тридцать лет.

    Мао должен был отправиться в Москву для подписания с СССР  СССРдоговора о дружбеи взаимной помощи – взамен старого, который был у Сталина с Чан Кайши. Он боялся летать (как и Сталин)и предпочёл десять суток ехать поездом. Но мучило сомнение: вдруг в Москве его отравят или объявят пособником империализма, а на его место поставят Ван Мина?.. Этот оппозиционер №1 был уже совсем не тот, что прежде, но Мао всё же решил подстраховаться. И Ван Мину под видом лечения от запора поставили клизму с лизолом – мощным антисептиком для дезинфекции туалетов и ванн. Сильнейший ожог кишечника лишил Вана даже теоретических шансов занять место Мао…

    16 декабря 1949 годасоветские официальные лица и тщательно отобранные «представители общественности» торжественно встречали китайского гостя на Ярославском вокзале Москвы. Он произнёс несколько благодарственных фраз, назвав при этом Сталина «маршалом».  Возможно, слово «генералиссимус» было ему ненавистно, потому что это звание имел Чан Кайши? Но скорее всего, это была сознательная оговорка – сигнал Сталину, чтобы он не слишком заносился перед новым хозяином Поднебесной империи. Мао подозревал, что «старший брат» постарается его унизить, поэтому не взял с собой из Пекина никого, кроме телохранителей и обслуги, дабы не было лишних свидетелей.

    Сталин и Мао Москва 1949

     

  • В тот же день Сталин принял гостя в Кремле и нанёс лёгкий ответный удар, обращаясь к нему не «товарищ», как принято у коммунистов, а «господин». В этом психологическом поединке сошлись два сильных соперника. Однако Сталин как «старший брат» мог себе позволить запрещённые приёмы. Например, внезапно спросить, раскурив трубку: «Господин Мао, а вы настоящий революционер?..»ПСИХОАНАЛИЗ ЧЕРЕЗ ЗАДНИЙ ПРОХОДМао Цзэдун пробыл в Москве больше двух месяцев– невероятно долго! Для заключения договора при обоюдном желании сторон хватило бы и недели. Но обоюдности-то и не было. Торопился только Мао, а Сталин под разными предлогами невозмутимо тянул резину. Кремлёвские застолья с обильной едой и тостами, которые заставят пить и мёртвого. «Культурная программа» с посещением балетов Большого театра, Оружейной палаты и т.д. Поездка в «колыбель Октябрьской революции» Ленинград,  а там своя обширная программа… (Интересно, что в день посещения Эрмитажа его китайский зал был закрыт «на ремонт». Мао всё понял и сказал своему переводчику: «Стесняются показать, сколько награбила у нас Россия!»)

    Сталин не спешил с договором, потому что не доверял Мао Цзэдуну. В многотомном секретном досье на него хватало компромата, включая язвительные высказывания в адрес СССР и самого Сталина в 1941-1942 годах. Хорошо бы заменить его в Пекине кем-то более лояльным и менее лицемерным. Но сможет ли тот противостоять, что ни говори, законному правительству Чан Кайши?.. На этот вопрос у Сталина не нашлось утешительного ответа. Поэтому он решил дополнительно изучить личность Мао средствами НКВД.

    Традиционной была прослушка, погубившая в своё время Тухачевского, Блюхера идругих советских военачальников. Но для Мао прослушкане была секретом: он и сам её практиковал вместе с «китайским Берией» Кан Шэном. На правительственной даче, где его поселили, он не позволял себе лишних слов, а громко говорил как бы в ухо Сталину: «Я приехал в Москву для больших дел, а не для того, чтобы жрать и развлекаться!..»

    Но чекисты применили ещё один метод. Бывший советский контрразведчик Игорь Атаманенко рассказал Би-Би-Си, что узнал о нём, работая в архивах ФСБ.

    В 1940-х годах НКВД создал экспериментальную лабораторию для анализа… фекалий иностранных лидеров (так и хочется назвать её «экскрементальной»). Такой анализ даёт информацию оздоровье интересующих персон, которая сама по себе очень важна.Но главная цель проекта была другой: исследуя кал, уточнять психологический портрет личности!

    Атаманенко рассказал корреспонденту: «Например, если они обнаруживали высокую концентрацию аминокислоты под названием триптофан, то делали вывод, что этот человек обладает спокойным характером и охотно идёт навстречу. А недостаток калия в экскрементах рассматривался как признак неуравновешенного темперамента и бессонницы".

    В туалете для Мао, утверждает Атаманенко, чекисты вывели сливную трубу не в канализацию, а в специальные контейнеры. «Мао кормили и поили, что называется, от пуза, а производимые фекалии отправляли на анализ»…

    (Я верю этому: ведь Би-Би-Си не дружит с фейками, и не зря теперь офицер ФСБ носит за бункерным фигурантом чемодан с его секретным калом).

