Независимый бостонский альманах

ЗАМЕТКИ О ПИСАТЕЛЯХ и О ДОБРЕ И ЗЛЕ

30-05-2006

Дан ДорфманКак хорошо и талантливо описать добро?
Именно зло хорошо и талантливо описывается почти всеми кто умеет писать, снимать, играть.
Зло, это сильное чувство. Оно всегда сильнее добра.
Эмоции хлещут через край. Весь Шекспир - это описание зла.
Злодеи в кинематографе запоминаются мгновенно, а артисты играющие злодеев почти всегда кажутся гениальными, даже в достаточно слабом фильме. То же самое - в театре. И все это не случайно.
Добро - вещь в себе. Оно обязано быть скромным, блеклым.
Зло обращено вне. Злодей мстит всему миру. За то, что мир не принадлежит ему.

Или возьмем критику. Злые рецензии писать очень легко. Любой текст можно зло высмеять, можно так подобрать цитаты, что читающему покажется, что автор - дебил. Талантливая положительная рецензия - это редчайший шедевр. Недаром в самую великую газету Российской Империи, "Одесский листок" отбирали театральных рецензентов так:
Им поручали идти на ужасный, скучный, провальный спектакль и написать о нем ИНТЕРЕСНУЮ положительную рецензию.
Примеров большей легкости показа зла во всех видах искусств просто не cчесть.
Кстати, о жанровой литературе. Большинство детективов, даже неплохо написанных, совершенно беспомощно заканчиваются. Т.е., когда надо показать победу добра над злом. Скомканные две-три страницы объясняющие мотивы злодея абсолютно от фонаря, мятый розовый бантик насильно пришпиленный к сюжету, где торжествует ЗЛО. И, довольно часто, талантливо торжествует.
И вот еще какое наблюдение.
Зло еще и сильно описывается, потому что по сути своей неосознанной, зло - это стремление к свободе. В сущности, свобода индивидуума и зло - это одно и то же. Насколько скучен и не свободен добродетельный человек! Человек, который любит жену, детей, уважает старших, не крадет, тяжело и добросовестно работает и т.д. и т.п. Это ведь, если называть вещи своими именами, РАБ. Раб долга. Долга перед близкими, долга перед всем человечеством, потому что на самом деле его скучный образ жизни и есть основа существования человеческого рода. Те, кто действуют как свободные и веселые злодеи, не только приносят вред каким-то конкретным людям, они приносят вред всему человечеству, лишая Homo sapiens возможности выжить.
Они еще и плодят себе подобных. Зло успешно плодит зло.
Дурной пример – заразителен”.

Ребенок выросший в семье без отца или выросший в семье со злодеем отцом, пропивающим заработанное и им и другими, довольно часто воспроизводит подобную модель поведения.
Плохому учатся гораздо легче. Потому что учится “свободе от” почти не надо. Это ведь прямо из базовых подсознательных инстинктов. Долгу перед близкими, перед всем человечеством учиться мучительно трудно.
Раньше этому помогала вера в Бога.

Михаил Эдельштейн написал очень интересный отчет со встречи по Большой книге и статье Кузнецовой.

http://www.russ.ru/publish/

Эдельштейн - человек долга. Долга перед литературой.
Вот почему, несмотря на почти полностью противоположные у меня с ним вкусы (я не считаю "Орфографию" хорошим романом, а он от нее - без ума, я считаю талантливое фэнтези, например, “Пещеру” супругов Дьяченко, настоящей литературой, он же отказывает в праве называться литературой всему Жанру и пишет об этом в своей публикации) я ему доверяю.
И я доверяю его попытке искать в его героях какие-то положительные черты.
Вот почему, я бы заранее не предавался пессимизму, а поверил Эдельштейну. Помните историю с “Чапаевым и Пустотой” Пелевина? Роман не подпустили к Букеру, его не позволили включить даже в шорт-лист. Шайтанов произнес гневную речь, в которой утверждал, что Пелевин, это не литература. Да, Курицын был обратного мнения, но он хвалил не Пелевина за его роман, а себя - за свою любовь к Пелевину.

