О ПРОИСХОЖДЕНИИ НЕЛЮДИ | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

О ПРОИСХОЖДЕНИИ НЕЛЮДИ

15-06-2005

Георгий КиреевЯ отношу себя к людям, которые достаточно ясно представляют себе масштаб и ужас предстоящей геополитической катастрофы, вызванной столкновением христианской и мусульманских цивилизаций. И потому мне по настоящему страшно.

Однако когда я читаю вещи, подобные статье “Нелюдь” Владимира Баранова, мой страх возводится в степень безысходности.

“И если Вам кажется, что я типа выразился непонятно или там отвратительно негуманно, то перечитайте Вы на сон грядущий “Хаджи-Мурат” Л.Н. Толстого.” - так заключил свои рассуждения Владимир.

Как раз в непонятности тезисов его вряд ли можно упрекнуть. О мусульманах сказано предельно конкретно: “Они нелюди, людьми они не станут НИКОГДА”. Со всеми, естественно, вытекающими последствиями.

На фоне такого “ясномыслия” мне действительно даже как-то неловко нудить по поводу не гуманности Владимира как human’а и нести интеллигентскую “чушь” насчет того, что христианская цивилизация стала подлинно гуманистической только тогда, когда признала право на человечность, например, негров или каких либо сименолов из северо-американских прерий. Тем более после того, как “прочитав на сон грядущий Хаджи Мурата””.

Я даже явственно слышу уничижительное шиканье хьюманистов: “Ну что вы, право! Зачем же видеть в этом какой-то негативный подтекст? Что ж тут такого: есть в принципе две разных Цивилизации Земли - цивилизация людей и цивилизация не людей, “которые просто вынуждены сосуществовать в одной биосфере”.

В конце, концов, из этого же не вытекает, что нужно непременно мочить друг друга! Даже наоборот: не людей, как всякую тварь живущую, надо беречь. В этом есть и одна из сторон подлинно гуманистического отношения к миру: относится к нему человечно, то бишь одухотворенно и разумно. У Баранова на этот счет есть даже очень гуманистическая сентенция: Знаете, будь я Председателем Земного шара, как Хлебников, я бы запретил выступление зверей в цирке и, одновременно, оградил бы права мусульман от гуманистической экспансии. Пусть все существа на планете живут так, как бы они жили на воле.”

Насчет необходимости убережения мусульман от нашей экспансии я с автором целиком и полностью согласен. Как впрочем, и нас от ихней.

Однако вот в чем заковыка: все бы ничего, если бы не абсолютный релятивизм тезиса о людях и не людях. Если смотреть со стороны Захода солнца, то нелюдь непременно живет на Востоке, ну а ежели со стороны Восхода, то получается уже как бы и наоборот. Причем совершенно не зависимо от того, что думает по этому поводу другая сторона.

А потом опять же, - интересно получается: если человек выделяется из животного мира своей разумностью и душевностью (в смысле обладания душой), то не людь, она как, имеет душу и разум или не имеет?

Господа! Вот это действительно страшно, когда мы начинаем именно так думать друг о друге в совершенном духе Ренессанса Средневековья. Вот почему мой ужас перед предстоящим возводится даже не в квадрат, а в степень полной безысходности. По причине того, что подобное мировоззрение делает грядущую битву “людей” и “нелюдей” неизбежной, и сама она вполне подходит на роль запускающего кода, программирующего предстоящий Апокалипсис.

Я думаю, что “Средневековье-2 от Владимира” происходит от простой причины: не готовности к пониманию и взаимопониманию.

О понимании

Нам надо понять, что восточная ментальность принимает базисный идеи нашей цивилизации (демократия, равенство, свобода и т.д.) как идущее от человека, а потому не имеющее для мусульман реального значения. (“Последние же [т.е. наша система ценностей] ровно ни хера не значат для правоверных” – в таком выражении это признает и Владимир Баранов). Ибо на Востоке все социальное и политическое мироустройство есть Богопорядок, а потому и принципиально не может быть подвержено переустройству.

Однако разве это основание придавать исламу характер не людскости? Более того, мы должны ясно представлять себе, что согласно этой исламской системе координат подлинно народ Божий и есть именно мусульмане, что бы по этому поводу не думали и кем бы себя не считали мы, христиане.

Отмечая тот факт, что Ислам не проводит различия между религиозным и политическим сообществом и что это, по сути, образ жизни, мы должны признать:  наши попытки привить Востоку основы западного политического мироустройства и культуры, не могут не восприниматься Востоком как попытки посягательства на саму бытийность этой цивилизации.

