Независимый бостонский альманах

ЛИБЕРАЛИЗМ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

01-02-2005

Либерализм в США глазами эмигранта из России.

  1. Главной проблемой по поводу которой многие, особенно пенсионеры, не склонны доверять республиканской партии является совокупность вопросов, связанных с возможными изменениями в обеспечении государственных пенсионных программ. В основном это касается программы Social Security. При любых переменах в законодательстве нынешние пенсионеры будут получать те пенсии, которые для них запланированы сегодня, а возможный пересмотр пенсионного возраста это - отдельный вопрос, который неверно связывать с указанными изменениями и, тем более с партийной принадлежностью правительства. В случае приватизации специальная Комиссия Конгресса по соц. обеспечению (Title 26 of the U.S. Code is also known as the Internal Revenue Code. It is one of the largest portions of the Code, along with Title 42, which includes provisions governing several large federal government programs like Social Securityand Medicare. The official version of the Code is maintained by the Office of the Law Revision Counsel of the U.S. House of Representatives.)не позволит снизить пенсии пенсионерам ни на один цент. Более того, пенсии будут подниматься с учетом инфляции несмотря на то, что накопление частного фонда, возможно, ляжет дополнительным грузом на гос. бюджет (скорее всего соответственно будут увеличены налоги), но только приватизация может окончательно решить проблему Social Security. Сегодня имется значительное дополнительное накопление в фонде Social Security, которое в основном предназначено для обеспечения надвигающейся массы пенсионеров послевоенного поколения. (The fact is, the Social Security trust funds aren't just sound, they're building a surplus. Trustees invested what was a $165.5 billion Social Security surplus, buying special Treasury Bonds that are earning interest in the trust funds. It brought the total holding of the trust funds to more than $1.4 trillion. When we need to use them, the Treasury Bonds will be cashed (AARP)). Однако, если приватизация не пройдет, то Social Security всегда будет в рискованном положении, всегда может рухнуть в случае критической ситуации во внешней или внутренней политике, и соответственно в экономике страны. Следует помнить, что как бы ни проходила программа приватизации, вопросы о пенсиях решает Комиссия Конгресса по Social Security. И это не зависит от того кто управляет страной (кстати права президента не распространяются на решение данного вопроса, и вообще президент не имеет никакого иного решающего права в законодательной деятельности, кроме права вето и подготовки законопроектов). И все те проблемы, которые встретились у сегодняшних пенсионеров (например, увеличение пенсионного возраста) происходят по решению той же самой Комиссии Конгресса. Для того, чтобы определить какая партия фактически (больше) повлияла на решение этой Комиссии, надо, наверное быть членом этой Комиссии. Совершенно ясно в данной ситуации то, что сложившееся экономическое положение в стране всегда необходимо разрешать правительству в лице Сената и Конгресса, независимо от того, какая партия находится у власти.
  2. Как же определить какая партия предпочтительнее для экономики страны? Определитель здесь один - какая партия проводит более экономную политику. На этот вопрос легче ответить, глядя на те проекты бюджетов за которые большинством голосовала та или другая партия. Демократической партии принадлежит инициатива во внутриполитической интеграции, т.е. то, что происходит под вывеской расовой интеграции – самого, казалось бы, больного вопроса США. Во многих социальных исследованиях, а также в статьях некоторых авторов, опубликованных в данном альманахе, отмечается, что некоторые социальные проблемы современной Америки - проблемы экономические, классовые и т.