Независимый бостонский альманах

АДАМЫ НЕ ПОМНЯЩИЕ РОДСТВА

17-05-2006

Окончание. Начало в 478 от 04 июня 2006 г.

Я приведу две главных точки зрения на наше родство с неандертальцами.

Первая – это отрицание такого родства. Вторая – более чем возможное родство.

Сначала первая точка зрения. Оговорюсь, это не просто мнение, но данные анализов ДНК (сделаю это сообщение в виде своего рода компендиума, то есть сводки известных сегодня данных).

Сенсационное открытие того, что неандерталец - не наш предок, было сделано немецко-американской группой генетиков, возглавляемой Сванте Паабо (Svante Paabo) из Мюнхенского университета. В 1997 году исследователи из мюнхенского университета проанализировали ДНК останков самого первого неандертальца, найденного еще в 1856 году, который жил 50 тысяч лет назад. Паабо и его коллеги извлекли из останков неандертальца фрагмент ДНК. После сравнения древней ДНК с таким же фрагментом из клетки современного человека оказалось, что неандерталец вовсе не был предком нынешнего Homo Sapiens! Антропологи Ральф Шмит и Юрген Тиссен подтверждают открытие группы Паабо.

В два последние года группа Паабо продолжала свои исследования. Команда генетиков во главе с профессором Сванте Паабо смогла изолировать длинные фрагменты генетического материала, взятого у 45 000-летних останков мужчины из Хорватии, обнаруженных в пещере Vindija близ Загреба (отчет специалистов Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге на конференции в лаборатории Колд-Спринг-Харбор на острове Лонг-Айленд (Нью-Йорк)).

Ученые упорядочили около 1 млн пар азотистых оснований простейших кирпичиков, скрепляющих двойную нить ДНК, что составляет 0,03% всей ДНК неандертальца (для сравнения: предположительно в геном человека входят 2,9 млрд пар оснований). С помощью традиционных методов, в частности, метода секвенирования по Сэнгру, на данный момент упорядочено еще 75 000 пар оснований.
Согласно этим исследованиям, неандертальская хромосома Y, которая передается по мужской линии и у женщин отсутствует, сильно отличается от аналогичной хромосомы современного человека и шимпанзе – сильнее других хромосом. Это печально для неандертальца как нашего пращура.

Некоторые другие ученые тоже давят на гордость неандретальца. Кристоф Золликофер и Марсия Понче де Лин из университета Цюриха использовали ископаемые останки для создания трехмерных виртуальных изображений черепов неандертальцев. Им удалось восстановить внешний вид черепов и еще больше убедиться в том, что они состоят не в столь близком родстве с современным человеком. Выводы были сделаны с помощью сложной компьютерной графической программы, отображающей развитие черепа неандертальца на различных этапах его жизни. Полученные данные говорят об отсутствии скрещивания между неандертальцами и первыми представителями современного человека, а также об их небольшом генетическом сходстве.

А вот вышеназванный Паабо совсем недавно сделал другой вывод. Он пишет, что небольшое межвидовое скрещивание между человеком разумным и неандертальцем все-таки (вроде) имело место, иначе Y-хромосома не изменялась бы.

Но в целом восторжествовала точка зрения о том, что неандертальцы не были ни предками, ни родственниками современного человека. Это были два различных биологических вида, произошедших от разных ветвей древних гоминидов. Сравнение геномов Homo sapiens sapiens и просто Homo sapiens (неандертальцев) показывает, что у современного человека практически нет генов, характерных для неандертальцев. Одним словом, мт-ДНК неандертальцев оказалась очень отличной от нашей. Отсюда генетиками был сделан обескураживающий вывод: в современных людях нет ни капли крови неандертальца. Словом, он навсегда был вычеркнут из истории человечества.

Что-то многое в таком выводе не стыкуется. Ибо если неандертальцы и кроманьонцы – разные виды, то никакого скрещивания между ними не могло бы быть. Но тот же Паабо полагает, что было. Может быть, как между ослом и кобылой? Без передачи достижений потомству – бесплодные мулы. А тут бесплодные потомки незаконной любви, дикого мезальянса между неандертальцем и кроманьонкой.

Так выглядит первая точка зрения на неандертальцев.

А вот – вторая.