    Результаты анализа, видимо, устроили Сталина, потому что во второй половине января 1950 года заключение договора о дружбе и взаимопомощи сдвинулось с мёртвой точки. Наконец пошёл конкретный разговор. Мао сказал, что хочет захватить Тайвань, пока Чан Кайши не превратил его в неприступную крепость, но без советских лётчиков и моряков не обойтись. Сталин отказал ему в этой просьбе («Нам нельзя давать американцам повод для агрессии»), зато обещал щедрый кредит в 300 миллионов долларов, помощь в создании военно-морского флота и военной промышленности.

    Из Пекина для подписания договора прилетел Чжоу Эньлай. Мао предложил, чтобы другим «подписантом» былСталин, так как оба – премьер-министры. Это была маленькая восточная хитрость для самовозвышения, – ведь получилось бы, что хозяин СССР стоит на одном уровне с Чжоу, подчинённым Председателя Мао! Сталин, сам восточный человек, только усмехнулся в усы. В итоге договор подписали министры иностранных дел.

    Расстались два диктатора внешне тепло, обменявшись комплиментами. Сталин назвал Мао «великим вождём», а тот его – «учителем и другом народов всего мира». Правда, Сталин сделал это в личной беседе, а Мао был вынужден публично – на праздновании 70-летия Сталина в Большом театре (на фото они рядом в президиуме).

    Народы свободного мира замерли в тревоге: что теперь предпримет их «учитель и друг» в союзе с красным Китаем?..

    ЖИВЫЕ МИНОИСКАТЕЛИ

    Ждать пришлось недолго. Летом 1950-го северокорейский диктатор Ким Ир Сен напал на Южную Корею. Американцы поддержали южан. Сталин подчёркнуто не вмешивался (ведь у США было тогда 360 атомных бомб, а у СССР всего 5), но тайно направил в помощь Ким Ир Сену советских лётчиков (одним из них был мой родной дядя, воевавший там под корейским псевдонимом). А Мао открыто слал в Корею китайских «народных добровольцев».

    Зачем Мао Цзэдун ввязался в ту войну? Хотел спасти самонадеянного Ким Ир Сена от разгрома и подчинить его своему влиянию? Да, но не это было для него главным.

    Мао благодаря поддержке СССР захватил власть в Китае, но боялся, что удержать её будет трудно. Его армия брала не качеством, а количеством. У неё было устаревшее трофейное оружие, а нового Сталин просто так не давал. Но под обещание Мао «перемолоть» в Корее большие силы американцев согласился вооружить шестьдесят китайских дивизий. И в Пекине рассчитывали, что это только начало.

    Война в Корее решала и проблему пленных – бывших солдат Чан Кайши. Что с ними делать?  В стране и без них хватало почти бесплатной рабочей силы. А вот послать их на корейский фронт – отличная идея! Пусть убивают там американцев, а те тратят на них свои патроны.

    Сотни тысяч этих солдат были отправлены в Корею под видом добровольцев. Об их питании и одежде начальство почти не заботилось. Когда в первую военную зиму ударил тридцатиградусный мороз, они оставались в летней форме. А в ответ на жалобы, что кончилась еда, «сверху» пришло издевательское указание есть личинки насекомых и варить хвою.  Смертность от голода и холода была сравнима с боевыми потерями. Общее число китайских «двухсотых» в той войне составило почти 900 тысяч.

    Коммунистических солдат, завоевавших для него власть, Мао тоже не считал людьми. Характерный пример: когда в Пекине ему готовили резиденцию – императорский дворец в большом парке – не хватало миноискателей для быстрой проверки территории. Но зачем откладывать новоселье, если есть живые миноискатели? Солдатам было приказано шеренгой, плечом к плечу, прочесать весь парк…

    Лучший цемент для власти – кровь и всеобщий страх. Сам ли Мао пришёл к этому выводу или научился у Сталина, трудно сказать. Но факт, что «технология» у него была собственная. Сталин, как правило, не афишировал свои массовые репрессии: люди просто пропадали. Мао пошёл дальше – устраивал публичные казни. Вскоре после победы над Чан Кайши он заявил, что «враг сам по себе не исчезнет» и начал кампанию по «искоренению контрреволюционеров». Попасть в эту категорию было легко – хватало доноса, что ты позволял себе «контрреволюционные высказывания». Функции судов выполняли партийные комитеты – они и выносили приговоры. Бывало, на площади в Пекине или другом большом городе расстреливали до двухсот человек одновременно.  Груды трупов увозили среди бела дня в открытых грузовиках – в назидание прохожим, которые не присутствовали на казни.

    (Окончание следует)

Комментарии
  • Меломан - 22.02.2023 в 12:08:
    Всего комментариев: 230
    Пока всё очень интересно...
    Рейтинг комментария: Thumb up 7 Thumb down 2
  • someone - 22.02.2023 в 20:14:
    Всего комментариев: 637
    Самому рыться в истории Китая времени нет, а тут все доходчиво и увлекательно изложено. Наконец-то узнал про истоки конфликта между КНР и Тайванем. И на мерзкого Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 7 Thumb down 1

Добавить изображение