Независимый бостонский альманах

Символы новой России

22-10-2000

      

Orel У России до сих пор нет полноценного гимна. То есть за музыку вроде бы приняли "Патриотическую песню" Глинки , а вот слов нет до cих пор. "За музыку вроде бы приняли" означает, что и этот обрезанный марш в виде песни без слов не принят (как и прочие символы государственности - скажем, двухголовый орел и триколор). Дума государственную символику до сих пор не утвердила и не собирается этого делать впредь. Так что гимн да герб существуют только по указу Президента Ельцина еще от 1991 года. То есть и гимн, и сам двуглавый орел на сегодняшний день как бы немного незаконные, можно сказать, подпольные. Нечто вроде "Интернационала" на маевке путиловских рабочих-металлистов в 1905 году.

Orel Страна без гимна и герба, говорил один шутник, все равно, что девушка без бюстгальтера и трусиков - каждый норовит ее ухватить за чувствительные места. Однако это волнует лишь поэтов, музыкантов и отдельных депутатов. Нет, волнуют не опасения за интимные места, а волнует возможность отличиться и попасть в историю (плюс приличный гонорар и пожизненные отчисления), в которой прочное место (тоже чувствительное) занял Сергей Михалков.

Гимн СССР трижды перелицовывали, дважды отменяли. Первый раз - после ХХ съезда партии, когда Н.Хрущев только приподнял завесу тайны над преступлениями тирана. Затем делались конъюнктурные правки в связи с текущими политическим событиями (последний раз в 1977 году) - самым важным было убирание из текста имени Сталина, однако музыка и текст все так же воспевали тоталитарное государство и его незыблемые идеологические устои. И каждый раз гимн видоизменял неувядаемый придворный баснописец Сергей Михалков.

Окончательно гимн Александрова-Михалкова отменили в 1991 году, когда рухнул СССР. А вообще в стране сменилось вот уже четыре гимна (не считая перелицовок гимна СССР).

Вспомним этапы великого гимнотворчества.

Первый гимн "Боже царя храни" на музыку Львова и слова Жуковского просуществовал до самой революции порядка 80 лет. То есть его пели дольше всех.

"Интернационал" почитался гимном СССР после революции до 1944 года. В 1943 году объявили конкурс на написание нового гимна - взамен "Интернационала". В нем приняли участие более 160 композиторов и 65 поэтов. Все писали новые тексты и новую музыку. А двум корреспондентам газеты ВВС "Сталинский сокол" С.Михалкову и Г.Эль-Регистану пришла в голову мысль написать стихи на существовавшую (с 1939 года) музыку "Песня партии большевиков" Александрова (на слова В.Лебедева-Кумача) - "о партии самой могучей на свете, о самом большом человеке своем", то есть о Сталине. Впервые исполнена в том же году на XVIII съезде ВКП(б). . Этот текст и был отобран Сталиным. Причем он сделал ряд существенных редакторских поправок. Например, в начальном тексте было "Созданный народной волей братский союз". Тов. Сталин нахмурился : "Била такая партия "Народная воля". Ви считаити, что именно она создала Советский Союз?" Давайте-ка изменим на: "Да здравствует созданный волей народов". Разви так нэ луче будит?" Так, действительно, стало лучше.

Сын баснописца, талантливый режиссер, патриот и предприниматель Никита Михалков побывал 13 октября у президента Путина и вышел от него одухотворенным. Режиссер сообщил, что поговорил с президентом о гимне, который еще прежде обсуждался на заседании президиума Госсовета. Режиссер и патриот объявил, что гимном России может быть либо "Боже, Царя храни!", либо советский гимн. Он высказался в том духе, что какой именно гимн принять не имеет значения, потому что и к тому и к другому слова легко напишет Михалков-старший. Ибо сам факт, что папа-Михалков много раз перелицовывал гимн, а сейчас может написать либо на знакомую музыку Александрова, либо на подзабытую музыку Львова ("Боже , царя храни" ) говорит о высочайшем профессионализме баснописца, которому все равно , на какую тему и на какую музыку, ибо профессионализм в том и состоит, что позволяет справляться любой, для профана кажущейся невыполнимой задачей.