Неандертальца исключили из состава наших предков с помощью митохондриальной ДНК (мтДНК), но она - всего лишь маленький участок из огромного генома.
А ведь митохондрия - ее еще называют электростанцией клетки - даже не находится в ее ядре. И вот ей ученые доверили всемирную судьбу человечества. Почему? Дело в том, что из всех генов древних людей лучше всего сохранятся именно ДНК митохондрий. Благодаря им генетики и заглядывают в далекое прошлое. А за счет того, что они наследуются только от матери, удается проследить более короткие родственные линии.

Профессор Мичиганского университета, известный антрополог и генетик Алан Темплтон считает, что по одному участку генома нельзя делать выводы об эволюции человечества. Необходим анализ многих участков генома. Ученый изучал сразу 25 участков человеческого генома. Оказалось, что общая картина совпадает с той, которая реконструируется по данным археологии.

Три участка ДНК сохранили следы древнейшей волны выхода из Африки около 1,9 млн. лет назад. Это означает, что в наших жилах течет кровь древних архантропов! Семь участков свидетельствуют о втором исходе из Африки около 650 тыс. лет назад. Наконец, еще пять участков ДНК подтверждают третий исход из Африки около 150 тыс. лет назад.

По мнению Темплтона, существенное отличие в ДНК митохондрий вовсе не доказывает, что наши предки не скрещивались с неандертальцами. В этом случае мтДНК вообще не могут служить доказательствами. Подобные примеры, когда гены одного народа передавались другому только через мужчин, известны из более поздней истории человечества.

По мнению многих исследователей, скрещивание неандертальских форм с формами собственно Homo sapiens закрепило во многих популяциях некоторые гены, относившиеся вначале к неандертальской расе. Это является еще одним доказательством, свидетельствующим о том, что неандертальские формы относились к генетически открытой системе, то есть не являлись отдельным видом.

Данные Темплтона показывают, что обмен генами между евразийскими и африканскими популяциями наших предков никогда не прекращался. То есть, древнее человечество было вовсе не совокупностью изолированных рас, подвидов, видов, а представляло собой единую общность на протяжении двух последних миллионов лет. Да вот и еще один вывод группы Таабо, который в основном опровергает сходство ДНК неандертальцев и кроманьонцев: некоторые гены неандертальцев современные люди все же имеют. Все же, да?

Неандерталец в реконструкции академика Герасимова

Другие данные, в данном случае уже палеоархеологические, показывают, что современные люди и неандертальцы жили в одной пещере правда, в разное время. Это открытие сделано британскими учеными в центральной Франции. Результаты проведенного Полом Мелларсом из Кембриджа и его коллегами радиоуглеродного анализа находок, которые были сделаны в гроте Fées de Chátelperron, позволили установить, что в период между 40 и 35 тысячелетиями до н.э. неандертальцы и современные люди поочередно жили в этой пещере. Между культурными слоями, в которых обнаружили следы неандертальцев, были найдены орудия труда представителей так называемой Ориньякской культуры, которые являются одними из первых Хомо сапиенс в Западной Европе, о чем сообщили исследователи в журнале Nature.

Равным образом на стоянках неандертальцев (не успевших стать хомо сапиенсами) находили кости кроманьонцев. А на стоянках кроманьонцев кости неандертальцев. Со следами обработки каменными рубилами (они были у тех и других примерно одинаковыми) и извлеченным костным мозгом.

Боксёр Николай Валуев. Ну чем не потомок неандертальцев?

Предполагается, как уже выше было сказано, что имелись не только враждебные контакты между двумя видами людей, но и “любовные”, дававшее даже общее потомство. Останки древнейших современных людей из Центральной Европы часто демонстрируют неандертальские черты, хотя эти черты отсутствуют в современных популяциях.

Вообще, на основе анализа всего одного неандертальца вывода о том, что его ДНК фатально отличается от ДНК кроманьонца сделать никак нельзя. И на основании десятка – тоже. Нужна статистика.
Но и статистика, если она и будет, не решит проблему. Потому, что эти хромосомные ДНК от какой-то группы неандертальцев могут оказаться принадлежащими именно тупиковой ветви нашего праотца. Ведь это было время, когда шла интенсивная эволюция неандертальцев в кроманьонцев. И мутировала т
олько небольшая часть, а основная так и оставалась неандертальцами.
Возраст этого хорватского пращура – 45 тыс. лет, и вполне возможно, что у него будут иные не только мтДНК, но и ядерные ДНК, так как это срок еще до завершения скоротечной мутации.

