Независимый бостонский альманах

КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА (Страна иных измерений)

14-10-2001

НЕОБХОДИМЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

      За последнюю четверть века Китай стал первостепенной величиной в мировой политике и экономике. Это касается не только Китайской Народной Республики как государства, которое сегодня по многим параметрам сопоставимо с Соединенными Штатами Америки, бесспорным лидером второй половины ХХ века. Это касается в первую очередь всего "китайского мира", который включает в себя и Тайвань, и Сингапур, и китайские общины по всей планете. "Китайский мир" уже в ближайшей перспективе претендует не просто на то, чтобы КНР стала "второй сверхдержавой мира", как некогда Советский Союз,— он утверждает иную модель развития человечества, отличную от привычного нам "евроцентризма". Китай
Возможно, мой многолетний опыт работы с Китаем и в Китае, часть которого обобщена и осмыслена в данной публикации, поможет читателям, согласно русской поговорке, "увидеть за деревьями лес" или хотя бы задуматься о том, как вести себя в этом китайском "лесу", чтобы, попав туда, не заблудиться, набрать лукошко ягод или грибов, желательно съедобных, послушать пение птиц и не встретиться с голодным тигром. Ведь нельзя не видеть того, что этот "лес" стремительно расширяется, шагает по планете. И нельзя не вспомнить предупреждения шекспировских ведьм королю Ричарду, что ему придется погибнуть, увидев шагающий лес — многозначительная метафора для всей "западной" цивилизации, частью которой зачем-то решила стать и наша страна.
Впрочем, для китайцев, в том числе для китайских политиков, подобный отказ России от ее собственных традиций мало того, что был ожидаемым шагом, соответствующим, как будет показано ниже, ее образу и обозначению,— он и воспринимается там совершенно иначе. Никакой борьбы "коммунизма” и "демократии", никакого противостояния "либералов" и "патриотов" — все эти слова за "Великой стеной" не имеют смысла. Возвышение и распад государств подвержены, как и всё в этом мире, не идеологическим, не политическим и не экономическим, а природно-циклическим, символическим даже влияниям. И лишь непонимание этих закономерностей вызывает у не-китайцев появление разных "теорий", напичканных специально испорченными словами.
"Кто знает — не говорит (не спорит), а кто говорит (спорит) — не знает",— гласит ставшее поговоркой изречение мудреца Лао Цзы. Противоречия здесь нет, ибо знание в китайской традиции связано не столько со словом звучащим, с речью, сколько со знаком слова написанного, с образом слова-иероглифа. И если сопоставить в данном отношении "книгу книг" Библию с китайской Книгой перемен "И цзин", то это сопоставление обнаружит равнозначность их символического значения для соответствующих цивилизаций. Возможно, обнаружатся причинно-следственные основания и для многих, казалось бы, поверхностных и случайных аналогий между проявлениями " библейского" и "китайского" мироустройства. Китай
Конечно, утверждение об иероглифической символичности китайского мышления, в отличие от буквенной знаковости мышления "библейского", будет лишь образным и достаточно грубым, хотя верным в основе своей, приближением к сути дела. Для более полной картины требуется привлечение иных символических систем, большинство из которых — например, система музыки, танца, или математическая система — достаточно специфичны и доступны только для специалистов, к числу которых я заведомо не отношу ни себя, ни своих читателей. Поэтому здесь придется ограничиться выяснением прежде всего пространственной и временной системы китайского мышления, его, по терминологии М.М.Бахтина, "хронотопа".
Отличия китайского способа действовать от норм, присущих европейской культуре, достаточно очевидны и хорошо доступны наблюдению. Но стоящие за этим особенности китайского способа мыслить, напротив, с трудом поддаются "дешифровке". Сколько раз мне приходилось, со всеми своими профессиональными знаниями и опытом, опускать в бессилии руки перед стеной китайского "молчания" и "неделания"… Сколько раз сказанное китайцами ничего не значило по сравнению с тем, что они оставляли "за кадром"… И оставалось только утешать самого себя: "Чего ты хочешь? Это ведь китайцы, а не англичане".
Возвращаясь к библейской традиции, следует отметить, что китайцы лучше любых иных народов исполнили один из ветхих библейских заветов, данный Богом после Великого потопа праведнику Ною: плодиться и размножаться, заселять Землю. Другие древнейшие цивилизации: шумеров и египтян, как и китайцы, 2-4 тысячи лет назад создавших идеографическое письмо и государственность, уже к началу нашей эры распались. А китайцы сохранялись и множились, ассимилируя всех, кто входил с ними в контакт. Современная Индия тоже имеет миллиардное население, но единой цивилизации не образует. 12 ре! лигий и 18 основных языков в Индии — это не китайский культурный и этнический монолит. Малоизвестно, что у современных китайцев доминирует одна (2-я) группа крови, а генетически от любого кровосмешения с китайцем получается китаец. Поныне существует только одна этнически выраженная группа полукитайцев-маканийцев, проживающая в бывшей португальской колонии Макао (сильна португальская кровь!). Негр с китайцем сразу даёт китайца, и даже евреи, издревле сохраняющие свои колена по всему миру, уступают силе китайской крови. Единственная еврейская община, появившаяся в Кайфэне в XIX веке, полностью окитаилась уже через три поколения, и раввины, считающие евреем любого, рожденного еврейской женщиной, для детей от китайских отцов делают исключение и евреями их не признают. Справедливости ради, должен отметить, что в 1999 году в Гонконге в гостинице "Фурама" на шестом этаже я видел действующую синагогу, которую посещали и иудеи китайской внешности (а иудеем может быть только еврей). Однако о возвращении таких гонконгских иудеев китайской внешности на Землю Обетованную в Израиль я ничего не слышал.
"Дайте мне точку опоры — и я переверну мир" — так, по преданию, заявил некогда Архимед. В поисках "точки опоры" для понимания того, как "перевернут мир" в китайской традиции, я обратил внимание на компас — сугубо китайское изобретение, придуманное свыше двух тысяч лет назад (II век до Р.Х.), признанное и принятое всем миром к использованию. Известно, что по-китайски компас — это "стрелка, указывающая на ЮГ(!)". Хотя у всех других народов она указывает на север. Столь явной противоположности в пространственной ориентации мышления обычно не придают серьезного значения и, по-моему, совершенно напрасно.
Самоназвание Китая — чжун го, "срединное государство". Китай для китайцев — безусловный пуп Земли. Уже как величайший этнический монолит планеты Китай вполне может считать себя природным, естественным центром отсчёта для всего мира. Что он, впрочем, и делает — но по совершенно иным, и не менее основательным, причинам.