На той же встрече сын гимночиста (так уже давно называют старшего Михалкова за то, что он удачно чистил текст гимна) сообщил Путину мысль о необходимости поддержания отечественного кинематографа путем формирования госзаказа на качественную патриотическую кинопродукцию. Ибо несмотря н

а роспуск Госкино, деятели российского киноискусства по-прежнему надеются на государственные заказы, откладывая создание коммерческой системы производства фильмов "на потом". Михалков доходчиво объяснил президенту, что отечественную киноиндустрию не "поднять" без госзаказа, без производства четырех-шести больших фильмов в год. В ответ Владимир Путин предложил Никите Михалкову войти в комиссию, занимающуюся вопросами государственной символики. Похоже, Михалковы, в отличие от братьев Гонкуров, из которых один бегал по редакциям, а второй охранял рукописи от покражи, готовы взять семейный подряд: старший пишет тексты к гимнам, джуниор снимает по госзаказу патриотические фильмы. Но, кроме шуток, дело затеяно доброе.

Новый орган Госсовет, которому прочат полномочия Совета Федерации, пока что немного мучается от простоя: не хватает ему конкретного, реального дела, о котором бы враз заговорила вся страна. И вот, похоже, вопрос решен: на первом заседании Госсовет обсудит вопрос о том, какую мелодию в конце концов выбрать для Гимна России: нынешнюю - Глинки или добрую старую — Александрова, или еще более старую - Львова "Боже царя храни"? Проблемой живо интересуется и сам президент Путин, причем "александровский" вариант гимна ему нравится больше, чем изрядно подзабытый царь, хранимый Богом.

В президентской администрации живо смекнули, что создание гимна — замечательная акция для очередной попытки консолидировать общество, и поручили вопрос Госсовету. Губернаторам, как и Путину, тоже больше нравится мелодия Александрова. Однако чтобы решение в пользу последней не выглядело слишком уж "междусобойным" обсуждается предложение провести по поводу гимна общероссийский референдум. Глас народа - глас божий.

Как видите, комиссия по рассмотрению текстов гимна (на музыку Глинки) была (теперь она распущена), сотни эрзац-гимнов тоже сочинили - одна поэт-плакатист Нина Бенсон 140 штук, но там среди соискателей взыскующих славы гимнюков были и Евгений Евтушенко, и поэт-песенник Илья Резник и еще множество других. Гимна же все нет и нет.

А ведь он на самом деле давно есть. Много лет назад Иосиф Бродский вдали от Родины, в изгнании, просил Мстислава Ростроповича убедить президента России Ельцина сделать гимном страны марш "Прощание славянки". Но пока ничего не вышло. По-прежнему играют совсем не напевную песнь Глинки без слов. Ну, не подходит она для гимна, не ложится на ухо. Позже эту идею еще раз обосновывал писатель Эдуард Поляновский, теперь вот вдруг думская фракция "Яблоко" предлагает в качестве гимна России марш "Прощание славянки". Об этом говорится в заявлении думской фракции "Яблока", распространенном 18 октября РИА "Новости".

Стало быть, идея рафинированного Бродского пошла в народ. Пока - только в очень его тонкую часть, страшно далекую от народа. Но - вдруг? Ведь это - поистине великая и даже народная музыка. Ее народность доказывается тем, что ее все знают, каждый может напеть, и каждый раз она звучит как новая. Она - не надоедает. И есть в ней некий исконно русский дух, как в "Марсельезе" - французский. Это тоже, как и "Вставай страна огромная" абсолютное попадание в яблочко.

Народность этой музыки доказывается еще и так: почти никто не знает имени автора. Стало быть, народная. Точно также как никто нынче не помнит имени сочинителя "Очей черных" (середина ХIX века). Да что там "Очи", когда и композитора "Полюшко-поле" мало кто назовет. А ведь это уже 30-е годы, совсем близко к нам. Книппер его фамилия, племянник жены Чехова Ольги Книппер.

Vasiliy AgapkinКратко напомню об авторе марша "Прощание славянки". Им был 28-летний Василий Агапкин, который в 1912 году, когда Турция напала на Балканы и началась Первая Балканская война, служил в 7-м запасном кавалерийском полку в Тамбове. Охваченный всеобщим порывом, он пишет свой народный, ставший великим марш, который посвящает женщинам-славянкам, провожающим отцов, сыновей, мужей, братьев.

Музыка "Прощание славянки" Нажать.

Музыка сразу захватила всех. Ее исполняли на концертах и в городских парках, все полковые оркстры ее сразу же взяли на вооружение. Это та музыка, которую потом Поль Мориа назвал "Вечной Россией".

Еще через два года - первая мировая. "Прощание славянки" играли на всех перронах. Историк Н. Яковлев писал: "На перроне бледные, заплаканные жены благословляют офицеров, вешают на шеи ладанки. И гром оркестров, замечательная русская военная музыка, не имеющая равной в мире, за счет которой еще Наполеон относил многое в победах российского оружия".

