Независимый бостонский альманах

ГРЕЯ НОГИ У КАМИНА

20-10-2000

Manhattan

Есть все-таки некая трещинка в лютне. Не носит ли великая Америка в себе зерно собственной гибели, подобно О'Генриевскому петуху, который вздумал бы запеть слишком близко от сборища негров-методистов?

Возьмем помощь богатой Америки всему бедному миру. Известно, как щедрые, человеколюбивые американцы охотно помогают сирым и убогим. Помогают. Но слишком мало. Вся помощь Америки страждущим и алчущим выражается в цифре 0,8 процента от доходной части бюджета.

В то время, как Норвегия выделяет на эти нужды 12 процентов своего бюджета, то есть - в 15 раз больше щедрых американцев. Примерно столько же уделяют от щедрости своей финны, прочие шведы и прижимистые немцы. Немцы к тому же выплачивают компенсацию бывшим узникам нацистских концлагерей, бывшим иностранным рабочим германской промышленности, всем, находившимся на оккупированной территории, и даже тем, кто вынужден был покинуть свои дома и потерять имущество в результате бегства от Вермахта. Ну, не всем, допустим, а тем, кто все это может доказать.

Но вернемся к американской помощи. Мне уже приходилось писать, что помощь идет, в основном, излишками, скажем, сельхозпродуктов. Фермеры, не найдя сбыта, вынуждены были бы сокращать посевы. Правительство гарантирует своим фермерам покупку излишков и, таким образом, финансирует своих фермеров. Обеспечивает им высокие доходы. Поддерживает приличествующий американцу уровень жизни.

Конечно, можно спросить, откуда само правительство имеет деньги для дотаций фермерам? Да уж - берут. Хотя бы из завышенных цен на продукцию Майкрософта (а она выплачивает , соответственно, повышенные налоги в казну). Теперь вот Билл Гейтс тоже выплачивает компенсацию покупателям своей продукции. Не всем, а только тем, кто тоже подсуетился и подал всякие иски. Или черпают из того, что американские корпорации в своих обширных производственных зонах по всей Азии выплачивают работникам смешные деньги, а здесь продают свою продукцию по американским (хотя дешевым сравнительно с зарплатой квалифицированных работников) ценам, отчего опять же поступают приличные налоги.

Экономисты давно говорят, что фондовый рынок в США перегрет. Это означает, что цена акций и прочих ценных бумаг сильно завышена относительно ее реальной стоимости. То есть - стоимости основных средств, которые стоят за этими бумагами. Конечно, и цена самих основных средств (здания, оборудование, зарплата работающих) тоже определяется на рынке - сколько заплатят, столько и будет. А заплатят, исходя из конъюнктуры, квалификации работающих, умелости руководства, перспективности самого типа производства... То есть, в их цену уже имплицитно входит некоторая как бы фиктивная часть. Но тут уж ничего не сделаешь, такова природная суть рыночной цены. Однако акции, которые надстраиваются над это природной частью, имеют своего рода вторую производную по фикции, и она, эта фикции, может стать и вовсе самодовлеющей.

Как известно, акции есть основной финансовый инструмент на фондовом рынке, и они как бы заменяют, точнее, символизируют стоимость предприятия, выпустившего акции. Продают их для того, чтобы привлечь капиталы для расширения производства, для перехода на новый вид продукции, модернизацию , переструктурирование и множество других полезных начинаний. Всякая акция предполагает принесение ее владельцу дохода, дивидендов от успешного использования предприятием денег акционеров.

Условно говоря, если, например, выпущен миллион акций, то каждая есть знак стоимости одной миллионной части этого предприятия - его зданий, оборудования, выпущенной и незавершенной продукции, его денег на счету. Это, так сказать, материальный, реальный эквивалент акции. Когда все в ажуре, ликвидность (продаваемость) акций высока.

