Независимый бостонский альманах

ЧЕЛОВЕКОНЕНАВИСТНИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ

17-09-2003

Яков БасинНегативная реакция общественности, народов и правительств, особенно западных стран, на подготовку США военной акции с целью свержения режима Саддама Хусейна наглядно показала всю глубину непонимания того, что в действительности происходит на Ближнем и Среднем Востоке, что из себя представляет этот режим и кто такой он сам—диктатор Ирака. Очевидная, казалось бы, угроза всему миру, и в первую очередь народам западных стран, не воспринимается как реальность. Вместо этого политики и журналисты дружно ищут шкурную подоплёку в позиции США и нашего президента. Откуда такая слепота? На глазах одного--двух поколений произошли события, воочию показавшие на что способны такие личности как Ленин, Сталин, Гитлер, Мао Цзедун, Пол Пот, когда в их руках власть. Факты, доказывающие глубокую аналогию, как самого Хусейна с этими личностями, так и его режима с нацистским и коммунистическими режимами, известны и многократно озвучены в СМИ.

Народы и правительства западных стран не смогли предотвратить Вторую Мировую войну, развязанную персонально Гитлером и Сталиным. Более сорока лет длилась не такая кровопролитная, но достаточно ожесточенная Третья Мировая война, названная “холодной”. Эта война, зачатая Сталиным, не переросла в испепеляющую ядерную войну только благодаря своевременной смерти Иосифа Виссарионовича. Счастливая случайность спасла жизни миллионов людей от неминуемой смерти. Угроза такой войны ушла с горизонта, потому что на счастье всех народов, и особенно народов СССР, к власти в этой стране так и не пришли личности подобные Сталину, а сам коммунистический режим сгнил постепенно на корню и рухнул под собственной тяжестью “на глазах у изумленной публики”. Народы доброй воли, особенно западные, расслабились и в очередной раз проморгали начало следующей Четвёртой Мировоий войны:--войны объявленной всему немусульманскому миру экстремистским исламом, зародившимся в Арабских странах и в Иране. Сегодня наиболее опасным гнездом этого движения в форме агрессивного арабского национализма действительно является режим, установленный в Ираке. Руководство США, возглавляемое президентом Джорджем Бушем, объявило бескомпромиссную войну этому режиму, не имея полной поддержки даже американского народа.

А теперь вопрос? Почему западные народы, как и в прошлом, перед лицом нарастающей угрозы их жизни и свободе со стороны Гитлеровской Германии, а затем Сталинского режима, выступают против войны с подобным режимом в Ираке; предпочитают ждать, когда на них нападут? Ответ нам представляется достаточно очевидным. Такова психология и ментальность большинства людей, привыкших жить в довольствии и благополучии, мыслящих вполне рационально. Что может быть хуже войны, рассуждают эти люди, и как можно сознательно начинать войну? Они просто не принимают “не желаемое за действительное”. А жестокая действительность такова: есть воинствующие массы, тысячи и тысячи людей, целые народы, большинство представителей которых жаждут войны, готовые напасть на богатые страны и лишить жителей привычного для них образа жизни, свободы, а в случае сопротивления и их драгоценных жизней. Есть вожди, готовые эти массы организовать, вооружить и возглавить. Эти вожди-- личности беспощадные, не пожалеющие ни своей, ни тем более чужой крови. Но благополучные люди в богатых странах, сидя в своих уютных домах и квартирах, поверить в это не могут. Они убеждены, что нет ничего ценнее самой жизни и не понимают как ею кто-то может рисковать, не в кино, а в реальной жизни. Призраки Гитлера и Сталина их ночью не посещают.