А потом - гражданская. Интереснейший феномен, заметил писатель Эдуард Поляновский, - и для красных, и для белых "Прощание славянки" было своим любимым маршем. В этой музыке - вечные нестроения, междоусобица и неопреденность судьбы России. Она - одна, не похожая своей историей на другие страны.

Прошли десятилетия. Василий Агапкин - советский офицер. Четверть века спустя - вторая мировая. И вот - знаменитый парад 7 ноября 1941 года на Красной площади. Немцы под Москвой, правительство - в Куйбышеве. В качестве курьеза замечу, что имени Агапкина почти не знали в СССР, хотя он умер в 1964 году (1884 - 1964), а не был расстрелян в 1937 за сочинение монархической музыки. Он никак не отмечен в энциклопедических словарях, в которых есть любой секретарь райкома или рабочий, боровшийся с царизмом.

Vasiliy AgapkinНо 7 ноября 1941 года сводный оркестр исполняет марш "Прощание славянки", дирижирует - автор, повидавший виды Василий Агапкин. Стоит страшный мороз, войска после парада прямо с Красной площади уходили прямо на фронт.

После того как прошла пехота, оркестр должен был подвинуться, чтобы пропустить парадную конницу, артиллерию, танки. Но сапоги Василия Ивановича примерзли к помосту, он не может двинуться с места. Любое его неловкое движение оркестр может понять неправильно и сорвать парад.

В своих мемуарах он вспоминал: "Что делать?.. Задержу кавалерию, получится заминка, а я не могу даже слова выговорить: так как и губы замерзли, не шевелятся. Жестом никого не подзовешь. Любой мой взмах на виду оркестра может быть истолкован как дирижерский приказ. Спасибо капельмейстеру Стейскалу. Он догадался и быстро подбежал к подставке. Я нагнулся, рукой оперся на его плечо и отодрал ноги. Все еще держась за плечо Стейскала, медленно спустился по ступенькам вниз. Движением руки я подал знак, чтобы оркестр отвели к ГУМу..." Писатель Эдуард Поляновский написал : "Без всяких ратных побед и трудовых завоеваний, при всей нищете и почти бессмысленности бытия "Прощание славянки" и сегодня России к лицу. Эта музыка внушает нам, что Россия все же лучше и чище того, что в ней всегда происходило. И, может быть, главное, что звучит в мощном марше, - надежда, единственное и вечное наше спасение, потому что все века мы не живем, а готовимся жить. В этой музыке вся Россия - в подлиннике, и ее можно слушать по убеждению."

Музыкальная тема "Прощание славянки" очень нравилась Александру Галичу, большому ценителю и знатоку музыки. Настолько, что одну свою вещь он написал на эту мелодию. Называется его песня "Походный марш". Ниже я приведу его текст полностью. Делаю это еще и потому (как раз - главное), что полагаю - не нужно мучиться с сочинением текста гимна. Текст есть уже готовый - песня Галича. Добавляю это предложение к идее, овладевший "Яблоком".

Итак, слова Галича:

Снова даль предо мной неоглядная,
Ширь степная и неба лазурь.
Не грусти ж ты, моя ненаглядная,
И бровей своих темных не хмурь!

Припев

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке -
И, значит, нам пора в поход!

В утро дымное, в сумерки ранние,
Под смешки и под пушечный бах
Уходили мы в бой и в изгнание
С этим маршем на пыльных губах.

Припев

Не грустите ж о нас, наши милые,
Там, далеко, в родимом краю!
Мы все те же - домашние, мирные,
Хоть шагаем в солдатском строю.

Припев

Будут зори сменяться закатами,
Будет солнце катиться в зенит
- Умирать нам, солдатам, солдатами,
Воскресать нам - одетым в гранит.

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке
- И, значит, нам пора в поход!

Нынешняя российская власть, констатирует газета "Сегодня", отрекается от прошлого - от того, что в последние годы в обыденном понимании воспринималось как "завоевания демократии". Отдав предпочтение музыке Ал. Александрова как основы будущего гимна России президентский Госсовет не склонен останавливаться на достигнутом. На одном из ближайших заседаний Госсовет (ГС) может рассмотреть вопрос о реставрации одного из самых ярких символов советской эпохи - церемонии смены почетного караула.

