Независимый бостонский альманах

Петрович, либерал из Вотри

28-01-2001

Svetlana Klishina

С Петровичем мы познакомились несколько лет назад в селе Вотря, куда я из своего дачного поселка ходила за козьим молоком для внучки. Однажды в ожидании молока я и увидела Петровича. Он сидел на коньке крыши дома напротив, стучал чего-то железного и кричал Берегись! Поскольку вплоть до горизонта никакой другой живности, кроме меня и мирно пасущихся внизу коз, не было, я адресовала это предупреждение себе и помахала человеку на крыше. Он моментально оттуда скатился, подошел, мы разговорились и вот дружим уже седьмой год. Петрович потом сознался, что приметил меня давно и прикинул, что для разговору я гожусь. А нужда в собеседниках у него отчаянная. Поговорить он любит и, главное, есть о чем.

В советские времена работал Петрович на заводе электронной техники, собирал телевизоры. Хорошие были телевизоры, надежные. - Но черно-белые? Зато безработицы не было уходит от прямого ответа Петрович.

С наступлением рыночных времен завод рухнул. Петрович ушел на пенсию и год промучился на жалкие пенсионные гроши и доходы от продажи картошки со своих угодий. Тогда-то и пристрастился он к чтению. Облазил всю районную библиотеку, навыписывал кучу газет. Читает он не только книги и статьи по политике, экономике, истории, но и художественную литературу. Однажды попросил привезти чего-нибудь посерьезнее детективов. Я привезла романы Василия Аксенова. Он прочитал, сказал Крепко пишет, а это в устах умного, ироничного Петровича - не слабее Букеровской премии.

Потом в его жизни начались крутые перемены. Вокруг Вотри стали , как грибы, расти дачные поселки, воздвигаться дома. Петрович крутил головой - Откуда у нищей интеллигенции деньги?, но от своей выгоды не отказался. Руки у него золотые, ума и смекалки не занимать. Он нашел напарника и развернулся. Они вдвоем столько протянули заборов, вырыли колодцев и залили фундаментов окрест, что хватит на несколько бригад. Конкурентов вытеснили разумными расценками и добротной, с гарантией работой. В результате Петрович обновил свой дом, купил Ниву ( а в гараже еще и шестерка старенькая стоит), справил краснокаменные хоромы и Опель сыну. Теперь мечтает съездить в Японию, лично понять секрет японского чуда.

Но дела не пускают - заказов у Петровича на два года вперед.

Деньги, само собой, из рук в руки, никакой бюрократии ( почему и зашифровала я своего друга, оставив здесь лишь отчество).

Немного платит только сизомордому Славке, местному алкашу-рэкетиру, чтобы не донес. Ну и с милицией особые отношения, в которые Петрович предпочитает меня не посвящать.

Но работает он до полного изнеможения, до кровавого пота, как говорится. Иногда, с землистым от усталости и пыли лицом проходит он, не поднимая головы, мимо моего забора, еле-еле махнет рукой, и тогда я понимаю: сегодня не до чаев с политикой. С учетом всех плюсов и минусов выходит все-таки, что в прежние времена Петровичу возвращаться не с руки, и он внимательно следит за новой властью - куда повернет?

Вот так и получилось, что статью Аксенова Проба на либерализм я обсуждала именно с ним. Петрович начал с того, что вот, мол, хороший писатель пишет понятно, читать - одно удовольствие. Не то, что некоторые - насажают в текст всяких прайдов - промоушенов, читаешь, как тележку с песком везешь. И никакие толковые и словари иностранных слов не помогают. Петрович лукавит - все слова он знает, у него этих словарей десятка два, причем самоновейших, но предпочитает ( по возможности, конечно) отечественную лексику. Вот смотри: правые - либералы, демократы - молотили-молотили языком десять лет, с экранов не слезали, на всех каналах их умные говорящие головы, а за десять лет так и не вырастили ни одного политика, способного стать президентом. И поверь, из сорока миллионов голосовавших за Путина процентов тридцать, не меньше, либералы. Похоже, так. Причем, голосовали за него даже те, у кого старые семейные счеты с конторой, из которой он вынырнул. - Вот-вот. Теперь следят за ним в оба глаза - как бы не свернул с либеральной дорожки, не юркнул в большевизм какой-нибудь или террор. Самые умные ломают головы - какую модель изберет Путин для России - мобилизационную, инновационную или еще какую. И ничего не видно, зацепиться -то особенно не за что Полная непрозрачность политического проекта, - вворачиваю я .

