Независимый бостонский альманах

ИЗМЕННИКИ

01-01-1999

ПРЕДСТАВЛЯЕМ АВТОРА:Alexander Bolasny      Александру Болясному 49 лет, в 1994 г. эмигрировал в США из Украины (из Киева). По образованию и некоторому опыту работы - инженер-электрик, однако 20 лет посвятил профессиональной журналистике на радио и в газетах. Как журналист был 11 лет (с пуска первого энергоблока в 1977 г.) связан с Чернобыльской АЭС. Свидетель и участник строительства, развития и эксплуатации первенца атомной энергетики Украины, ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986 г., после чего стал инвалидом. В США опубликовал ряд публицистических статей, в том числе на темы экологии, и художественную прозу в русских изданиях Нью-Йорка и Бостона. В настоящее время проживает в Бостоне, где проходит курсы лечения и продолжает заниматься журналистикой и литературной работой.

Неудобен - вот и неугоден


"Зелёным" и экологам есть чем похвалиться, но только не всеобщей любовью. Недолюбливают, а подчас просто не переносят их власть предержащие. Люди же простые - "население" - в большинстве своём как раз наоборот, что служит прекрасным поводом для тех, первых, пренебрежительно именовать "зелёных" популистами. Явление, увы, интернациональное, отличающееся разве что силой своего проявления - это уж в зависимости от ситуации в стране.
В США, к примеру, забота об окружающей среде - в ранге важнейших составляющих государственной политики и закреплена в реально работающих законах. Однако и тут "зелёные" порой ощущают дискомфорт, когда задевают интересы крупного капитала, производителей, имеющих в верхах своё лобби. Что уж говорить о нынешней нищей, донельзя коррумпированной и раздираемой политическими распрями России? Правда, и там, как подобает демократическому и правовому государству, иллюзию которого российские власти всячески пытаются выдать за действительность, есть соответствующие законы. Кто из нас - сегодня бывших советских, не ощущал на себе, как на нашей родине выполнялись даже самые красиво звучащие законы, ежели они становились супротив выгоды властей. Вы думаете, сегодня при тамошней "демократии" стало лучше?

…В декабре 1994 года арестовали исполнительного директора Снежинского государственного экологического фонда Челябинской области (бывший Челябинск-70) Николая Щура. Присвоил, мол, государственные средства. На самом деле - за то, что предал гласности полученные этим фондом данные о радиационном загрязнении пригородных территорий.
В Снежинске расположен один из двух Российских Федеральных Ядерных Центров - ВНИИ технической физики, который занимается разработкой ядерного оружия. Это там в своё время трудился Андрей Дмитриевич Сахаров. Когда-то Институт располагался на территории лаборатории, где работал известный генетик Тимофеев-Ресовский (так называемая 21-я площадка на берегу озера Сунгуль). Со временем же научное учреждение перебазировалось на берег озера Синары, оставив зараженную радионуклидами площадку 21. Первая же экспертиза, проведенная Фондом, заставила ужаснуться: экологическая ситуация в Снежинске по многим параметрам превышала допустимые уровни, а в некоторых местах была просто-таки чрезвычайной. Радиоактивные "пятна" имели фон, измеряемый сотнями, даже тысячами и десятками тысяч микрорентген в час. В основном питьевом водоеме города - озере Синара - в сильнейшей концентрации ртуть. Стоит ли удивляться массовому мору рыбы в водоёмах?
Однако все эти сведения противоречили официальной бодряческой информацией, поставляемой группой ЗОС (защиты окружающей среды) Института. Хоть не имела она ни профессиональных экологов, ни надлежащего оборудования, однако однако это не мешало преданно блюсти честь мундира институтских начальников.Как же привлечь внимание общественности к угрозе, нависшей над населением? И Николай Щур вместе с дочерью Марией пошли на отчаянный шаг: сняли фильм о деятельности лаборатории Фонда, представили его городскому кабельному телевидению, а перед демонстрацией Николай выступил со своим комментарием.
Ах, так, правдолюбец ты наш? Получай! На следующий же день родилось уголовное дело против него. Ещё через неделю Щура арестовали и заключили на полгода в Челябинский следственный изолятор. Жена Татьяна начала самоотверженную борьбу за его освобождение и за сохранение созданной им независимой лаборатории экологического мониторинга
Суд обвинил Николая Щура … в присвоении ни больше не меньше - 100 тысяч неденоминированных рублей, а посему приговорил его к двум с половиной годам лишения свободы. Позже предложили амнистию. Отказался. Он ни в чём не виноват, стало быть, не амнистия ему нужна, а полная реабилитация в результате справедливого пересмотра сфабрикованного уголовного дела.
… Увы, не дожил до этих событий Андрей Дмитриевич Сахаров. А дожил бы - наверняка не смолчал о произволе, рождённом в Институте, с которым когда-то этот честнейший человек связал свою судьбу.

