Независимый бостонский альманах

ИЗМЕНА(С точки зрения полов)

04-02-2001

 

Если бы всё прошедшее было настоящим,
а настоящее продолжало существовать наряду с будущим,
кто бы в силах был разобрать, где причины, а где следствия?
Козьма Прутков

Vladimir Baranov

Всякий прогноз парадоксален. Парадоксален вне зависимости то того, сбывается или нет, был ли он выдан бесплатно и публично или же продан кому-то в эксклюзивном порядке, сформулирован ли в связи с частным интересом отдельно взятого человека или же по поводу общей судьбы всего Человечества. И уж совершенно точно на парадоксальности прогноза ни в малой степени не сказывается, адекватно ли предсказание передовым научным парадигмам в рамках системного подхода, либо же его источник - бабушка Ванга.


Основной парадокс прогноза
      Как ни странно, парадокс прогноза нигде не описан и никем не осознан. Не претендуя на всеобъемлющее исследование этого многоликого феномена, дадим популярный и краткий очерк опасной мечты Человека знать своё будущее, столь же старой, как стремление летать.

Как раз именно в теории полёта с прогнозом всё обстоит чрезвычайно благополучно. Если речь идёт, например, об отправке миссии к Марсу, то мы знаем, что могут возникнуть самые разнообразные проблемы - с финансированием экспедиции, с программой научных исследований родины Аэлиты, - с чем угодно, только не с точностью прогноза траектории. Баллистики, занимающиеся прогнозом движения небесных тел, - вне зависимости от того, в каком из Центров управления полётом они делают свою работу, в Хьюстоне (штат Техас), в подмосковном Королёве или в Шуанченцзы (провинция Синьцзян), - знают как предсказать на год вперёд траекторию космического аппарата на всём протяжении его долгого пути к холодной красной планете. Выпускники разных университетов Земли, говорящие на разных языках, служащие в военно-промышленных комплексах разных, часто враждующих стран, они скромно и дружно отмечают свой профессиональный праздник, приходящийся на ТВР, «точку весеннего равноденствия», - тот самый день, час и мгновение, когда Солнце восходит над плоскостью эклиптики. Столь же скромно и дружно делают они фантастическую работу вычисления будущего. А их единое представление о прогнозировании движений небесных тел сформулировал ещё родоначальник небесной механики Пьер Симон Лаплас (1749-1827) в идее детерминизма: «дайте мне начальные условия всех частиц Вселенной, и я предскажу её состояние на любой момент в будущем». И пусть сегодня в этой максиме есть некоторые оговорки, международное братство учёных не способно додуматься до разделения предмета своих исследований по национальным, историческим или ещё каким-то номинациям.

Да, но ведь это имеет место в малоуспешной по своим теоретическим достижениям и практическим выводам экономической науке. Экономика отнюдь не является некой единой дисциплиной. Строго говоря, и наукой-то коллекция разнородных учений может считаться лишь с большой натяжкой. Неспособная не то что предвидеть будущее, хотя бы объяснить прошлое, увешанная Нобелевскими премиями, как Брежнев звёздами героя, она глубоко разделена. В частности, на продвинутую западную и отсталую российскую. А внутри этой классификации имеется ещё и множество глубоко презирающие друг друга школ и течений. Возможно, потому-то учёные-экономисты и не способны предсказать хоть что-нибудь, хотя бы о ближайшем будущем, хотя бы о самой благополучной и изученной экономике - США, где благоденствует почти вся «золотая рота» Нобелевских лауреатов по экономике.