При первичном размещении акций их стоимость если и выше ценности предприятия, то не намного. При вторичном размещении стоимость акций, как правило, всегда уже выше первоначальной. Причем с течением времени она может превышать номинал в два, три, в десять раз и более. Спрашивается - за счет чего? Неужто уже через пару дней предприятие, выпустившее акции, так сильно выросло? Нет, просто у цены акции помимо ее "материального эквивалента" - первоначальной стоимости (я в данном контексте стоимость и цену акций употребляю как синонимы) есть вторая часть, несколько виртуальная. Как бы фиктивная. Эта часть - вера. Вера в то, что предприятие будет процветать. Убеждение в том, что оно будет все более и более доходным. Вера в стабильность ситуации. Включая стабильность политического режима и правительства. И много подобного рода эфемерных вещей. Вернее говоря, они не эфемерны, а очень даже значимы, вот только руками их пощупать нельзя. Как голограмму.

Иногда виртуальная часть цены акции может превосходить первоначальную в десятки и даже сотни раз. В тысячи! Биржа - это своего рода игорный дом. Монте-Карло и Лас-Вегас вместе взятые. Люди хотят купить акции подешевле, а продать подороже. Но параметров, которые следует учитывать при покупке-продаже, столько, что они не поддаются никакой алгоритмизации. Просто для того, чтобы ориентироваться в этом море цифр, индексов и названий, нужно обладать своего рода крепкой профессией и железными нервами. Сам владелец слишком близко принимает к сердцу все эти хитросплетения и не в состоянии хладнокровно руководить процессом.

Это примерно тоже самое, как самому себе делать операцию. Пока вы здесь в комнате с кафелем моетесь, нежитесь, греетесь, в холоде сам себе скальпелем он вырезает аппендикс (начало песни Высоцкого о подвиге советского врача антарктической экспедиции Макушка) Известно, что хирурги даже своим родственникам не делают - эмоции мешают. Потому желающий инвестировать свои деньги в акции поручает это брокерам - специалистам в инвестиционных компаниях, а уж те играют на бирже.

Могут подвизаться на бирже и простые мошенники. Особенно на ранних этапах построения фондового рынка. Так поступил, например, Мавроди. Он выпустил акции МММ, затем вызвал ажиотаж, внушив веру в то, что акции бешено растут в цене (как мы добиваемся таких успехов - это, мол, наше дело, секрет фирмы). Но даже без всякой уголовщины сама природа акции (то есть тот факт, что в ее цену входит вторая, виртуальная часть стоимости) позволяет курсу акций весьма сильно отрываться от своей первой части - материальной основы. На бирже всегда есть умельцы (тот же Сорос), которые могут искусственно подогревать интерес частных инвесторов к данным акциям. Начнет, например, скупать их значительными порциями. Через своих журналистов распространять сведения о чрезвычайной доходности той или иной компании, и стало быть, ее акций. Получив ажиотажный спрос, он может вдруг начинать выбрасывать акции этой компании по самой высокой цене, удовлетворяя возросшие потребности именно в этих акциях. Через денек-другой,ушлые брокеры сообразят, что тут дело не чисто, и тоже начнут сбрасывать акции на фондовом рынке. За ними кинутся остальные. Потом дело может коснуться акций родственных компаний - и готово: начался обвал на рынке ценных бумаг. Инвесторы потеряв голову, начнут изымать средства из фондов, из акций, и начнется такое... Ну вот такое, какое и произошло в конце 1929 года.

Ничего подобного давненько нет. Но, к примеру, Сорос, дождавшись низшей точки падения курса неких , действительно прибыльных, акций (или курса неких валют - при спекуляции валютами механизм примерно такой же), вполне может их по дешевке скупить, они снова подскочат вверх, даже выше прежнего, и Сорос, как ни в чем не бывало, наварит на этих девятых валах финансовой бури, например, 2 миллиарда долларов, как это он сделал в 1997 году, при жутком трясении всей финансовой системы Таиланда, Малайзии, Филиппин и Индонезии, с которых, между прочим, и начался весь памятный финансовый банковский кризис.

