Независимый бостонский альманах

ДУРАЦКИЙ ВОПРОС РОССИЙСКОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

30-01-2006

Георгий Киреев У наших политиков считается хорошим тоном заявить о своей приверженности идее Великой России. Сие рассматривается как непременный атрибут патриотизма.

Господа! Простите мою наивность, но именно как патриот я хотел бы задать дурацкий вопрос: а зачем мне, собственно, Великая Держава?

Чисто практически. Без того, чтобы просто надувать щеки по поводу своей приобщенности к супер стране. Тем более, когда это делаешь находясь в международной табели благополучия где-то между племенами мумбу-юмбу и каким-нибудь островным (естественно не Англией и не Австралией) государством?

Вы, конечно, мне скажете, что я ничего не понимаю. А к статусу Великой державы партия и правительство нас ведут исключительно во мое же благо. Как говорит жена нашему чаду: давай загнем пальчики, чтобы не забыть все наставления (не путать с “пальцы гнуть”).

Раз – Великая Россия нам нужна, чтобы мы чувствовали себя безопасней. И никакое империалистическое или террористическое мурло не совалось сквозь наши священные рубежи и не диктовало нам свою поганую волю.

Два - чтобы мы жили сыто и богато, как и подобает народу Великих держав.

Три – чтобы никто не посягал на наши закрома полные нефти, газа, золота и пр.

Четыре – чтобы нас невыносимо уважали, и не смели в каких-то там латвиях, швейцариях и тем более нигериях посягать на российское достоинство.

И вообще… Вон та же Америка – великая держава, ну и люди там живут не чета нам. И наглеют наверное от этого…

Последний аргумент особенно впечатляет. Потому что, в известных нам великих державах (по крайней мере, в новейшее время) действительно можно смело загибать пальчики: там более-менее есть и раз, и два, и три, и даже более того.

Во всех. Кроме России.

Ну и что, скажете, - Россия, понятно, Великая держава сейчас как бы авансом. А вот уж когда мы поднапружимся, поднатужимся и станем, наконец, всамомделешними великими, то будет вам и раз, и два, и три и даже более того.

Однако может я чего и не понимаю (судя по всему, таких как я непонятливых не так уж мало), но меня эта перспектива не вдохновляет.

Раз – потому, что, как пишут в патриотических учебниках, Россия всегда была великой. Даже когда по мордасам получала. В Крыму, Цусиме и пр. Однако даже после великих побед наших сие величие, насколько мы знаем из тех же учебников, никогда не сопровождалось народным благоденствием и свободами, полагающимися по нашему статусу и выше чем у многих побежденных нами.

Два-с потому, что державная мощь наша в смысле обеспечения безопасности имеет явные признаки импотенции. По крайней мере, ни “Булава ни “Тополь-М”, ни “С-400” и прочие достижения нашей военной науки и техники, не смогли защитить никого ни во взорванной московской девятиэтажке, ни в театре на Дубровке, ни в Бесланской школе. И не обеспечили наши интересы хотя бы в Ираке. И не устрашили никого настолько, чтобы нас невыносимо зауважала хотя бы Нигерия, гноившая более двух лет наших граждан по весьма сомнительным основаниям.

Три – ну и что мне с того, что мы славно торгуем нефтью, газом и прочими своими богатствами? По крайней мере, я как обычный покупатель бензина для своих “Жигулей” никак не ощущаю преимуществ проживания в нефтяной державе, а как человек склонный к аналитике, понимаю, что государственный бюрократ вряд ли сможет рационально распорядиться свалившимися на нас нефтедолларами.

Четыре – потому, что …

Впрочем, что уж загибать пальчики, все и так понятно.

Нет, я конечно же за Великую Россию. Только в свете вышесказанного у меня есть подозрение, что у нас величие страны и благоденствие народа чегой-то явно не стыкуются. То бишь, наличие первого для России явно исключает почему-то наличие второго.

А, собственно говоря, почему? Наверное, все дело в том, как наша власть отвечает на интересный вопрос: что из чего проистекает, Великое государство из благополучия граждан или благополучие граждан из Великого государства?

Само собой разумеется, говорит мне власть, что благополучие следует из величия. А потому величие есть наша главнейшая и первейшая цель. И пока она не будет достигнута, не будет у нас ни раз, ни два, ни три. Ибо процесс возвеличения весьм
а трудоемок есть.
Соответственно народ должен быть на это должным образом мобилизован и организован.

Для этого, понятное дело, требуется сильное государство. Ибо без него проблематично заставить народ печься о благе Отечества больше чем о своем личном и терпеть нужды и лишения во имя светлого будущего. Понятно также, что сильное государство есть, прежде всего, сильный госаппарат, у которого в руках все державные институты (в том числе армия, милиция, суд и т.д.) и сонм кормящегося от его благоволения люда, который убеждает остальных в справедливости и острой необходимости такого порядка жизни.