Но при чём тут идеология? Напомним известные истины. Чтобы осуществить целенаправленное деяние нужен замысел. Для крупного дела, в котором сознательно участвуют многие, нужна идея, объясняющая и обосновывающая выбранную цель. Когда такие идеи овладевают массами они становятся материальной силой, идеологией этих масс. Ни один народ, ни одна страна, ни один политический режим не могут возникнуть и продолжать существовать стабильно, если не выработает свою идеологию, объединяющую этих людей, в чём-то обязательно оригинальную. Яркий пример—сионизм. Эта идеология, овладевшая критической массой евреев, создала новый народ и новое государство Израиль. Именно идеология, и ни что иное, объединила английских колонистов в единый американский народ, к

оторый и построил новую страну. США стали процветающим государством потому, что народ идеологию себе выбрал очень удачную.Обе эти идеологии—пример позитивных жизнеутверждающих идеологий. Но есть идеологии противоположные им—негативные человеконенавистнические. Самый типичный пример такой идеологии—Германский нацизм. На примере Германского нацизма можно сформулировать отличительные признаки человеконенавистнической идеологии. Такая идеология формулирует и обосновывает право её приверженцев на насилие по расовому, национальному, религиозному, социальному признакам, вплоть до истребления ни в чём не повинных людей. Кровавые события, подготовленные подобными идеологиями в тех или иных масштабах происходили неоднократно. Но с появлением оружия массового уничтожения такие идеологии, несут в себе смертельную опасность для многих миллионов людей. Лига Наций до Второй мировой войны и ООН после войны пытались и пытаются не допустить такого развития событий, но, как мы видим пока с весьма ограниченным успехом. Вмешательство международных организаций систематически запаздывает. Эти организации начинают действовать, когда уже слишком поздно и невозможно остановить нападение.

Войнам, как правило, предшествует идеологическая обработка народа, будущего зачинщика войны. Ведётся целенаправленная пропаганда, обвиняющая намеченных врагов во всех мыслимых и немыслимых грехах. Но для того, чтобы развязать тотальную мировую войну требуется нечто большее. Нужна та самая человеконенавистническая идеология, способная разжечь фанатизм в народе, готовность его жертвовать своими жизнями. Следовательно, чтобы предотвратить мировую войну своевременно необходимо искоренить такую идеологию и как можно на более ранней стадии, пока она ещё не получила широкой народной поддержки. Чтобы эффективно бороться с человеконенавистнической идеологией необходимо понять откуда эта идеология берётся, кто её создаёт и при каких условиях она способна толкнуть массу людей в пекло войны.

Человеконенавистнические идеологии создают, продвигают, развивают и пропагандируют вполне конкретные личности, как впрочем и вполне позитивные. Мы даже многих из них знаем по именам. Великие завоеватели и кровавые диктаторы прошлого опирались также на человеконенавистнические идеологии. Внимательный психологический анализ деяний этих людей, персональных виновников неисчислимых и, как правило, бессмысленных человеческих жертв, неизменно показывает, что в их целеустремлениях не было ничего рационального и разумного с точки зрения здравого смысла. Одна безумная страсть. Все помыслы, все подвиги ради ненасытной жажды власти.

Кто эти люди: авторы таких идеологий, завоеватели, диктаторы, в одном лице или в несколких лицах? Наука ответила на этот вопрос, правда сравнительно недавно. Речь идёт о популяционной генетике, о мутагенезе, о пассионарной теории этногенеза. Ответ такой—все эти люди мутанты. Да, мутанты—человеческие уроды. Рождение мутантов явление обычное. Большинство из этих мутантов нежизнеспособно. Но есть разновидность мутации, точнее микромутаций (и популяционная генетика это фиксирует), которая не задевает органы, а влияет только на психику человека через определённые изменения в его гормональной системе. Проявление такой микромутированной психики иногда состоит в том, что личность приобретает своеобразный комплекс психических свойств. Прежде всего значительно повышается энергетика у таких индивидуумов—способность выполнять физическую и особенно умственную работу, многократно большую чем нормальный среднестатистический человек. Другая психологическая характеристика таких людей—выдающаяся целеустремлённость и волевые качества. Свою огромную энергетику они направляют на достижение определённой цели (часто иллюзорной и практически невыполнимой) и стремятся к этой цели страстно, не считаясь со здравым смыслом. Достижение поставленной цели для них важнее всего на свете.Они не считаются даже с огромным риском для своей жизни и близких им людей, что уж говорить о жизнях чужих людей и народов. Это означает, что естественный инстинкт самосохранения, присущий нормальному человеку, у таких мутантов притуплен.

