Независимый бостонский альманах

РАБОТАТЬ Я ЛЮБЛЮ И ДАЖЕ ВИЖУ В ЭТОМ СМЫСЛ ЖИЗНИ

06-07-2005

Владимир Баранов Мне в слове “работа” скорее слышится слово “робот”, подаренное миру Карелом Чапеком. Мой личный опыт взаимоотношений с этим словом однозначен: работа – это всегда что-то дельное, а когда употребляют слово труд, я инстинктивно втягиваю голову в плечи, ибо за ним последует в лучшем случае чтение морали типа “хватит отлынивать, надо трудиться”, либо раздастся громкая мелодекламация на тему “слава труду” или воспоследует призыв добровольно потрудиться на озеленении, уборке мусора и т.п. Впрочем, опыт ведь у каждого свой. Я вот долгое время тянул лямку в том месте, которое в газетах называют “космодром Плесецк” и там мне привили совершенно стойкое отвращение к труду и уважение к работе. Труды классиков видали когда-нибудь, собрания сочинений?

А что такое “конспектирование первоисточников”, т.е. переписывание в специальную тетрадь карло-ленинского многотомья – блядь, трудов ихних, классиков марксизма – знаете что это такое? Да это ж просто проклятье какое-то было, тяготевшеее над всеми, кто в те поры носил погоны: отсутствие законспектированных трудов” (а их наличие проверяли раз в месяц совершенно точно, а к подбитию квартальных итогов – с особым остервенением), превращалось просто в какой-то постыдный кошмар, от которого никуда было не деться. Притом, что последствия того, что “труды” в тетрадке отсутствовали (а у меня их вечно не было) бывали крайне неприятными, о чём даже не хочется вспоминать.
Не-е-ет! Никто не заставит меня полюбить труд, - ни конспектирование картавых трудов Ильича, ни уборку собачьего говна на субботниках в честь его дня рождения.

Зато “работа - так на профессиональном жаргоне называется опытно-испытательная работа (ОИР), т.е. учебно-боевой или испытательный пуск “изделия”, - это было святое. Во время работ” народ забывал обо всех, как пишется в Уставе, “тяготах и лишениях”, потому что “работу” было завалить нельзя, об этом невозможно было даже подумать, это как всё равно что предательство. Ну а поскольку именно в “работах” проявлялся человек, то и в коллективе он стоил ровно то, как он относился к выполнению ОИР.
Ну, может быть, это специфический опыт. Ладно, пусть. Но свою статью, диссертацию или эссе Вы же трудом не назовёте? Тойсть назвать-то можно, типа “мой труд”. Но разве не чувствуется в этом ходульная высокопарность. Чаще пишется в некрологах труды покойного составили славу мировой науки”. Короче, сказать о себе “я тружусь - это, на мой взгляд, как сказать “я кушаю”. Понимаю, что пример неудачный, ибо процентов 80, наверное, людей не ловит этого оттенка (Дима, вот Вы улавливаете оттенки между “я ем” и “я кушаю”?), а граждане кавказской национальности так даже предпочитают о себе говорить именно “я кушаю”. Это у Фазиля Искандера высококультурного русского писателя и то проскальзывает. Кавказцы, разумеется, и трудятся. Работу они презирают.
Короче, “труд”, “трудиться” и пр. по отношению к любым собственным усилиям звучит либо высокопарно, либо пОшло, либо лицемерно, либо пафосно, либо являет собой форму обмана или самообмана.
Впрочем, это всего лишь моё личное мнение, которого я, тем не менее, ни от кого не скрываю, но и никому не навязываю.