           Беда? Ведь это же, пойми,
Опора счастья! Повезло?
Так вот в чем кроется беда!
Не разлучить добро и зло.
Цзя И (201—169 гг. до н.э.)

ИНАЯ КАРТА МИРА

      Если Китай — центр, то весь остальной мир будет окраиной. Именно так и воспринимают это деление китайцы: чжун\вай. Когда я создавал на курорте в Бэйдайхэ совместное предприятие, то для меня оно было китайско-российским. Именно так я его именовал в общении с китайцами. А те устно и письменно упорно именовали его срединно-окраинным, всякий раз избегая смысла "российское". Перевод пары чжун\вай на языки с буквенным письмом, конечно, будет переводиться абстрактно-понятийно: "китайско-иностранный". Но для самих китайцев за изобразительным иероглифом "чжун" стоит объединённое в символ представление: центр, середина. Не звуки и буквы, а картинка иероглифа лишь с чтением "чжун" тянет китайскую мысль именно к этому конкретно-символическому смыслу.
Приглядевшись к названиям других СП, я отметил, что на всех иностранных языках сов! местные предприятия именовались китайско-американскими, французскими, немецкими и прочими (с обязательным указанием имени страны иностранного учредителя). На китайском же языке вместо имени страны официально и неофициально употреблялось одно и то же для всех случаев значение вай (внешний, наружный, чужой, периферийный, зарубежный). Раздвоение единого юридического лица совместного предприятия в названиях стран его учредителей у китайцев имеет "срединно-окраинный", по сути, смысл разделения на свою цивилизацию центра и чужую цивилизацию окрестности. Китай
Итак, Китай — центр. Далее от центра по окрестностям расположен ближний круг стран, нашедших в китайских иероглифических названиях явный символический смысл. Ниже я даю лишь развёрнутый комментарий ореола смыслов иероглифических символов, используемых в китайских названиях стран мира в соответствии со значениями иероглифов в словарях ["Канси", "Цы Хай" и под редакцией И.М.Ошанина].
Слева от центра (если стать лицом к югу) находятся "Страна восходящего Солнца" (жи бен — Япония) и "Страна утренней свежести" (чао сянь — Корея).
В зените Солнце светит над самим "Срединным государством" (чжун го — Китаем). Максимум тепла и света достаётся находящейся за границами середины "Стране крайнего Юга" (юэ нань, ранее ан нань — Вьетнам) и "Цветущему [изобильному] государству" (тай го — Таиланд).
Затем следуют: "Дальние владения" (мянь дянь — Бирма). "Государство небесной веры" [буддизма, растворившегося в искренних, натуральных народных верованиях индуизма] (тяньчжу го — Индия). И "Западный кладезь" [истинных, сохранённых неповреждёнными, духовных ценностей] (си цзан — Тибет).
На северо-западе "Срединное государство" прикрыто "Западной границей" (сиюй — Туркестан), которая теперь называется "Новой границей" (Синьцзян).
А на севере расположена "древняя страна заходящей предрассветной Луны", "Тёмная старина" (мен гу — Монголия).
За окраинными странами ближнего к центру круга расположена дальняя окраина мира, населённая уже совершенно чужеродными центру народами. Среди этих народов титула государство (го) со смысловым и закреплённым иероглифически наименованием удостоились лишь пять великих держав.
Слева от центра — прибывавшие в Китай со стороны моря "заморские черти" (янгуй), они же "черти с окраины" (вайгуй). В иероглифических смыслах-символах единая картина Запада (заморских чертей с окраины мира) у начитанных китайцев, видимо, выглядит так. От индивидуального натиска отборных по уму и энергии самцов (ин го, "государство выдающегося таланта" — Англия). Через упорядочивающий личные потребности писанный закон (фа го, "государство логики закона" — Франция) и благой порядок с нравственным воздействием личным примером (дэ го "государство нравственного примера" — Германия). К процветанию в прекрасной, торопливой, лакомой стране эмигрантов (мэй го, "прекрасное государство" — США).
Кстати, иберийская цивилизация, колонизовавшая всю Южную и Центральную Америку, тем не менее, не удостоилась у китайцев титула Го. Правда, Португалия, создавшая на китайском юге колонию Макао за три века до британского Гонконга, названа дословно "Страной знатоков винограда" (путаоя), и это соответствует действительности. Такая конкретная осмысленность названия ставит заморскую Португалию в китайской иерархической системе мира сразу после символических смыслов государств, удостоенных титула Го.
Справа от центра на дальней сухопутной окраине живут народы под общим названием "Обращённые в себя" (хуйцзу — мусульмане) и "Государство неожиданностей [затягивания и мгновенных перемен]" (э го — Россия).
Все другие запредельные народы! титула "го" (государство) или осмысленных и понятных для китайцев названий своих стран "не заслужили", а потому именуются звуковой бессмысленной транскрипцией. С потерей исторического величия смысл имени и титул Го в ХХ веке утратила сначала Индия, а после 1991 года — и "новая Россия".
Зато теперь титула Го удостоена Япония (на воротах японского посольства в Пекине начертаны иероглифы "жи бен го") и Южная Корея (с 90-х годов она стала обозначаться древним иероглифическим названием "хань го", данным этой стране китайцами ещё во времена первой морской экспедиции Цинь Шихуана). Схематически картина мира по-китайски может быть нарисована следующим образом (см. рис.1). 
Как можно убедиться, эта география не просто "перевертывает" привычные для нас проекции поверхности Земли "по Меркатору" — она качественно отличается от них именно наличием центральной точки отсчета, наличием "срединного государства" чжун го, а не центральной оси между двумя условными полюсами мира: северным и южным,— согласно архетипу "вращения Земли" лишь условно и временно проходящей через "нулевой" гринвичский меридиан.
То есть карта мира по-китайски вообще не предполагает наличия "двухполюсного" или, тем более, “многополюсного” мира. И Китай в ней выступает вовсе не “сияющим градом на холме”, как представлял себе воплощение "американской мечты" президент Рейган, даже не "морем, вбирающим в себя все реки" — его идеальная функция иная. Это своего рода "центр тяжести", относительно которого должны быть уравновешены все окраины. И действительно, в китайском понимании правый, традиционный, тоталитарный Восток (миллиард совокупного населения России и мусульманского мира) уравновешен "золотым миллиардом" левого, инвариантного, либерального Запада. Есть и другие пространственно-временные "оси баланса", проходящие через Китай и несущие прямой "геополитический смысл". Однако понять его нельзя! вне времени, как его трактует китайская традиция.

