Независимый бостонский альманах

ПРОГРЕСС НЕ ДРЕМЛЕТ: ОТ ТАЛЛИЯ К ПОЛОНИЮ

12-09-2006

Владимир БатшевТравить своих врагов – любимое занятие тиранов с давних времен.

Травить перебежчиков из собственного ведомства на сторону Свободного Мира – любимая забава птенцов гнезда Дзержинского.

Конечно, скажут мне, они еще увлекаются автомобильными авариями.

Еще в 1925 году сотрудник ГРУ В.Л.Нестерович-Ярославский участвовал во взрыве собора в Софии, в результате которого Москва надеялась, будут убиты болгарский король и премьер-министр. Но высокопоставленные особы остались живы, а сотни невинных отправились на тот свет. На Ярославского это сильно повлияло (хотя для меня это странно - он участвовал в гражданской войне, сражался с белыми командиром кавалерийской бригады, за личное мужество в боях был награжден орденом Красного знамени и почетным оружием), он затосковал, впал в депрессию, отошел от дел и уехал в Германию.

Реакция Москвы последовала моментально – 6 августа 1925 Ярославский был отравлен в одном из кафе Майнца работниками военного аппарата Германской компартии - братьями Голке.

В том же 1925 году по аналогичным причинам порвал с ГРУ нелегальный резидент в Прибалтике Игнатий Дзевалтовский. В декабре 1925 года он также был отравлен.

16 февраля 1938 в Париже отравлен сын Троцкого Лев Седов.

Эти и другие подобные акты откровенного бандитизма, проводившиеся ГПУ-НКВД до 2-й мировой войны нынешние чекисты охотно признают. Но с тем, что происходило после войны – сложнее.

Меня поражает другое – с каким бесстыдством сотрудники пресс-отдела ФСБ в последние годы об этом пишут! Будто убить человека что плюнуть на асфальт. Впрочем, для их конторы так и происходило во все времена, ибо контора и создавалась для убийства инакомыслящих. О каком раскаянии они могут думать?!

Газета “ВПК”, выходящая в Москве, на своих страницах открыто обсуждает вопрос о похищении Березовского из Англии и вывозе в Россию.

Сегодня, когда гнилозубые интеллигенты с фигой в кармане с упоением кричат, что Холодная война закончилась, мне хочется спросить их:

- В каком смысле закончилась? Война подразумевает две стороны. И если одна сторона (Запад) считает ее законченной, то, кто вам сказал, что Кремль ее прекратил?

Признали факты отравления епископа Ромжи и бывшего члена ЦК КП(б)У Шумского –генерал Судоплатов и его сын с гордостью описали об этом в своих книгах. Но Ромжа и Шумский жили в СССР.

А что происходило за его границами?

О, здесь происходило масса забавных событий! Здесь похищали людей, наплевав на их гражданство и страну, где они проживали. История с Валленбергом известна даже школьникам.

А вот, к примеру, в 1954 году в советских концлагерях в Сибири лагерях находились американский генерал Станли Дубик, во время войны возглавлявший разведку американцев против немцев Польше (он был похищен опергруппой НКГБ в Вене в 1947 году), начальник немецкой контрразведки в Париже генерал Сарториус (выкраден в 1948 из Западного Берлина), активист НТС Юрий Андреевич Трегубов (похищен в Западном Берлине 25 сентября 1947), бывший зав. корпунктом ТАСС в Египте Михаил Александрович Коростовцев (похищен 19 августа 1947 в Египте) и другие. О похищенных - разговор особый, а вот немного о ядах.

15 февраля 1951 года в Аргентине отравили известного антикоммунистического журналиста Николая Февра.

3 ноября 1961 года там же, в Буэнос-Айресе отравили эмигрантского журналиста и писателя Михаила Байкова.

Кстати, в Буэнос-Айресе и сегодня выходит антикоммунистическая монархическая газета “Наша страна”, единственная на сегодняшний день бескомпромиссно не принимающая режим Путина.

9 октября 1957 года в Мюнхене террорист КГБ Богдан Сташинский в подъезде дома выстрелил из специальной трубки капсулой с синильной кислотой в лицо одного из руководителей украинской эмиграции Льва Ребеты. Ребет упал. Вскрытие показало, что он умер от сердечного приступа.

15 октября 1959 года в том же Мюнхене тот же Богдан Сташинский выстрелил капсулой с цианистым калием в лицо лидеру ОУН Степану Бендере. Тот скончался на месте.

Но вернемся к нашим баранам, как говорят французы.

15 сентября 1957 года участник ежегодной политической конференции эмигрантского франкфуртского еженедельника “Посев” Николай Хохлов потерял сознание.

А кто такой Хохлов?,- спросит недоуменный читатель.