- - - - - - - - - - -

Если забыть про мои гонорары и комиссионные и вспомнить кое-каких полузабытых графоманов девятнадцатого столетия, которые писали в так называемый Золотой Век, то окажется, что все они были довольно обеспеченными людьми и могли себе позволить не жить на гонорары. Его Cиятельсво, граф Толстой отдавал гонорары на помощь голодающим. Кроме того, он кормил целую свору поклонников его таланта и последователей его учения и кормил их отнюдь не на гонорары, а на доходы от именьица. Некий господин Фет тоже был неплохими поэтом, но еще более удачливым помещиком. Он взял за женой приданное, хоть сам был бастардом (незаконным сыном помещика Шеншина и, о позор, немецкой еврейки по имени Луиза), но зато приумножил богатства жены, умело ведя хозяйство.
Господин Тургенев сам хозяйство не вел, но именьице его, Спасское-Лутовино, было настолько общирным, что хватало не только и на вороватых управляющих и на жизнь самому Тургеневу, но и на жизнь многочисленному семейству госпожи Виардо. Ну а гонораров его разве что хватало на булавки самой Полине, правда, не на все места. Господин Тютчев тоже нe надеялся на гонорары, так же как господа Баратынский и Давыдов. Ну и сам господин Пушкин, основоположник Золотого Века, много рассуждавший о продаже рукописей не жил на гонорары. Хоть он и разорил Смирдина непомерными ставками, требуя денег даже за строчки вымаранные цензурой, но... тем не менее, всех этих гонораров ему хватало только на один вечерочек в Англицком клубе, за игрой по маленькой.
Ну, а когда игра шла серьезная, закладывал и перезакладывал опять же именьица, принимал некоторую помощь от Его Величества, ну и, наконец, оставил долгов на сто тысяч.
Долги господина Пушкина погасилили не издатели и не благодарные читатели, скинувшись по целковому, а опять же, сатрап и душитель благородных идей, Николай Первый.
Короче, весь Золотой Век отличался, как раз, почти бескорыстным стремлением господ-помещиков "глаголом жечь сердца людей". Они не жили на гонорары.

Но... те, у кого есть проблема как жить не на гонорары, уже давно нашли выход. Существуют для этого фонды, трасты и т.д. и т.п.
Так вот, 25-тилетнему председателю фонда с капиталом, скажем, в 50 миллионов долларов, тем капиталом, которые оставили фонду, т.е. внуку, любимые дедушка и бабушка, действительно уже можно ничего не делать. И таких людей в Америке довольно много, несколько сот тысяч. Молодых миллионеров-бездельников.
Так что есть и формальные бездельники, которые действительно презирают реднеков.

Если есть деньги, то найдется кому ими управлять, причем делать это профессионально. Те люди, которые управляют деньгами 22-летних лоботрясов, делать это умеют. И они заинтересованы в том, чтобы лоботрясы были ими довольны и привели других лоботрясов. Это ведь их работа: хорошо управлять деньгами. В инвестиционных компаниях капитал в 50 миллионов долларов, во-первых, страхуется, т.е., в любом случае первоначальная сумма вклада владельцу будет возвращена, а, во-вторых, на такие деньги предлагаются очень солидные проценты. Если это “Фиделити”, то не меньше восьми, (Бостонская Фиделити” - самая крупная в мире инвестиционная компания, она контролирует капитал в 500 миллиардов долларов) Если же менее известная компания и менее старая, тогда могут дать и десять процентов, опять же, застраховав вклад. На пять миллионов в год можно довольно неплохо погудеть, не заботясь об управлении капиталом, не так ли? Я указал возраст в 22 года, потому чтo, как правило, заботливые бабушки и дедушки дают возможность своим внукам и внучкам пользоваться деньгами только после окончания колледжа. И вот внучек, когда он получает степень бакалавра, это случается через четыре года после окончания школы, т.е., когда ему - 22 года, тащит свой диплом к адвокату и становится председателем 50-ти миллионного фонда, ему оставленного. Как правило, подобные студиусы становятся бакалаврами по специальности: "Психология". Ну еще "Политология", "Искусствоведенье" и прочие паранауки. Но дипломированных психологов в Америке больше всего. Их тьмы и тьмы и тьмы. Т.е., если ничему учиться не хочешь или не можешь, иди в психологи. Нет, есть, конечно, среди этой миллионной армии дипломированных психологов новые фрейды и юнги, но их примерно столько же, сколько было старых.

