Независимый бостонский альманах

Заложники Второй мировой

03-12-2000

Катастрофе европейских евреев в годы Второй мировой войны посвящено множество публикаций. Появившаяся в 1985 году библиография исторических работ по Холокосту (1) содержала около двух тысяч книг и более десяти тысяч статей. За прошедшие с тех пор годы количество книг возросло на несколько сотен, а число статей - на несколько тысяч. Вероятно, никакая другая тема в истории не была так подробно документирована. Но несмотря на огромное множество данных, имеющихся в распоряжении историков, остается без ясного и общепринятого ответа важный вопрос о происхождении одного из самых чудовищных преступлений в истории человечества. Вопрос состоит в том, существовал ли конкретный приказ об уничтожении европейских евреев и, если существовал, то кто и когда этот приказ отдал?

Отсутствие единого мнения историков по этому вопросу легко объяснимо: письменный приказ уничтожить всех евреев до сих пор не найден. Этот факт можно интерпретировать по-разному. Например так, что этот приказ был уничтожен, или утерян, или был дан в устной форме. Но это может также означать, что вообще никакого конкретного приказа не было, и уничтожение евреев производилось без специального указания сверху.

Такого мнения придерживается, например, немецкий историк Мартин Бросцат (Broszat) (2). Он считает, что при депортации немецких евреев в Польшу, Прибалтику и другие районы Восточной Европы осенью 1941 года у местных властей появились проблемы с приемом такого большого числа людей. Эти проблемы стали решать, уничтожая прибывающих евреев. Постепенно эта практика развилась в программу всеобщего уничтожения.

Другой немецкий историк Ханс Моммзен (Mommsen) (3) тоже не верит в существование приказа на уничтожение евреев. Он видит в физическом уничтожении последнюю стадию все более обостряющегося процесса дискриминации, результат, как выражается Моммзен, "кумулятивной радикализации", для чего не требуется никакого приказа или распоряжения.

То, что при изучении такого явления, как история национал-социализма, нужно учитывать непростые взаимосвязи идей и действительности, идеологии и политических структур, определяющих внутреннюю политику Третьего Рейха, признается практически всеми исследователями. Поразительно, однако, что большинство историков, изучающих проблемы Холокоста, почти не рассматривают внешнеполитические задачи, стоявшие перед Гитлером. А именно здесь можно найти ответы на ключевые вопросы об авторе и времени возникновения "Окончательного решения еврейского вопроса".

 

Пророчество как предупреждение

30 января 1939 года торжественно отмечалась шестая годовщина прихода Гитлера к власти. В зале берлинской Кролль-оперы фюрер выступил перед членами рейхстага с большой речью, к которой тщательно готовился. Геббельс посетил фюрера 29 и 30 января и записал в своем дневнике, что Гитлер старается сделать речь образцом ораторского искусства (4).

Стала ли речь Гитлера 30 января 1939 года таким образцом, можно спорить, но с политической и исторической точки зрения эту речь трудно переоценить. В этот день Гитлер впервые официально высказался о судьбе европейских евреев в предстоящей войне. Соответствующее место в речи фюрера было театрально выделено. На сцену были неожиданно направлены прожекторы, и всем в зале стало понятно, что сейчас фюрер сообщит что-то очень важное. Гитлер сказал: "В своей жизни я часто бывал пророком и надо мной смеялись. Сегодня я снова хочу быть пророком. Если международному финансовому еврейству удастся ввергнуть народы в мировую войну, то результатом будет не большевизация планеты и не победа еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе" (5).

Идея сделать немецких евреев заложниками интересов Германии высказывалась еще в 1922 году, во время подготовки гитлеровского путча в Мюнхене: "500000 строго охраняемых в лагерях евреев должны быть безусловно уничтожены, если хоть один враг пересечет немецкую границу" (6). Через несколько лет Гитлер повторил эти мысли в присутствии Раушнинга, который записал услышанное: "Евреи были для Гитлера залогом, который гарантировал, что заграница позволит ему идти своим путем" (7). В таком же ключе высказывался и Геббельс. Выступая 19 ноября 1938 года, за два месяца до упомянутой речи Гитлера, рейх-министр высказал надежду, что иностранная агитация и пропаганда (вызванные, кстати, реакцией на всегерманский еврейский погром 9 ноября 1938 года - печально знаменитую "Хрустальную ночь") скоро прекратятся и добавил: "Я надеюсь, что это будет в интересах еще остающихся в Германии евреев" (8).