Ещё одна реконструкция неандертальца

И главное: от вопроса о непосредственных предках хомо сапиенса сапиенса не уйти. Где они? Где это “недостающее звено”? Палеоантропология насчитывает 150 лет, за это время нашли не только прямые древние ветви на человека”, но и самые разнообразные боковые ответвления. А вот предка кроманьонца нет как нет.

Между прочим, общее потомство между двумя типами людей не объясняет причину возникновения кроманьонцев – ведь для этого они уже должны быть. А вот как раз вопрос, откуда же появился кроманьонец, так и остается без ответа.

В этом номере помещена статья из мартовского номера National Geographic “Величайшее путешествие”. Именно этот журнал год назад начал проект, согласно которому исследовались генетические корни живущих на Земле людей и определялись пути миграции генетических групп.

Возьмем интересующий нас сейчас аспект. Сам текст статьи, и сопровождающая его карта (см. в статье) говорит о том, что современный человек возник в экваториальной Африке (примерно на границе между современными Сомали и Эфиопией), в окрестностях древнейшей обнаруженной стоянки в Omo Kibish (Эфиопия). Срок – не позже 200 000 лет назад (датировка стоянки Omo Kibish – 195 тыс. лет). Затем эти древнейшие люди начали расселение. Сначала по Африке, потом вышли в район Ближнего Востока, откуда одна часть пошла в Европу, другая – в Азию, и ниже, через Индию и Индонезию добралась аж до Австралии, где древнейшее стойбище в Lake Mundo датировано древностью в 45 тыс. лет. Нигде не сказано, что анатомически и физиологически этот самый первый современный человек” относится к виду хомо сапиенс сапиенс или кроманьонцу. Допустить тождество человека 200 тысячелетней давности с ныне живущими его потомками трудно и даже невозможно: 200 тысяч лет приличный срок для эволюции и за это время вид не может не измениться. И вообще тогда становится непонятным происхождение, например, питекантропа возрастом один миллион лет, открытого на Яве, синантропа давностью полмиллиона лет, открытого в районе Пекина и первых неандертальцев, возрастом в 200 тыс. лет, открытых на территории Германии и в других местах Европы. Если все это “боковые ветви”, то как они попали в места своего открытия? Ведь и они тоже все родом из Африки. Выходит нечто удивительное: Африка периодически производила боковые ветви человека и исторгала их на свою периферию, пока не произвела вдруг и сразу “современного человека”, который пошел завоевывать мир. Все тот же вопрос: где предки этого современного человека? Он-то от кого произошел? Об этом в статье “Величайшее путешествие” нет ни единого слова. Есть в статье и вторая лакуна: непонятно, какова была причина, заставляющая очень малочисленные тогдашние племена двигаться не просто все дальше и дальше, но проникать в ледниковые пространства Восточной Сибири, а потом и Аляски. Ведь в то время ни о каком перенаселении говорить не приходилось, даже в позднем каменном веке на всей земле проживало порядка 20 тыс. человек – как в маленьком районном городе. Директор National Geographic Society's Genographic Project Уэллс говорит так: "Это были в основном не плавания, а пешие переходы вдоль берегов, чтобы избежать излишнего скопления людей в одном месте"( to get away from the crowd). Правда, он дает еще одну причину: Древние охотники стремились все дальше, двигаемые искусом “охотничьей игры””, то есть, гнали-гнали мамонта из Сибири, и добежали в азарте и раже аж до Австралии и мыса Горн в Южной Америке. Мамонта, натурально, затравили насмерть. Да, хиловатое объяснение. Хотя лично я затрудняюсь дать иное.

И по срокам расселения, судя по статье в National Geographic не все ладно.

Посмотрите на карту в названной статье и на пояснения к ней.

Читаем: Путь из Африки. Генетические данные показывают, что маленькая группа современных людей покинула Африку для “лучшей доли между 70 000 до 50 000 лет назад.

Далее. Современные люди продвигались прибрежным путем по южной Азии и достигли Австралии почти 50 000 лет назад.

Итак, только совершили исход из Африки и почти сразу же (или просто сразу, если принять нижнюю границу исхода в 50 тыс. лет) оказались в Австрал
ии!