Что ж, начнем с другого конца.

Помните популярный в советские времена кинофильм “Подвиг разведчика”?

Главный герой фильма, разведчик Федотов, — не прототип Героя Советского Союза, судоплатовского террориста-провокатора Николая Кузнецова, как тогда казалось. Нет, он списан с другого тогдашнего сотрудника генерала, — с Николая Хохлова.

Это он, в 1943 году пронес в оккупированном немцами Минске мину и вручил ее девушке (Елена Мазаник – ред. см. примечание), которая работала горничной в доме наместника Кубе. Угрожая ей расправой за “сотрудничество с врагом”, Хохлов заставил девушку подложить взрывчатку в постель немца. Девушка выполнила задание, и Кубе разнесло на куски. Ей удалось бежать и по счастливой случайности стать Героем Советского Союза.

А что же наш герой? Хохлов продолжал работать в ведомстве Судоплатова — шпионил за границей, был нелегалом в Румынии и в Австрии.

В 1954 году он выехал во Франкфурт-на-Майне, где, должен был совершить убийство, — застрелить одного из лидеров Народно-трудового Союза, Георгия Сергеевича Околовича. Но одно дело убивать людей на войне, другое — в мирное время и в чужой стране.

Хохлов пришел к Околовичу и позвонил в дверь. Жертва открыла дверь своему убийце.

- Георгий Сергеевич? – улыбаясь, спросил Хохлов. - Позволите войти?

- Вообще-то, я Вас не знаю..., - колеблясь, ответил Околович.

- Но, — прервал его Хохлов, — я знаю вас очень хорошо, и добавил. - Если позволите мне сесть, я все объясню. Вы дома одни?

- Да, один, — признался Околович с ноткой тревоги в голосе. Входите.

- Георгий Сергеевич, я приехал к Вам из Москвы, - заявил Хохлов. - Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза приказал ликвидировать вас. Задание поручено выполнить руководимой мною группе.

Околович, сохраняя молчание, кивнул едва заметно, давая понять, что понимает, о чем идет речь.

- Я не могу позволить этому убийству свершиться, — сказал Хохлов.

Хохлов честно во всем признался. Назад ему уже не было дороги, его переправили к американцам.

Он написал книгу о своей жизни, о службе у Судоплатова, о своем прозрении.

Книга только появилась на прилавках русских магазинов в Европе, когда Хохлов упал без сознания.

Его рвало, голова кружилась, температура повысилась.

Врач университетской клиники, куда доставили Хохлова, заподозрил отравление.

Но когда Хохлова перевели в одну из городских больниц, местные врачи посчитали случившиеся признаком острого гастрита. Самонадеянный профессор Шраде и слушать не стал друзей Хохлова, которые говорили, что он может быть отравлен. Никаких специальных анализов не сделали. Однако лечение не привело ни к каким результатам.

На пятый день пребывания Хохлова во франкфуртской больнице в палату к нему вошла сестра и уставилась на него, прикованная к месту ужасом.

- Что случилось? - спросил Хохлов. Потом в зеркале он увидел свое отражение с не меньшим ужасом.

Багрово-коричневые полосы, темные пятна и черно-синие опухоли обезобразили его лицо и тело. Из глазниц сочилась липкая жидкость, в порах появилась кровь, кожа стала сухой, стянулась и пылала. От малейшего прикосновения выпадали большие пучки волос. Кожа потеряла эластичность и трескалась при малейшем натяжении. В местах, где кожа особенно тонкая, за ушами, под глазами, кровь вообще не успевала засыхать, и он беспрерывно просушивал ее марлевым тампоном. Бинтовать его не могли, потому что бинты растирали ссадины и раны. Однако опасным была не столько потеря крови или путь, открывшийся для инфекции, сколько то, что начало происходить с самой кровью. Об этом знали лишь врачи.

В крови Хохлова шел странный и невероятно быстрый процесс разрушения. Количество белых кровяных шариков падало, и достигло 700, вместо нормальных 7000! Ему прокололи грудную кость и взяли пробу костного мозга. Микроскоп показал, что большинство кроветворных телец было мертво. Кровь, постепенно превращалась в бесполезную плазму. У него началось отмирание слизистой оболочки рта, горла, пищевода. Стало очень трудно есть, пить и даже говорить. Апатия и слабость охватывали Хохлова. Позже его друзья рассказывали, что именно в воскресенье вечером у Хохлова появился взгляд, характерный для “отходящих” людей.

Один знаменитый профессор медицины заподозрил, что он был отравлен таллием, очень редким токсическим металлом. Однако применение противоядий не дало результатов. Дальнейшие события показали, что сотрудники специальной лаборатории КГБ 13 в Москве хорошо знали свое ремесло.

