Независимый бостонский альманах

Оставшиеся на перроне

27-06-1999

     Почти два года назад я написал в своей статье, http://kulichki.rambler.ru/centrolit/manilov/dorfman.html опубликованной в рамках так называемого ''маниловского проекта'' именно о Генисе и его любимцах так:

Как всё-таки быстро меняется ситуация в русской литературе.

И как всё-таки неповоротливы толстые журналы и их авторы. Даже самые уважаемые. Без иронии. Я очень люблю Александра Гениса. И чуть больше года назад просто проглотил его серию статей про русскую литературу конца 20 века, которую он опубликовал в "Новом Русском Слове".

Boroh

Но вот, тот же текст я читаю уже в журнале "Континент". В свежем номере. Боже мой, всё уже не так! Генис остался на перроне, а поезд ушёл. Он приветствует литературу, отбросившую реализм, как настоящее и будущее русской литературы. Он пишет о постмодернистах Пелевине и Сорокине как о людях определяющих ее настоящее и будущее. И невдомёк Генису и всем остальным уважаемым критикам, что и Пелевин и Сорокин уже ничего определять не будут. А если и будут, то в другом качестве. В качестве просто хороших реалистических писателей. С чего я это взял? Да все очень просто. Ответ на это даёт литература двадцатилетних, литература Сети.

После этого прошло довольно много времени. При этом я не сидел сложа руки. И пытался сам как-то повлиять на Гениса, которым для меня и сегодня остаётся человеком номер один в русско-американской словесности после смерти Довлатова.

Не хотел, знаете ли, чтобы к нему относились слова Лучшего Друга Писателей, сказанные им на 18 съезде ВКБ(б)

"Некоторые деятели из интеллигенции випадают из партийной тележки на крутых поворотах истории.

Ми нэ дадим таварыщу Гэнису випасть из партыйной тэлежки'',-

повторил я, и путём взаимной переписки уговорил его участвовать в работе жюри литературного конкурса ''Тенета''. Тем самым я хотел показать Генису, что на смену подуставшим Пелевину и Сорокину идут новые виртуальные бойцы, с боевым творчеством которых Александр ознакомится в процессе оценки их работ.

Более того, в дальнейшей переписке я намекал Александру, что главным результатом его деятельности в жюри ''Тенет'' может быть его новая книга, написанная уже о Сетевой литературе. И она будет не столько о Сетевой литературе, в конце концов Интернет это только технический инструмент, а о поколении двадцати-тридцатилетних, которым пока, кроме Сети, податься некуда.

И Генис поначалу клюнул. Он даже сообщил мне, что завёл отдельную папочку, для темы ''Сетевая литература''. Я же, в свою очередь, стал активно рекомендовать ему, чем эту папочку наполнять. И процесс пошёл. Но довольно быстро он застопорился. Александр честно признался, что с экрана он большие тексты читать не в состоянии. Да и маленькие - тоже. И со временем туго. И вообще, почитав распечатки, которые ему дали друзья, он разочаровался.

Последнее меня не удивило. Я тоже чаще разочаровываюсь, чем умиляюсь, читая товарищей по Сетевой Борьбе. Но, всё равно, верю в светлое будущее поколения, пришедших с Сети. Оптимист я.

Впрочем, сами по себе обязанности участника профессионального жюри Александр Генис выполняет добросовестно. Он уже прочёл две номинации и выставил по ним оценки. Какой-то герой труда, наш Сан Саныч. Откуда же моё разочарование в кумире? А вот откуда.

Я послушал, что говорил Генис 31 мая в Бостоне. Встреча эта состоялся жарким и душным вечером в магазине ''Петрополь''. Свободных мест было немного. Люди, несмотря на жару, пришли. Да и за вход брали 10 долларов. Но ни жара, ни 10 долларов почитатей таланта Александра не остановили.

Не я один его люблю на нашей Бостонщине. Формально встреча была посвящена презентации новой книги ''Довлатов и окрестности'', а так же впечатлениям от поездки в Москву на презентацию этой книги. Она только что вышла в издательстве Вагриус. Что же поведал Сан Саныч собравшемуся народу? А вот что:

Русская литература сегодня делится на три поколения. Первое и старшее - шестидесятники. В этом поколении продолжает активно трудиться Василий Аксёнов. (Как он продолжает активно трудиться, я написал два года назад. Моя статья о трудах Аксёнова называлась ''Шито на мёртвых.'' Так одесские портные оценивали брак в работе своих коллег.)

Второе поколение, это поколение самого Гениса, которое Александр считает потерянн
ым. К этому поколению относятся Татьяна Толстая, Саша Соколов, Виктор Ерофеев и другие. Почему Генис с Толстой потерялись, я толком не понял.