Именно - непрозрачность. К тому привык, гэбист все-таки кадровый. Намеки, секреты, умолчания - милое серд
цу дело. А ведь клялся на Конституции - буду работать открыто и честно. Но можно предположить, что сказать-то ему пока нечего. Ты посмотри на его электорат, как вы любите говорить. Кого там только нет!

Либералам нужна свобода, частная собственность, правовое государство. Державникам - сильное государство, обывателю в массе - порядок и хлеб. Пока кидает по мелочам вторым и третьим - гимн Александровский, небольшие добавки к пенсиям и зарплатам. А либералы - народ сознательный, могут, мол, и подождать. И сколько он так, враскоряку, как в том старом анекдоте, продержится, неизвестно

Посмотри, что получается по Леонтовичу и Аксенову.

Либеральные реформы у нас всегда насаждались сверху, шли от просвещенных государей или от правительственных чиновников.

То-есть либерализм всегда был продуктом государственным.

Случайно это? Да не в этом дело, - сердится Петрович.- Либерализм везде был придумкой аристократов. Вот ты про англичанина Локка рассказывала - не крестьянин же он был.

Дело в том, что либерализм и поддерживаться в России государством, сверху должен. Низовой либерализм у нас - это бунт, анархия, пьянство. Свободу народ наш ценит до тех пор, пока хлеба и водки много. Не будет - побежит от свободы как миленький. Сам побежит, без аркана даже. Тут стоит только какому-нибудь фюреру на горизонте замаячить, так к нему и кинутся. Лишь бы подачка с барского стола была пожирнее.

- Ну, а ты кто - либерал, демократ? Давай уточним. Либерализм и демократия - разные понятия, но связанные. Стержень либерализма - частная собственность и ее гарантии. А основа демократии - всеобщее избирательное право. А пересекаются они на свободах - совести, митингов, слова. Я либералом стал, когда у меня появилась более-менее приличная собственность и право продавать свой труд не за гроши, а достойным образом. Мне теперь есть что защищать, от зарплаты до зарплаты жить отвык и не хочу снова привыкать Чем же ты от Гусинского отличаешься?

Ничем, кроме размеров собственности. У нас опасения - общие. На него наехали, и до меня могут добраться.

Ну, а свобода печати? Это тонкое дело.

Потому что массам, если правду говорить, до свободы этой, как до лампочки. Им оставь один канал и одну газету - они и не заметят. Еще комфортнее себя будут чувствовать, ведь выбор-то - дело неуютное. Но в этом деле власть должна мудрость проявить.

Для ее же самосохранения необходимо поддерживать свободу информации. Потому что если подавить все оппозиционные и критические точки, накрыть их, общественным мнением легче, конечно, управлять. Но это ведь тоже тирания, и держится такое единодушие до поры до времени. Коммунисты вон как старались со своей монопольной идеологией, чистили общественное мнение. И что получили? Тем более, ты вот говоришь: молодежь растет стремная, свободу любит чуть не с пеленок. Вот все политологи говорят: либерализм и подмораживание, либеральные реформы и укрепление государства - не совместимы.

Будет, кстати, государство сильным, придется тебе, Петрович, налоги платить. - Да я разве против? Были бы налоги разумные, лучше бы государству отдавал, чем местным жуликам. А то ведь трястись, что налоговая полиция накроет, это тоже не свобода. А сильное государство - кому, кроме жуликов, помеха? Но я так думаю: государство, прежде чем укреплять, чистить надо. Государство должно быть здоровым. Кучка проворовавшихся чиновников с неограниченной властью - это гибельное для страны дело. Я тут недавно по телевизору фильм смотрел про борьбу с наркоманией. Милиция с наркоманами борется, а с наркодельцов взятки берет и покрывает их. Зачем нам укреплять такую милицию? Государство сильно законами. Я у Гегеля читал - свобода там, где законы. А у немцев, мне кажется, даже так: чем больше законов, тем больше свободы. Тут опасность есть, конечно - какие законы и для чего созданы.

Можно ведь издать и закон о свободе строить концентрационные лагеря. Вот тут и нужна свободная пресса. Пусть либералы на стреме стоят, делают стойку при малейшем нарушении Конституции и демократии. Тогда и Россию удастся сберечь, и свободу.

А правду Аксенов пишет, что женщина уже по определению - либерал? Это до тех пор, пока у нее мужик не загулял. А загуляет - она его вместе с его свободами прихлопнуть может, как муху.

И прощаясь, Петрович говорит: Не тоскуй. Хуже не будет, я думаю. - Помнишь, была у Бережкова песня: Тогда и надо было жить, кто знал, что дальше будет хуже. - Чепуха это. Либерал без надежды - это не либерал, а неврастеник. А это уже не политика, а клиника.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?