Насколько важным для понимания Холокоста является высказывание Гитлера 30 января 1939 года, можно оценить хотя бы по тому, какое значение придавал ему сам фюрер. Минимум шесть раз (!) цитировал он свою угрозу евреям, ошибочно датируя свое первое выступление 1 сентября вместо 30 января (многозначительная и, вероятно, неслучайная оговорка - первого сентября 1939 года началась европейская война). Настойчиво повторял он свое предсказание в публичных выступлениях 30 января 1941 года, 30 января, 24 февраля, 30 сентября и 8 ноября 1942 года и 24 февраля 1943 года.

За семь месяцев до начала войны в Европе Гитлер заявил, что если "финансовое еврейство" развяжет "мировую войну", то евреи Европы будут уничтожены. Это предупреждение было адресовано, в первую очередь, Соединенным Штатам Америки, так как в понимании Гитлера только их участие в войне превращало ее в "мировую". Краткосрочные региональные войны ("блицкриги") для установления "нового порядка" в Европе Гитлер планировал давно и не считал их мировыми. С 30 января 1939 года все европейские евреи - почти две трети всех евреев мира - объявлялись заложниками, становились инструментом немецкой политики, которую коротко можно сформулировать так: "европейской войне - да, мировой войне - нет!".

 

Блицкриг и мировая война

Но была ли угроза, высказанная Гитлером 30 января 1939 года, правильно понята - тогдашними политиками и сегодняшними историками? Признается ли историками провозглашенная Гитлером связь между уничтожением европейских евреев и мировой войной? Верен ли сформулированный выше вывод о том, что евреи были объявлены заложниками с целью не допустить перерастания европейской войны в мировую, которая была Гитлеру нежелательна? И, вообще, как понимается термин "мировая война", употребленный Гитлером в угрозе уничтожить евреев? Согласно сегодняшним школьным учебникам Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу. Эту ли войну имел в виду Гитлер в своей речи 30 января? Или к его пророчеству более подходит ситуация декабря 1941 года, когда в войну вступили США и когда фактически началось массовое уничтожение европейских евреев?

Рассмотрим доводы историков, внесших существенный вклад в исследование Холокоста. Уже упоминавшийся немецкий историк Бросцат в своих рассуждениях не придает знаменитой речи Гитлера от 30 января 1939 года должного значения, так как в своих работах просто неверно ее цитирует. В ключевой фразе Гитлера Бросцат опускает важное слово и пишет "война" (Krieg) там, где Гитлер говорит "мировая война" (Weltkrieg) (2). Поэтому в выводах Бросцата отсутствует связь между уничтожением европейских евреев и вступлением в войну Америки в декабре 1941 года.

Английский историк Браунинг (Browning) (9) отвергает теорию Бросцата и считает, что именно Гитлер отдал приказ об окончательном уничтожении евреев. Однако и Браунинг неверно цитирует речь Гитлера и использует слово "война" (war) вместо "мировая война". Поэтому он пишет, что угроза Гитлера была приведена в исполнение не сразу после начала войны в сентябре 1939 года, а только спустя тридцать месяцев, весной 1942 года, когда, по мнению Браунинга, началось "окончательное решение еврейского вопроса". На самом деле "отсрочка приговора" польским и немецким евреям составила не тридцать месяцев, как пишет Браунинг, а всего один день! Систематическое уничтожение началось на следующий день после нападения японцев на Пирл Харбор, что означало безусловное вступление США в войну.

Удивительно, что на представительном международном конгрессе по Холокосту в Штутгарте в 1984 году все участники тоже связывали угрозу Гитлера, высказанную 30 января 1939 года, с началом войны в сентябре 1939 года, а не с вступлением в войну Америки в декабре 1941 года (10), т.е., фактически повторяли ошибку Бросцата и Браунинга.