… Император французов, в бытность артиллерийским поручиком учил баллистику по учебникам Лапласа. Желая сделать приятное учителю, Наполеон назначил его министром внутренних дел. Видимо, Бонапарт полагал, что если великий старец справился с анализом движения небесных тел, то уж административные-то движения для него вообще не составят никакого труда. Подойдя к поставленной Императором задаче с присущими ему рвением и ответственностью, Лаплас великолепно завалил свою канцелярскую работу в Министерстве, после чего был со всеми подобающими почестями отправлен на почётную синекуру. А ведь до того руководил Академией наук, считался первейшим в ней интриганом и, вообще, был осторожен, хитёр, а в жизни отличался ещё и редкостным жмотством: проживая в шикарном особняке, запирал сахарницу в шкаф, ключик от которого доверял жене с большой неохотой. Почему же гений небесной механики не нашёл себя в амплуа полицейского? Отличавшийся в своих суждениях меткостью и высоко чтивший Лапласа как учёного, Наполеон высказал о его практической деятельности такие критические замечания:

 «Первоклассный геометр, Лаплас вскоре заявил себя администратором менее чем посредственным; первые шаги его на этом поприще убедили нас в том, что мы в нём обманулись. Замечательно, что ни один из вопросов практической жизни не представлялся Лапласу в его истинном свете. Он везде искал чего-то, идеи его отличались загадочностью, и, наконец, он был насквозь проникнут духом бесконечно малых, которые вносил и в администрацию».

И всё потому, что общество устроены не как часы, и даже не как Вселенная. Нельзя сказать, что сложнее, - просто со своими особенностями, препятствующими выдаче точного прогноза. И, кстати, не одни лишь социальные движения (и не только во Франции) обладают столь коварным свойством. Отвратительно плохо, притом абсолютно везде, предсказывается не только экономика, но и погода. И вовсе не оттого, что на метеорологические факультеты во всём мире отбирают заядлых лоботрясов и путаников. Той же математике метеорологов в университетах учат отнюдь не меньше чем баллистиков, но, выучив, честно предупреждают, что оправдываемость прогноза погоды в 40% есть очень приличный показатель на практике. Но как раз с точки зрения практиков, являющихся реальными потребителями метеопрогноза, представляется, что результат типа «фифти-фифти» легко получить и без метеорологической науки с её методиками, дорогостоящими метеоспутниками, мощными специализированными компьютерами и обсерваториями по всему свету, просто подбросив монетку.

И уж в совершенно потрясающем контрасте с успехами прогнозирования в небесной механике находится, казалось бы, не самая бедная финансовыми возможностями практика прогнозирования будущего состояния рынка.

Парадокс? Разберёмся!


Что прогнозируешь, то и имеешь
      Причины, по которым принципиально невозможен прогноз рынка, хорошо известны специалистам. Но ведь специалисты на то и специалисты, чтобы морочить всех остальных. Процитируем (вместе со ссылками) из статьи проф. В.М. Полтеровича1 лишь пару абзацев.

«…теория флюктуаций цен на финансовых рынках явилась одним из важных достижений экономической теории за последние 20 лет. Тем не менее при рассмотрении взаимодействия многих рынков она столкнулась с принципиальной трудностью - множественностью равновесий. Неединственность равновесий характерна и для стандартной модели Эрроу - Дебре. Однако в этом случае их, как правило, конечное число, так что в окрестности любого устойчивого равновесия поведение системы слабо зависит от ее истории. Если же включить в модель неопределенность и рынок ценных бумаг, то возникает новый феномен - неполнота рынков2. В этом случае число равновесий оказывается не просто бесконечным, но континуальным3. При континууме равновесий динамика системы принципиально не прогнозируема, существенно зависит от характера пусть даже небольших внешних воздействий».

     «Устойчивость или неустойчивость траекторий цен зависит от того, насколько быстро и точно экономические агенты умеют согласовать свои ожидания с реальностью. Во всем этом нет ничего удивительного, экономическая реальность сложна. Однако совершенно неясно, как пользоваться теорией, если для ее применения в каждом конкретном случае необходимо предпринять трудоемкое исследование, чтобы установить, какой именно из теоретических вариантов в наибольшей степени адекватен реальному положению вещей. Например, при рассмотрении спада в процессе российских реформ мы сталкиваемся с явлениями, характерными и для кейнсианской и для классической экономической теории, а в добавление к этому - с нестандартным поведением экономических агентов, так что готовые теоретические инструменты для анализа рецессии отсутствуют».