Одним словом, стоимости акции имеют обычай отрываться от матери-земли. Они как бы воспаряют на такую высоту, где уже мала плотность воздуха, и откуда они очень легко могут спикировать. Именно вот такая ситуация называется перегретым рынком ценных бумаг. То есть, ценные бумаги (для простоты - акции, хотя существует много разных ценных бумаг - облигации, бонды, опционы, фьючерсы, векселя, всякого рода "краткосрочные обязательства...) могут стоить много больше того, что стоят предприятия, выпустившие их для целей привлечения денег инвесторов в свое будущее процветание. Если государство не будет регулировать рынок ценных бумаг, жуткий кризис обязательно разразится. В США оно регулирует. Не буду здесь писать о том, каким образом.

Вот уже восемь лет, как в США идет стабильный рост ВВП. За последний квартал прошлого года - около 5 процентов Очень низкая безработица (около 4 процентов, что является даже ниже нормы, в которую входят люди временно не работающие, ибо находятся в поисках другой работы). Инфляция также даже чуть ниже той, что предписывал Кейнс для шустрой работы денег, чтобы не залеживались (менее 3 процентов).

Тем не менее акции растут еще быстрее, чем ВВП. Вот в этом и коренится опасность.

Финансовые эксперты все время говорят: ну не может так долго продолжаться, должен произойти обвальчик хотя бы уровня 24 октября 1997 года. А он все не происходит, и это уже начинает пугать. Ибо, вознесясь главою сумасбродной выше вашингтонского столпа, как бы акции не ухнули в пропасть со скоростью, которую не сумеют погасить все защитные механизмы биржи, федерального резерва и государства.

Пока суд да дело, на общем фоне процветания колосятся и расцветают всякие ядовитые финансовые цветы. Обычные цветы, конечно, не колосятся. А вот эти - вовсю. Есть простой способ красть миллионы и не совершать при этом никакого преступления. Всякое крупное дело требует кредитов. И под расширение фирмы, которое сулит увеличение рабочих мест и поступлений в казну, кредиты охотно дают. Не всякому, а толково составившему документацию и имеющему основания для взятия.

Наше русско-американское радио WMNB (очень прибыльное предприятие) под руководством своих начальников (американцев) решило вдруг сделаться крупнейшей этнической станцией в Америке. Составили бумаги и, пользуясь тем, что его владелец Дэвид Моро одновременно был сыном вице-президента крупнейшего в мире Сити-банка (того самого, который как-то почистил русский хакер Владимир Левин), получили кредиты, запустили акции, и возникла станция, состоящая из 10 редакций и директората. Там, кроме родственной нам украинской, была такая экзотика, как арабская, хинди, китайская, филиппинская, не говоря уж о банальной итальянской. Не было суахили, но дело затеяли не хилое и тем компенсировали суахили. Первым делом под расширение набрали менеджмент и быстро довели число штатных работников почти до 900 человек. Туда попали родственники устроителей, их друзья и родственники друзей. А также друзья родственников. Зарплаты положили себе и родственникам оглушительные - от 100 до 250 тысяч годовых.

В течение двух с половиной лет большими кредитами расплачивались за меньшие, а остатки пускали на зарплату себе и друзьям. При этом реально для создания потребительского рынка арабов-индусов ничего сделано не было. То есть, прибыль не поступает, а кредиты берутся. И набрали за два года 180 миллионов. Последний кредит выдан не был. Это значит - полное провисание. Директорат для формы даже уволил Моро как козла отпущения. Но отпустили его не в финансовую пустыню, а на огромные личные счета. Остальные продолжали сидеть на месте и кормиться.