      Император войска посылает на север пустыни,
Чтоб враги не грозили поить в наших реках коней.
Сколько битв предстоит нам — и сколько их было доныне?
Но любовь наша к родине крепче всего и сильней.
Ли Бо (701—762)

     

ИНОЕ ВРЕМЯ

      Повальная мода на "восточные" гороскопы, возникшая в нашей стране с началом "перестройки", сделала доступной для наших соотечественников внешнюю сторону традиционного "китайского календаря" (Инь-Ян ли, Сяли, 60-летний цикл). Понятия "год дракона" или "год крысы" прочно вошли даже в обывательский лексикон. Но, разумеется, внутренний смысл этой уникальной системы летоисчисления продолжает оставаться практически неизвестным и непонятым. Все другие страны мира (кроме Китая и еще двух-трех стран ближнего круга, пользовавшихся китайским календарем) употребляют системы счисления времени, основанные на природной периодичности видимых глазом движений небесных тел: Земли, Луны, Солнца и звезд. По мысли Платона, "глаза открыли число", астрономическая логика (равноденствий и солнцестояний) зрима. Но продолжительность суток (оборот Земли вокруг оси), месяца (оборот Луны вокруг Земли) и года (оборот Земли вокруг Солнца) не соотносятся между собой как целые числа. Небесные сферы не поддаются земной симметрии и упираются в бесконечное иррациональное число p.
Поэтому в счислении астрономического времени необходимо делать вставки (по Солнцу — добавлять дни в високосные года, по Луне — дополнительные месяцы). И солнечный календарь от Рождества Христова (в основе — древнеегипетский), и мусульманский лунный календарь от бегства Пророка Мухаммеда из Мекки в Медину, и лунно-солнечные календари иудеев, древних вавилонян, греков, римлян,— все содержат искусственные добавки в линейное времяисчисление.
Китайский же традиционный календарь имеет не натурально-астрономическую, а расчётно-символическую основу, где природные циклы Солнца и Луны используются только для определения момента начала счисления (определения первого дня нового года, начала династии, традиционного календаря в целом от в! торого новолуния после зимнего солнцестояния — чжэн шо, примерно в феврале).
Инь-Яновый календарь китайцев — математическое сопряжение натуральной асимметрии несовпадающих длительностей астрономических циклов Солнца и Луны (небесного круга) с символами природной симметрии времён года и стран света (земного квадрата). Китайская система счисления времени не линейна. Последовательность лет объединяют "круги" числом ровно по 60 лет в каждом. Шаг цикла объединяет три поколения по 20 лет, потому что в семье одновременно живут дедушки, дети и внуки. Это природный размер семейного счастья, радости за потомство и почитания родителей. Эта нелинейность ощущения времени у китайцев (меряется не длительность, а порядок последовательности) — чрезвычайно важна для понимания специфики китайского мышления.
Так, год с числом 2000 от Рождества Христова в китайском цикле обозначен порядковым номером "гэн чэнь" и несёт символически! е смыслы "белого [стихии металл] Дракона". Предыдущий китайский год "белого Дракона" с тем же номером "гэн чэнь" от Рождества Христова был 1940, а еще раньше 1880, 1820, 1760, 1700 и т.д. На этом примере важно ещё раз отметить, что летоисчисление от Рождества Христова ведётся при помощи чисел со смыслом прямого линейного возрастания — поступательного движения. А в китайском цикле чисел нет, и года следуют в порядке номеров, не возрастая числом.