      Жуть! Но, даже не дочитавши первый абзац, понимаешь, что экономический прогноз есть дело абсолютно неблагодарное, поскольку подпадает под некоторые фундаментальные ограничения. Что же до профессорской ссылки на «нестандартное поведение экономических агентов» в России, то как тут не вспомнить анекдот про того верблюда, у которого спросили, почему у него шея кривая. «А ты у меня что-нибудь ровное видал?» ответил скотина и был абсолютно прав. С ним целиком согласны практики рынка ценных бумаг, которые не особо вникают в фундаментальные причины, но чтят г-на Сороса с его довольно невнятной идеей рефлективности. И упомянутая акула бизнеса, и мелкая рыночная плотва, все они дружно указывают на факт принципиальной непредсказуемости рынка4 - вне зависимости от того, в какой стране находится его торговая площадка:

 «Кажется очевидным, что если никто даже из самых влиятельных участников рынка не может сделать корректный прогноз следующего околоравновесного состояния рынка, отражающего весь список действующих рыночных факторов (то, что иногда кому-то удаётся что-то угадать, не имеет принципиального значения), то значит, реальный процесс идёт не по траектории "совершенных" прогнозов, а по пути проб и ошибок, которые сами по себе могут привести к реализации новых сценариев развития событий (в том числе фундаментальных)».

Переводя с профессионального языка, скажем так: причиной тому, что рынок, будучи системой, устроенной довольно-таки просто, обладает сложным поведением, является его органическая неспособность ко сколь-нибудь продолжительному поддержанию равновесия. Покинув одно локальное состояние равновесия, рынок быстро «забывает» его и потому все идеи предсказания, основанные на обучении предсказывающего алгоритма по предыстории, не срабатывают. Потому-то перенос на рынок успешных методик из других приложений не полезен, а вреден, поскольку рождает у практиков напрасные и, зачастую, опасные иллюзии, не говоря уж о том, что приводит их к потере денег (иногда значительных), разочарованию в методах науки и подрыву важных научных авторитетов. Но не случайно и состояние рынка, и состояние атмосферы предсказуемы одинаково плохо. И то, и другое явления обусловлены чувствительной зависимостью обоих этих динамических систем от начальных условий. Тех самых, о которых так возвышенно высказывался П.С. Лаплас. Не посягая на величие вывода, действительно революционизировавшего механику, отметим лишь, что за прошедшие с тех пор двести лет стало ясно, что есть системы и системы. И если для одних, консервативных, какой является, например, Солнечная система, вполне возможна предсказуемость в смысле лапласова детерминизма, то для многих иных, в частности, для так называемых «живых», развивающихся систем, с предсказуемостью дело обстоит гораздо хуже. Для таких систем будущее вырастает из настоящего по хаотической траектории. Короче, в любом прогнозе мы имеем ровно столько предсказуемости (детерминизма), сколько её изначально содержится в системе и никакими математическими кунштюками увеличить это количество невозможно.

Да, но законы экономики!.. Во-первых, их нет, по крайней мере, нет в той форме, как в физике (см. подробнее в цитированной статье В.М. Полтеровича). Во-вторых, то, что есть, оно совершенно бесполезно для познания будущего. Так, например, выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) даже составил начальный капитал, играя в молодые годы на бирже, но другой, не менее выдающийся экономист Йозеф Алоиз Шумпетер (1883-1950) разорился ровно на том же занятии. Так что, даже великие экономисты вовсе не обязательно владеют искусством предвидеть экономическое будущее. Будущее скрыто в хаотической динамике. Отсюда - ценное практическое правило. Если некто утверждает, будто бы знает метод предсказания будущего состояния экономики и финансов страны (региона, города) в пределах финансового года, или владеет методикой достаточно надёжного (например, 85%) прогноза рыночных котировок хотя бы на 15 минут вперёд, он, стало быть, сумел справиться с проблемой хаотической динамики и, соответственно, способен представить теоретические доказательства своего успеха. Это как раз тот самый случай, о котором принято говорить «нет ничего практичнее хорошей теории». Но если доказательств нет или автор утверждает, что занятый важными практическими делами, он даже и не думал о такой чепухе, это значит никаких практически ценных результатов от методики и ожидать не приходится.