Для Гитлера было принципиально важно не допустить войны с Америкой до тех пор, пока Европа не окажется под полным немецким господством. Военная доктрина Третьего Рейха предусматривала последовательность скоротечных и ограниченных военных кампаний, когда оккупация очередной страны служила средством для нападения на следующую. Блицкриг - немецкое изобретение, так как вести другую войну Германия в то время была просто не в состоянии (11).

Главная цель Гитлера - мировое господство - достигалась поэтапно: сначала захват Европы, потом победа над Америкой. В узком кругу он говорил в октябре 1941 года: "Любые мысли о мировой политике смешны, пока мы не господствуем на континенте. Если мы владеем Европой, то мы имеем доминирующее положение в мире. 130 миллионов в Рейхе, 90 на Украине, добавим сюда другие страны в Европе и получим 400 миллионов против 130 миллионов американцев" (12).

Близкий к Гитлеру человек Альберт Шпеер вспоминал, что "господство в Европе было только промежуточной ступенью к окончательному мировому господству, когда Германия сможет определять все, что происходит в мире, включая Соединенные Штаты" (13).

Программа Гитлера включала две войны, которые должны быть разделены во времени: сегодня Европа, завтра - весь мир. Цель первой войны - создать средства для ведения второй.

 

Америка в глазах Гитлера

Нельзя сказать, что Гитлер недооценивал опасности вступления Америки в войну на стороне Англии, как это было во время Первой мировой. Вероятность такого развития событий подчеркивали и сообщения немецких дипломатов из Вашингтона в 1938 году (14). Подобный же прогноз давал немецкий Генеральный штаб. Во внешней политике Гитлер делал все возможное, чтобы удержать США от вступления в европейскую войну. 5 июня 1940 года фюрер дал интервью американскому корреспонденту Карлу фон Виганду. Это интервью было 14 июля напечатано в журнале "New York Journal America". Там, в частности, содержались такие слова фюрера: "Германия никогда не имела ни территориальных, ни политических интересов на американском континенте. Не имеет она их и сегодня. Кто утверждает противное, лжет из каких-то соображений… Я утверждаю: Америка - американцам, Европа - европейцам!" (15).

Политическим успехом Гитлера можно считать заключение 27 сентября 1940 года Трехстороннего пакта Берлин-Рим-Токио. Особенно важным был союз Германии с Японией, так как в лице Японии США приобретали опасного противника на Тихом океане. Вступление Америки в мировую войну потребовало бы от нее ведения боевых действий на двух океанах, что, по мнению Гитлера, должно было охладить горячие головы американских военных.

Чрезвычайно важно, что Гитлер считал правительство Рузвельта "проеврейским", а самого американского президента - ставленником мирового еврейства. Гитлер вообще свято верил в существование "мирового еврейского правительства", управляющего всеми странами: "За Англией стоит Израиль, за Францией, за США", говорил он Раушнингу (7). Это тайное правительство, по мнению Гитлера, скорее будет спасать европейских евреев, взятых Гитлером в заложники, чем финансировать вступление Америки в европейскую войну. Вера в "мировое еврейство", некую мифическую общность с едиными целями и руководством, была существенной предпосылкой решения Гитлера взять европейских евреев в заложники. Эту веру не могли поколебать никакие различия социальных условий, политических систем, государств и континентов, где жили евреи.

Когда в декабре 1941 года Америка вступила в войну и оказалось, что надежды Гитлера не оправдались - он считал, что американские евреи пожертвовали своими европейскими сородичами, - то европейские евреи потеряли для политики Гитлера всякое значение. Тогда и был отдан приказ "окончательно решить еврейский вопрос".

 

"Депортировать, но не уничтожать!"

Есть множество исторических фактов и документов, логично укладывающихся в предлагаемую схему. За ограниченностью места мы не будем их здесь обсуждать. Но три обстоятельства требуют разъяснения, так как может показаться, что они противоречат нашим выводам.