Точно так же в грамматике китайского языка нет линейного деления категории времени на прошлое, настоящее и будущее. Нужно специально либо добавлять слова "вчера", "сегодня", "завтра", либо упоминать какие-то даты, либо имена действующих лиц из истории, а официально для фиксации прошлого обязателен девиз царствования. Китай
Китайская история записана детально с опорой на девизы царствования императоров потому, что циклические знаки — это порядок без нарастания числа, а ориенти! рование во времени прошлого возможно лишь по девизам царствования. То есть привязка 60-летнего цикла, не имеющего сквозной нумерации, делается не числом, а образом исторического лица — императора. Так, например, Мао Цзэдун родился в 19-й день 11-й луны лета "гуй сы" (чёрной [стихии вода] Змеи) в 19-й год императорского правления под девизом Гуансюй ("блестящее наследие"), что соответствует 23 декабря 1893 года по Р.Х. Если девиз царствования не указать, то год "чёрной змеи" это и 1833, и 1953, и так далее в прошлое и будущее в периоде 60 по линейке времени от Р.Х.
Примечательно, что все современные китайские периодические издания, включая и все газеты, издающиеся в иероглифике для китайцев в Москве, обязательно содержат дату традиционного календаря для сопряжения текста с китайской историей, а дата от Рождества Христова в них сопрягает циклы китайской истории с мировыми событиями.
Склонность китайского народа заносить в летопись всё происходящее и чрезвычайно историческое самосознание китайцев объясняются, видимо, именно циклическим восприятием времени. Древность никуда не исчезла — она просто изменилась. Примечательно, что и конфуцианская традиция считает, что план Пути Неба записан именно в "Чунцю" ("Вёсны и Осени") — краткой хронике политических событий царства Лу, записанной самим Конфуцием, а вовсе не в тексте Книги перемен "И цзин". Искать в истории ключ к истине,— в этом состоит самая характерная черта миросозерцания китайцев. А исторические примеры имеют для китайцев большее значение, чем поучения мудрецов.
Наблюдать время по-китайски, значит стоять лицом к совершенному и спиной к предстоящему, ожидаемому. А "следующий раз" означает сделать в таком положении шаг вниз (ся цы) левым плечом вперёд. Ся (вниз) имеет и значение слева (например, менее почётное место слева от хозяина при протокольной, по часовой стрелке, рассадке гостей за столом; самый же почётный гость усаживается справа от хозяина, занимая как бы высшее по отношению к главе стола положение).
Предшествовавшее в китайском сознании находится сверху и впереди, по правую руку, а последующее — внизу и сзади, по левую руку. Прошлый год — это шан нянь, а позапрошлый год — цянь нянь. Следующий год — это ся нянь, а через два года — хоу нянь.
Будущее с этой позиции — приходит, и спешить китайцу в этом мире некуда. Пожелание "счастливого пути" по-китайски имеет смысл "двигайтесь помедленнее, размеренно, степенно", а "приятного аппетита" — "кушайте помедленнее, не торопитесь". Предупреждение об опасности, китайский дорожный знак "внимание", есть не западный призыв "усилить бдительность" (!) или приказ "остановиться" (STOP), но китайское указание сначала "замедлиться" (белый иероглиф "мань" на красном фоне) и лишь потом осмотреться, а затем и действовать (встать совсем, ускориться или сманеврировать). Такое ощущение времени китайцами и ступенчатая помоментность их действий весьма специфичны.