д. - либеральная пропаганда зачастую подменяет проблемами социально-политическими (национальными, расовыми, демографическими). Какие экономические аспекты имеет эта интеграция? Это прежде всего – плохо рационированные программы субсидий малоимущим, напоминающие зачастую помощь алкоголику наливанием ему водки. Welfare это – наиболее значительное разбазаривание средств налогоплательщика, и более того, очевидно негативное влияние этих программ на межрасовую ситуацию с последствиями в виде неблагоприятного изменения морального климата в стране и деградации базовых общественных ценностей. Реальный результат деятельности либералов - законодателей, это - палки в колесах американской экономики. Причем если у власти – консерваторы, это становится чем-то вроде экономической диверсии, поскольку провалы в экономике немедленно сваливаются на существующее правительство. Последующее или предыдущее консервативное руководство также непременно оказываются виноватыми . Так произошло с экономической политикой президента Рейгана, которая в то время заслужила печальное название “рейганомика”.
  3. Демократическая партия зачастую пользуется либеральной фразеологией и инициирует общественные кампании по вопросам прав человека (опять-таки играют особую роль притянутые за уши расовые и национальные мотивы) и охраны “незапятнанной” моральной репутации США на международной арене. Реально либеральные политики очень мало обеспокоены и тем и другим. Вся политическая возня либералов это – шоу для легковерных, эксплуатация гражданских прав в интересах маргинальных общественных структур и ограничение прав человека в части самозащиты от криминала. Результатом этой деятельности становится бесконечное дебатирование и включение судебно-юридической машины для разрешения конфликтов любого характера и уровня, т.е. культивирование бизнеса адвокатских контор и судов вместо элементарного соблюдения тех правил, которым американцев научила их история и религия (достаточно вспомнить серию судебных фарсов по преследованию компаний за нанесение гражданам мифического ущерба). Консервативная Америка придерживается приоритета моральных (нравственных) ценностей в общественной жизни. Для либералов характерно раздувание всевозможных конфликтов между законом и моралью. Существенно их стремление к ограничению прав, обеспечивающих индивидуальную свободу среднего американца. Но те права, которые используются для защиты интересов отдельных инсургентов, потенциально опасных или иных групп населения, характерных своим поведением, противоречащим интересам общества, согласно либеральной идеологии требуют особой опеки во имя торжества псевдогуманитарных идей либерализма. Можно, например, рассмотреть недавние частичные успехи либералов на пути легализации однополых браков. Мы не намерены в данном случае рассматривать то моральное поражение, которое принесла эта законодательная инициатива. Интерес представляет антиобщественный результат этой инициативы в экономической сфере. Вообще техника деятельности либералов указывает на то, что главная обязанность американца перед обществом – заплатить налоги. Чем больше, тем лучше. Но в данном случае мы сталкиваемся со значительным изменением таксовой политики в отношении гомосексуалистов. Будучи в браке, эти молодожены, смогут воспользоваться правом для супружеских пар осуществлять объединенную выплату подоходного налога, которая значительно меньше индивидуальной. Такое таксовое послабление всегда было предназначено для стимуляции брака, как источника деторождения. Гомосексуальные пары в этом отношении бесполезны, однако, они могут отстаивать также свои права на адаптацию детей. Если они смогут добиться успеха и в этом направлении, то в этом случае Америка проиграет также в силу абсолютной аморальности “семейных” отношений гомосексуалистов и, соответственно, недопустимому извращению в воспитании этих детей. У врачей нет никаких сомнений в психофизической патологии гомосексуалистов. Иначе ни один врач не мог бы произвести пересадку половых органов этих людей, которых, как пациентов сложной современной хирургии, естественно считают больными. Однако, либерализм создал такой общественный климат вокруг этого “социального меньшинства”, что политическая корректность требует считать данное отклонение нормой, а гомосексуальное меньшинство признавать не клиническим, а социальным.