Людей такого типа, обуреваемых всепоглощающей страстью, хорошо известных нам по бессмертным персонажам Великого Шекспира, который, кстати, и сам принадлежал к той же категории персоналий, названы учеными “пассионариями”, от слова “пассио—страсть”. Пассионарии—люди разные, как и все другие. Они могут быть добрыми и злыми,талантливыми и тупыми. Но нас интересуют не Шекспиры и Эйнштейны, а пассионарии с определённой негативной доминантой. Среди них есть серийные убийцы типа Джека Потрошителя и Чикатило, создатели преступных сект, подобных японской Аум Синрекьё, “Народного Храма” Джонса, “Ветви Давида” Дэвида Кореша, украинских Белых Братьев, сект сатанистов. Одним словом это монстры. А есть и такие, весьма талантливые монстры, которые способны выдвинуть и убедительно обосновать человеконенавистнические идеи, не обязательно полностью оригинальные. Эти идеи могут быть заимствованы или вычленены из известных учений и религий, переработаны, актуализированы и привязаны к политическим и социальным реалиям. Самые опасные из этих монстров такие харизматические типы, которые способны увлечь своми идеями массы и повести их за собой, пользуясь любыми средствами воздействия на их психику. Адольф Гитлер—эталон такого монстра. Харизма пассионария есть одно из условий успешного продвижения его идей в народные массы. Но этого недостаточно для их восприятия этими массами.

Народы, население страны, среди которых живут и действуют харизматические монстры, должны обладать сами повышенной пассионарностью, то есть иметь в своей популяции повышенное число пассионариев. Только достаточно пассионарным личностям можно и внушить идею и сделать их фанатичными её приверженцами, готовыми до конца идти за своим лидером и положить жизни за идею. Такое явление называют пассионарной индукцией. Однако, чтобы воспринять именно негативные человеконенавистнические идеи, обязательным условием является кризисное состояние в стране и в обществе, когда бедность, отсутствие перспектив выбраться из нищеты, общее чувство глубокого неблагополучия охватывает массы, включая наиболее активную, образованную и высокоинтеллектуальную его часть. В такой среде особенно быстро размножаются бациллы человеконенавистничества. Ситуация напоминает состояние человеческого организма, потерявшего иммунитет. Народ в такай стране с надеждой ждёт своего вождя, который должен вывести его из кризисного состояния. Высокая пассионарность в сочетании с состоянием растерянности и озлобленности из-за глубокого кризиса в стране толкает этот народ в обьятия харизматического монстра, проповедующего самые радикальные идеи. Следует подчеркнуть, что не сама бедность вызывает такую озлобленность в народе, а сравнение своей жизни с условиями проживания благополучных народов или слоёв общества. Но особенно ранят самолюбие народа военные поражения, вызывая жгучее чувство национального унижения, ненависть и страстное желание реванша. Вот причина восторга 80% арабов от терракта 11-го сентября. Террористы-смертники, совершившие этот акт, стали национальными героями, а вдохновитель и организатор их подвига в одночасье был признан вождём арабской нации.

Та же ситуация, хорошо известная и досконально изученная, была в Германии после Версальского мира. Этот грабительский унизительный договор и разразившийся общемировой экономический кризис подготовили почву для торжества нацистской идеологии. Сегодня, читая “Майн Камф”, задним числом человеконенавистническая сущность идей Гитлера очевидна. Однако, в начале 30-х годов, мало кто, кроме некоторых интеллигентов, таких как Леон Фейхтвангер, понимали куда ведёт Германию идеология Гитлера. Они пытались раскрыть глаза мировой общественности, народам и политическим руководителям соседних с Германией стран, чем им грозит нацистский режим.