С этой точки зрения, внедряя свои культурные и социально-политические ценности, Запад совершает не менее ужасный в исторической для Востока перспективе акт, чем для самого Запада был теракт 11 сентября 2001 года. И эти акты неизбежно и в равной степени  вызывают фундаменталистские интенции, которые наиболее последовательно и жестко материализуют подсознательные реакции и страхи как исламского, так и западного сообщества.

О взаимопонимании.

Можно представить себе картину высадки джентльмена на островах племен Мумбу Юмбу. Посчитаем ли мы разумным, если он, сойдя на берег, обратится к туземцам на чистом английском с рафинированным оксфордским произношением и будет удивляться что его не понимают? Конечно же, нет. Ибо понимание речи друг друга предполагает взаимное понимающее изучение языков.

Даже если джентльменское чванство не сразу снизойдет до того, чтобы знакомиться с “низким” языком – дескать, пусть эти обезьяны сами учат нормальный человеческий язык! Но все же и рафинированные хьюманы (в терминологии Баранова) идут на то, что бы их ученые сервусы изучали обезьянью тарабарщину, дабы добиваться точного постижения смысла получаемой информации.

Для этого составляются словари. И вскоре мы добиваемся вполне адекватного понимания речи друг друга. И даже через некоторое время признаем друг за другом “хьюманность”.

Однако есть ли у нас такие книги, которые бы давали нам возможность адекватного “перевода культур, для того, чтобы мы достигали столь же адекватного взаимопонимания? Учимся ли мы тому, чтобы лучше понимать друг друга?

Здесь уместна еще одна аналогия культура-язык. Можно допустить (и история это подтверждает) что даже заговорив, например, по-немецки, все мумбу-юмбийцы могут остаться мумбу-юмбийцами. Однако “заговорить” на иной культуре могут только единицы из того или иного народа. Ибо как только на ней “заговорят” все его представители, это неизбежно будет означать самоубийство этноса.

Мне может не нравиться, что мусульмане воспринимают мир по другому, чем я. Но было бы глупо мне ожидать от них добровольного самоубийства.

Мне может не нравиться кажущимся мне грубым немецкий язык или тинькающий китайский, потому что я живу, купаясь в море моего врожденного, а потому и милого сердцу языкового благозвучия.

Но разве это основание для того, чтобы считать себя лучше инородцев? И вообще лучше это лучше относительно чего? Относительно нашего же миропонимания?

У человечества действительно нет будущего, если мы не научимся понимать друг друга и перестанем оценивать друг друга с позиций превосходств, продуцируемых нами же самими: дескать, мы лучше потому, что какаем в унитаз и стремимся познать мир. А так как ты другой, то что бы ты ни делал, будет уже по определению хуже моего.

И тут уже не суть важно что, например познание мира может просто иметь разные методологии - Западную рационалистическую и Восточную иррационалистическую. И что они не исключают (как правильная и не правильная), а взаимодополняют друг друга.

И не смотря на то, что Баранов считает ислам безмозглой цивилизацией, христианство и ислам потенциально есть на самом деле левое и правое полушария общечеловеческого мозга.

Я не хотел бы, чтобы меня воспринимали как оправдывающего жестокий и беспощадный исламский экстремизм необходимостью понять его.

Я просто считаю, что радикализм, с которым мы столкнулись, есть лишь следствие нашей активной одержимости западно-христианским мессианством, разрушающим сами основы мусульманской цивилизации. К тому же наше мессианство имеет отнюдь не святую, а вполне меркантильную основу: удобнее прибирать к рукам необходимые нам, но чужие ресурсы нефть, металлы и т.д.

А такого рода наше отношение к мусульманской цивилизации ведет к аналогичной обратной реакции.

И не стоит забираться в глубь веков, подсчитывая взаимные обиды и выясняя “кто первым начал”. Хотя бы потому, что это дает нам шанс перейти от идеологии “обращения неверных” и от барановского хьюманизма к идеологии сосуществования человеческих цивилизаций. Сосуществования без того, чтобы считать друг друга нелюдью.

Георгий Киреев

P.S. На самом деле конечно же, не люди на Земле есть. Физиологически они хьюманоиды. Однако видимо где-то на каком то этапе одушетворения человеческих зародышей божественный механизм порой дает сбой. Происходит недовложение души. Отсюда и нелюдь. Безотносительно дальнейшего вероисповедания. Можно даже предположить, что по мере увеличения количества рождений сбои происходят все чаще и чаще. Отсюда и распространенность не людского отношения друг к другу, в том числе и на уровне цивилизационном.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?