Чёрный кот в тёмной комнате


Рано утром 6 февраля 1996 года, в Санкт-Петербурге, в его квартире сотрудники Федеральной Службы Безопасности России (ФСБ) арестовали капитана первого ранга в отставке Александра Никитина, являющийся российским сотрудником известного международного экологичекого объединения Беллуна, штаб-квартира которого находится в Норвегии. Причина: изменил Родине в форме шпионажа, передав секретные сведения иностранной организации (Беллуне-А.Б.)Поводом такого обвинения послужило его участие в подготовке и написании доклада Беллуны: "Северный флот - потенциальный риск радиоактивного загрязнения". В частности, главы об авариях на атомных подводных лодках.
Вот, например, какие "секреты" он выдал: 

"С 1961 года и по сегодняшний день в авариях на советских/русских атомных подводных лодках погибло, по крайней мере, 507 человек. Наиболее серьезные аварии, вызванные пожарами, заканчивались затоплением подводных лодок. В результате аварий ядерных энергетических установок происходил перегрев активной зоны реактора (потеря теплоносителя). Помимо крупных аварий, на АПЛ имели место множество аварийных происшествий и поломок, которые привели к утечке радиоактивности. Большинство АПЛ, потерпевших крупные аварии, базировались на Северном флоте." 

Называются конкретные аварии: в Бискайском заливе, в Северодвинске, Баренцевом море, Норвежском море… Даётся анализ их причин. Рассказывается о последствиях для экипажей, об угрозе для окружающей среды, в частности, для мирового океана. 

"Атомная подводная лодка «Комсомолец» затонула в Норвежском море, недалеко от острова Медвежий, 7 апреля 1989 г. На борту атомной подводной лодки, находящейся на глубине 1685 метров, - один водо-водяной реактор и две ядерные боеголовки." "…по состоянию на 1995 год на дне океана покоятся шесть атомных подводных лодок: две американских ("Трешер" и "Скорпион") и четыре советских (К-8, К-219, К-278 "Комсомолец", К-27). Три атомные подводные лодки СССР погибли в результате аварии и одна была затоплена в Карском море по решению ответственных государственных ведомств, ввиду невозможности восстановления и дороговизны утилизации. Все АПЛ принадлежали Северному флоту." "…личный состав ПЛ, особенно офицеры работают постоянно в условиях физических и нервных перегрузок, при ненормированном рабочем дне и нерегулярном отдыхе, что также в немалой степени сказывается на безопасности эксплуатации атомных подводных лодок". 