Действительно, закон абсолютно необходим для защиты общества от криминала, но как моральный регулятор это – худший из возможных инструментов. Очень трудно совместить великий завет Библии “Не Суди И Не Судим Будешь” с деятельностью адвокатов и судей. Фактически либерализм сковывает возможности экономики и приводит к огромному перерасходу средств в проведении необходимой стратегии во внутренней политике и геополитике США. Это не только перерасход средств, но и реальные упущения в плане безопасности страны. (Чего стоит, например, законодательная инициатива о запрещении работы CIA с криминальными элементами за пределами США и законодательство о невмешательстве CIA в политическую жизнь других стран. Эти акты фактически обусловили то, что Америка потеряла 3000 человек в Близнецах, и мы имеем практически неразрушаемую Al Queda. )

  1. Почему можно утверждать, что либералы , составляющие костяк демократической партии, не заслуживают доверия и фактически несут в общество откровенную ложь. Я задал бы такой вопрос. Какова задача либеральной фразеологии? Принести обществу более гуманный порядок, накормить истинно нуждающихся в помощи? Это не так по ряду причин.
  • Ложь№1. Демократы в Сенате и Конгрессе США это – очень богатые люди и все те затраты, которые связаны с их “прожектерством”, оплачиваются не из их кармана, а из кармана среднего класса, приносящего 90% американского бюджета. Быть добрым за чужой счет – лицемерная, но весьма прибыльная политика двойных стандартов.
  • Ложь №2 заключается в том , что согласно либеральной идеологии те проблемы, с которыми сталкивается страна являются следствием деятельности консервативного политического истеблишмента. Я уже упоминал, что исполнительная власть в стране обладает ограниченными возможностями для разрешения экономических проблем, и результат мало зависит от того, какой партии принадлежит президент и его кабинет министров. Единственным весьма эффективным рычагом регулирования экономики, позволяющим более полувека спасать страну от экономических кризисов является регулирование банковского процента федерального резерва. Этот механизм управляется командой экономистов, руководимой в последние 18 лет Аланом Гринспеном, почетным доктором большинства ведущих университетов, включая Гарвард и Ейль, кавалером французского ордена почетного легиона и почетным командором рыцарей Британской империи. Перед этим с 1979 года председателем Федерального Резерва был консерватор, банкир из Нью Йорка, Пол Волкер, сменивший по номинации президента Картера на этом посту бостонского банкира Виллиама Миллера. Гринспен, назначенный президентом Рейганом, также, как и его предшественниеки утверждались конгрессом и несли свою службу независимо от партийной принадлежности сменявших друг друга президентов.
  • Ложь №3. Высовывание на передний план либеральной идеологии, которая предназначена для того , чтобы убедить малоимущих в том, что о них собираются позаботиться, имеет определенный смысл - собрать данный электорат, который будет доверять их предвыборным обещаниям. За последние десятилетия демократы в конгрессе вопреки своим обещаниям постоянно добивались поднятия налогов, не предприняли никаких существенных инициатив для реального улучшения экономики страны – единственного источника благосостояния нации, и более того делали все возможное для развала экономики, что и следовало ожидать от постоянных попыток привить американской экономике социалистические принципы (это - солидаризация с самой деструктивной силой экономики – с профсоюзами – источником коррупции и предательства интересов как бизнеса, так и рабочей силы, раздувание и неуязвимость бюрократического аппарата, перетягивание одеяла управления экономикой под федеральный контроль и т.д.). Никому в нашей эмиграции нет нужды объяснять к чему приводит социалистические методы в экономике.

Нельзя сказать, конечно, что среди демократов не попадались честные люди. Многие из них переходили в республиканскую партию, также, как обратно, - демократы, которые часть своей биографии провели республиканцами. В Америке существуют еще несколько весьма немногочисленных политических партий, представляющих альтернативные направления американской политики. Достаточно респектабельным является политическое направление, представленное либертарианской партией. В отличие от республиканской партии, в которой также состоит немало либерально настроенных американцев, члены этой партии придерживаются независимых, умеренно консервативных взглядов, не выражают интересы никаких лобби и, соответственно, предлагают политическую линию, близкую на мой взгляд к интересам нации в целом.

Республиканская партия в свою очередь оказывается весьма неоднородной и в значительной степени подвержена влиянию непрезентабельных ретроградных идей, исходящих из клерикального лагеря, имеющего достаточно сильные позиции в американской политике. Это в первую очередь касается неутихающего конфликта в вопросе о свободе абортов, заново нарождающейся проблемы использования стволовых клеток эмбрионов для создания банка запасных органов для пересадки , применения эутаназии, легализации проституции, и краеугольной проблемы легализации наркотиков. В связи с этим некоторые виды деятельности демократической партии остаются достаточно прогрессивными. Единственное, что требует правильную оценку и понимание, это - левый либерализм, во многом низводящий роль демократической партии на уровень вредительства в экономике и политике страны.