Следующий пример более сложный. Речь пойдет об идеологии марксизма-ленинизма и её производных: троцкизма, сталинизма, маоизма и других более поздних идеологических генераций, имеющих те же корни. Напомню, что тот же Леон Фейхтвангер и многие другие высоколобые интеллектуалы поддерживали эту идеологию, сами будучи признанными гуманистами, не видели её генетического сходства с гитлеровским нацизмом. Сегодня, после крушения форпоста этой идеологии--коммунистического режима СССР,. когда открылись архивы, документально доказывающие не только чудовищность преступлений этого режима, начатого после большевистского переворота, но и отвратительный цинизм большевистских вождей, нужно ли доказывать человеконенавистническую сущность марксизма? Однако, до сих пор находятся вполне образованные журналисты, политические деятели и даже учёные, продолжающие заявлять, что прогрессивная сущность Марксизма была якобы искажена политическими авантюристами: Лениным, Троцким, Сталиным и другими. Об этом можно было бы и не вспоминать, вопрос сегодня не актуальный, если не видеть здесь параллели с попытками оправдания агрессивного арабского национализма и исламского экстремизма. Напомним, в идеях Маркса вполне однозначно предлагается осуществить насилие над той частью населения страны, которая владеет средствами производства, для чего необходимо установить диктатуру пролетариата. Ну, а если собственник добровольно не сдается, то, как рекомендовал великий пролетарский писатель и гуманист, этого врага уничтожают.

Другой, не менее воинственный тезис предлагает осуществить пролетарскую революцию, и притом не в одной отдельно взятой стране, а во всемирном масштабе, иначе всемирная буржуазия задушит первое пролетарское государство. Человеконенавистнические идеи Карла Маркса лучше всего звучат в словах из “Инернационала”: “..до основанья, а затем...”. Всё что добавили Ленин, Троцкий и Сталин к марксисткой стратегии борьбы за власть это уничтожение потенциального врага в превентивном порядке. Вот откуда ГУЛАГ и расстрелы по проскрибционным спискам. Между прочим, такие списки--очень старое изобретение, тоже знаменитого пассионария--монстра, как и эта троица. Звали его Корнелий Сулла, был он диктатором в Древнем Риме и прославился своей жестокостью. Маркс ни кого не убивал и не подписывал смертных приговоров, но очень радовался первой пролетарской революции, когда лилась кровь на парижских баррикадах. Он успел при жизни увидеть первую попытку практической реализации своих идей, ставших теоретической основой человеконенавистнической коммунистической идеологии. Насколько не адекватно воспринимаются такие идеологии и те монстры, которые создают и реализуют их на практике, показывает отношение, например, жителей постсоветской России к личности Сталина. Треть россиян оценивают его деяния по сумме балов положительно. В США и в ряде других демократических стран плюрализм идеологий охраняется законом, включая марксизм-ленинизм и нацизм.

Приведу противоположный пример неадекватности оценок планов политических режимов. Сегодня признано, хотя и не всеми, что война США против Северо-Вьетнамского коммунистического режима была политической ошибкой. Это признал даже Мак Намара, бывший тогда министром обороны, и одним из инициаторов этой войны. Американцы были уверены, что вьетнамские коммунисты не ограничатся воссоединением страны, а продолжат наступление на соседние страны, вплоть до Индонезии и Бирмы. На самом деле всё произошло совсем по другому. Вьетнамские войска действительно вошли на территорию соседнего государства Камбоджу без мандата ООН. Разгромили и выгнали из страны Красных Кхмеров, спасли камбоджийский народ от геноцида, вернули ему свободу и ушли из страны по доброй воле. За этот поступок войска Маоцзедуновского Китая напали на Вьетнам. Китай войну проиграл за 30-ть дней со счётом девять убитых китайцев на одного вьетнамского. Вьетнамцы -народ бесспорно пассионарный и во главе коммунистического режима страны стоял Хо Ши Мин, харизматический лидер–ортодоксальный коммунист. Но, вероятно, монстром он всё таки не был, преступлений против собственного народа не совершал и умер не дождавшись победы и воссоединения страны. Преемники его отказались по существу от основных человеконенавистнических догм учения марксизма-ленинизма: от диктатуры пролетариата и мировой пролетарской революции, что на языке этого учения квалифицируется однозначно: как путь к предательству и недопустимый ревизионизм.