10 месяцев и 8 дней Никитин провёл за решёткой следственного изоляторпа. Затем по настоящее время - в Санкт-Петербурге, под подпиской о невыезде. За это время ФСБ семь раз пыталась предъявить ему необоснованные обвинения. Не выходило: - защита доказывала его неконкретность и непонятность, а попросту говоря - абсурдность.
Во-первых, потому, что все приведенные в докладе "секреты" были ранее опубликованы в открытой печати в разных странах, в том числе в регулярно выходящем в США сборнике "Военно-Морские силы государств мира" и даже в Интернете. Во-вторых, поскольку преследование и обвинение Никитина основывались на секретных приказах министра обороны, которые, понятно, в открытой печати не публиковались. По российскому законодательству подобные обвинения силы не имеют. Не говоря уж о том, что сами эти секретные приказы появились на свет или после увольнения Никитина в запас, или уже после открытия его уголовного дела. С их же содержанием не были ознакомлены не только обвиняемый и его адвокат, но даже ...следователи ФСБ (!?).
Только 20 октября минувшего года Никитин предстал перед Санкт-Петербургским городским судом. Слушания продолжались всего 9 дней. Судья счёл обвинение неконкретным, а представленные заключения экспертов такими, которые использованы быть не могут. Другими словами, ФСБ оказалась перед фактом, что состряпано обвинение Никитина - результат трехлетнего расследования - топорно. А коль так, судья отказался далее его рассматривать и направил дело в городскую прокуратуру для дополнительного расследования. Вот это прецедент: отвергнуть все 22 тома дела! Да, неблагодарное занятие - искать чёрного кота в тёмной комнате, ежели его там и нет вовсе… - История России и Советского Союза не знает случаев, когда дело об измене родине, инициированное КГБ/ФСБ, возвращалось судом, - заметил потом на пресс-конференци адвокат Никитина Юрий Шмидт.
То была первая ощутимая победа. Помогли, безусловно, личные качества опального капитана, но значительную роль сыграла и мощная поддержка международной общественности. Ещё в сентябре 1996 года организация «Международная амнистия» в ответ на неоднократные нарушения следствием элементарных прав человека, объявила Александра Никитина «узником совести». Европарламент принял три резолюции по этому вопросу. Билл Клинтон письменно выразил глубокую озабоченность процессуальными нарушениями, допущенными ФСБ, а Совет Европы назначил специального наблюдателя за этим делом. Своё слово сказала и Международная хельсинская федерация. Она сочла, что осуждение Александра Никитина будет равносильно возврату к практике советских времен. Оправдание же его явится подтверждением приверженства нынешней России конституционной демократии и гражданского общества, где экологи могут свободно поднимать проблемы, оставшиеся в наследие от холодной войны.
Вскоре определение Санкт-Петербургского суда было направлено в Верховный суд Росси, ибо ни Прокурора города, ни самого обвиняемого прежнее судебное решение не устраивало. Прокурора - потому, что ничего нового в деле Никитина найти невозможно, а стало быть это дело нужно закрыть. Защита же настаивала на прекращении абсурдного дела в связи с отсутствием состава преступления.
За девять дней до начала нынешнего года - накануне десятой годовщины убийства известного бразильского защитника окружающей среды Чико Мендеса - организация "Сиерра Клуб" присудила премию его имени имени Александру Никитину. Этой престижной премией организация отмечает самых смелых защитников окружающей среды. Данная высокая международная оценка его вклада - не единственная. В апреле 1997 г. в Сан-Франциско Никитин был назван лауреатом премии Голдмана - престижнейшей в мире награды, тех кто добился выдающихся результатов в охране окружающей среды. Зеленая партия Швеции объявила Александра Никитина лауреатом премии "Мира и экологии" за 1999 год. А Американская ассоциация развития науки (AAS) присудила ему недавно свою ежегодную премию "Наука и права человека".

Не спасовал Пасько…


20 ноября 1997 года. Владивосток. Новый арест. На сей раз - корреспондента газеты Тихоокеанского флота "Боевая вахта", капитана второго ранга Григория Пасько. Члена международного Союза журналистов, российских Союза журналистов и Союза писателей, лауреата литературных и журналистских премий. Он писал об утилизации отслуживших своё атомных подводных лодок, о переработке использованного ядерного топлива; предупреждал о грозящей экологической катастрофе в тихоокеанском регионе из-за преступных действий коррумпированных военных властей. Много писал. Остро. Честно. 

"Как стало известно из кругов, приближённых к специалистам-экологам, на ТОФ (Тихоокеанском флоте - А.Б.) подготовлен доклад по экологии (с грифом "Секретно"). Комментируя этот гриф, один из офицеров сказал: "Если это рассекретить, то народ пойдёт с оружием на военных"… Вице-адмирал О.Фалеев подтвердил существование доклада. Однако сообщил, что подготовлен он по приказанию Главного штаба ВМФ и только по его указанию может быть рассекречен." 