В подобной ситуации, когда компания не может выплатить прошлые кредиты, она объявляет банкротство. Дело накатанное. Когда-то, на заре американского предпринимательства, банкротство предусматривалось как способ попытаться санировать фирму. Исходили из благого побуждения, что оно есть результат несчастного стечения обстоятельств. Ураган, утопивший корабль, пожар, смерть от руки ужасных индейцев целой группы контрагентов и поставщиков. Форс-мажор. Предполагалось, что честный бизнесмен, взращенный на пуританской морали и протестантской нравственности, никогда не позволит себе смошенничать.

Объявление банкротства давало право на продолжение деятельности, более того, государство брало погорельца под защиту: согласно статье 11 о банкротстве, кредиторы не имели права предъявлять к банкроту финансовые претензии. Давался срок - скажем, три месяца, за который либо нужно было изыскать средства для погашения долгов, либо продать фирму на аукционе. И только если денег не было, а на аукционе никто не давал даже стартовой цены, тогда наступала очередь статьи 7 и имущество шло с молотка за те суммы, которые дадут.

Наши удальцы не обременены были пуританством и кутили все эти два года. Банкеты, презентации, вояжи. Они знали, что при таком банкротстве никаких претензий к их личным счетам предъявить невозможно. Только - к корпоративным. А там церковная мышь с вошью на аркане.

Другими словами, в американском законодательстве о банкротстве зияет огромная брешь - оно не рассчитано на мошенников. Откуда им взяться в честной Америке? Ну, допустим, приехали. Вся Америка откуда-нибудь да приехала. И вот они имеют возможность два года открыто грабить банки на огромные суммы. Любопытная вещь! Любая банковская мани-машина охраняется неусыпным глазом видеокамеры. Попытка не то что вскрыть машину ломиком, но подозрительно долгая возня около нее уже минут через десять приведет к ней полицейских с наручниками. А тут можно тащить под видом зарплаты миллионы - и ничего. Мы видим не воров, а добропорядочных граждан, высший истэблишмент, столпов американского процветания.

Наша компания, получившая после своего крыловско-лягушачьего раздувания волнующее название Sky View (Небесный взгляд), имела всю положенную банкроту защиту. И новые кредиты для продолжения работы до аукциона. За это время были уволены (для доказательства рачительности, ибо теперь за ее деятельностью надзирал дядька-смотритель от государства) русские техники (в результате чего в Нью-Йорке периодически по несколько дней не работало радио), были сокращены переводчики, снято много программ, ведущим оставшихся программ не заплатили, аннулировав уже выписанные чеки (лично мне - 1000 долларов) ... Но менеджерский состав (почти все - американцы) продолжали получать свои оглушительные тысячи! И продолжают по сей день.

Из того, что я слышал и знаю, похоже, что у очень многих американцев исподволь сложилась психология средневековых аристократов - им по рождению положено. В данном случае - занимать начальственную синекуру. Покажется фантастическим, но эта часть трудолюбивой Америки (Америка по рабочей неделе занимает первое место в мире - около 60 часов) не делает ничего. Сам не раз видел: сидит менеджер (если вообще приходит), смотрит телевизор или играет в компьютерные игры. А русские и прочие индусы пускай работают. У нас в бостонском отделении радио семейная пара, которая тянула всю работу с клиентами и всю финансовую часть, вместе получала меньше, чем менеджер-аристократ. Огромная часть населения тоже играет, но уже не в игры, а на бирже. Тоже сидят у компьютера и стригут купоны. Иными словами, это современные рантье, которые как раз и едут в рай на фантоме виртуально растущих акций.

Еще одни пример профессионализма американских менеджеров. В декабре 1999 года нашу компанию купила другая компания - "Эко стар". Но купила только на первом этапе (крупные покупки здесь всегда состоят из двух шагов - подписания договора с внесением залога-депозита и клозинга - окончательной покупки). Незадолго до клозинга (27 декабря) менеджеры вдруг осознали, что покупка для них невыгодна. Ибо они приобретают только оборудование и право на космическую волну, а структуру передач и, главное, персонал ведущих не взяли.