Речь идет о "посте N1" - у дверей мавзолея. Смысл грядущего обсуждения, видимо, в том, чтобы вернуть усыпальнице вождя мирового пролетариата статус одного из государственных символов России. По данным газеты, вопросом о статусе мавзолея, как и госсимволикой в целом, вплотную занимаются не только "консультанты" из ГС, но и эксперты Совета безопасности (СБ). Позиция аналитиков СБ вкратце такова: мавзолей, по-прежнему "держащий" визуальный ряд Красной площади, нынче, в идеологическом смысле, простаивает - ни на какую идею не работает. Перезахоронение же тела Ленина, к чему призывали демократы ельцинской поры, принесет, по мнению СБ, еще больший идеологический вред. Да и коммунисты против со своим лозунгом "Тело Ленина - только через наш труп". Оставили на месте тело. И оставили саму идею выноса тела. Теперь и Мавзолей, и само тело будут работать на новую русскую идею. Эксперты Совбеза склоняются к тому, чтобы вернуть мавзолею статус госсимвола, со всеми его атрибутами. Официальное обоснование может выглядеть вполне рациональным: историю надлежит чтить, а не переписывать. Картина между тем, отмечает "Сегодня", складывается экзотическая : соединение гимна СССР, двуглавого монархического орла на неузаконенном по сей день гербе, звезды на кремлевских башнях, петровский триколор и ...пролетарский вождь в мавзолее, которому отдают госпочести. Куда идет страна с таким символическим набором, понять непросто. Впрочем, судьба флага и герба также неопределена. Сочетание гимна СССР и византийского орла действительно двусмысленно, но и к этому легко привыкнуть.

России позарез нужна идеология. Пока вместо нее - вакуум. Вот и ищут.

Деидеологизированные организации, пишет журнал "Эксперт" "не в состоянии не только эффективно развиваться, но и долго существовать. Смерть организации идет по цепочке: идеология-психология-социальные отношения-технологический уровень". То есть - нет идеологии, а в конце концов не будет и технологии. Экономика, полагает еженедельник, "все в большей степени будет управляться системами идей. И в этом смысле деньги будут значить все меньше и меньше, превращаясь в ресурсы все более низких степеней". В середине 80-х годов представители Гарвардской школы бизнеса под руководством Брюса Скотта провели исследование, наиболее сенсационным выводом которого было следующее утверждение: важнейшим фактором снижения конкурентоспособности американской промышленности на мировых рынках является слабая идеологическая работа в американских компаниях. Исследователи рекомендовали заказчикам "в полной мере осознать значение идеологического фактора для экономической эффективности национального хозяйства". Характерный пример - вытеснение олигархов с политической сцены. Их организации, преуспевшие только на ниве материально-технической базы коммунизма, по выражению председателя совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Сергея Кугушева, если и обладали какой-то идеологией, то - "пиратской". "Банда победителей врывается в город и захватывает трофеи, -предлагает метафору Кугушев. - Причем в первый момент они даже не очень понимают, что захватили". "Пиратская" идеология формирует соответствующую систему управления, службу персонала, финансовую политику. Она не в состоянии воодушевить и мобилизовать сотрудников (не говоря уже о партнерах и клиентах), так как истинный смысл деятельности компании в этом случае - обогащение или удовлетворение властных амбиций ее лидера. Они не были не только настоящими предпринимателями, на взгляд "Эксперта", но небыли "и настоящими бандитами".

Вот, к примеру, Дон Корлеоне - "Крестный отец". Этот был настоящий мафиози. Он ведь заботу проявлял не только о своих (о "семье"), но и о тех, кто к нему обращался за помощью. Он защитил гробовщика, дочь которую жестоко изнасиловали и избили два негодяя, которых прикрыл продажный судья. То есть, "крестный отец" частенько выступал в качестве социального гаранта справедливости - даже вопреки официальной власти, и этот делало его образ привлекательным для многих. Живучесть криминального бизнеса в любом обществе как раз объясняется наличием у него сильной идеологии.

Россия - это, конечно, не мафия. Даже вот и идеологии своей нет. У США есть своя идеология - "американская мечта". Каждый может достичь любого успеха, если будет стараться. У России есть традиционная идеология - примат государства над личностью - "была бы страна родная, и нету других забот". Захоронение в центре страны, которое становится местом паломничества, святым местом и рисует опасную метафору: мощь государства была достигнута (в СССР - это уж точно) благодаря массовому рабскому труду и массовым смертям в ГУЛАГе.

Так было, но так не должно быть. Мощь государства может быть достигнута на пути свободы личности. Но вот как подобрать этому пожеланию нужную символику?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?