Тоже самое, после смерти Мао Цзедуна—китайского харизматического монстра, произошло в Китае под руководством преемника “Великого кормчего” Ден Сяопина. Сегодня ни Китай, ни тем более Вьетнам, несмотря на сохранение тоталитарного режима и коммунистических лозунгов, не представляют для мирового сообщества опасности. Они не будут поддерживать терроризм. В Китае и Вьетнаме преодолели национальный кризис, народы этих стран настроены оптимистично, они чувствуют себя победителями. Лидеры Китая и Вьетнама--нормальные вменяемые люди, с которыми можно договариваться на взаимо выгодных условиях. Пассионарную энергетику народа эти лидеры направляют на подъем экономики и рост его благосостояния.

Политические ошибки, подобные неудачной войне Америки во Вьетнаме или СССР в Афганистане, опасны ещё и потому, что осознание этих ошибок миролюбивыми народами создает “эффект маятника”, или как говорят в России “обжёгшись на молоке, дуют на воду”. Это мы и наблюдаем сегодня: неоправданные миролюбие и осторожность, боязнь потерьпеть очередное поражение, увязнув в изнурительной партизанской войне, бесперспективные поиски компромиссов вместо решительных действий.

Были ошибки в политике Западных стран в их противоборстве с коммунистическими режимами и с более серьёзными последствиями. Ровно пятьдесят лет назад умер самый страшный монстр ХХ-го века. В СССР, к счастью, не появился его преемник с подобными качествами харизматического пассионария. Жил правда и действовал другой монстр, похожий на Сталина, по имени Мао, но его режим и страна ещё не набрали силы. Новые лидеры Советского Союза—убеждённые марксисты-ленинцы, клялись в своей верности этой идеологии, проводили, казалось бы, ту же международную политику, поддерживая все антизападные режимы и народные движения, включая откровенно террористические. И тем не менее, они были другими людьми, определенно не монстрами. Инстинкт самосохранения у каждого из них был на нормальном уровне. Трезво оценивая соотношение военной мощи коммунистического и западного блоков, а главное, зная какое отвращение к войне испытывают народы СССР , они, в отличие от Гитлера или Сталина, не могли взять на себя ответственность за развязывание новой мировой войны. Этого не понимали в полной мере западные политики. Они имели все возможности проводить куда более решительную политику в региональных конфликтах с коммунистическим блоком, а на деле поддавались на шантаж советских лидеров. Именно так следует интерпретировать события, связанные с “Карибским кризисом”. У страха глаза велики. А в это самое время на Ближнем и Среднем Востоке один за другим приходят к власти действительно опаснейшие монстры: Насер, Асад, Каддафи, Хусейн, Арафат. Национал-социалистическая идеология этих лидеров, имеющая все черты человеконенавистничества, поскольку не приемлет компромиссов в решении национальных конфликтов, очень опасна и привела к непрерывным войнам в этом регионе. В 1979 г. к власти в Иране пришёл ещё более страшный харизматический монстр. Его имя Рухолло Мусави Хомейни. Харизматика этого человека была феноминальна. До самой смерти ему удавалось сохранять влияние на самые широкие слои населения, готовые жертвовать жизнями ради идей этого религиозного лидера. США не смогли помешать свержению проамериканского режима шаха Мохамеда Реза Пехлеви и преградить путь к власти этого монстра. Американцы не оценили харизматику имама, привлекательность его идей построения “исламского бесклассового общества”--исламского варианта коммунизма, и сильно переоценили опасность возможного прихода к власти иранских коммунистов при активной поддержке СССР. Сегодня, если Хомейни был бы жив, именно Иран, а не Ирак представлял бы наибольшую угрозу для мира на земле, потому что религиозная форма человеконенавистнической идеологии самая опасная. Современный Иран сохраняет теократический режим, который был установлен Хомейни, но новые лидеры похоже не монстры и власть теократии постепенно слабеет. В этой стране уже нет серьёзной кризисной ситуации.