Китай — в окруженье. Печален рассвет января:
Он с ношей несчастий приходит, он родственен мгле.
Пою новогоднюю песню, желанием тайным горя,
Что, может, под старость увижу и мир на земле.
Хуан Цзуньсянь (1848-1905)

     

ИНОЙ ВЗГЛЯД, ИНЫЕ СТИХИИ

      В китайском языке предыдущий расположен сверху (шан), а последующий снизу (ся). Завтра выражено смыслом наутро, когда Луна уйдёт, взойдёт Солнце и родится свет (мин). То же, что настанет потом, после завтра, впоследствии, грядущее через один, выражено смыслом сзади, с тыла (хоу). А то, что было раньше, случилось прежде, наоборот находится на переднем плане, выражено смыслом спереди, с фронта (цянь). Наглядно такая картина имеет место на китайских пейзажах с воздушной перспективой, где точка наблюдения человека по высоте расположена где-то посредине, между заоблачными высями (небесным узором) и безднами вод, далями гор, ширью равнин (земным рельефом). Перемещение человека с высшей точки наблюдения на низшую скрывает из поля зрения часть находящегося на дальнем плане, оставляет часть известного за горизонтом, стирает ясность очертаний и отнимает минувшее.
Неизвестное же, находящееся вне поля зрения наблюдателя, расположено внизу и сзади. В конкретике китайского мышления возврат человека в минувшее, как и подъём вверх спиной к горе, с которой открывается воздушная перспектива, невозможен. Спуск же вниз по крутой горе возможен только спиной вперёд. Перемещение на низший уровень наблюдения приближает, укрупняет детали, прибавляет предстоящее.
У окраинных для Китая народов — иная, линейная перспектива. Например, в картинах западных и русских художников точка наблюдения человека находится на земле с бесконечным линейным расширением пространства вдаль и вверх. Прошлое находится сзади и внизу "в глубине веков", а будущее впереди и вверху "на высшей ступени развития". Перемещение человека на следующую точку наблюдения будет шагом вперёд лицом к ещё неизвестному в чувствах (не охваченному зрением). С каждым следующим шагом вперёд неизвестное становится известным, а горизонт отодвигается. Будущее с земной позиции наблюдения уходит. Это создаёт стимул для человеческой активности, заставляет спешить в этой жизни, приводит в движение.
В круговращении времен наибольшая окружная скорость бытия будет у народов, населяющих дальние от центра окрестности. На ближних окраинах скорость перемен меньше, чем на дальних. А в центре скорость бытия самая малая. Жизнь вращается по винту времени вокруг центра. Вектор ускорения всего сущего раскладывается на касательное, центробежное ускорение и центростремительное. Первое выталкивает сущее на окраину, а второе постепенно затягивает его в центр. Центр, Китай, успокаивает и поглощает, переваривает и ассимилирует всё, что затягивается.
Вместе с тем, пространства - совершённое и ожидаемое - выстраиваются по орестностям в наклонную линию, ориентированную, как и стрелка компаса, с севера на юг (со склонением вправо). Воображаемый диаметр окружности суши (лу цзин) у китайцев — это именно "протяжение с севера на юг".
"Высочайшая древность" (шан гу) расположена выше центра (шан) под точкой новолуния, на севере, там, где Монголия или дальше (где первый день первой луны летоисчисления, вечная мерзлота, кладбище динозавров, древность — гу). Ожидаемое, стало быть, расположено на юге и ниже. Так формируется другая ось баланса: дряхлеющий, ожиревший Север и развивающийся, поджарый Юг.