Во-первых, массовое уничтожение советских евреев, или, как их называли нацисты, "барбаросских евреев" (по названию плана нападения Германии на СССР), началось сразу после 22 июня 1941 года, а не после декабря того же года, когда немцы стали уничтожать всех европейских евреев. Для уничтожения евреев, а также коммунистов и партизан на территории СССР были образованы четыре специальные айнзатц-группы в составе частей СС и СД. Каждая айнзатц-группа состояла из 750 человек и действовала на захваченных немецкими войсками территориях. Акции уничтожения (как правило, расстрелы) проводились тайно, и достоверная информация о массовых убийствах достигла Запада только в мае 1942 года. К этому времени уже полным ходом шло уничтожение всех европейских евреев. Для Гитлера "барбаросские евреи" не выполняли роль заложников - их судьба, по мнению фюрера, мало интересовала американское "финансовое еврейство".

Во-вторых, известно, что 31 июля 1941 года Гейдрих получил через Геринга приказ подготовить все необходимые мероприятия к "окончательному решению еврейского вопроса" на всех контролируемых немцами европейских территориях (16). Этот приказ часто называют приказом к "окончательному решению" (см., например, (15)). Но подготовка к решению - это еще не само решение. Комендант лагеря в Освенциме Рудольф Гёсс (HцЯ) в своих мемуарах (17) писал, что, когда летом 1941 года он обсуждал с Адольфом Эйхманом детали операции уничтожения евреев, то время начала самой акции еще не было определено. Точную дату начала операции должен был сообщить руководитель СС Гиммлер. Но приказ от Гиммлера долгое время не поступал. И этому есть простое объяснение. Лето 1941 года было временем побед гитлеровской армии. Казалось, что поражение Советского Союза - дело нескольких месяцев, а то и недель. Выступая 3 октября в берлинском Дворце спорта Гитлер сообщил, что "противник уже разбит и больше не поднимется", а его пресс-секретарь 9 октября продиктовал для журналистов следующую фразу фюрера: "Военная кампания на востоке с разгромом армии Тимошенко завершена" (18). Если бы Германия добилась победы над СССР, то мирное соглашение с Англией стало бы неминуемым. Тогда Америка, скорее всего, оставалась бы нейтральной, и евреи-заложники Гитлеру стали бы не нужны. Но Советский Союз продолжал бороться с фашистами. Война затягивалась, и возможность вступления США на стороне Англии и Советского Союза оставалась реальной. Поэтому европейские евреи оставались еще живы. Гёсс все еще ждал приказа начать массовое применение газа "Циклон". Это ожидание, согласно записям самого Гёсса, продолжалось до конца ноября 1941 года.

И, наконец, третье обстоятельство. Историкам хорошо известно, что 30 ноября 1941 года Гиммлер из ставки фюрера говорил по телефону с Гейдрихом, который оставил короткую запись содержания этого разговора: "Транспорт с евреями из Берлина. Не ликвидировать" (2). Некоторые исследователи (здесь прежде других нужно упомянуть известного "отрицателя Холокоста" Дэвида Ирвинга (19)) видят в этой записке "доказательство" того, что уничтожение евреев производилось без ведома и желания Гитлера. На самом деле, запрет уничтожения евреев 30 ноября 1941 года имеет совсем другое объяснение.

15 сентября 1941 года Гитлер распорядился переселить евреев из Германии и протектората Богемии и Моравии в специальные лагеря и гетто в Польше, Белоруссии и Прибалтике. Эти лагеря и гетто были уже переполнены, и руководство лагерей приказало уничтожать евреев, не делая различия между местными и вновь приехавшими. Всего в октябре, ноябре и декабре в Ригу, Лодзь, Каунас и Минск было отправлено 42 состава, в каждом из которых было по тысяче евреев. Евреи из шести составов были уничтожены. Об одном из этих составов, направленном в Ригу, и шел телефонный разговор между Гиммлером и Гейдрихом 30 ноября. Но телефонограмма пришла слишком поздно. Остальные 36 тысяч евреев остались живы - указание Гитлера остановило на время массовые убийства немецких евреев.