Потерянный Генис уже двенадцатую книжку издал. И Татьяна как будто бы тоже регулярно печатается. Недавно даже выдала книженцию вместе с родной сестрой Натальей под знакомым названием ''Сёстры'' (Издательский Дом ''Подкова'', 1998 год.) Чтобы никто, не дай Бог, не забыл, кто их дедушка. А дедушка, граф Алексей Толстой, однажды уже ''Сестры'' написал. Живёт внучка в Америке, так же как и потерянный Генис. Хотя Александр давно гражданин нашей страны, а вот внучка - пока нет. Но, что характерно, - и Гениса, и Толстую вовсю печатают в России. Так что никуда они не потерялись. Что касается Александра, то я бы сказал наоборот - он здесь нашёлся. И вполне заслуженно.

Однако пора и к третьему генисовскому поколению. Здесь оказалось совсем просто. Ты да я, да третий - Давидка. Причём третьего - Давидки, оказывается и нет вовсе. Только двое во всём поколении: Пелевин и Сорокин. Я хотел хоть Галковского ему в третье поколение определить, но строгий Сан Саныч Дмитрия Евгеньича туда не пустил. Он дал мне отлуп со словами: ''Так он же ничего сейчас не пишет''. Мою робкую попытку возразить, что это совсем не так, Генис проигнорировал. Раз он сказал: ''Не пишет!'',- значит,- ''Не пишет!''. Суров, однако, Сан Саныч. До дрожи.

После завершения списка поколений Генис решительно подвёл черту, несмотря на ещё одну мою попытку встрять и намекнуть Сан Санычу: ''Ну как же, я ведь вам писал?'', имея ввиду Сеть, и не только. Просто филофеевщина какая-то получается: ''Москва - Третий Рим, а четвёртому - не бывати.'' Во всяком случае - по Генису. Но чуть-чуть слабину после этого суровый Сан Саныч всё же дал. Отметил расцвет жанровой литературы и её разнообразие.

Хотя никого кроме Марининой и Доценко не вспомнил. Впрочем вру, ещё своего друга, Феликса Незнанского. То что они с Феликсом друзья, Александр сам сообщил. Друзей не забывает, и это хорошо.

Тут я с другого боку хотел подъехать к нему про четвёртое поколение. Мол, если о жанрах, то почему одни боевики и детективы? А как же русское фэнтези? Ответ Гениса был для меня неожиданным: ''Чушь и пересказ старых мифов''. Это мне напомнило реакцию официальной советской критики на Стругацких времён ''Сказки о Тройке'' и ''Гадких Лебедей''. Примерно также воспринимает, оказывается, и Генис мощную волну фэнтези с её прекрасными авторами: Максом Фраем, Святославом Логиновым, Марией Семёновой, Генри Лаойнелом Олди (последний - псевдоним двух соавторов из Харькова). Впрочем, потом Генис сказал мне, что погорячился. Что всех авторов, мною перечисленных, он не читал, времени не хватает.

В общем, Генис как знатная доярка, Пастернака не читал, но осудил. Но позже как-нибудь Александр собирается почитать некоторых авторов этого жанра, во всяком случае он мне об этом написал. Увы, и в дальнейшем разговоре на этой встрече, о Сетевой литературе не было сказано ни слова.

А ведь Александр довольно много уже прочёл Сетевых авторов. Может он решил как о покойниках - или хорошо, или ничего? Так как Генис грозился рассказать про литературную Москву нашего времени, я у него пытался узнать про молодых писателей Москвы, но похоже Александр ни с кем из них не встречался. Во всяком случае, ни одну фамилию он не назвал, и ничего вразумительного не ответил на мой вопрос. А ведь именно среди молодых писателей и поэтов много тех, кого я знаю по Сети, но никогда не видел. Хотел услышать про своих виртуальных знакомых свидетельство очевидца. Увы, не услышал.

Потом разговор свернул на толстые литературные журналы. И тут я снова нервно встрепенулся. Я слежу за этими журналами (и на Интернете они все есть, и в библиотеке, и купить можно: ''Читай, не хочу'') и вижу, что творческая ситуация меняется к лучшему. Например из ''Нового Мира'' наконец-то ушел на заслуженный отдых аксакал Сергей Залыгин и главредом стал Андрей Василевский, который помоложе не только меня, но и Гениса. Хоть и сам Генис на шесть лет моложе меня, родился в год смерти Вождя Народов, пацан ещё, можно сказать. И печатают теперь в ''Новом Мире'' достаточно молодых ребят, Антона Уткина с его ''Хороводом'', который моложе писателя Вити (так Виктора Олеговича Пелевина называет русский Интернет) на два года.

Другой молодой автор - Михаил Бутов с его отличным романом ''Свобода.'' А в разделе критики вообще ровесников моего сына можно увидеть.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?