На вопрос об отличиях труда и работы ответить невозможно. И никто Вам об этом ничего не расскажет, если только сами не догадаетесь. Ибо сказано: “кто знает, не говорит, а кто говорит, тот не знает”. А если всё-таки знает и притом молчать не может, излагает крайне уклончиво, ср.: “работа есть работа, работа есть всегда (Б.Ш. Окуджава).
На самом деле сакральное различие между трудом и работой есть великая русская Военная Тайна, которую буржуины так и не смогли вырвать у М.Кибальчиша, и причины непознаваемости которой он, помните, как сформулировал? Есть, типа, могучий секрет, но самим вам проклятым никогда не догадаться.
Короче, если Вы этого не знаете, значит, Вам этого знать и не нужно, а может быть, даже вредно. И ежели Вас приняли в буржуинство, то, обретя бочку варенья и корзину печенья, Вы автоматически утратили допуск к работе, и теперь будете только трудиться всю жизнь.

Нельзя не видеть разной эмоциональной нагрузки на эти слова - “труд” и “работа”, выпавшей в последние десятилетия нашей невесёлой истории. Сов.власть в своих агитационных документах напирала, по большей части на слова, образуемые от корня “труд”, типа “трудовой почин”, “по просьбам трудящихся”, трудное детство” и т.п. См., например, Программу КПСС, в которой власть прямым текстом намекала читателям, что при коммунизме именно ТРУД сделается первейшей жизненной потребностью всякого коммуниста (предполагалось, что к этому моменту слова “человек” и “коммунист” сделаются синонимами). Не знаю, как у других, но у меня субботники-воскресники, гнилая морковь на овощехранилищах и всевозможное ударное творчество масс по выкапыванию/закапыванию канав и котлованов на всю жизнь пропиталось потным словом “труд”.
А работать я люблю и даже вижу в этом смысл жизни.

Массы и работа – понятия несовместимые. Массы не работают, они лишь трудятся. Или отдыхают. Иногда для стимула масс к труду им ещё даётся краткое разъяснение про связь труда и свободы, типа werk macht frei, чаще же просто лишают этой самой свободы, жратвы, сна, да и вообще жизни. Кто в этом виноват? Массы, кто же ещё. Задачей каждой общественной формации была и остаётся РАБОТА, которая формирует всё – личность, социальные отношения, мораль, этику, эстетику, образ жизни, язык и историю. Работать и трудиться – почувствуйте разницу!
Кто этой разницы не понимает, тот обречён трудиться, кто понимает, тот чаще всего помалкивает об этом своём понимании, чтоб к нему не пришли на рабочее место, не заломили локти к лопаткам и не отправили его в котлован, трудиться. Или, на языке некоторых народов, проходить перевоспитание трудом. Но ежели какие-то непреодолимые совершенно обстоятельства трудиться не заставляют, то сами они трудящихся мерзкие массы” (© Тимур Кибиров) – этого, блин, делать ни за что не будут. И как только, например, Август объявил наступление века отдохновения, и стал нахваливать б.трудящихся за их посредственность и непосредственность, таковые сразу побросали мотыги, все как один записались в субпассионарии (по современному партия жизни”) и тут-то римской империи и пришёл Пц.
Цитата из Гумилёва по поводу роли в наступлении Дня субпассионариев.
"Субпассионарии отнюдь не так безобидны, как может показаться. Для них характерна безответственность и импульсивность. Им нельзя ничего доверить, ибо ради минутного наслаждения они способны загубить любое дело, даже государственное или общественное. Ради сегодняшней выгоды они уничтожают кормящие ландшафты, обрекая на голод своих потомков. Будущее их пугает, потому, что они просто не в состоянии его вообразить. А тех, кто пытается их вразумить, они убивают. Этот процесс особенно отчетливо виден в истории Римской империи III - IV вв. Не рабы, и не варвары, и не христиане погубили Рим, а любители цирковых зрелищ, бездельники, которых кормили даром. Ведь именно ради них истребляли население провинций и природу собственной страны - Италии, где дубравы не восстановились доселе, а склоны Аппенин заросли колючим кустарником." [Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. - М: Мысль, 1993, c.33].