Но ведь чтобы пройти путь от центра Африки до другого конца Австралии (где обнаружена ранняя стоянка в окрестностях Lake Mungo) нужно преодолеть расстояние в полэкватора! Пройти через всю Аравию, Иран, Афганистан, Индию, Бирму, Таиланд, потом вступить на земли Индонезийского архипелага. Да еще и переплыть тысячу километров по Индийскому океану через острова Индонезии до Австралии. Притом учтите, что каждое поколение мигрантов вовсе не имело цели куда-то придти. Люди палеолита о географии Земли не имели никакого представления и продвигались вперед стихийно, каждое поколение переносило место стойбища не более, чем на несколько километров дальше.

А когда появились люди в Южной Европе? Даже позже, чем в Австралии – карта дает время от 30 до 40 тыс. лет назад. А ведь Южная Европа – рядом с путем миграции из Африки. И когда каким-то нелепым кружным путем, чуть ли не через Австралию (ну, это чересчур, но через Индию точно) в Европу пришли новоселы, они застали давно живущих там неандертальцев. Да эти-то откуда там взялись? Их предки – кто? В статье - ни слова.

Не будем говорить о совсем уж ранних предках человека, остановимся на ближайших его родственниках, на неандертальцах. Это действительно боковая ветвь, неудачные “двоюродные братья”, или все-таки прямые предки?

Вообще-то ответ, как именно кроманьонец мог возникнуть из неандертальцев есть. Но прежде о причинах исчезновения неандертальца.

Любопытно, что неандертальцы стремительно эволюционировали в сторону большего сходства с человеком непосредственно перед своим исчезновением. Недавно найденные останки из местечка Виндижи в Хорватии, датируемые периодом 42 000 – 38 000 лет, имели более тонкие черты, чем “классические” неандертальцы.

Исследователи собрали череп неандертальца из фрагментов, найденных здесь вперемешку с костями животных. Были найдены и другие фрагменты костей неандертальцев в слоях земли, датируемых более поздним временем. Анализ черепа показал, что местные неандертальцы эволюционировали к более грациозному” типу – менее грубому, чем “классический” неандертальский тип. Надглазные дуги у них не такие толстые и не столь сильно выдаются. У черепа также большая – по сравнению с другими черепами неандертальцев черепная коробка.

И вот когда неандерталец так стал похож на кроманьонца он исчез.

Самый мирный способ его исчезновения – это ухудшение климата. То было Вюрмское оледенение, а также синхронные ему Вислинское оледенение в Северной и Центральной Европе и Валдайское на Восточно-Европейской равнине, более известные нам как ледниковый период – уже четвертое за время становления человека..

Как показало новое исследование, в котором приняли участие более 30 ученых, неандертальцы, равно как и кроманьонцы, всячески боролись со снижающейся температурой. Проблема была не только в самом похолодании у обоих видов были меховые одежды наподобие наброшенных на плечи шкур, своего рода древних мантий. Скорее, считают исследователи, неандертальцы не смогли изменить свои методы охоты, Раньше неандертальцы пользовались лесным покровом, чтобы незаметно подобраться к животным, а в степи они оказались менее эффективными охотниками - возможно у них не было метательных дротиков и жертва успевала убежать. Количество крупных животных уменьшилось, соответственно, меньше стало и их павших туш, которыми древние люди питались даже чаще, чем убитыми на охоте. Все это поставило неандертальцев на грань голода. Начались болезни, уменьшилось количество детей , численность популяции медленно, но верно сокращалась. Кроманьонцы тоже испытывали аналогичные трудности, но у них были дротики и, скорее всего, лучшая орагнизация охоты, и им удалось выжить.

И все равно в этом объяснении имеется несообразность. Если гораздо раньше предки неандертальцев могли придти из теплой Африки в менее теплую Европу (причем без особой нужды), то почему бы их потомкам не сделать обратную рокировку: не уйти из ставшей ледяной Европы во все еще теплую Африку? Но нет, они, подобно самураю, предпочли ледниковое харакири.

Есть более радикальное и драматическое объяснение: неандертальцев истребили и частично съели кроманьонцы.

Приведу цитату из статьи Эльмара Гусейнова “Почему погибло первое человечество (Первый геноцид на Земле произошел 30 000 лет назад”.

