Независимый бостонский альманах

Мастер паузы Евгений Примаков как возможный лидер России

11-07-1999

Половина Москвы и Петербурга 

была родня и приятели Степана Аркадьевича.
Он родился в среде тех людей, которые
были и стали сильными мира сего.
Одна треть государственных людей, стариков,
были приятелями его отца и знали его в рубашечке-
другая треть были с ним на "ты",
а третья – были хорошие знакомые…
Облонскому не нужно было особенно стараться,
чтобы получить выгодное место- нужно было только
не отказываться, не завидовать, не ссориться, не обижаться,
чего он, по свойственной ему доброте, никогда и не делал.

Лев Толстой, "Анна Каренина"

Igor Oleynik

Фигура Примакова представляет значительный интерес для тех, кто пытается построить обоснованный прогноз развития политической ситуации в стране. Насколько далеко простираются после отставки его амбиции и каковы его возможности реализовать их?

Primakov

Примаков может без особенных затруднений стать депутатом Государственной думы следующего созыва от одномандатного округа в качестве независимого кандидата. Но становиться простым депутатом ему особенного резона нет.

Сейчас модно зачислять Евгения Максимовича в ту или иную предвыборную коалицию. Не мешало бы, однако, ответить сначала на вопрос: "Зачем ему нужна эта коалиция?" Ведь он еще вполне может успеть создать собственный избирательный блок и преодолеть с ним 5%-ный рубеж. Но удовлетворится ли экс-премьер статусом одного из 6-7 лидеров фракций Госдумы?

Сейчас популярна версия о том, что Примаков может возглавить новый российский парламент в качестве спикера. Между прочим, для этого вовсе не обязательно входить в какую-то фракцию. В будущей Государственной Думе контрольный пакет влияния будет принадлежать не какой-то одной фракции-монстру, а двум-трем фракциям меньшей величины. При этом резко возрастает вероятность избрания в спикеры не ангажированного в связи с какой-то партией и не связанного с партийной дисциплиной авторитетного политика, способного стать эффективным "разводящим" для большинства фракций. Подобная репутация у Евгения Максимовича уже есть, и в качестве спикера он устроит очень многих.

Но, конечно же, наиболее интересный вопрос связан с возможными перспективами участия Примакова в президентских выборах (поскольку вероятность его прохождения во второй тур существенно выше, чем у Лужкова, а вероятность его победы во втором туре существенно выше, чем у Зюганова). Попробуем разобраться в этой проблеме, исходя из анализа профессиональной карьеры, имиджа и управленческого стиля Евгения Максимовича.

О жизненном пути и трудовой биографии его родителей достоверно известно немногое. Но из самого факта учебы Примакова в Московском институте востоковедения ясно, что его "семья служащих" в конце 40-х годов имела репутацию "идеологически выдержанной и не замеченной в порочащих связях". Этот вуз, расформированный вскоре после смерти Сталина, был одним из базовых центров подготовки советских дипломатов и разведчиков.

"Журналистский" вопрос об том, был ли Примаков сотрудником КГБ в советский период или нет, на самом деле не существенен. Дело в том, что после окончания аспирантуры экономического факультета МГУ Евгений Максимович довольно быстро начал занимать должности, относящиеся к номенклатуре ЦК КПСС. Этот статус давал иммунитет от несанкционированных действий органов госбезопасности и, в частности, запрещал вербовку для агентурного сотрудничества. Интересно отметить, что в 1989 году Примаков был избран народным депутатом СССР именно по квоте КПСС после многолетней работы в составе т.н. "спичрайтерской группы ЦК", в которую также входили Георгий Арбатов, Федор Бурлацкий и Александр Бовин.

Выдвижение Примакова в политическую элиту облегчала возникшая в результате первого брака дальняя родственная связь с советским премьером Алексеем Косыгиным, а также близость к Юрию Андропову. Но в качестве негласного функционера ЦК Примаков не противопоставлял себя ни дипломатам, ни разведчикам. Наоборот, он всегда выстраивал систему взаимовыгодного обмена информацией, напоминающей систему работы Рихарда Зорге среди немецкой миссии в Японии. Понимая незаурядность источников информации Евгения Максимовича и его глубокое понимание контекста номенклатур
ных событий, советские дипломаты и разведчики были заинтересованы обкатать в беседах с "журналистом-международником" свои представления о том или ином процессе, прежде чем доложить их "наверх".