Когда нет головы - это плохо. Но... когда нет головы, а есть пятимиллионный годовой доход и 22 мальчишеских еще прыщавых года, то ситуацию просто плохой уже назвать нельзя. Те, у которых головах есть, продолжают жить той жизнью, которую наметили, скажем, если они хотят получить степень магистра и защитить докторскую, они продолжают занимaться. Если у них были интересные идеи по бизнесу, они стартуют свой бизнес, но, как правило, не на свои деньги, а на банковский кредит. Деньги они тратят уже совсем по-иному. Ну, в общем, вы понимаете, что среди 22-тних, даже на которых свалились деньги родственников, есть вполне нормальные люди. Речь шла не о них.

- - - - - - - - - - -

Я прочел "Пилюли счастья", Светланы Шербрунн и был потрясен.
Кроме того, что Шербрунн замечательно пишет, она пишет еще и об этой самой драме пребывания. Правда, в этом романе драма превращается в трагедию. Там все уже совсем плохо. Когда дочитал, не мог в себя прийти от ужаса узнавания. Да, узнавания, потому что таких ужасных историй и в жизни - сколько угодно. Особенно с эмигрантами, которые были в России именно гуманитариями, как и главная героиня романа. Многие из наших собеседников, во всяком случае, давних, знают, скажем, Ларису Володимирову, которая живет в той же Голландии, что и героиня "Пилюль счастья". Совпадение, даже в деталях - поразительное, ну, разве что, конец романа - ужасен. У Ларисы все не так плохо, муж ее, слава Богу, не умер, да и она пока с ума не сошла и я ей не желаю ничего плохого, хоть она в некоторых эпизодах ведет себя более чем странно. Будем надеяться, что все обойдется и у нее все наладится.
Я уверен, что Светлана Шербрунн знает Ларису Володимирову и знает хорошо. Потому что часть Володимировой в романе безусловно есть. Несмотря на мое депрессивное впечатление как читателя, роман у Светланы удался.
Во всяком случае, это и правдиво и актуально для страты, которую она описывает.

Мне нравится современная питерская проза, в частности, я как-то поставил большой отрывок из романа Ильи Стогоффа. Помните, про белую верблюдицу? Она мне еще нравится и тем, что преодолела типичное питерское нытье больших коммуналок, где живут реликтовые создания, чудом выжившие в страшное время. Их, конечно, жалко, но литература, это все-таки не археология. Вся питерская литература семидесятых, а Агеева в этих временах осталась, была, в основном, о них.
А вот Стогофф, Крусанов и некоторые другие авторы, молодые и не очень, из коммуналок этих, наконец, ушли.
Несмотря на то, что Крусанов устраивает в своем нашумевшем романе http://magazines.russ.ru/october/2005/8/kru1.html кирдык Америке при помощи ожившего Курехина. Но это перформанс такой. Написана "Американская дырка" хорошо.
Вот такая новая питерская проза, она гораздо ближе к той прозe, которую считаю своей родной я сам. Я имею ввиду южнорусскую школу, о которой я много писал как в Сети, так и вне ее, не буду повторяться.
Людмила, как раз, своей манерой письма, максимально далека от югороссов, а, скажем, Илья Стогофф, достаточно близок.