С учётом того, что авторов надёжных прогнозов никак не меньше, чем изобретателей вечных двигателей, этот тест позволяет сэкономить время и деньги тем, кому приходится по роду деятельности интересоваться методологией прогнозирования в бизнес-приложениях.

 

Шок будущего
      Если бы проблемы прогноза исчерпывались лишь математической физикой, это было бы ещё полбеды. Но ведь заказчиками прогнозов выступают обычные люди, проживающие в настоящем времени. Прогноз же, как фрагмент будущего, добытый тем или иным способом, является для них объектом столь же неуобьпонимаемым, сколь и некий фрагмент прошлого, например, берестяная грамота, добытая из археологического раскопа. Вырванное из своего контекста будущее почти всегда бесполезно. Вспомним эпизод из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», в котором Воланд в дискуссии с двумя московскими писателями о предсказании будущего объясняет собеседнику, что того ждёт скорая и ужасная смерть: он будет зарезан молодой женщиной, комсомолкой. Дьявольский прогноз совершенно сбивает с толку несчастного литератора, столь легкомысленно пожелавшего заглянуть в своё будущее. Пребывая в растрёпанных чувствах, он допускает роковую оплошность: оказавшись близко к трамвайным путям на бульварном кольце, поскальзывается на разлитом масле и попадает под колёса трамвая, вагоновожатым которого и вправду оказывается молодая женщина.

В романе иллюстрируется так называемый «самосбывающийся прогноз» - феномен, хорошо известный брокерам и заключающийся в том, что неосторожные высказывания VIP бизнеса или политики приводят рынок именно к тем результатам (чаще всего негативным), которые и были напророчены. Обратим внимание вот ещё на какую деталь: в том примере у Булгакова клиент воспринимает одну лишь эмоциональную сторону прогноза, совершенно бесполезную для того, чтобы подготовиться к принятию каких-либо осмысленных решений. На практике же прогноз, чаще всего, вообще не воспринимается как таковой. Так, известное предсказание Ванги, что в 2000-м году «Курск» окажется под водой, запомнили все, но, как предмет анализа, не воспринял вообще никто. Данный антинаучный казус иллюстрирует вот какое положение: если заказчик интеллектуально не готов к приёму выданного ему прогноза будущего, то он не способен выделить прогноз из информационного шума и, следовательно, не сможет извлечь пользу из любой жизненно важной для себя, высоконаучной, абсолютно точной и весьма своевременной информации. В этом проявляет себя шок будущего.

Но наиболее существенным во взаимосвязи «заказчик - поставщик» прогноза всё же является не точность, надёжность и своевременность предсказания, а сам факт устойчивого интереса заказчика к этому виду услуг. При определённых условиях такой интерес способен перерасти в платёжеспособный спрос. Отсюда - идея бизнеса на прогнозе. На этом важном аспекте рассматриваемого здесь парадокса остановимся более подробно.


Парадокс бизнес-прогноза
      Бизнес на прогнозе существует очень давно. По-видимому, это одна из древнейших профессий. Нет сомнений, что от шаманов в первобытных обществах требовалось что-то в духе самосбывающегося прогноза предстоящей охоты. Впрочем, это не более чем догадки. Но вот одна длинная (в силу необходимости) цитата из труднодоступного источника, на который ссылается проф. А.Н. Ефимов5, «Антенорово путешествие в Грецию и Азию. Часть вторая», СПб, 1803, которая даёт некоторое представление о методике прогноза оракулов из храма Аполлона в Дельфах.