Следовательно, остаётся надежда на трансформацию режима без силовых акций, и Иран может стать миролюбивой страной. Афганистан--пример очередной ошибки политиков, имеющий те же корни. Просчитались политики обоих враждующих блоков. Афганские горцы --народ пассионарный и воинственный. В этом убедились англичане ещё более 100 лет назад. Афганцы разгромили английский экспедиционный корпус, надолго отбив у англичан охоту совать свой нос в эту страну. Захир Шах, каким-то непостижимым образом много лет успешно правил страной, поддерживая политическое равновесие. Свергли его в 1973 г. и началась в стране межнациональная смута. В эту смуту полезли за чем-то советские руководители. “Ограниченный контингент советской армии” после десятилетней партизанской войны пришлось с позором увести из страны. Америка праздновала победу. Военная помощь США афганским моджахедам была организована с активным участием будущего врага Америки № 1. Потом пришли талибы во главе с ещё одним монстром муллой Омаром, лучшим другом Осамы Бен Ладана, и Америка пожала плоды своей “победы” над Советским Союзом в Афганистане. На вопрос, кто опаснее: советские коммунисты, арабские национал-социалисты или агрессивная генерация исламского духовенства надо отвечать своевременно.

Cогласно “математической теории ошибок”, ошибки подразделяют на два рода. Ошибки первого рода называют “пропуском цели”. Такими, например, были недооценки опасности режимов, возглавляемах Лениным, Гитлером, Сталиным. Ошибки второго рода называют “ложной тревогой”. Примером могут служить Вьетнамская и Афганская война. В той же теории есть понятие “цены ошибки”. Как уже многократно показала история, в политике ошибки первого рода не соизмеримо опаснее.

Наиболее опасными на данный момент и в определённом регионе будут приверженцы той человеконенавистнической идеологии, которая способна наиболее успешно увлечь народные массы, в соответвие с их страстями. При этом личностные качества лидера: уровень его интеллекта, а главное, степень пассионарности и харизмы могут иметь решающую роль. И тогда открываются вакансии для разгула “Случайности”. Что делать с такими личностями? Об этом мы спросим нашего старого знакомого, самого известного монстра Адольфа Гитлера. Начиная подготовку к войне, 22-го апреля 1939 г. Гитлер заявил:

“Среди благоприятствующих факторов нынешней ситуации я должен упомянуть собственную особу и квалифицировать её при всей скромности так: я незаменим ... В сущности, всё покоится на мне...Вероятно, никто и никогда не будет в такой степени пользоваться доверием германского народа. Вероятно, никогда в будущем не будет человека, располагающего такой властью...Я знаю свои способности и свою силу воли. Я не кончу войну, пока не сокрушу противника. Я не приму компромиссов. Судьба рейха зависит от меня и только от меня...Вот почему моё существование является политическим фактором наибольшего значения. Но я могу быть устранен в любой момент каким-нибудь сумасшедшим или идиотом...Нужно, чтобы эта война разразилась ещё при моей жизни...” Эта цитата взята из статьи Александра Воронеля “В ожидании вождя”. Далее А. Воронель в этой статье пишет: “Нужно сказать, что это не пустое бахвальство, и он довольно проницательно судит о политических событиях и действующих силах истории. Если бы какой-нибуть “идиот” сумел прикончить его в самом начале карьеры, никакой другой ответственный вождь при наличных ресурсах Германии не решился бы затеять безнадежную войну со всем миром, которую Гитлер, однако, успешно вёл более пяти лет. Мы можем утешаться, что в конце концов он войну проиграл и худшего не случилось. Но 50 миллионов человек, что погибли на той войне, никто уже не воскресит, и вряд ли кто-нибудь мог бы назвать эту войну победой разума. Победой разума и гуманности было бы как раз однократное действие “сумасшедшего или идиота”, который бы эту войну предотвратил. Правящие элиты демократических стран предотвратить вторую мировую войну не сумели. Их идеология предопределила фатальное непонимание ими решимости их противника и громадной силы его гипнотическоого воздействия на массовую психику”. Трудно не согласиться с выводами Воронеля, факты упрямая вещь. Однако, от себя добавлю. Мне ближе точка зрения Виктора Суворова, который считает Сталина более ответственным за развязывание второй мировой войны, чем Гитлера. Бог троицу любит, был ещё и третий монстр, не Бенито Муссолини, на серьёзного монстра он не тянет. Имя этого третьего, потомка самураев, Тодзио Хидэки. Этот самурай не успел стать признанным вождём японской нации. Он был лидером самых агрессивных сил в армии, зачинщиков войны на Востоке. В 1941 г. Тодзио Хидеки стал премьер-министром Японии, а в 1948 его повесили, как военного преступника, в отличие от Гитлера и Сталина. Неудачник, одним словом, даже харакири не смог себе сделать качественно, тоже мне самурай.