Сентябрьское распоряжение о депортации немецких евреев имело политический смысл - показать Рузвельту серьезность угрозы Гитлера уничтожить европейских евреев. Но это распоряжение не означало приказа об уничтожении. Еще оставалась надежда, что Америка сохранит нейтралитет, хотя позиция Рузвельта по отношению к Германии становилась все жестче. Инициатива местных немецких властей в Польше и Прибалтике, уничтожавших прибывающих из Германии евреев, лишало Гитлера последних козырей в его дипломатической борьбе с Рузвельтом. Тот, кто слишком рано убивает заложников, рискует не получить ожидаемого выкупа. Военная ситуация в конце ноября была еще неопределенной. Планы Японии напасть на Пирл Харбор были утверждены императорским Советом только 1 декабря. Не дать Рузвельту моральных оснований для вступления в войну, сохранить последнюю возможность избежать перерастания европейской войны в мировую - вот основания ноябрьского запрета Гитлера. В ноябре время для "окончательного решения еврейского вопроса" еще подошло: отсутствовала важная предпосылка - еще не началась "мировая война", как ее понимал фюрер. По той же причине более двух лет оставались живы миллионы польских евреев, оказавшихся в руках нацистов с сентября 1939 года. Массовое уничтожение польских евреев началось 8 декабря 1941 года в лагере Хелмно - первой в истории человечества фабрики смерти (20). На этот раз приказа "не ликвидировать" не последовало.

 

Еврей - это принцип

Дату приказа к уничтожению европейских евреев можно считать установленной: начало декабря 1941 года. Сомнения в авторстве приказа легко рассеиваются, если представлять себе структуру распределения власти в нацистском руководстве.

В мае 1942 года Грайзер, по инициативе которого был организован лагерь в Хелмно, сообщал Гиммлеру, что уничтожение евреев в лагере близится к завершению и спрашивал, может ли он уничтожить около 30000 больных туберкулезом поляков. Адъютант Гиммлера ответил Грайзеру 14 мая, что его предложение направлено на согласование Гейдриху, но последнее слово в этом деле принадлежит фюреру (21). Совершенно невероятно, чтобы в вопросе о судьбе миллионов евреев дело обстояло бы по-другому.

То, что до сих пор отсутствует письменный приказ, вполне соответствует гитлеровскому стилю руководства. На одном из секретных партийных совещаний в 1937 году Гитлер заявил: "Все, что можно обсудить, не нужно записывать - никогда!" (22).

Пока Гитлер оставался у власти в Европе судьба евреев при любом развитии событий была трагической. Если бы Америка не вступила в войну, цель Гитлера была бы достигнута и евреи были бы все равно уничтожены. Здесь важно понять, что для Гитлера еврей - это не человек, это - принцип. Раушнинг записал слова Гитлера: "Еврей - это враг рода человеческого, античеловек. Еврей - создание иного бога. Он вырос из другого корня человечества. Ариец и еврей: они так же далеки друг от друга, как животные далеки от людей. Но это не значит, что я хочу назвать еврея животным. Он еще более далек от животного, чем мы, арийцы. Еврей - это существо, далекое от природы и враждебное природе". Закончить речь Гитлер не смог - с ним случился нервный припадок (7).

Космический антисемитизм Гитлера определял его главные решения. Смыслом его жизни стало освобождение мира от "еврейской заразы". Без Гитлера не было бы Холокоста. Уничтожение евреев рассматривалось Гитлером как необходимая оборона, евреи просто не имели право на существование. Гитлер хотел создать "новый мир", "нового человека", и этот человек не должен был встречаться с евреями. Но прагматичный политик Гитлер действовал осторожно и последовательно. "Хрустальная ночь" была организована только спустя пять с половиной лет после прихода нацистов к власти. Приказ об "окончательном решении" был дан спустя еще три года. До этого момента Гитлер использовал евреев как инструмент своей внешней политики. Когда же инструмент оказался ненужным, фюрер всю мощь Третьего Рейха направил к вожделенной цели - уничтожению "еврейской расы". Чем меньше становились шансы на победу, тем более важной казалась для Гитлера задача уничтожения евреев, даже если это наносило ущерб чисто военным и политическим целям Германии.