При этом вполне очевидно, что ежели ставить целью Великую Державу, то ресурсы естественно мобилизуются на достижение этого статуса, а тем, чьим горбом эту великодержавность возводят, благ предоставляется обычно в количестве достаточном для пропитания и поддержания патриотического энтузиазма хотя бы с к.п.д. паровоза. Большего, собственно, государству и не надо.

Само собой разумеется, что великая цель требует великих руководящих усилий, что и дает государственным мужам основания обильно кормиться от народа как легально, так и занимаясь мздоимством.

Результат такого державостроительства для России всегда один и тот же: величие худо бедно воздвигается, окружающие народы дивятся державным богатствам и подобающим им роскошествам мужей державных, соседи нас убоятся, однако-ж до народного благоденствия дело обычно не доходит. По причине того, что всех плодов трудов праведных аккурат хватает только на державные атрибуты, да чтоб себе подворовать меленько, в меру возможностей, то бишь в меру доступа к закромам Родины и приближения к власть предержащему.

А потому по моему разумению, государству лучше бы не отвлекаться от дел, ради которых оно в современном мире и существует: обеспечивать приоритет закона, безопасность, соблюдение прав и свобод граждан, социальную поддержку нетрудоспособного населения.

А уж со своим благополучием народ как-нибудь сам справится. У него это лучше получается, чем у государства.

То бишь сначала все же благополучие, а потом величие. Ибо величие из благополучия само собой складывается, а вот благополучие из величия - не всегда. И, как правило, лишь для власть предержащих.

Из приведенных выше рассуждений со всей очевидностью вытекает, что Великая держава, сильное государство и пр. нужны, в сложившейся у нас общественно-политической системе, прежде всего, чиновникам, тем кто кормится от обслуживания чиновников (в том числе идеологического), и бездельникам, которые ждут, что за ними будут с горшком ходить.

Обычный же человек вправе не стесняясь эмоций спросить: на хрена мне сильное Государство и Великая Держава, если в реальной российской жизни (причем на всем протяжении ее истории) между ними и личным благоденствием нет никакой корреляции? Разве что для госбюрократии, для которой великодержавность весьма плодоносящая идее, в отличие от нас, простых смертных, которым она ничего кроме “счастья” жертвенности во имя Отечества не сулит.

Не всем же сподобилось урвать от щедрот державных, чтобы покупать виллы в Англии или сорить деньгами на курортах в Швейцарских Альпах.

P.S.

Недавно обратил внимание, сколь глубока и принципиальна разница в трактовке понятия патриотизм у Брокгауза и Ефрона и у позднейших его истолкователей.

У Брокгауза и Ефрона в основе определения лежит “любовь к отечеству, вытекающая из сознания солидарности интересов граждан данного государства или членов данной нации” [Выделено мной].

А смысловое ядро статьи, посвященной патриотизму в БСЭ и ряде других современных энциклопедий уже явственно разделяет любовь (как эмоцию, чувствование) и преданность Отечеству, стремление служить его интересам, как патриотический действенный акт.

При этом Отечество выступает здесь уже как сущность, которая в первую очередь требует служения, причем независимо от того, проистекает ли стремление к служению из осознания солидарности либо просто является обязательным гражданским атрибутом, который “взыскивается” от гражданина.

То бишь по Брокгаузу и Ефрону патриотизм это органическое чувство, в советской и современной трактовке это уже долг.

Однако что более всего печально, что вместо солидарности интересов граждан во главу угла теперь ставит
ся интерес над гражданского образования, ибо Отечество на Руси, прежде всего, не страна, не Родина, а Держава.

Впрочем, в последнем издании “Энциклопедического словаря патриотизм определяется как любовь к Родине, месту своего рождения, месту жительства. Однако ж в том-то и нюанс, является ли любовь к месту своего рождения чувством предписываемым, либо место сие еще должно быть достойным любви.

Я думаю, что осознание солидарности интересов все же куда более весомое основание для любви к Отечеству, чем долг по паспортному гражданству. Тем более что человек не выбирает места своего рождения и далеко не всегда может выбрать место жительства по своему усмотрению.

Поэтому я бы не стал придавать патриотизму как любви, статус долга и обязательного атрибута гражданственности.

Любовь может быть безответной, а долг возникает из обязательств, которые носят все же взаимный характер. Наподобие брачного контракта между гражданином и государством, который как всякий брачный контракт не предполагает обязательной любви, но обязывает к исполнению соглашения.

Потому, скажем, защищать страну – долг, предписываемый гражданством. И он подразумевает ответные обязательства от государства не злоупотреблять понапрасну жизнью гражданина и не требовать от него героизма, не взирая на обстоятельства.

А вот бескорыстно жертвовать собой и своим благом во имя Отечества может побудить только любовь, но никак не сам факт рождения на данной территории.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?