Итак, современная история, и не только современная, убедительно показала: монстров надо во чтобы-то ни стало обезвредить, лучше всего в “утробе матери”, иначе будут пролиты моря крови, как это уже многократно было в истории человечества. Что могут натворить эти мутанты с помощью оружия массового уничтожения можно показать во вполне реалистичном голливудском триллере с участием персонажей, списанных с живых героев. Один такой документальный клип нам показали 11-го сентября 2001-го. Для полнометражного фильма, помимо показа действия такого оружия, необходимо лишь не очень фантастическое допущение: этим монстрам дали волю реализовать свои безумные идеи, а у лидеров демократических стран, в очередной раз, не хватило духа их своевременно разоблачить и обезвредить. И всё потому, что лидеры этих стран оказались нормальными респектабельными людьми, которые согласно демократичеким нормам, требовали соблюдать презумпцию невиновности для монстров, ни одного “сумасшедшего” среди них не оказалось (как сказал бы Владимир Высоцкий “...настоящих буйных мало вот и нету вожаков”).

Успех в борьбе за безопасный мир, о котором мечтают люди доброй воли, в значительной мере зависит от того смогут ли руководители демократических стран и международных организаций ставить диагноз политическому деятелю и квалифицировать его личность как монстра. Это означает признание, что у такой личности сдвинутая больная психика, живёт он в иррациональном мире своих человеконенавистнических идей, ему бессмысленно предлагать какие-либо разумные компромиссные решения. Думается, со временем медицина, а именно та, её дисциплина, которая называется “психопатология”, сможет решить эту научную задачу, но при условии использования достижений в таких научных дисциплинах как мутагенез, популяционная генетика, современная этнология, базирующаяся на идеях о роли пассионарности в процессах этногенеза. Решить проблему разоблачения монстров, повидимому, не самая сложная задача. Куда сложнее борьба против самой человеконенавистнической идеологии. Несмотря на опыт борьбы против подобных идеологий, таких как германский нацизм, японский милитаризм, российский большевизм и другие генерации радикального марксизма, в основном увенчавшиеся успехом, одержать победу над её панарабским и исламским вариантами, чрезвычайно сложно. Дело в том, что пассионарный накал многомиллионного населения Ближнего и Среднего Востока и ряда других стран очень велик. На это указывают бесконечные войны, конфликты, революции, военные перевороты, которых не было сто лет назад в указанном регионе. Индикатором высокой пассионарности служит готовность тысяч добровольцев стать шахидами, жертвовать свими жизнями ради безумных идей экстремистского ислама. Пропаганда этих идей ведётся в мечетях, медресе, общеобразовательных школах тысячами мулл, другими фанатичными проповедниками и с этой опаснейшей деятельностью серьёзно не борются. Весьма успешно ведётся идеологическое наступление в СМИ демократических стран. Квалифицированно и тонко эксплуатируются традиции западной демократии, ментальность народов этих стран, их стремление к миру и спокойствию, готовность к компромиссам ради них, популизм политических лидеров и их зависимость от настроений электората. Бдительность людей усыпляют рассуждениями о миролюбии ислама.