Хороший ведущий программы становится за пару лет своим человек в доме слушателей. Членом семьи. И пару лет статистический слушатель будет отторгать другого ведущего. Если их заменить сразу всех, то раскрученный рынок потребителей радиоуслуг будет для нового владельца радио потерян. Главное же в бизнесе - это как раз наличная клиентура, потребительский рынок, а не аппаратура, стареющая и теряющая цену очень быстро. Вот именно это и поняли умники из "Эко стар". Вернее, им это объяснили. Объяснили, что они купили груду устаревшего железа в виде микрофонов-магнитфонов. Тогда они отказались от клозинга, потеряв свой депозит - 2 миллиона долларов. А наше радио опять оказалось в длинном плавании по аукционам.

Вспоминается по этому поводу и вовсе анекдотический случай. Еще до банкротства один из менеджеров, узнав, что молокане на западном побережье не охвачены пользительной заботой радио, решил их осчастливить. Купил оборудование для филиала станции, послал агентов по подписке. Дал рекламу. В общем, понес ощутимые предварительные расходы. И только когда агентов с их непристойными предложениями молокане погнали дрекольем, до умных менеджеров дошло (им опять объяснили - но поздно), что эти несознательные и темные молокане по их вере не терпят ни радио, ни телевидения, считая это дьявольским наваждением и бесовским искушением.

Да, над действительно мощной американской экономикой поднимается все выше некая корона потустороннего процветания. Ореол Эльдорадо. Протуберанцы обогащения из ничего. Мифические роскошества. Прямо-таки какая-то голограмма. И имеет этот запредельный виртуальный мир свои маленькие приложения.

Скажем, можно взять пять-десять кредитных карточек. Набрать товар на одну (можно и наличные получить). Затем долг с нее перекинуть на вторую. Со второй- на третью. И так далее. Содержать карточку стоит всего 50 долларов в год. А кредитную линую можно иметь 10-20 тысяч. Для более обеспеченных и еще много больше. Вот и выбирайте ее. С одной карточки. Потом - с другой, пятой, десятой. Но ведь когда-то веревочка кончит виться? Кончит. Только за это время кто-нибудь умрет. Тогда его ищите. А при невозвращении 15 тысяч (мелкие для фирмы деньги) должника даже искать не будут - спишут в убыток - и все. Ранее мораль не позволяла практиковать этот вечный денежный двигатель. Теперь - сколько угодно. Занимаются выкачиванием блага из вакуума все - и американцы, и продвинутые русские, и задвинутые поляки.

С появлением торговли через Интернет фантомный мир разросся невероятно. Простой способ - получить номер кредитной карточки. Это умельцы делают прямо в магазинах, через кассовые операции. Проводят карточкой через щель аппарата пару раз, и вот ее номер уже в подпольном компьютере. Затем по ней через Интернет осуществляется заказ. Чего угодно - компакт-дисков, компьютеров, одежды. Потом владелец кредитной карточки завопит: я ничего такого не заказывал. Проверки, хлопоты в казенном доме. Деньги ему обычно на счет вернут, а вот фирма, которая поставила товар, наколется. Карточки крадут из почтовых ящиков (банки ныне, лишь бы получить свой процент, присылают кредитки прямо на дом, что называется, без спроса), и умельцы ее быстро активизируют и еще быстрее набирают на нее товар.

Самый научно-продвинутый способ - запустить генератор случайных чисел, который в области цифр реального коридора номеров карточек насочиняет множество других номеров. Из, скажем, 20 сфабрикованных чисел одно будет соответствовать настоящей подлинной карточке. Живет ничего не подозревающий о своих скорых приобретениях владелец где-нибудь в Финляндии. Или на Мадагаскаре. Это все равно. Затем через Интернет в сотни фирм делаются заказы, в каждую запускается один из 20 номеров. 19 фирм, не обнаружив при проверке вымышленного номера карточки, дадут отбой. Но один-то номер угадан! И вот на него товар поступит - фотоаппараты, видеоаппаратура, факсы... Что угодно, но подороже. Затем целые партии добра отправляются в подпольные магазины или заграницу, в какую-нибудь Польшу, и превращаются в приятную зелень. Наколют в конечном итоге фирму-поставщик.