 «На рассвете, увенчавшись лаврами и держа в руках ветвь, … взошли мы в храм с бесчисленным множеством народа… Каждый из вопрошавших вёл за собой свою жертву. Наша состояла в белом тельце… Один из жрецов ввёл нас в святилище, или лучше сказать в вертеп, из коего исходило испарение, вся окружность оного была обвешана приношениями, свет помрачён курением фимиамов и извержением паров, выходящих из пропасти, так что мы не могли ничего различить. Самый треножник заслоняли лавровые ветви и кожа змея Пифона…

      Вошла Пифия в сопровождении двух жрецов и святошей. Мы увидели шестидесятилетнюю старуху, тощую, сухощавую, бледную, худо одетую, печальную, угрюмую; чело её увенчано было повязками, а голова лаврами, от коих бросила она на священный огонь несколько листьев… Испив воды, открывающей будущее, приблизилась она потом к треножнику, но с упорностию противилась взойти на него. Жрецы употребляли угрозы и насилие, дабы заставить её повиноваться. Она села на край жерла и, напитавшись прорицательными испарениями, начала метаться, краснеть и пенить; грудь её поднялась, она испустила жалобный вопль и ужасный стон; наконец, не в силах будучи противостоять богу, одержавшему её, хотела сойти с треножника, но два жреца удержали её силою. Тогда разодрала она на себе покров, изорвала повязку и со страшным воем произнесла грудью, ибо Пифии чревоволшебствуют, несколько слов, которые жрецы старались заметить и записать; после чего сошла, лишилась сил и самого почти дыхания…

      Мы бросились читать свои ответы. Я спрашивал в своей записке, долго ли проживу, вот ответ: «Виноград собирают прежде маслин». Фавор желал знать, счастлив ли будет для него брак? Оракул ответствовал: «Сыне! Волы, запряжённые в плуг, рассекают землю, дабы поля произращали плод». Долгое время искали мы смысл сих гаданий…».

Судя по описанию, метод изучения будущего у оракулов не слишком уж отличался от современных методов «технического» и «фундаментального» анализа в бизнесе.

С развитием цивилизации развивалась и методология прогноза. Как свидетельствует римский историк Публий Корнелий Тацит (55-120), древние германцы, все важные вопросы касаемо будущего решали путём двухэтапного обсуждения: вначале в пьяном виде, затем по вытрезвлению. Что ж, подход этот, по-видимому, не лишён некого основания, если судить по тому, что он и по сию пору распространён, в том числе, и в нашей стране. Однако первым в истории надёжным систематическим прогнозом будущих событий стал всё-таки алгоритм математической природы, хотя и предназначенный для определения даты божественной, дня наступления Пасхи. Алгоритм определения даты Пасхи формулируется очень просто: первое воскресенье после первого полнолуния после даты весеннего равноденствия. Но, поскольку в алгоритм заложены события, определяемые небесной механикой, то для прогноза Пасхи надо уметь предсказывать полнолуния и равноденствия. Согласно Дональду Кнуту6, некий Викториус из Аквитании описал подобный алгоритм ещё в раннем Средневековье, в 457 г. Как попутно отмечает в своей монографии Кнут, «многое говорит за то, что в средние века единственным важным применением арифметики было вычисление даты Пасхи». Проблема эта была приведена в окончательный вид лишь через 14 столетий «королём математиков» Карлом Фридрихом Гауссом (1777-1855) и с тех пор уже безразлично, на какой интервал требуется получить прогноз, - на год или на миллион лет, - он будет равно безошибочным. Заказчиком этого научно-практического исследования выступала Римско-католическая церковь, которая и по сию пору использует алгоритм, разработанный К.Ф. Гауссом. Эта же организация, как известно, ещё и до сих пор не сняла полностью всех обвинений с Галилея, хотя именно благодаря его деятельности Церковь сегодня располагает возможностью точно предсказывать дату важнейшего своего праздника. Суть парадокса бизнес-прогноза вообще целиком определяется отношениями между его заказчиком и поставщиком.

 

Клиент всегда прав
      Возвращаясь к исходному тезису, отметим: клиент, желающий прогноза, есть всегда и он всегда прав. Раз хочет иметь прогноз, значит получит. Только надо чётко различать две ситуации: 1) клиент - это кто-то иной, 2) клиент - это Вы лично, собственной персоной.