Круг — символ неба, символ вечности. И он выступает главной фигурой пространственно-временного устройства мира по-китайски. Систему "пространство-время" образуют элементы и их взаимосвязи. У китайцев пространство образуют пять элементов (у син). Слово "элементы" по-гречески означает "стихии", "основополагающие энергии космоса". У китайцев элементы преодолевают друг друга по кольцу и в порядке пересиливания, аллегорически соотнесёны с именами следующих стихий:
…< Дерево < Почва < Вода < Огонь < Металл < Дерево < …
Стихии условно занимают четыре стороны света и центр. Оборот времени начинается от Дерева (Восток, синий). Идёт к Огню (Юг, красный). Проходит центральную позицию, которую занимает Почва (Земля, как стихия "ту", несёт смысл Прах, начало и конец всего сущего, цвет жёлтый). И затем продолжается через Металл (Запад, белый) к Воде (Север, чёрный). Стихия Воздуха в китайской традиции отсутствует. Так и движется китайское время по спирали, повторяющимися шестидесятилетними циклами традиционного календаря: сверху вниз, с "правой резьбой", скалярно (то есть, как бы по ступеням, имея номерную градуировку, шкалу).
Прокручивание, шагом вниз, поочерёдно 5 стихий в их двух состояниях даёт 10 шестичленных периодов "небесных стволов" и 12 пятичленных периодов "земных ветвей". Стволы обозначены только абстрактными циклическими знаками, несущими не ассоциирующийся ни с чем на земле "голый" смысл порядкового номера следования, а ветви дополнительно к циклическим знакам символизированы именами животных и наделены осмысленными качествами.
У не-китайцев номер всё же линеен, так как обозначен цифрой или буквой алфавита в порядке возрастания числа. Так, например, у европейцев нумерация кресел зрительного зала в ряду следует последовательно слева направо в порядке возрастания числа от единицы. У китайцев даже линейная нумерация кресел в ряду цифрами следует от единицы в центре в разные стороны не по возрастанию числа, а по порядку отдаления от центра: нечётными числами налево, а четными направо.
Как же обстоит дело с ориентацией в двойной ипостаси Пяти стихий? Всегда неизменной остаётся положение линии Север—Юг, а также правое и левое от неё расположение. Земная ориентация удерживается в границах ближнего круга, а небесная — относится к окраинам дальнего круга. Так, если стоять естественно на Земле головой вверх лицом на Юг, то Запад будет справа (Тибет, Туркестан), а Восток — слева (Япония, Корея). Именно так из середины видится китайцам окраина ближнего круга. Но если взгляд распространить на дальнюю окраину, то придётся, не разворачиваясь через плечо, смотреть на неё как бы с небес, а значит головой вниз лицом на Север (примерно так, как с орбиты, пролетая над Китаем, видит Землю аппаратура спутников видовой разведки). В этом положении Запад будет уже слева (все западные "заморские черти"), а Восток — справа (Россия и все мусульманские страны). Восток — это там, откуда встаёт Солнце, только на средних широтах. Уже на Соловецких островах в Белом море, в 160 километрах от полярного круга, в начале июля солнце заходит и тут же восходит — на севере! В приполярных Тикси и Хатанге летом уже "вечный день" под незаходящим Солнцем, описывающим спирали. При таком взгляде из "Поднебесной империи" Япония окажется вместе со странами Запада, Россия же — на Востоке, что и проявляется в реальной китайской политике. Назвать ее геополитикой было бы верно лишь отчасти. Скорее, это поднебесная политика Пяти стихий.