Главный талант Евгения Примакова – талант общения. Профессиональная карьера Евгения Максимовича построена на его уникальной способности посредника, на умении выстраивать отношения личной дружбы с трудно совместимыми порой напрямую людьми из различных ведомств, из различных кланов, из различных национальных элит. Несомненно, большую роль в формировании этого качества сыграли детские годы, проведенные в армянском квартале Тбилиси. Как "профессионал дружбы" Примаков ориентирован на уважение без подхалимажа, всячески избегает конфронтационности в личном общении и прямых негативных высказываний о ком-либо персонально.

Умение тонко разбираться в мотивах поведения позволяет ему эффективно воздействовать на собеседников, принадлежащих к восточной культуре. Среди его личных друзей, приобретенных во время исполнения конфиденциальных миссий ЦК КПСС на Ближнем Востоке - лидер Демократической партии Курдистана мулла Мустафа Барзани, президент Ирака Саддам Хусейн, президент Египта Хосни Мубарак, король Иордании Хусейн. Близкие товарищеские отношения у Евгения Максимовича установились с Эдуардом Шеварнадзе, Гейдаром Алиевым, а также с нынешним президентом Республики Корея Ким Ен Самом.

Примаков ставит дружеские отношения выше любых политических разногласий. Если у него сложились с кем-то дружеские отношения, то даже если все кругом этого человека с грязью смешают – Евгений Максимович все равно останется его другом. Следует отметить, что установка Примакова на позитив в каждом из собеседников порой граничит с всеядностью - среди его хороших знакомых встречаются весьма одиозные в глазах правоохранительных органов предприниматели с грузинскими и армянскими фамилиями.

Руководителем внешней разведки Евгений Максимович был в сентябре 1991 года назначен достаточно случайно – после августовского путча Ельцин искал замену Леониду Шебаршину и остановил по совету Аркадия Вольского свой выбор на Примакове потому, что тот "не гнушался здороваться с ним за руку во время опалы".

В разведке назначение экс-Председателя Совета Союза Верховного Совета СССР было воспринято крайне настороженно - особенно после того, как он в первые же дни потребовал принести ему на ознакомление личные дела ведущей агентуры. Однако за короткое время Евгений Максимович смог переломить отношение к себе как чужаку, получив среди подчиненных уважительные клички "Академик" и Примус". Большую роль в этом сыграл яркий контраст в подходах с "послепутчевым" Председателем КГБ СССР Бакатиным. "Лесной элите" импонировало искреннее стремление Примакова спасти отечественные спецслужбы от полного разгрома радикал-демократами.

Благодаря точки зрения Примакова на разведывательный процесс как на органический синтез оперативной и аналитико-прогностической работы СВР сумела в наибольшей степени оградить себя от дезинтеграционных и деструктивных тенденций, воцарившихся в других отечественных спецслужбах. Впрочем, злые языки поговаривают, что не последнюю роль в этом сыграло то обстоятельство, что среди всех руководителей бывших управлений КГБ Примаков был единственный, который решился (после полутора лет еженедельных встреч) предложить Ельцину выпить вместе водки "Абсолют" из специальной "фляжки для доклада".

Назначенный в январе 1996 года главой МИДа Евгений Максимович продолжал умело воплощать девиз: "Восток – дело тонкое", но в общении с представителями других цивилизаций его эффективность как дипломата была явно ниже. Среди западных государственных деятелей Примаков имеет репутацию второго "Мистера НЕТ" (по аналогии с бескомпромиссным министром иностранных дел СССР Андреем Громыко). Создается впечатление, что Евгений Максимович внутренне воспринимает восточную культуру как родную, а западную – как чуждую, изначально враждебную среду. Подобный подход приводит к тому, что переговоры с западными деятелями он склонен переводить в режим "диалога глухих", многократно переформулируя свою точку зрения и не обращая ровно никакого внимания на контраргументы.

Если антизападническая позиция Громыко была убедительно подкреплена силовыми и экономическими ресурсами Советского Союза, то п
озиция Примакова выглядит сейчас необоснованно опасной крайностью, механически противопоставленной другой крайности - прозападной позиции Андрея Козырева. Евгений Максимович как мастер позиционной, выжидательной игры в стиле политического цугцванга по сути отказался от опережающих инициатив и переложил исключительно на западную сторону ответственность кардинальных шагов во взаимоотношениях с Россией. С тем, чтобы представить перед российской общественностью свою "идеологически выдержанную" жесткую позицию как "ответную, вынужденную реакцию на агрессивные действия Запада, не желающего считаться с нами". По проблематике отношений с экономически развитыми странами для Примакова скорее характерна позиция ухода от решения проблем, игра на "заметание мусора под ковер". А ведь время всегда работает на сильного, а не на слабого.