30 тыс. лет назад на нашей планете произошла глобальная катастрофа
. Погибло целое человечество. Его погубил не огромный метеорит, не оледенение, не болезни и не дикие звери. Его истребили мы, люди. Отсчет явлений, которые мы сегодня именуем словом геноцид, начался именно 30 тыс. лет назад. Тогда гомо сапиенс столкнулся с совершенно самостоятельным, особым и отличным от нас биологически типом людей, и уничтожил его, чтобы освободить себе место на планете.

Неандертальцы и люди стали охотиться друг на друга и пожирать тела побежденных врагов примерно 40 тыс. лет назад. Тогда первые представители нашей расы появились в Европе, вотчине неандертальцев. 10 тыс. лет длилось сосуществование на одной территории двух видов людей. Потом неандертальцы исчезли без следа. А мы остались.

Для сторонников "политкорректной" традиции это был шок. Вместо светлого и ровного дарвиновского пути человечества от обезьяны к человеку, к высотам современной цивилизации, предстала другая картина. Эволюция оказалась способной породить несколько разных человечеств, дарвиновская биологическая прямолинейность оказалась разбитой. Венец творения, гомо сапиенс, овладел планетой не в результате мирного поглощения менее развитых младших братьев, а лишь путем агрессии и войны, через уничтожение другого, тоже культурного народа.

Мне удалось встретиться и побеседовать об этой проблеме с одним из сторонников нового подхода в изучении неандертальцев. Жан-Жак Юблен является профессором университета в Бордо и ведущим исследователем в парижском институте Сьянс По, автором известных книг о происхождении человека.

- Что мешает принять идею о существовании другого человечества со своей, отличной от нашей, культурой? Почему идею о существовании "второго человечества" иногда называют палеорасистской?

- Со времен Второй мировой войны антропологи бьются за то, чтобы доказать, что все люди, в том числе и неандертальцы, - одинаковые. Такое впечатление, что они стараются искупить грехи тех ученых, учение которых о существовании разных рас было использовано нацистской идеологией. Та же логика, да еще уродливый постколониальный синдром заставляют некоторых специалистов отрицать наличие каннибализма у неандертальцев и у наших предков-кроманьонцев. Такой вот своеобразный миф о добром дикаре. Идея того, что в процессе эволюции один вид, более развитый, уничтожил другой, чтобы овладеть Землей, кажется таким ученым возрождением расистских концепций.

- Как вы думаете — наши предки действительно просто истребили неандертальцев?

- Полагаю, все было несколько сложнее. Данные археологии показывают, что кроманьонцы и неандертальцы в течение долгого времени жили в Европе рядом. Просто каждая группа занимала свою охотничью территорию и не переходила чужой границы. Но люди умели питаться не только мясом и потому эффективнее использовали свои угодья. А вот охотники-неандертальцы, мужчины, в поисках дичи вынуждены были далеко уходить от стоянок. Когда они возвращались, то находили свои стойбища разоренными и занятыми пришельцами.

- Что могло помочь нашим предкам в борьбе с более сильными и почти такими же умными соперниками?

- Скорее всего, люди имели преимущество в коммуникации. Они могли договариваться между собой, координировать действия отдельных групп против общего врага. Неандертальцы жили более замкнуто и, судя по всему, неохотно вступали в контакт с себе подобными.

- Вы считаете, что наша культура ничего не получила от неандертальцев?

- В материальном плане - практически ничего, что оставило бы следы. Но кто знает, если они могли говорить, что рассказывали неандертальцы, пленники или гости, у костров своим более удачливым соперникам? И что от этого осталось в верованиях или мифах нынешних народов Земли?

Да, мрачная ретроспектива. Вспоминается главная мысль Гитлера о том, что любая война есть на самом деле война расовая и ведется ради установления на земле господства высшей расы. Кроме гипотетической резни неандертальцев, есть и вполне достоверные данные о полном уничтожении культуры индейцев Месоамерики (ацтеков, майя, инков) испанскими конкистадорами. Да и вообще дело дошло почти до полного их физического истребления.

То, что каннибализм имел место в течение десятков тысяч лет, известно хорошо. И даже если согласиться с любыми сценариями мордования симпатичных неандертальцев как особой расы, то все равно и все время возникает вопрос: кто был предком кроманьонцев?

