Независимый бостонский альманах

СПОР И DICUSSION

14-06-2005

Владимир БарановElena - вы забыли о главной причине участия людей в “спорах и дискуссиях”

Уважаемая Елена, мне кажется, Вы правильно делаете, что разделяете спор и discussion. Традиции организации русского спора заложил ревдемократ Виссарион Белинский, крепостной М.Ю.Лермонтова. За трезвое поведение и рачительность он был отправлен бабушкой поэта в роли дядьки при Мишеньке, когда тот был отправлен учиться на литературного критика в МГУ. Страдавший сумасбродством и крайне несдержанный на язык молодой барин быстро перессорился с преподавателями и товарищами по курсу. От литературной же критики юношу, мечтавшего о военной карьере, просто тошнило. Занятий в университете он не посещал, а предавался гулянкам и написанию юношеских стихов. В ВУЗ он отправлял крепостного, которого заставлял сдавать вместо себя экзамены, суля ему вольную за успешную сдачу сессии.

Я излагаю эти известные их школьной хрестоматии факты лишь затем, чтобы объяснить, откуда взялись национальные особенности спора в России, столь отличающиеся от джентльменской формы ведения сдержанных discussions везде в цивилизованном мире. Изначально тёмный и забитый крестьянин из глухого Чембара Пензенской губернии Белынский, позднее сменивший фамилию на более благозвучную Белинский, очень много почерпнул у своего барина. Благоприобретённые манеры неистово орать, нимало не интересуясь мнением собеседника, тряся немытыми патлами, а в особо крутых ситуациях ещё и харкая кровью, он впоследствии сделал нормой поведения в литературных салонах Литераторы уважали “неистового Виссариона и побаивались его шаманской манеры впадать в транс и непременно добиваться полного уничтожения в споре любого оппонента. Но они не подозревали, что хамская эта нетерпимость коренится всего лишь в неосознанном подражании бывшего раба манерам психически неуравновешенного и эгоцентричного господина.
Так что, русский спор – это лишь разновидность хамства. Истина в споре, как известно, чаще всего гибнет.

Мне же больше нравится участвовать в дискуссиях, т.е. пользоваться вниманием аудитории для того, чтобы (по большей части для себя самого же) оформить те или иные неартикулированные идеи.

Гигантский блэкаут на Восточном берегу пытаются осмысливать с точки зрения ФУНКЦИЙ. Я осторожно вбросил в дискуссию научное словечко “солитон”. Но, унитазно ревя, поток коллективного гэстбучного сознания пронёсся мимо этой темы, которая одновременно и постановка задачи и её решение, и даже, если угодно, целая философия, возможно, либеральная, которая легко перекладывается на все другие ситуации техногенных катастроф, о возможности которых так много говорили здесь многие.

Я, помнится, здесь тоже отметился статьёй “Прощай, оружие!”, в которой, в частности, утверждал, что против технически продвинутых стран воевать гораздо удобнее теперь и не оружием вовсе, а посредством запуска критических режимов в системах жизнеобеспечения, транспорта, энергетики и прочих инфраструктурах.
Допускаю, что для массового сознания какой-то там “солитон звучит несерьёзно, но вот так уж устроен этот достаточно паршивый мир, что серьёзен он только у выкопанной собственными руками могилы, перед залпом расстрельного взвода. Но ещё, возможно, не поздно и задуматься.

Дорогой Сид, продлить понятийный ряд от сосредоточения к совторничанью и сочетвергованию это сразу выдаёт в Вас человека с понятием. Немедленно вспоминается безумный диалог в “Поединке” у Куприна: – До свиДания! – А почему не до свиШвеция?
Однако я нашёл Вашему “сочетвергованию” превосходную реплику и у современного классика. Контекст настолько хорош, что я не могу не привести его целиком, даже рискуя вызвать неудовольствие Редактора и Модератора. Ну, пожалуйста, друзья, оставьте этот маленький шедевр. Обширная цитата из романа “Кысь” Татьяны Толстой специально для Сида и всех ценителей (в скобках отмечу, мне это сочинение талантливой писательницы решительно не понравилось, однако, навозну кучу разрывая…), итак:
На полках в складе давно порядок заведен: сразу видно, какой книге где место. А то у тестя Гоголь рядом с Чеховым стоял, - сто лет ищи, не найдешь. А на все наука должна быть, али сказать, система. Чтобы не тыркаться без толку туда-сюда, а сразу - пошел и взял”….

На идейном уровне это, как мне представляется перифраз классификации животных по Борхесу, который, якобы цитируя китайскую энциклопедию приводит такое определение:
"животные подразделяются на: а) принадлежащих Императору, б)бальзамированных, в) прирученных, г) молочных поросят, д) сирен, е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включенных в настоящую классификацию, и) буйствующих, как в безумии, к) неисчислимых, л) нарисованных очень тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти, м) и прочих, п) только что разбивших кувшин, о) издалека кажущихся мухами".

Множество людей в мире любит американские деньги, американское кино, образ жизни, программный продукт, жратву, свободу, хайвеи, автомобили и всё такое прочее, но НИКТО, понимаете, никто в мире не любит поучительных тычков железными пальцами в грудь и бешеной нравственно-поучительной слюны, закипающей на губах у обладателя этих железных пальцев, а этим, согласитесь, Штаты что-то уж очень стали увлекаться, а посему обязательно получат и даже не по пальцам, а в другое, в чувствительное место – и знаете, почему? – да потому что надоели уже Штаты всем, не только покладистым дуракам, но и умным тоже, среди которых немало решительных и безжалостных людей, способным легко додуматься до того, как воспроизвести то, что физически возможно. Непонятно? Ну, вот смышлёному колледжеру на лабораторных занятках рассказали про лейденскую банку, о которой он до того слыхом не слыхивал. Он что после этого не соорудит из фольги и стекляшек этот прибор, который столь забавно искрит?