Последствия этого предопределяющего стратегическое запаздывание России подхода к международной политике в бытность Евгения Примакова и Игоря Иванова министрами иностранных дел сейчас хорошо видны на примере той экономически тупиковой и политически унизительной ситуации, в которой мы оказались на Балканах и в вопросах продвижения НАТО на восток. Эффективная политика – это искусство возможного, а не искусство желаемого. Чем предаваться ностальгии по былому статусу сверхдержавы, лучше бы нам сосредоточиться на качестве управления еще оставшимися в стране ресурсами и стратегически точном использовании противоречий между ведущими державами мира, самоуверенно отстаивающими право т.н. "золотого миллиарда" решать судьбу остального части человечества.

Вступление Примакова на пост премьер-министра проходило в рамках подготовки "бархатного" конституционного переворота с перераспределением власти в пользу правительства и парламента. Кто конкретно ввел имя Евгения Максимовича в этот сценарий, сказать трудно - но вряд ли это был Явлинский, озвучивший кандидатуру публично. Поговаривают, что фамилию Примакова Григорию Алексеевичу подсказал академик Абалкин. Якобы в сочетании с подсказкой, что лидер "Яблока" сможет стать при новом премьере первым заместителем по экономике.

Дело в том, что, хотя Евгений Максимович формально имеет научную степень доктора экономических наук, по своим исследовательским интересам он всегда являлся политологом. Примаков силен в аналитическом осмыслении текущих политических проблем, но назвать его представления об экономических процессах в России профессиональными было бы очень большой натяжкой. Во всяком случае, по научным трудам академика хоть как-то позиционировать его экономические взгляды весьма затруднительно.

Все понимали, что на роль премьера-хозяйственника Евгений Максимович претендовать не будет. Разработчиков сценария Примаков интересовал именно в роли "политического" премьера - фигуры, дублирующей функции Президента России и вытесняющейся его из пространства государственной власти (кстати, деструктивное дублирование функций двух первых лиц государства возникает не только при "политическом" премьере, но и при президенте-"хозяйственнике").

В связи с этим возникает вопрос, предвидел ли Явлинский вытекающие из своего предложения коллизии, когда озвучивал кандидатуру Примакова как "стабилизирующую". Похоже, что не понимал, поскольку вскоре сам ради сохранения репутации вышел из игры, связанной с формированием правительства Примакова. Как это похоже на Григория Алексеевича – сначала озвучить перед избирателями теоретически красивое решение проблемы, а потом по принципиальным соображениям отказаться от конкретного и ответственного участия в его реализации.

Можно не сомневаться в том, что Евгений Максимович искренне не хотел занимать место председателя правительства и уступил "просьбе группы товарищей" после долгих колебаний. Пост премьера, постоянно требующий принятия оперативных решений и умения конкретно наступать на интересы влиятельных фигур, для него был психологически дисгармоничен. Кстати, бывший член Политбюро ЦК КПСС и предшественник по руководству ИМЭМО Александр Яковлев так характеризовал Примакова: "Он не консерватор, он просто не торопится с выводами. То, что можно сказать сегодня вечером, он предпочтет сказать завтра вечером".

Стремление оставаться лояльным по отношению ко всем враждующих группировкам влияния и предоставление инициативы в развитии с

обытий другим политикам, откладывание решений и перекладывание ответственности – вот основные слагаемые стиля премьера Примакова. Средства массовой информации до сих пор склонны находиться под магией слов "руководитель внешней разведки", предполагающих совсем другой тип поведения, но все же лучше опираться на факты. "Пассивный фатализм", несомненно, проявлялся Евгением Максимовичем и раньше – иначе он просто не смог бы достичь тех чиновных высот, которых добился непротивлением точке зрения начальства (например, в списке экспертов, предостерегавших руководство КПСС от ввода войск в Афганистан, фамилии Примакова не значится).

Триумфальное занятие Евгением Максимовичем "кресла №2" ярко контрастирует с обтекаемой безликостью его премьерства. Впрочем, никто от Примакова экономических или политических чудес не ждал. Это было время, про которое говорят: "Нет новостей – хорошие новости". Наверное, историки назовут этот период тайм-аутом, взятым основными политическими игроками России для перегруппировки сил накануне выборов. Даже какую-то оговорку премьера, ставшую политическим афоризмом типа черномырдинского: "Хотели как лучше…", не вспомнишь.

Пожалуй, единственным ярким эпизодом, связанным с решением самого Евгения Максимовича, является разворот самолета премьера над Атлантикой в ночь начала бомбардировок Югославии. Но при внимательном рассмотрении эти нашумевшие события скорее подтверждают гипотезу о том, что Примаков гораздо больше царедворец, чем самостоятельный политик.