Но дело не только в мрачной идеологии. Дело в нерешенной проблеме происхождения современного человека. А ответ есть. Его дал еще в 1966 году в книге “Как возникло человечество” молодой в то время Юрий Иванович Семенов, большой знаток ранних обществ (напомню, в прошлом – заведующий кафедрой философии Физтеха, снятый с заведования в 1984 года по моем делу, ныне – единственный профессор кафедры философии, оставшийся с того времени). Позже, в 1989 году, он эту идею развил в работе Ю. Семенов. На заре человеческой истории. М. Наука, 1989.

Приведу из нее мощный кусок (из главы 7):

“Признать типичных неандертальцев предками неоантропов означает не что иное, как допустить, что эволюция палеоантропов шла не по линии дальнейшего развития сапиентных признаков, которые были присущи ранним палеоантропам, а по более чем странному пути: вначале их полного исчезновения, а затем внезапного и быстрого возрождения. С точки зрения биологии такое допущение невероятно. С чисто биологических позиций объяснить эволюцию палеоантропов и их превращение в неоантропов невозможно. Но в этом нет ничего удивительного. Как уже указывалось, с переходом от хабилисов к архантропам биологическое развитие гоминид из самостоятельного процесса, каким оно было раньше, превратилось в один из моментов другого, более сложного процесса, каким является антропосоциогенез. И это исключает подход к формированию морфологической организации человека лишь с позиций биологии. Так как сущностью антропогенеза является социогенез, то настоятельно необходим учет развития праобщины… Как свидетельствуют все данные, праобщина поздних палеоантропов представляла собой прочный, сплоченный коллектив, все члены которого проявляли всестороннюю заботу друг о друге. Праобщина поздних палеоантропов была коллективом не только единым, но и осознавшим (в форме тотемизма) свое единство. … С возникновением тотемизма члены разных праобщин были разделены четкой гранью, перейти которую в принципе было невозможно. …

Превращение праобщины в крепко спаянный коллектив, члены которого осознали как свое единство, так и отличие от членов других таких же групп, имело своим следствием ее замыкание в себе. Прекратилась перегруппировка состава и перемешивание человеческих коллективов.

Прогрессирующее замыкание праобщин в себе, их изоляция друг от друга имели своим следствием превращение каждой из них в группу, состоящую из кровных родственников. Возникновение инбридинга (т. е. родственного скрещивания), причем довольно тесного, ибо размеры праобщин были сравнительно невелики, не могло не сказаться на физическом развитии палеоантропов. С неизбежностью произошло обеднение их наследственной основы. Морфологическая организация палеоантропов утратила эволюционную пластичность и приобрела консервативный характер. В результате стала невозможной сколько-нибудь существенная перестройка морфологической организации палеоантропов, а следовательно, и их дальнейшее развитие по пути к неоантропу”.

Таким образом, в возникших замкнутых сообществах - праобщинах неандертальцев - возник застой, обычный индивидуальный естественный отбор начал действовать в направлении возрастания физической силы и общего огрубления облика в сторону от современного человека, и эту застойность облика многие антропологи прямо подметили, называя неандертальцев той эпохи консервативными неандертальцами. Отклонение физического развития поздних палеоантропов от направления к современному человеку является не случайностью эволюции, а закономерным явлением, вызванным эволюцией социальной, эволюцией праобщества.

Но продолжающийся процесс становления общества в праобщинах неандертальцев, развитие производства требовало дальнейших изменений в поведении человека. После постановки под социальный контроль пищевого инстинкта, приведшего к возникновению сплоченного коллектива формирующихся людей, заботившихся друг о друге, на первый план вышла необходимость введения в рамки другого мощного животного инстинкта – полового. В первобытном праобществе, в котором на смену системе доминирования и зоологического индивидуализма животных объединений пришли разборно-коммуналистические отношения, остался очевидный источник конфликтов – за возможность удовлетворения инстинкта полового. Но в животном мире система доминирования, наряду с регулированием отношений при доступе к пище, регулировала и отношения самцов в доступе к самкам. Разборно-коммуналистические отношения первобытной общины, выступив регулятором доступа к пище, не могли выступить таким регулятором для полового инстинкта.