И я, старик, позволю усомниться,
Что странам нужно расширять границы.
Ду Фу (712—770)

ВМЕСТО ВЫВОДОВ
То, что китайцы дальнюю окраину видят именно с небесной ориентацией, закреплено в именах. Новый Свет: Америка — это Западный материк (сидалу), а Старый Свет: Евразия — Восточный материк (дундалу). В других известных мне языках таких смыслов в именах нет.
И Земля, и Небесная сфера имеют только два полюса — Северный и Южный. Восточного или Западного полюсов нет. По отношению к Европе Америка — Запад, но по отношению к Америке Россия — тоже Запад. В чисто географических терминах невозможно описать границу между ними. По ходу истории каждый многочисленный народ, из населяющих дальние окрестности Поднебесной империи, время от времени считал, что через него проходит ось мира, а ареал своего владения представлял центром спокойствия, за пределами которого царили варварство и хаос. В китайской же картине мира любой народ представ! ляет не ось, а спицу колеса истории. И как спица, замыкающаяся на китайский "пуп Земли", каждый окраинный народ может считать себя расположенным в середине по отношению к западным и восточным соседям, занимать среднее положение между ними. Геополитические доктрины "немецкой Срединной Европы", "России—Хартленда", "американского атлантизма", изложенные, например, Александром Дугиным в книге "Основы геополитики", не сильно противоречат китайской картине разделения сил на окраинах. Они лишь построены с ориентацией на север, расписаны с позиции наземной линейной перспективы, а потому имеют условный центр истории, смещенный по отношению к Китаю куда-то в Сибирь — примерно туда, где у китайцев расположена "высочайшая древность" (шангу). И все эти обстоятельства, на мой взгляд, необходимо учитывать при любом: хоть политическом, хоть торговом взаимодействии с Китаем и китайцами. Впрочем, собственные закономерности такого взаимодействия — это отдельная тема.

Хребты восходят до небес,— но смерена ли высота?
Четыре выхода у Врат небесных,— но зачем Врата?
Цюй Юань (340-278 гг. до н.э.)

 

Комментарии
  • рарапр - 22.12.2014 в 21:40:
    Всего комментариев: 1
    да ладно,даже этнические китайцы прекрасно растворяются в русских, а если это дети от смешанного брака так вообще без разговоров.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?