Ельцин послал Примакова на переговоры с руководством МВФ для того, чтобы обвинив его вместе с Маслюковым в провале получения кредитов, быстро – в течение недели – заменить на посту премьера Черномырдиным, который "как никто другой умеет договариваться" с американцами. По всей видимости события бы развивались именно так, но американцы зарвались в своих планах и захотели убить сразу слишком много зайцев. Начало бомбардировок Югославии было назначено ими на день, в который российский "Мистер НЕТ" должен был лично выпрашивать у МВФ кредиты, демонстрируя всему миру унижение России и всесилие США.

Сопоставив информацию о планах Ельцина и планах американцев, Евгений Максимович оказался перед трудным выбором – он проигрывал и в том случае, если бы отказался лететь на переговоры, и в том случае, если бы приземлился бы в США. Поэтому им было принято решение "вылететь для того, чтобы не долететь". Вместо того, чтобы быть бесславно снятым с должности премьер-министра, он вернулся в Россию "национальным героем на несколько дней" и намного более убедительным в глазах избирателей национальным лидером, чем действующий Президент.

Благостную картину нарушает только одна деталь – информацию о том, что разворот самолета был согласован с Ельциным, Примаков озвучил только в Шереметьево. Журналистам же, бравшим у него интервью во время промежуточной посадки в Европе, Евгений Максимович ничего на эту тему не сказал. Напрашивается вывод о том, что на самом деле Примаков поставил Ельцина в известность о демонстративном прекращении визита уже после разворота самолета, на публике приписав именно Президенту авторство решения.

Впрочем, это "подстилание соломки" Евгению Максимовичу особенно не помогло. Во время разбирательства скандального дела Генерального прокурора Скуратова он продолжал делать одновременно политические реверансы и в сторону Ельцина, и в сторону Лужкова, и в сторону Зюганова. Так, что уже никто из крупных игроков не мог всерьез рассчитывать на него как на принципиального и последовательного союзника. Отставка неумолимо приближалась – весь вопрос был в уровне риска этого решения для Президента, которому угрожал импичмент со стороны Государственной Думы.

Было найдено (по-видимому, не без советов Чубайса) средство минимизации этого риска. Вместо внезапно снятого с должности Примакова ошеломленным депутатам резко предложили … имиджевого двойника Примакова. Так сказать, отреставрированный и помолодевший на двадцать лет тот же самый портрет царедворца в той же самой раме бывшего руководителя спецслужбы.

И снова обстоятельства отставки говорят о нерешительности и амофности политического поведения Евгения Максимовича, о его нежелании с кем-либо лишний раз ссориться, о стремлении уступить инициативу и ответственность решения. Будучи прекрасно осведомлен о графике подготовки своей отставки, последние дни в должности премьер министра он потратил на то, чтобы со всеми попрощаться и никого напоследок не обидеть. Такое поведение заставляет серьезно сомневаться в том, что Примаков имеет планы участия в президентских выборах. Ведь для популярного политика, "несправедливо" увольняемого непопулярным Президентом в отставку, нет более эффективного способа надолго поднять рейтинг своей поддержки избирателями, чем "хлопнуть дверью". Евгений Максимович же не только дверью не хлопнул, но и петли ее смазал, что бы они не скрипели при его уходе из исполнительной власти.

А впрочем, утверждать со 100%-ной уверенностью, что амбиции экс-премьера ограничатся Государственной думой, сейчас никто из осведомленных людей не возьмется как раз в силу поразительной гибкости Примакова по отношению к источникам влияния на него. Ведь Евгений Максимович был и остается "человеком дружбы". Существует множество весьма уважаемых экс-премьером людей, заинтересованных в том, чтобы он стал Президентом. К ним относятся, в частности, и высокопоставленные сотрудники Службы внешней разведки, которые были назначены премьером на "хлебные" места госпредставителей в ведущих частных компаниях топливно-энергетического комплекса. Примаков не имеет публично ангажированных связей с финансово-промышленными группами, но его весьма пристальный интерес к проблемам продвижения кампаний "ЛУКойл" и "ЮКОС" на мировой рынок заметен еще со времен руководства МИДом.

Несомненно, на Евгения Максимовича будет оказываться серьезное давление с целью добиться его участия в президентской гонке. А способность Примакова противостоять позиции своих многочисленных друзей мы уже обсудили. Так что не стоит исключать из рассмотрения ни один из теоретически возможных сценариев развития событий…

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?