 

Пока немецкие врачи обсуждали, каким образом таллий мог попасть в желудок и вливали всякие общеизвестные противоядия, разрушение овладело организмом.

22 сентября анализы показали, что белые кровяные шарики быстро и необратимо уничтожаются, а слюнные железы атрофируются. В ту ночь врачи сказали Околовичу, что положение Хохлова безнадежно, его смерть неминуема.

Профессор Шраде, наконец-то, поверил, что Хохлов отравлен агентами Москвы. Но именно эта вера вселила в его душу страх перед коммунистическими агентами с пистолетами и бомбами, которые (бомбы и пистолеты) могли, в конце концов, повредить и ему — профессору Шраде.

Но Околович отказался покинуть человека, спасшего ему жизнь, и обратился за помощью к американцам.

Профессор Шраде уже приговорил Хохлова к смерти. Отдавая его с радостью американским врачам, профессор сбывал с рук безнадежного пациента

Хохлова перевезли в американский военный госпиталь во Франкфурте. Госпиталь охранялся, и проникнуть посторонние туда не могли.

Шестеро американских врачей начали поединок с московскими отравителями.

Они круглосуточно вводили Хохлову огромное количество инъекций кортизона, витаминов, стероидов и других экспериментальных препаратов, одновременно поддерживая его жизнь искусственным питанием, вводя его внутривенно, и почти постоянным переливанием крови. Рядом все время находился анестезиолог, готовя растворы для рта Хохлова, в котором совершенно отсутствовала слюна, и всячески стараясь облегчить его агонию. Приехало большое число специалистов для консультаций и исследований, еще более новые лекарственные препараты спешно привозились во Франкфурт.

На протяжении недели самые лучшие американские медицинские препараты с трудом поддерживали жизнь Хохлова. Неожиданно, по причинам, которых сами врачи не смогли объяснить, их усиленное лечение и воля Хохлова к жизни начали медленно брать верх. Хотя Хохлов многие месяцы оставался совершенно лысым и покрытым шрамами, после трех недель в его полном выздоровлении не оставалось никаких сомнений. Тем не менее, врачи не смогли поставить точного диагноза случившегося с ним.

Впоследствии в Нью-Йорке знаменитый американский токсиколог, изучавший медицинские отчеты и консультировавшийся со своими коллегами, нашел ответ.

Хохлов был отравлен таллием. Предварительно таллий подвергли сильному радиоактивному излучению, вследствие которого металл стал распадаться на мельчайшие частички. Попавшие в тело с пищей или питьем радиоактивные частички продолжали распадаться и пропитали организм смертельной дозой радиации.

Бывший советский диверсант и террорист выздоровел, пошел учиться, стал преподавателем, а потом и профессором. В 1996 году указом Ельцина он был прощен и смог не надолго приехать в Москву. Он и сейчас живет в США, будучи профессором одного из университетов в отставке.

Он стал одним героев одного из моих романов. И его дальнейшая не романная! судьба – не менее интересна, чем предыдущая. Но об этом не здесь.

Так что ничто не ново под Луной. И шаг от радиоактивного таллия к радиоактивному полонию - всего 50 лет.

- - - - - - - - - - -

Примечание (поставлено редакцией, линк на сноску - ниже).

Янецке (слуга Кубе) хорошо представлял горничную гауляйтера Елену Мазаник - стройную, красивую, с открытой ослепительной улыбкой женщину... Янецке знал и то, что в июле СД арестовало Марию Осипову (связная партизан). Арестовало, подержало несколько дней и отпустило. В связи с убийством гауляйтера криминалисты упоминали как посредника некоего Куликова, но человек с такой фамилией числился среди агентов СД. Более того, в начале сентября после взрыва в столовой СД в городе были предприняты повышенные меры безопасности. Эрих Иссельхорст 8 сентября опубликовал приказ о казни 300 заложников. Приказ был растиражирован в виде плаката и вывешен в людных местах города. И, несмотря на эти исключительно суровые меры, подпольщицы не только убили генерального комиссара, но и смогли уйти из города. Это противоречило всякой логике...

Вильгельм Янецке вернулся в Минск 30 сентября. Накануне "большая особая комиссия" представила отчет об убийстве Кубе. Было установлено, что Елена Мазаник и Мария Осипова с партизанского аэродрома вылетели в Москву. Все это было очень странно и наводило на мысли, что СД и СС все было известно и они не очень препятствовали казни Кубе. Он надоел им склоками, а война принимала крутой оборот и было не до сантиментов. Самый лучший выход из положения представлялся в том, что Кубе уберут извне. Так и случилось. Мина решила судьбу тяжбы старого кляузника Кубе со своим коварным соперником из гестапо...

http://www.minskoldnew.com/War/Kube.htm

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?