(Газета "Боевая вахта", 16 июня 1993 г. ("Удивительное рядом, но оно запрещено. Субъективные заметки об экологии и секретности",)

"2 апреля японская газета "Асахи симбун" со ссылкой на "Гринпис" сообщила дополнительные сведения о сбросах радиоактивных отходов в дальневосточные моря. В частности, говорится, что районов сброса в зоне действия Тихоокеанского флота десять. Самый большой сброс был в районе 7д (юго-восток Камчатки). Всего же на Тихоокеанском флоте было сброшено 6863 контейнера с твёрдыми отходами и затоплено 38 кораблей". 

(Газета "Владивосток" за 20 апреля 1993г. "Ядерные отходы угрожают всем нам") 

"В тот день на судоремонтном заводе во время перезагрузки активной зоны по вине обслуживающего персонала произошёл взрыв реактора на атомной подводной лодке К-431. (…) Десять человек обслуживающего персонала погибли на месте.По неофициальным данным (других пока нет) во время ликвидации последствий аварии тысячи человек получили дозы радилактивного облучения в диапазоне от 2 до 140 бэр (…)А несколько месяцев назад на Камчатке прямо у пирса затонул списанный атомоход". 

("Боевая вахта" за 12 августа 1997 г. "Приморский Чернобыль. Истинные последствия взрыва атомной подлодки в посёлке Чажма низвестны до сих пор").

Хоть "верхи", понятно, не были в восторге от этих писаний, тем не менее все публикации визировались в надлежащем на флоте порядке. Более того, по заданию начальства Тихоокеанского флота Пасько сотрудничал с японскими газетой "Асахи" и телекомпанией NHK, делая для них экологические репортажи на основе несекретных материалов.
За неделю до ареста -13 ноября - во владивостокском аэропорту, откуда он вылетал в служебную командировку в Японию, у Пасько изъяли все материалы, которые журналист взял с собой. Они не имели никаких ограничений для распространения, но, как видно, таможенники сочли, что лучше перебдить, чем проворонить что-то запрещённое. По возвращении же из командировки Григория задержли сотрудники военной контрразведжки по подозрению в государственной измене. Посадили за решётку. На восьмые сутки подозрение вылилось в официальное обвинение. Обыски в редакции, квартире, гараже. Изьяты все материалы, собранные за 14 лет журналистской работы, компьютер и другая оргтехника, даже автомобиль, записанные как "орудия преступления". Словом, история похожа на "никитинскую". А ещё - на то, что творилось в недоброй памяти 1937 году.
Прошлой осенью дело передали в суд. Всё это время Пасько ожидал его за решёткой, где чего только не пережил. Осмелился передать на волю письмо - наказание: проштрафившегося "шпиона", как сообщил заместитель главного редактора Владивостокской газеты "Новости"Александр Радушкевич, перевели из четырёхместной камеры к уголовникам, где на десяти квадратных метрах содержатся 12 зэков, а спят они на трехэтажных нарах по очереди в три смены. В другой раз запретили свидания с женой и братом. Тюремные условия заметно подорвали здоровье (подозрение на туберкулёз). Жена, адвокаты забили тревогу - бесполезно. Запрос адвокатов об изменении меры пресечения на подписку о невыезде Военная коллегия Верховного суда России отклонила. Мотивировка: мол, по сообщению "оперативного источника", Пасько в таком случае намерен скрыться на территории Украины.
И вот 21 января нынешнего года Григорий Пасько предстал перед военным судом Тихоокеанского флота. В качестве заседателей в него вошли два офицера из пограничных войск, которые непосредственно относятся к структуре ФСБ.
В обвинительном заключении - ни одного факта незаконных действий обвиняемого в шпионаже журналиста. Не указано даже в чью конкретно пользу он "шпионил". Заметное беспокойство вызывало у суда присутствие общественных защитников: директора русского "Пен-центра" А.Ткаченко и председателя совета ветеранов Тихоокеанского флота, контр-адмирала в отставке, бывшего начальника флотской разведки А.Максименко. Беспокоило и присутствие журналистов. Ну, с теми - без церемоний: по распоряжению председателя Военного суда Тихоокеанского флота В.П.Славина журналистов НТВ, РТР и "Интерньюс", которые приехали снимать материлы о ходатайстве адвокатов, просто выставили из здания (раньше их не допускали только в зал суда).
Уже на восьмой день процесса - 29 января - из заявления Центра общественных связей ФСБ по поводу этого суда стало известно: слушания отложены. Немудрено: ведь к тому времени так и не прояснилось, что же конкретно уголовно наказуемого сотворил военный журналист?