Эмигрантский либерализм в оценке Российской политики

Исчерпывающе и конкретно позиция левого либерала в отношении политического процесса в России выражена в статье Б. Парамонова “Путин и будущее России”, поставленной на сайте русской редакции Радио Свобода. В этой статье представлена критика путинского режима с использованием некоторых потрепанных идей новых, с позволения сказать, “политэмигрантов”, сбежавших за бугор от российской прокуратуры. В сравнении с воплями перекупленных бывших резидентов КГБ на западе, а также компании журналистов, стремящихся получить признание беглых олигархов, и бульдожьей хваткой вцепившихся в микрофоны местных русскоязычных радиостанций, эта критика претендует на некоторую объективность. По крайней мере Парамонов не опускается до откровенно безграмотной политологии журнала “Атлантик Мансли” или же низкопробной стряпни в теле-радио-эфире доморощенного и удивительно ограниченного “политолога” В.Топаллера, которые оценивают политический режим в России, как тоталитаризм и приклеивают российской власти ярлык фашистской диктатуры. Здесь уместно отметить некоторую странность в широковещательной программе г-на Топаллера, которая оказывается весьма характерной для “бескомпромиссно честного” журналиста. Когда вопрос касается политики США, он занимает крайне правую, консервативную позицию. Когда же он высказывается о России, его “политически некорректный” торпедоносец совершает удивительный крен на 180 градусов и г-н Топаллер становится революционным маргиналом лимоновского образца.

Вернемся, однако, к статье Парамонова. Она построена таким образом, что он благополучно увертывается от возможных упреков во лжи, или некомпетентности, которые вполне заслуживают его союзники по антироссийской пропаганде. Здесь вполне уместно определение “антироссийский” по одной определенной причине: нынешняя власть в России является легитимной и получила подавляющее большинство российского электората, не сравнимое с минимальными цифрами голосов полученных раздробленными российскими партиями, которые составляют теперь левую оппозицию, не добившуюся сколь нибудь значительного положения в государственной думе. Разговоры о фашизме и тоталитаризме в России, то что стало лейтмотивом хора бруклинских “политических беженцев”, по-прежнему оценивающих жизнь в России по собственному опыту борьбы с ОБХСС, это – по определению Б. Парамонова - “битая карта”. Сделать такое замечание, значит безусловно признать, что “демократическая” оппозиция в России оказалась импотентной, и российские “демократы” это – отнюдь не жертвы полицейских репрессий, а жертвы банкротства собственной политической линии и ошибок в течение полутора десятка лет с момента падения большевистской диктатуры. Однако, несмотря на свое умение жонглировать умными словами, г-н Парамонов по сути оказывается весьма неуклюжим сторонником оппозиции.

Претендуя на роль провозвестника демократической идеи, он мыслит теми же категориями, что и самый занюханный российский холоп, сохранивший свои верноподданические чувства еще со времен Ивана Калиты. Ну а как же оценить позиции нашего демократа, если с одной стороны он признает, что нынешняя власть не осуществляет репрессий по идеологическому принципу, что власть не стремится к контролю над умами, а пытается осуществить контроль над деньгами, и с другой стороны он утверждает, что в стране “появились и достаточно интересно заявили о себе качественно новые силы, задвинутые в угол при коммунистической системе. А Путин их снова задвигает - тогда как надо выдвигать”? По Парамонову получается так, что экономические механизмы, контроль над которыми пытается осуществить российское правительство, являются чем-то большим, чем это характерно для капитализма, этаким нечто, которое должно что-то выдвигать или задвигать. То есть по-прежнему мы должны полагать, что демократизация России это не то, что должно вызревать в самом народе, а то чем наградит этот народ объект его “культа”. Любопытно, однако, что насаждение данного “культа” принадлежит не самому носителю культа, как бы ни хотелось господину Парамонову и иже с ним, а все тому же самому российскому холопу, о котором так усердно печется вся забугорная демократия. А холопу этому как раз и наплевать на всю указанную демократию. Согласно господину Парамонову эта демократия почему-то в России “не прививается”, а вот “новый миф - о Путине как спасителе отечества” почему-то “родился”. А что - этот миф Путин начертал на кремлевской стене и велел повторять субъектам своей тирании? Как раз нет. Просто зажиточный россиянин любит демонстрировать свою преданность власти по прежней пошехонской привычке, по которой эта преданность должна спасти его ото всех бед, и от самой главной из них, от наезда налоговой полиции. В этом смысле новому русскому, пожалуй, может даже позавидовать любой американец, которому даже верить не во что, когда он пытается надуть IRS.