Во вторую категорию (если только речь не идёт о ситуациях, в которых прогноз и в самом деле возможен и полезен, их не так уж и много и все они хорошо известны) попадать ни при каких обстоятельствах не следует, даже если Вы очень квалифицированный и умный человек. Смысл: в таких вопросах, как карьера и бизнес, нельзя ставить свои дела и поступки в зависимость от «духа бесконечно малых», вспомните незадавшуюся чиновничью карьеру Лапласа. Первую же категорию следует тщательно холить и лелеять, она, возможно, есть источник Вашего благосостояния. Ведь если желание знать будущее у клиента стойкое, а самого клиента численность велика, то это же, помилуй Бог, как хорошо!

Могут сказать: погрешности в прогнозе могут отвратить заказчика от поставщика. Но удовлетворение клиента зависит совсем не от качества выданного ему прогноза. Парадокс? Только кажущийся! В самом деле, прогноз заказывают не для того, чтобы познать будущее, а для морального удовлетворения, коренящегося в интеллектуальном комфорте, который по определению несовместим с травмирующим психику «футурешоком».

А самым нудным клиентам, травмированным «шоком будущего» и придирающимся к расхождению предсказания и фактов, следует провести сеанс эффективной психотерапии. К счастью, приёмов великое множество. Так, классический пример приводит Клод Шеннон в своём основополагающем труде по теории информации. Суть его в следующем. Знаменитый тибетский гуру специализировался в предсказании пола будущего ребёнка. В Индии от того, кого Вишну в своей неизреченной благости пошлёт родителям, - мальчика, за заслуги перед богами, или же девочку, в наказание за грехи, - зависит очень многое. Поэтому являвшиеся к мудрецу крестьяне не скупились на подношения. Гуру, пообщавшись с небесами, сообщал клиенту случайный результат в полном соответствии с волей богов и теорией вероятностей, но - самое главное! - в учётную книгу заносил результат ровно обратный. И если клиент всё же являлся с претензиями, ему предъявлялось документированное доказательство того, что он просто неверно понял прогноз. Те же, для кого прогноз вышел ошибочным, но событие оказалось благоприятным, никаких претензий к качеству прогноза не высказывали и славили мудрость гуру столь же усердно, как и те, кто получал совершенно точные прогнозы.

Возвращаясь же к определению даты Пасхи, можно задать риторический вопрос: а что, могла ли в принципе Святая Церковь ошибаться в своём прогнозе? В те, положим, ещё времена, когда Галилея за книжку о гелиоцентрической модели слушали в суде Святейшей Инквизиции? То-то и оно, что всё дело не в ошибках, а в отсутствии жалоб у клиента.

Теперь понятно, почему спрос на бизнес-прогноз определяется только и только одной платёжеспособностью клиента и более ничем. Этим же объясняется и обилие предложений в Интернет спрогнозировать рынок с величайшей надёжностью и с обещанием вернуть деньги назад, лишь только эта надёжность (кто ж её измерит?) окажется меньше 90% хоть на 1%.

Ну что можно сказать по поводу таких предложений поуправлять Вашими деньгами? Разве что ещё раз процитировать классика:

«для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?».

      Управлять, это точно, не может, а заниматься бизнес-прогнозом - почему бы и нет?

vedi@nm.ru
*************************

1 Полтерович В.М. (1998) Кризис экономической теории. Доклад на научном семинаре Отделения экономики и ЦЭМИ РАН "Неизвестная экономика" (http://www.cemi.rssi.ru/ecr/1998/1/er981n03.htm).
2 Рынок называется неполным, если число финансовых инструментов меньше числа возможных состояний системы - Прим. В.М. Полтеровича.
3 Balasko Y. and D. Cass (1989) The structure of financial equilibrium with exogenous yields: The case of incomplete markets // Econometrica, v.57, 135-163.
4 Казаков А. Модель рынка "по Соросу" // Рынок ценных бумаг, 1999, №24 (159), с.53.
5 Цитируется по: Ефимов А.Н. Предсказание случайных процессов. - М.: Знание, 1976, с.59-60.
6 Кнут Д. Искусство программирования для ЭВМ. - М.: Мир, 1976, т.1, с.201.

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?