Кто отстоит справедливость?


Как и в истории с Никитиным, не осталась безучастныой к сфальсифицированным уголовным делам Щура и Пасько общественность, включая международную. Члены Совета Программы по ядерной и радиационной безопасности Международного социально-экологического союза обратились с открытым письмом к Президенту Ельцину: 

"В случаях с Никитиным, Щуром и Пасько при профессиональной и непредвзятой работе следователей не требуется много времени, чтобы на основании имеющихся документов определить характер разглашаемой ими информации. Между тем судебное преследование этих людей длится годами, а заключение под стражу - многими месяцами. Во всех случаях нарушаются их гражданские права, а обращение с ними носит иногда бесчеловечный характер…Помогите нам, господин Президент, в нашей общей борьбе за экологически безопасную, достойную Россию, за сохранение здоровья её граждан и природы. Помогите демократии в нашей общей стране". 

Известные российские общественные деятели, учёные, литераторы создали Общественный комитет в защиту Григория Пасько. В их числе - президент Русского ПЕН-центра, известный публицист Андрей Битов; журналист-эколог Александр Мисаилов; юрист Карен Нерсисян; главный редактор журнала "Индекс/Досье на цензуру" Наум Ним; Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов; директор Русского ПЕН-центра Александр Ткаченко; Президент Союза "За химическую безопасность", доктор химических наук, действительный член Нью-Йоркской Академии наук Лев Фёдоров; сопредседатель Социально-экологического Союза профессор Алексей Яблоков. Организация "Международная амнистия" присвоила Григорию Пасько статус "узника совести".Председатель российского Фонда гласности Алексей Симонов, обеспокоенный нависшей угрозой несправедливой расправы, обратился к делегатам Совета Европы с призывом поддержать кампанию в защиту Григория Пасько и Александра Никитина, неправомерно обвиняемых в измене родине.
Тем временем события во Владивостоке неожиданно повергли в замешательство флотское начальства и блюстителей законности. В Военный суд Тихоокеанского флота поступило письмо от горизбиркома с ходатайством об изменении меры пресечения содержащемуся в СИЗО Григорию Пасько, поскольку тот… зарегестрирован в качестве кандидата в городскую думу. Как, мол, он сможет вести на равных борьбу с другими кандидатами за место в законодательном органе города, сидя в следственной камере?
…А контрразведчики-то, представьте, позорно оплошали. Когда делали на квартире Пасько обыск, проморгали ценнейшую видеоплёнку. Её Григорий снял по разрешению флотского начальства когда недалеко от порта, где глубина небольшая, затапливали старые боеприпасы. В нынешнем российском Уголовном Кодексе такие "подвиги" однозначно квалифицируются как экоцид. А его устроители в лице руководства Тихоокеанского флота подлежат, стало быть, уголовной ответственности. Выходит, виновна как раз та сторона, которая состряпала дело Пасько и которая судит журналиста за якобы разглашение"государственных секретов". 18 января нынешнего года - за три дня до начала суда над Паськом - Комитет в защиту Григория Пасько провёл в московском Доме журналиста пресс-конференцию. Та обличающая видеоплёнка была впервые обнародована. До показа же - передана тогдашнему Генеральному прокурору России Ю.Скуратову. 

"Процесс над журналистом-экологом Григорием Пасько - не уголовный, а политический, - отметил в своём Заявлении по поводу этой травли-преследования Союз "За химическую безопасность"- российская неправительственнаяобщественная экологическая организация. "Выбор именно журналиста Григория Пасько прост - военный журналист знает не больше гражданмкого, но засадить его много легче. Однако, развязав этот процесс, ФСБ не вправе требовать от сограждан доверия к своей противоправной деятельности". 