Легче всего называть национализмом стремление кремлевской власти защитить российские интересы в геополитике. Однако, путинский кабинет, будучи в достаточной степени консервативным, вряд ли согласился бы с такой оценкой его политической платформы. Сам В.В.Путин скорее всего считает себя западником, и таковым его считает, кстати, и американский истеблишмент. А вот американский консерватор, такой, например, как доктор Майкл Савидж (этого радиожурналиста знает каждый американец), просто называет себя сам националистом и при этом ничуть не стесняется, и пользуется популярностью у доброй половины американцев. По мнению многих американских демократов национализм, смешанный с популизмом и заокеанским изоляционизмом, это – характерная черта американской политики. Почему –же надо навешивать на президента России то, что ему не свойственно? А потому, что автор не владеет реальными аргументами для критики. Эти аргументы один за другим высасываются из пальца. Власть в России признана г-ном Парамоновым репрессивной. Доказательством в данном случае является “наезд” на олигархов. Неужели г-н Парамонов печется о судьбе и правах затравленных олигархов? Вовсе нет. Его беспокоит вопрос о том, куда пойдут изъятые средства. Согласно предсказаниям г-на Парамонова эти средства осядут в Швейцарии; преступники, их присвоившие, избегут висения на виселице, “население будет беднеть, а там и финал: крах этой системы”. Пока что, нам трудно убедиться в правильности предсказаний, но таковые являются единственным доказательством репрессивности режима в руках г-на Парамонова. А нельзя ли представить такую картину, что “наезд” на олигархов и укрепление вертикали власти, необходимость которой подтверждает сам господин Парамонов, требует значительного усиления исполнительной власти. На кого по его мнению должна опираться эта власть в борьбе с бывшими партократами, захватившими власть на местах, коррумпированными во всех четырёх измерениях и черпающими силу от дружбы с криминальными авторитетами? Может быть вместо КГБ и ОМОН’а поможет несправедливо “задвинутая” разрозненная политическая оппозиция? Вряд ли. Но аргументом г-на Парамонова в данном случае является просто заезженная крылатая фраза “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Вот и мы повторили здесь эту фразу. Однако, аргументов от этого не прибавилось. Более того, автор сам утверждает о необходимости укрепления силовых структур в связи с потребностью борьбы с терроризмом. Но и здесь в глазах г-на Парамонова – полный обвал. Эта “свернувшая демократию”, “репрессивная” власть не способна нарастить в достаточной степени даже собственный военный потенциал. Доказательством военного бессилия власти согласно г-ну Парамонову является чеченская война.

* * *

Да, россиянам остается только благодарить судьбу и самих себя за то, что власть в России имеет достаточно сил хотя бы для того, чтобы игнорировать ту чепуху, которая декларируется и разносится по ветру леволиберальной пропагандой. Либерализм никогда не пользовался признанием и поддержкой реально мыслящей части общества. Здесь, конечно, хочется вспомнить знаменитую фразу У. Черчилля: Если Вы молоды и Вы не - либерал, то у Вас нет сердца, а если Вы не молоды и Вы не – консерватор, то у Вас нет ума. Хочется также процитировать словарь Ожегова: Либерал – человек, который занимается вредным попустительством.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?