Поведение стран Западной Европы не логично и самоубийственно. Правительства этих стран игнорируют надвигающуюся на них опасность со стороны арабской иммиграции и экстемистского ислама, связанного с этой иммиграцией. Их позиция в отношение режима Саддама Хусейна и палестинско-израильского конфликта диктуется страхом перед ответными действиями арабских террористов. Такую сдержанность и миролюбие нельзя объяснить экономической заинтересованностью в нефти из стран Персидского залива, подкупом журналистов или антиамериканскими настроениями и антисемитизмом. Всё это лишь производное от коренной причины – низкой пассионарности народов этих стран. Народы с низкой пассионарностью теряют способность активно сопротивляться внешнему врагу и в конечном счёте деградируют Особенно наглядно свою беспомощность показала гордая Франция во вторую мировую войну перед лицом германской армии. Когда фельдмаршала Кейтеля пригласили в зал для подписания акта о капитуляции Германии, и он увидел французскую делегацию в числе победителей, этот прямолинейный солдафон с удивлением спросил: “Как, разве мы и французам проиграли войну?” Трудно поверить, что народы населяющие страны с процветающей экономикой на самом деле могут оказаться беспомощными перед решительным и беспощадным врагом и, более того, деградировать.. Но это так. Есть надёжный индикатор национальной деградации—демографическая ситуация в стране, при которой происходит депопуляция коренного государствообразующего народа. Вымирание народа в условиях высокого уровня доходов и качества жизни это плата за гедонизм, когда главной целью в жизни становится стремление к удовольствию и наслаждению. Французские женщины (и не только французсние) хотят заниматься любовью, но не хотят рожать. Вместо них рожают арабские женщины, живущие в этой стране.

Для малодетной семьи гибель её единственного отпрыска это такая трагедия, что даже мысль об этом внушает непреодолимый страх перед войной, на которой он может погибнуть. Когда такое умонастроение распространяется на большинство населения страны, очень трудно начать превентивные военные действия. Как обосновать такие действия, до того. пока враг ещё не напал, своему народу, который не в состоянии преодолеть страх перед неминуемыми человеческими жертвами и судорожно цепляется за презумпцию невиновности? Вот почему Тони Блэр, красивый, умный, смелый лидер Англии, чуть не дал задний ход и по существу хотел отказаться от участия в войне с Ираком. Англичанки заставили его так поступить. Это характерное поведение нации, потерявшей былую пассионарность , даже тогда, когда эту нацию возглавляет достаточно пассионарный лидер. На такую реакцию своих жертв и расчитывает харизматический монстр, возглавляющий агрессивный народ, воодушевлённый человеконенавистнической идеологией, и спокойно воспринимающий ужасную гибель своих сыновей.

Но не всё так мрачно. Сегодня, помимо отдельных стран Западной Европы в мире достаточно стран, населёных стойкими боеспособными народами, готовыми противостоять агрессии и терроризму тех стран и народов, которые исповедуют человеконенависнические идеологии, не боясь неизбежных жертв. И они победят. Как и в недалёком прошлом в борьбе против германского нацизма и японского милитаризма, в настоящее время военная мощь и ресурсы народов доброй воли многократно превосходят силы воинствующих националистов и исламистов. Мы уверены, что аллах, сколько ему ни молись, не поможет нашим врагам. Вопрос лишь в том, какую цену очередной раз придёться заплатить мирным народам за право жить не под дамокловым мечом международного терроризма. Нужно знать, что надо сделать, чтобы загнать джина человеконенавистничества в бутылку и победить с минимальными жертвами.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?