Российская охота


"Охота на ведьм-экологов" в России - в разгаре. Незадолго до начала нынешнего года в Москве, возле здания Минатома России арестовали лидеров общественных движений "Антиядерная кампания","Яблоко" и одного студента. Они проводили акцию протеста против ввоза в Россию иностранных ядерных отходов. В числе арестованных - известный российский эколог, координатор Антиядерной кампании Международного Социально-Экологического Союза Владимир Сливяк, председатель молодёжного отделения "Яблоко" Андрей Шаромов и представляющий Свободный Профсоюз Студентов Леонид Диденко. Повод для ареста: московские власти не дали "добро" на акцию, а они, видите ли, ослушались. Наказать! По всей строгости! Своевольная троица была тут же осуждена замоскворецким судом г. Москвы. Баркашовцев, которые вскоре открыто провели фашистскую акцию, московские блюстители порядка тронуть побоялись. Это уже потом, под влиянием международного возмущения российскими нацистами, против них возбудили уголовное дело. Прижучить же вольнодумных экологов-интеллигентиков решились сразу.
Грустно… Российская Конституция закрепляет за гражданами право наполную и правдивую информацию о состоянии окружающей среды. В законе России "Об охране окружающей природной среды", однозначно сказано, что предоставление полной и достоверной информации о радиационной обстановке является обязанностью всех без исключения - в том числе и военных - должностных лиц и организаций. А российские законы "О государственной тайне" и "Об информации, информатизации и защите информации" прямо запрещают экологическую информацию относить к информации с ограниченным доступом, сокрытие же такой информации влечет за собой ответственность, в том числе уголовную. Стало быть, люди имеют право знать, чем чреваты радиоактивные "пятна" в их городе? Где затоплены атомные подводные лодки со смертельной радиоактивной "начинкой"? Где захоронен и затоплен арсенал дальневосточного химического оружия - десятки тысяч тонн отравляющих веществ? Какую опасность несёт импортируемое в Россию отработанное ядерное топливо?
Так кто же изменяет России?! Те, кто по велению совести и служебного долга обнародует "невкусную", но честную и нужную информацию об экологической угрозе, рискуя собственным благополучием? Или те, кто, оберегая свой мундир, пренебрегают юридическими и моральными законами, подвергая здоровье и жизнь миллионов людей( и не только, кстати, своих сограждан) огромнейшему риску, исходящему от России?
… 4 февраля 1999 года, когда писались эти строки, стало известно, что российский Верховный суд отклонил жалобу защиты Никитина и протест прокурора, подтвердив решение Городского суда Санкт-Петерурга о направлении дела на дополнительное расследование в ФСБ. Александру Никитину сохранена мера пресечения в виде подписке о невыезде. Его адвокаты намерены обратиться в Европейский суд по правам человека. Юрист Беллуны Йон Гаусло уверен, что у Никитина есть все шансы выиграть в Страсбурге дело. В пресс-релизе Беллуны приводится его предрекание: "Россия будет вынуждена следовать решению Европейского суда, или потерять членство в Совете Европы".
После зачтения решения Верховного суда, там же, в зале, началась импровизированная пресс-конференция.
"Мне жаль, что я живу в государстве, где демократия существует только на словах", - сказал Александр Никитин.
Что к этому добавишь... Разве то, что всё ещё висит в воздухе многолетнее дело "шпиона" Пасько? Что так и нет справедливой официальной оценки историй Николая Щура и активистов Антиядерной кампании? Что в России в числе "неблагонадёжных" числятся и защитники окружающей среды?
Так кто же изменяет России?…
     (В статье использованы материалы международных Экологического объединения Беллуна (Норвегия) и Социально-Экологического Союза (Россия). Автор глубоко благодарит также за предоставляемую информацию Льва Фёдорова (Москва) - доктора химических наук, Президента Союза "За химическую безопасность", главного редактора бюллетеня "Проблемы химической безопасности", издаваемого при финансовой поддержке Института "Открытое общество").

Когда этот номер "Лебедя" был уже готов, из Владивостока пришло сообщение: закрытый судебный процесс над Григорием Пасько возобновил работу. Суд по-прежнему тщательно ограждается от всего, что может развалить обвинение. "Международной амнистией" Григорий Пасько признан узником совести.