Я Вам, кажется, сообщал, Н., что живо интересуюсь Вами, как психотипом: русский человек в эмиграции. Разрушается вначале юмор (впрочем, я не исключаю, что у Вас эту потенцию защемила ещё санитарка в роддоме). Затем в языке появляются обороты типа "вернусь как только, как в три". Но их ещё можно сдержать, как русские политики типа Немцова или Черномырдина с трудом и криво подбирают слова перед камерой, с натугой фильтруя рвущуюся из гланд матершину.

Но ежели Вы – профессионал – в самом деле видели “Кроткую” с Борисовым и не прониклись ощущением гениальности действа, то возникает смутное беспокоящее ощущение, которое мне сложно передать, но я попробую.
Вот в текущем номере висит – статья как статья – банальное попукивание в подушку офисного кресла на мотив “за что забрал, начальник, отпусти”. А теперь вчитайтесь в перечень титулов автора, мужчины на высоких каблуках и подкрашенными глазами, см. на фото. Цитирую по памяти: танцор диско, чемпион по чайным церемониям, доктор ракетно-ядерных наук, профессор парадоксальных ускорителей. Там у Лебедева перечислен и ещё с десяток позиций, по каждой из которых указанный Чемпион в 270-380 раз превосходит такого, например, скромного учёного, как геолог из Ленинграда д.г.-м.н. проф. Александр Моисеевич Городницкий, может кто слыхал про такого? Нет? Ладно, Бог с вами ребята. Но я не о том: ежели ты профессор, то чё ты делаешь здесь среди праздных и по большей части пустопорожних людей, вдали от своих синхрофазотронов и от учеников, неистово ждущих воспринять от профессорской мудрости из уст в уши? Самовары не пляшут вприсядку, профессора физики не пишут обзоров сочинений политических проституток из российской прессы. Профессора физики, я допускаю, могут выглядеть и даже быть геями, но они не имеют права опускаться до такой степени, чтобы браться на полном серьёзе обсуждать говённых политиков.

Теперь о существенном.
Известен принцип, который называют “принципом Цермело” (остроумный австрийский математик, ставший невольной причиной самоубийства великого Больцмана). Принцип состоит из 2 позиций и касается работы лектора с аудиторией. И хотя нам важна лишь его вторая часть, приведём его полностью в том виде, как его цитирует Дьердь Пойа в книге “Математическое открытие”, в форме рекомендаций лектору.
Первое. Вы не можете преувеличить глупость своей аудитории.
Второе. Скользя мимо существенного, заостряйте внимание на очевидном”.
Вы, Пинский, по моим наблюдениям, жертва злоупотребления лекторами советской высшей школы принципом Цермело. Догадываюсь, что Ваш профиль образования естественнонаучный, и что кто-то из Ваших профессоров внимательно читал если не Цермело (редкостная заумь), то популярного на физмате Пойа. Из чего я это заключаю, надеюсь, Вам понятно? Вы всегда пропускаете во всех обсуждениях существенное, но тщательно заостряете внимание на очевидном.
Советую бросить. Ей-право, бросьте Вы эту манеру, Пинский. Во-первых, есть риск нарваться на пассионарного зануду, который всё равно Вас переуточняет в соревновании занудств до полного изнеможения. А во-вторых, здесь, по моим наблюдениям, есть люди грамотные в области психологических наук. Никогда не подвергались тестированию на вязкость психики? Это когда доктор спрашивает Вас добрым голосом о чём-нибудь эдаком нарочито безобидном, ну, например, о том, наступаете ли Вы на трещины в асфальте или перешагиваете оные. Ежели Вы принимаете эту его игру и, подумавши, например, говорите, что, да, наступаете. Тут же немедленно следует продолжение: а наступаете как? – как попало или же серединой подошвы? Серединой, говорите? А на какие трещины, только на ровные или и на змеящиеся тоже? И будьте уверены, Пинский, что где-то за ширмой уже шуршит свежий халат с длинными рукавами, а быть может медсестричка уже готовит и амфетаминчик Вам проколоть ради Вашего же психического здоровья, как только доктор подаст скрытый знак, замотав Вас уточнениями насчёт трещин в асфальте, словно муху липкой паутиной.
Так знайте же, Пинский, что правильный ответ доктору такой: знаете, док, я о такой херне сроду не думал. В гестбуке же правильный ответ интеллигентному собеседнику, заслуживающему диалога, почти такой же и выглядит примерно, как предложение говорить о действительно важном и принципиальном, о том, что приносит новое понимание, а вовсе не о том, о чём можно узнать или уточнить, кликнув на первую подвернувшуюся сетевую энциклопедию. Тойсть, я к чему клоню? Хоббио, состоящее в подлавливании собеседника на мелких неточностях, – это ещё и риск подлавливателя.

О душе, о душе подумайте, гг.! Вообразите, со следами КАКИХ размышлений в душе вы предстанете перед Апостолом. И знаете, что он вам скажем, засранцы вы эдакие? Бесцеремонно заталкивая вас каменным коленом в душноватый мрак, Пётр непременно процитирует вам наставительно в ухо, крепко схваченное костистыми перстами, цитату из Божественного А.С., имя которого всегда трепала и продолжает трепать поныне завистливая толпа:
Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы, он и мал и мерзок — не так, как вы - иначе”.
И даст вам крепкого подсрачника в кромешную тьму.
Amen.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?