В США уже сотни тысяч фирм торгуют через Интернет. И пользуются сотни миллионов. А в этом деле главное - статистика. Одна угаданная карточка при ее массовом размножении дает фантастический доход. Эти доходы умельцев одновременно есть расходы фирм, потратившихся на псевдокарточку, и они заставляют фирмы повышать цены. Страховые компании , не желая остаться без своих сверхдоходов (о которых писал Игорь Ефимов в статье в прошлом номере), также повышают стоимость страховых полисов. Платит за это простой, непросвещенный и отсталый потребитель. Отсталый, зато честный, и, что самое главное, массовый. Который живет в богатой Америке от зарплаты до зарплаты и покупает буквально все в кредит - либо по кредитной карточке, либо (в случае дорогих вещей типа дома или машины) через другие документы, платя за текущее благополучие процентами, так что дом ему, скажем, за 30 лет кредита обойдется в тройную цену.

Жизнь в долг разлагает подобно термам Каракаллы, в которых патриции возбуждали свой эрос. Те хоть эрос возбуждали, а эти что? Эти, кроме эроса, много чего.

Игорь Ефимов сообщил, что в 1998 году американцы впервые потратили больше, чем заработали, то есть не сделали никаких сбережений, а залезли в долги еще больше. Жизнь в долг продолжалась и в прошлом году. И далее Ефимов дал такой прогноз: "Скорее всего, и в этот раз надвигающийся кризис начнется с биржевой катастрофы. И правительство, и население Соединенных Штатов так перегружены долгами, что рано или поздно (думается, около 2020-го года) тяжесть этих долгов прорвет плотину Федерального резерва и других предохранительных финансовых сооружений, выстроенных высоковольтными хозяевами вещей после катастрофы 1929-го года."

Это верно, что в прошлом году дефицит бюджета исчез и впервые за многие десятилетия государственные доходы превысили расходы. Но образ жизни рядовых семей не изменился - все в кредит, все в долг. И скоро вырастет еще одно поколение, не могущее себе представить жизнь без трех машин, джакузи, бассейна, гимнастических залов, фешенебельных клубов, сафари и вояжей. И, само собой, своего возбужденного эроса. "Рим погубила роскошь".

Как-то в одной своей статье "Американское благо" я написал:

"Я вот придумал мысленный эксперимент: предположим, всем американцам на некоем референдуме предложили дилемму: каждая семья, имеющая 2-3 машины (а таковы почти все американские семьи, а те, что сверх "почти", имеют 4 и более), должна сделать выбор: или отдать одну машину ради спасения афро-азиатско-славянских народов, или уничтожить их (чтобы не мучились) ядерным зонтиком (это не ошибка - укол отравленным зонтиком был популярен как способ устранения диссидентов, например, Михайлова). Уверен, что среднестатистический американец (не только американец - это скорее "общечеловеческая черта") предпочтет быструю, безболезненную смерть несчастных страдальцев...

Мышление и даже подсознание среднего американца как бы самой природой уже запрограммировано на очень высокий жизненный стандарт. И всякое его понижение воспринималось бы как страшное покушение на сами основы свободы. А ради свободы американец готов на все. Кроме, разумеется, того, чтобы поступиться хотя бы малой частью достигнутой свободы - пусть и в виде одной машины."

Слова эти потом много раз цитировались в русскоязычной американской прессе с криками, воплями и уязвлениями (особенно долго не могла успокоиться дама Ольга Баум).