СУД, ЧТО СОСТРЯПАЛИ, ВЫГЛЯДИТ ВЗДОРНЫМ: ЧЁРНОЕ - БЕЛЫМ, БЕЛОЕ - ЧЁРНЫМ…

Открытое письмо тем, кто судит журналиста Григория Пасько, и ему самому.


Экспромт в заголовке - не что иное, как перефразированные слова известной песни. Он пришёл непроизвольно после ознакомлений с первыми же публикациями в российской прессе о суде над "изменником Родины" военным журналистом Григорием Пасько; об обнародованных им экологических преступлениях Тихоокеанского военного флота.
Предвижу саркастическое: чего, мол, тебя, живущего на противоположном полушарии, в сытой и устроенной Америке, взволновало происходящее в российском Приморье?
Да хотя бы потому, - отвечу я, что водный перенос радионуклидов от отходов, сливаемых Тихоокеанским флотом, и от утилизации его атомных подводных лодок не знает ни географических, ни политических, ни экономических границ. А Тихий океан, между прочим, не только к России отношение имеет, но и к другим державам, в том числе и к США. Стало быть, доказанные Григорием Пасько экологические преступления российского ТОФа - глобальные.
А ещё волнует потому, что судьба моя и моей семьи, как, впрочем, сотен тысяч других семей, разграничена незатягиваемым шрамом на "до Чернобыля" и "после Чернобыля".
А ещё… потому, что я тоже журналист и прекрасно понимаю: свершись ныне неправедный суд над Григорием - возникнет чёрный прецедент, после которого не замедлятся расправы над другими неудобными и неугодными журналистами.
Мне, наконец, небезразлична эта нечистая (и в экологическом, и в юридическом, и в нравственном планах) история потому, что происходит она на моей Родине, которая не перестаёт быть таковой вне зависимости от моего местонахождения. И неважно, что я родился и жил на Украине, а Григорий обитает в России: мы ведь оба - бывшие советские.
Не хочу уподобляться тем, кто "не читал Солженицина, но осуждает его". Я действительно не знаю всех тонкостей тщательно скрываемого уголовного дела Пасько, как не знают этого миллионы других соотечественников. Но достоверно знаю другое - то, что в большом количестве обнародовано российскими и западными средствами массовой информации. В том числе и в публикациях Григория.
Так вот, исходя из этого, у меня, как, впрочем, и у других моих соотечественников, живущих и в России, и за её пределами, возникает недоумение и возмущение: почему тем, кто судит Пасько, позволено пренебоегать "невыгодными" им законами? Мол, то, что ты, Пасько, как журналист, имеешь законное право излагать мысли по своему разумению - ничего не значит. Мы тебя как офицера прижучим - представим эти твои мысли какгосударственные секреты. И станешь ты, писака, изменником согласно другим законам об охране государственной тайны;
- почему в то же время суд "не замечает" действительных преступлений руководства ТОФа, дающего "добро" на причинение вреда окружающей среде, подвергая этим серёзнейшему риску население разных регионов мира? Ведь экологические преступления тоже караются российскими законами. И почему не привлекаются к ответственности сообщники - соответствующие подразделения ФСБ, обязанные среди прочего стоять на страже экологической безопасности?;
-почему отстраняются от участии в судебных процессах защитник Григория Пасько - известный московский адвокат Карен Нерсисян, одновременно представляющий на суде такие правозащитные организации, как Международный Пен-центр, Комитет защиты гласности, "Международная амнистия", "Международные наблюдатели"?
-наконец, почему ни ФСБ, организовавшая это дело, ни суд не информируют общественность о том, в каких же конкретно уголовн деяних обвиняется военный журналист?
Да… Были бы ответы на эти вопросы - не было бы, очевидно, и самого дела, ставшего несомненно компроматом на устроителей позорного абсурда.

… А ты, капитан, держись! Держись, журналист! Держись, Григорий! Видишь, какая поддержка у тебя за спиной - авторитетнейшие международные организации! А главное - правда! Что поделаешь: в такое уж время нам выпало жить. Переживём! А те, кто судит тебя, очень может быть продолжат недоброй памяти список: вышинские, ягоды, ежовы, абакумовы, берии…
Жму руку!

Александр Болясный, независимый журналист, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Бостон. (США)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?