Сталевары варят сталь, сапожники тачают сапоги, военные фуячат врагов на войне (мои поздравления американским воякам, которых нация признала людьми года!), криминогеи создают криминал, кузнецы куют чего-то железного, горняки горнодобывают на гора, этцетера, этцетера, как говаривал древний римский народ. Каждый профессионал в этом мире напрямую занят своим предметом: учёные производят науку, националисты производят национализм, коммунисты – коммунизм, фашисты – фашизм, а евреи порождают евреев (кто не верит, загляните в книжку с крестом, её обычно выкладывают у изголовья кровати в гостинице, там очень подробно написано кто кого родил). Ну, все, блин, ну, абсолютно все заняты своим делом – фандрайзеры, андеррайтеры, копихолдеры, бебиситеры и мазафакеры. Только экономисты не производят ничего. Не работает связка экономика – экономисты”. Ещё раз спрошу, потому что это важно: понятно ли это, гайз, или ещё повторить? Экономисты не производят экономику. От количества и качества экономистов в экономике успехи экономики никак не зависят. Иногда, когда экономистов становится очень много, их сословие решительно прореживает какой-нибудь здравомыслящий Рузвельт. Потому сословие экономистов дружно и молча делает кислые лица при упоминании этого великого имени спасителя американской нации. Впрочем, иногда, расплодившись без меры, они, как глисты, парализуют собой организм экономики, и тогда наступает их звёздный час. Люди, идиотскими советами доведшие страну до ручки, как Аргентину год назад, Турцию два года назад, всю Азию (кроме тоталитарного Китая, где экономистов из экономии даже и разводить не стали, этих гнид, и ничё, как-то живут) и Россию семь лет назад, вот тогда-то эти люди начинают без устали мелькать в телевизоре. Почему, зачем? Да потому что мелькать в дурацком ящике – это и есть их основное призвание, что ж они, интересно, делали до его изобретения.
Ну-с, допустим, экономики нет. А что же есть? – “Есть загадочные девушки с магнитными глазами, есть большие пассажиры мандариновой травы”, как совершенно справедливо отмечает Борис Борисович Гребенщиков в своём хите “2128507”. На самом деле, всё очень просто, гайз. Начальники есть везде, ох, уж мне это племя! Но для детей, жён, любовниц начальников и просто их хороших знакомых должны же быть рабочие места? Oh, Yessss! Ну, вот, а можете вы представить ту премилую барышню, автора опуса на экономическую тему, что несомненная звезда данного выпуска, с кувалдометром или ломом в руках, крошащей асфальт? Тогда оставьте дурацкие вопросы, а лучше, поднапрягшись умишком, сделайте изящный комплимент даме, шаркнув ножкой.

От общественного строя вообще ничего не зависит. Вот только не рассказывайте здесь, что те ребята из тоталитарной Северной Кореи, которые в нищей стране сделали МБР, безъюморные упёртые нудаки с цитатником ким ир сена в башке, не понимающие толку в бабах, выпивке, музыке, дружбе, ЮБК или как он там у них в Корее называется, нырянии за мидиями, запойном чтении и всяких прочих мелких и разных удовольствиях жизни. Пацаны умственного склада С.П.Королёва и Я.Б.Зельдовича прожили полноценную жизнь в такой тоталитарной стране, по сравнению с которой до сих пор отдыхает любой режим, включая обе Кореи и Гаити с Дювалье, у них там Колымы нет просто по определению. Но тех, у кого что-то было не в норме с железами внутренней секреции, желчные, упорные и волевые люди типа Солженицына мучались бы при любом общественном строе, это им необходимо - взахлёб-взасос мучаться и страдать. Смысл их жизни, этих интравертов, отнюдь не в творчестве, а в страданиях.

Петр Ершов, оседлавший в юности Конька-Горбунка, напоследок тихо выдохнул:

Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Комментарии
  • Mark Pevzner - 30.07.2014 в 23:18:
    Всего комментариев: 68
    Блестяще, полковник. Как жаль, что читаю через 9 лет после того...
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Стас П. - 22.12.2015 в 15:22:
    Всего комментариев: 10
    А я через 10 ;) И всё так же блестяще (Уф! Конкретно "запал" на Баранова. Теперь вот копаюсь в архиве...)
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?