Результаты двенадцатилетнего господства нацистов были катастрофичны и для самой Германии. В 1945 году страна лежала в руинах. Заклятые враги Гитлера торжествовали победу. Все, что пытался создать "коричневый мессия", обернулось своей противоположностью. И только одну цель он достиг: было уничтожено около шести миллионов евреев. "Национал-социализму будут вечно благодарны за то, что я искоренил евреев из Германии и Европы", - говорил фюрер в берлинском бункере буквально под обломками Третьего Рейха (23).

Гитлера, действительно, никогда не забудут. В этом нет ничего плохого, если память о злодействе помогает не повторять прошлых ошибок. История, как говорил В.А. Ключевский, - это то, что никогда не проходит.

 

Использованная литература

1. Vera Laska. Nazism, Resistance and Holocaust in World War II. A Bibliography. Metuchen (N.Y.) 1985
2. Martin Broszat. Hitler und die Genesis der Endlцsung. Aus AnlaЯ der Thesen von David Irving. In: "Viertelsjahreshefte fьr Zeitgeschichte", 25, Heft 4, Stuttgart 1977.
3. Hans Mommsen. Die Realisierung des Utopischen: Die Endlцsung den Judenfrage im Dritten Reich. In: "Geschichte und Gesellschaft, Zeitschrift fьr historische Sozialwissenschaft, Gцttingen 1983.
4. Elke Frцhlich (Hrsg.) Die Tagesbьcher von Josef Goebbels. Sдmtliche Fragmente, Teil 1, Band 3, Mьnchen 1987.
5. Max Domarus. Hitler. Reden und Proklamationen 1932-1945, Band II, Erster Halbband, Wiesbaden 1975.
6. Harold Gordon. Hitlerputsch 1923. Machtkampf in Bayern 1923-1924, Frankfurt/M. 1971.
7. Герман Раушнинг. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. "Миф", Москва 1993.
8. Goebbels. Reden 1932-1939, Band 1, Dьsseldorf 1971.
9. Christopher R. Browning. Fateful Months. Essays an the emergence of the Final Solution. Rev. Ed. New York-London 1991.
10. Eberhard Jдckel und Jьrgen Rohwer (Hrsg.)- Der Mord an den europдischen Juden. EntschluЯbildung und Verwirklichung. Stuttgart 1985.
11. Manfred Messerschmidt. AuЯenpolitik und Krigsvorbereitung- In: Wilheim Deist u.a. Ursachen und Voraussetzungen der Zweiten Weltkrieges. Frankfurt/M 1989.
12. Adolf Hitler. Monologe im Fьhrerhauptquartier 1941-1944, hrsg. Von Werner Jochmann, Mьnchen 1982.
13. Das Rдtsel Hitler. Der Biograph und der Augenzeuge. Alan Bullock im Gesprдch mit Albert Speer. In: Die Zeit, Hamburg, 2. November 1979.
14. Andreas Hillgruber. Deutsche GroЯmacht und Weltpolitik im 19. Und 20. Jahrhundert. Dьsseldorf 1977.
15. Der Zweite Weltkrieg. 1939-1945. Ereignisse und Hintergrьnde in Wort und Bild. Gьtersloh/Mьnchen 1999.
16. Peter longerich (Hrsg.). Die Ermordung der europдischen Juden. Eine umfassende Dokumentation des Holocaust 1941-1945, Mьnchen 1989.
17. Rudolf HцЯ. Kommandant in Auschwitz. Autobiographische Aufzeichungen, hrsg. Von Martin Broszat, Stuttgart 1963.
18. Andreas Hillgruber. Hitlers Strategie. Politik und Kriegsfьhrung 1940-1941. Frankfurt/M 1965.
19. David Irving. Hitler's War. London 1977.
20. Adalbert Rьckerl. NS-Vernichtungslager im Spiegel deutscher Strafprozesse. Mьnchen 1977.
21. Philippe Burin. Hitler und die Juden. Die Entschedung fьr den Vцlkermord. Frankfurt/M 1993.
22. L.J.Hartog Der Befehl zum Judenmord. Bodenheim 1997.
23. Hitlers politisches Testament. Die BormannDiktte vom Februar und April 1945. Hamburg 1981.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?