- - - - - - - - - - -

На Мемориал Дей, мы уезжали на Кейп Код, на три дня.
Там мы успели посмотреть “Доктора Живаго”. Фильм мне понравился. По-моему, это лучший фильм Прошкина и лучший фильм Чулпан Хаматовой. И, наконец, один из лучших фильмов Олега Янковского.
Прошкин когда-то дебютировал "Холодным летом 53-го года", и сразу стал знаменитым. Но... тот фильм явно слабее, там много рыхлых кусков да и игра актерская не очень убедительна. Здесь же все, по-моему, идеально смотрится. Режиссер показал все лучшее, что умеют его актеры.
А они - умеют. Такой сильный состав не часто можно собрать. Меньшиков был чуть слабее, чем в его шедевре – “Покровских воротах”, Янковский его немного отодвигал. Но это к лучшему, именно таким и должен быть, по-моему, Юрий Живаго. Пастернак ведь описал совсем не хирурга, а именно поэта. Т.е., он описал себя, а не человека дела. (Я не считаю поэтов людьми дела. Исключения, конечно, бывают.) Хороший хирург никак не может быть поэтом по жизни, даже если он сочиняет стихи. А Живаго был хорошим хирургом. Так что главный герой романа, не от жизни, а от воображения Бориса Леонидовича.
Если вынести за скобки основную профессию Юрия Живаго, тогда игра Меньшикова убедительна. Ну и сценарий просто отличный. Сценарий лучше романа. Я имею ввиду, лучше технически. Потому что роман технически несовершенен, но дело ведь не только в технике писательства. Так вот - во всем, кроме техники, это великий роман. А Арабов написал идеальный сценарий по технически несовершенному роману.
В общем, все вместе: отличная режиссура, отличная игра актеров и отличный сценарий привели к несомненному успеху. Это второй полностью получившийся по классике сериал. Первый – “Идиот”. Экранизацию "Мастера и Маргариты" или "В Круге Первом" я достаточно прохладно воспринял, особенно первый фильм. От Бортко я ожидал большего. А вот от Прошкина - меньшего, особенно учитывая рыхлый текст Пастернака. Но... именно с “Живаго” все удалось. Критики ругают фильм за то, что авторы показали не то, что хотел показать Пастернак. Может быть, они правы. Не то. Но я не считаю Бориса Леонидыча достаточно умным человеком для оценки Революции и Гражданской Войны. Он - гениальный поэт, но почти никакой аналитик и историк. А главное, все это писалось тогда, когда многое не было так ясно, как теперь. Автор сценария, Юрий Арабов, конечно, не талантливее великого поэта, но он, похоже, умнее Пастернака, да и в 2006 году умным быть легче, чтобы оценивать события почти столетней давности. Вот почему, фильм, для меня - умнее романа. В общем, хороший фильм.

- - - - - - - - - - -

Ну и, наконец, я прочитал эпохальную книгу, “Код да Винчи”. Полтора года назад я ее уже пытался читать и как сейчас помню, заснул на 36-й странице. Крепко заснул.
Еще я тогда прочел пародию Быкова на нетленку Дэна Брауна. Но... я понял, что прочитать роман - мой долг. Потому что я сам себя назначил специалистом по Жанру.
А роман этот самый популярный жанровый текст последних лет на Западе. Если не считать "Гарри Поттера".
И мне, как специалисту, надо знать достижения в специальности. Вот я стиснул зубы и все прочел, чем горжусь несказанно. Очень поучительное оказалось чтение.
Товарищ Емельян Ярославский, главный редактор журнала “Безбожник”, был бы доволен товарищем Дэном Брауном.
Так же им бы были довольны товарищи Цеткин, Коллонтай и Арманд, известные лидеры международного женского движения с марксистским уклоном, так как товарищ Браун еще разоблачает и мужской шовинизм. Ну, в общем, он - какой-то агитатор, горлан, главарь. А не только зарабатывающий деньги враль. Я увидел этот роман шире, чем его видят его критики. И где-то даже глубже.

- - - - - - - - - - -

Опубликовали шорт-лист "Большой книги" проекта Урушадзе, который вслед за своим земляком Церетели, решил пилить бюджет, на этот раз под предлогом литературным. (Впрочем, Церетели, хотя бы по-настоящему, пашет, зато жучoк Урушадзе просто собирает стружки от пилки бюджета) Там, в основном, наглый ужас. http://lenta.ru/news/2006/05/30/bigbook/
Есть там Кантор, как я и предполагал, ну и наш пострел, который везде успел, (Дмитрий Львoвич), известная своей безнадежной глупостью и бездарностью, Марина Палей, нуднейшая из нуднейших, Ольга Славникова. (Она в состоянии писать тексты, которые никто не будет читать, но все будут воcхищаться, но не в состоянии писать романы, которые хоть один человек добровольно прочтет от начала до конца) какая-то знакомая Урушадзе или Гранина или Радзинского по имени Далия Трускиновская, все тот же Шишкин уже третий раз выдаваемый замуж за очередную премию, есть правда, Улицкая и еще пару приличных человек. Но, в основном, это плевок в лицо нормальным людям. Другого я и не ожидал.

http://old.russ.ru/forums/msg/936/12687.html?220061953

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?