Есть основания полагать, что в первобытном человеческом обществе между полами действовали отношения промискуитета, т.е., беспорядочных половых связей. Но эти отношения были беспорядочными не в том смысле, какой вызывает серьезные возражения у многих западных исследователей, ставящих знак равенства между промискуитетом и “свальным грехом”, а в том и только в том, что отношения между мужчинами и женщинами первоначально не регулировались никакими социальными нормами и запретами. При этом вполне допустимо явление парования, когда люди имели постоянных половых партнеров. Но на создание и разрушение пар, также как и на время и место половых связей не налагалось никаких ограничений. И такие отношения, будучи источником конфликтов, приводя к неуспеху совместной деятельности неандертальцев, неизбежно вступали в противоречие с потребностями развития производства. С усложнением условий и орудий охоты и производственной деятельности вообще первобытные люди были вынуждены вводить ограничения на половые отношения между собой - сначала только в определенные периоды времени. Скажем, загонная охота могла окончиться неудачей, если участники во время ее проведения вдруг решили бы отложить загон животного ради общения с противоположным полом, что диктовало необходимость ограничения отношений полов в период охоты. И существование таких запретов подтверждается данными этнографии, исследующей сохранившиеся до настоящего времени первобытные и доклассовые общества – табу на половые отношения перед и во время охоты, а также и некоторой другой производственной деятельности есть или существовали абсолютно у всех народов.

Логика развития производственных отношений, необходимость избежать конфликтов в общине требовали все большего удлинения периодов, когда члены общины обязаны были соблюдать табу на половые отношения. Но необходимость давать выход требованиям биологии также существовала. И формирующееся общество нашло выход из создавшегося положения, сначала в виде оргиастических праздников – кратких периодов, когда внутри общины допускалось свободное общение полов, а затем сделав возможным удовлетворение полового инстинкта своих членов не с соплеменниками, а с членами других общин, живших по соседству. Существование таких обычаев также отмечается исследователями абсолютно у всех обществ – это широко известные “походы за невестами”, которые сохранились даже у части классовых обществ, а также отголоски существования оргиастических праздников – например, вакханалий древних римлян. Формирующаяся человеческая община возникала впервые как род – то есть, сообщество людей, половые отношения между которыми были запрещены большую часть времени, а поиск половых партнеров был направлен вовне – на членов другого рода. Позднее такая организация жизни в общинах получила название дуально-родовой, когда члены одного рода находили половых партнеров исключительно среди членов другого рода - и наоборот. Но возникновение дуально-родовой организации праобщины имело и еще одно важнейшее следствие: возникновение нового толчка для эволюции физического облика человека.

Вспомним, что десятки тысяч лет до этого те же формирующиеся праобщины жили буквально рядом, вообще не имея никаких контактов друг с другом, что, в частности, привело к значительному влиянию кровосмесительных связей в них и отклонению физического облика неандертальца в сторону от современного человека. Но теперь развивавшиеся длительное время без контактов друг с другом первобытные праобщины получили возможность “получить свежую кровь”: “Каждая из праобщин была с точки зрения биологии инбредной линией. Соответственно завязывание половых отношений между их членами было не чем иным, как внутривидовой гибридизацией. Как известно, одним из следствий гибридизации является гетерозис — резкое возрастание крепости, мощности, жизнеспособности, а в случае внутривидового скрещивания также и плодовитости потомства по сравнению с исходными родительскими формами. Другое важнейшее следствие гибридизации — обогащение наследственной основы, резкое повышение размаха изменчивости, необычайное возрастание эволюционной пластичности организма. В силу этого завязывание половых отношений между членами разных стад давало возможность разрешить давно уже назревший конфликт между потребностями развития производства и физической организацией палеоантропов. И, возникнув, эта возможность под действием вновь обретшего силу праобщинно-индивидуального отбора начала быстро превращаться в действительность. Дуально-праобщинные организации представляли собой своеобразные “котлы”, в которых быстрыми темпами шла переплавка поздних специализированных неандертальцев в Homo sapiens”.

Стало быть, все-таки наши прямые предки – неандертальцы. И генетический праАдам, и генетическая праЕва были неандертальцами. Это диктуется всей логикой событий, а также следует из данных археологии, которая показала сходство технологии изготовления каменных орудий поздними неандертальцами и первыми homo sapiens sapiens. Мне кажется, последующие более тонкие и обширные исследования ДНК подтвердят эту гипотезу.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?