Конечно, пример этот вымышленный, гипотетический и вообще не верифицируемый. Пусть он останется на моей совести.

Ладно, Бог с ней, с помощью. Помни о бедных, как любил говаривать один лодзинский фабрикант, ведь это ничего не стоит (Юлиан Тувим). И Бог с ними, с бедными. Он им поможет. Хотя бедные, как учит нас теперь Анатолий Клесов (человек талантливый и удачливый), виноваты сами. То есть, они несут двойную тяжесть: и бедны, и виноваты.

Возьмем такую малость, как любовь к животным. К бедным зверушкам. Америка очень любит животных. Вплоть до того, что пару лет назад всю Америку обошла ужасная история о злодейском закапывании одним хозяином своих щенков в присутствии мамы-суки. Та потом подошла и выкопала своих деток, а сосед все это видел и сообщил полиции. Щенков тут же усыновили-удочерили сердобольные и зоофильные американцы, а хозяина судили и посадили на пару лет. Это прекрасно.

И, вместе с тем, огромное количество самых разных животных, в том числе и собак, гибнет на дорогах Америки. Так и едешь все время среди раздавленных пятен. Да, есть собачьи шелтеры (приюты), но если собачки-кошки там задерживаются больше некоторого времени, и их не усыновляют, то, стало быть, усыпляют. И не так мало для собаколюбивой Америки - до 50 тысяч собачьих душ в год. И еще: при всей любви к животным только одна из десяти, если не из двадцати, квартир сдается для постояльцев с собаками-кошками. А в остальных - "No pets".

Одновременно на днях институт Гэллапа провел опрос: вы бы предпочли, чтобы в схватке с бандитами погиб полицейский или его собака? 57 процентов ответили - собачку жалко, она ведь сама за себя постоять не может, а человек может. Так что пусть уж человек погибнет, сам виноват.

Как мне кажется, это вроде бы пустяковый, но выпуклый признак непорядка в пробирной палатке. Непорядка в моральной сфере. Не в целом, а как некоторая нехорошая тенденция.

Не раз отцы-основатели говорили (особенно Джефферсон), что Конституция США рассчитана только на нравственное население и что она не подходит для аморальных обществ и перестанет работать здесь, если произойдет вырождение нравственности. А оно - происходит. Не произошло, нет. Но - происходит.

Если бы мы жили уже в стадии "лучистого человечества" Циолковского, в ноосфере Шардена или, тем паче, абсолютной идеи Гегеля, то можно было только радоваться триумфу виртуальности, эфемерности и вере в дальнейший рост акций. Можно было бы ограничиться только производством информации. И , в итоге, самим превратиться в информацию. В конце концов, вся цивилизация есть не что иное, как артефакт. Мы живем в искусственном мире знаков, условностей, соглашений и всякого рода конвенций. Это очень хорошо видно при работе с компьютером. Только при таком-то сочетании клавиш и наборе таких-то символов мы получаем искомый результат. Хотя все они приняты либо в силу соглашения, либо вообще появились случайно. Вся математика, юриспруденция и даже физика есть набор условных значков и принятых правил обращения с ними. Дело не в том, отражают ли они что-то в мире (отражают, иначе бы природа нам не подчинялась), а именно, в совершенно искусственном характере всей знаковой системы общения и коммуникации, без чего и цивилизации нет никакой. Если забыть о телесном, тогда вполне можно было бы восхищаться успехами виртуальной экономики и считать необузданный рост мифической части стоимости акций таким же достижением, как не менее эфемерное чувство любви, которое делает нас счастливыми. А манипуляции с кредитками по насыщенности эмоциями даже превосходили бы томления Ромео.

Но, увы, есть такое скучное понятие, как материальное производство. Оно и снабжает через кредитки всех желающих всякими благами - от джакузи до круиза.

Так что, воспаряя, не отрывайся. Или, грея ноги у камина, не воображай себя Джордано Бруно…

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?