Независимый бостонский альманах

ЛЮБОВЬ ЧЕРЕЗ СТРАХ И УЖАС

21-02-2007


Из редакционной переписки

Уважаемый Валерий Петрович!

Я решил обратиться к вам по следующему поводу:
В Вашей статье “Марш-бросок Суворова и Бунича на книжный рынок”, которую я обнаружил в интернете, Вы приводите слова Сталина: “Правильно пишет этот флорентиец (речь идет о книге Макиавелли “Государь”), что страх важнее любви и что дело государя - не добиваться любви подданных, а сделать так, чтобы государя боялись. Но он не понимает и не знает диалектики. Страх перед государем должен быть таков, чтобы от этого возникла любовь. Любовь через страх - вот настоящая диалектика!”.

Меня эта цитата крайне заинтересовала. Дело в том, что я написал большую статью “Превращенные формы страха”, в которой я, в частности, доказываю, что одним из важнейших элементов сталинской власти было превращение страха в любовь, энтузиазм и другие массовые эмоции. К сожалению, я прочитал Вашу статью уже после того, как закончил свою работу, а до того мне эти слова Сталина не были знакомы. Это высказывание можно было бы толковать как свидетельство того, что Сталин хорошо осознавал построенный на страхе социально-психологический механизм, обсуждаемый в моей статье. Поэтому мне очень важно выяснить откуда взята данная цитата. Не могли бы Вы, если, конечно, это Вас не слишком затруднит, указать мне цитируемый Вами источник. Я был бы

Вам очень признателен за такую любезность.

В надежде, что Вы можете заинтересоваться темой статьи, прилагаю к письму ее текст (она еще нигде не опубликована). Я был бы рад, если бы Вы ее прочитали и высказали свои соображения и замечания.

С наилучшими пожеланиями Вам и Вашему журналу (который я с удовольствием читаю)

Николай Вольский

31.01.07

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

31 января 2007 г.

Уважаемый Николай,

Приведенные мною слова Сталина (те, что вы цитируете) про страх и любовь буквально вот в таком виде нигде вождь не писал. И не говорил в публичных речах. Мог только в "дружеской" компании и как бы шутя. И то вряд ли.

Но в этих словах, в каком-то смысле отражена его психология, его видение других людей, и его методы управления. Мы знаем через очень многие источники, что это так, что Сталин именно через страх внедрял к себе любовь. Эта мысль есть у Фейхтвангера в "Москва-37", как-никак писатель проследил процесс правотроцкистского параллельного центра 1937 года (лично на нем присутствовал) и увидел там самолично ужас, переходящий в любовь.

У меня сложилось такое впечатление от чтения многих мемуаров людей, много встречавшихся со Сталиным. В мемуарах Жукова, Яковлева (авиаконструктора), Шапошникова, Хрущева. Точнее всего психологию Сталина описал Солженицын в "Круге первом". Именно там есть очень близкие не только по смыслу, но и стилистике слова Сталина, которые даны у меня как слова Сталина, которые вас заинтересовали.

Только этой психологией Сталина (любовь через страх) можно хоть как-то объяснить невероятность и удовищность "большого террора", когда по 58-й статье за два года (1937-38) было расстреляно около 700 тыс. человек, и еще примерно около 30 тыс. по уголовным. Страна погрузилась в такой трепет и безотчетный ужас, что уже до конца тирана любила его без памяти.

Я со статистической стороны касался этой проблемы в своей недавней статье: Валерий Лебедев ЗЛОЙ КОРЕНЬ ГУЛАГА № 501, 11 ноября 2006 г. www.lebed.com/2006/art4800.htm

Статью вашу открыл, пока только пробежал, буду читать.

С уважением - ВЛ

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Уважаемый Валерий!

Огромное спасибо за разъяснение. Я просмотрел (с помощью поиска в Word’е) “В круге первом” и книгу Фейхтвангера, но, увы, не нашел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало Вашу формулировку сталинских мыслей. Я не помню ничего подобного и в упоминаемых Вами мемуарах , хотя, конечно, читал я их давно, а пока сам чего-то не понимаешь, то и на написанное черным по белому не обратишь внимание. И все же, авторство данного утверждения - о превращении страха в любовь и об использовании этой методики Сталиным в своей политике – приходится приписать Вам лично. Это, вероятно, Ваш вывод из тех впечатлений, которые Вам навеяли мемуары и рассуждения других авторов. И, по-моему, Вы здесь совершенно правы. Чтобы ни говорил или писал Сталин, но судить о его мыслях мы можем только на основании его поступков (его политики в целом).

Предположение, что он понимал данную механику, - пожалуй, единственное рациональное объяснение “большого террора”. Пока не обнаружатся какие-то новые источники, я буду считать, что приоритет в открытом, ясно сформулированном утверждении страха, как механизма, рождающего любовь к вождю, принадлежит Вам – Вы сказали это еще до появления мемуаров Сарнова.

Мне очень интересно, что Вы скажете по поводу моей статьи? согласитесь ли Вы с излагаемой в ней версией Вашей мысли?

Я буду очень рад, если вы мне напишете.

С пожеланием всего наилучшего

Н.Вольский

1.02.07

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

2 февраля 2007 г.

Уважаемый Николай,

Отвечаю с небольшой задержкой, так как внимательно читал вашу работу. А она весьма велика – 62 стр. Это – отменная вещь, скажу без всякой лести. Фактически, вы написали главу докторской диссертации. Отличный язык, логика, способ подачи. С явными литературными достоинствами и богатым ссылочным аппаратом .

Скажите, вы кто по специальности? Социолог? Психолог? У вас, скорее всего, есть научная степень. Во всяком случае, вы уже много писали, ибо просто так, с улицы, такой текст не напишешь.

Что ж, я так и написал вам, что “Приведенные мною слова Сталина (те, что вы цитируете) про страх и любовь буквально вот в таком виде нигде вождь не писал. И не говорил в

публичных речах. … Мы знаем через очень многие источники, что это так, что Сталин именно через страх внедрял к себе любовь. …. У меня сложилось такое впечатление от чтения многих мемуаров людей, много встречавшихся со Сталиным”. Если вы склонны ссылаться при упоминании этой формулы на меня, то это было бы очень лестно.

Да, конечно, я полностью разделяю все ваши положения и выводы.

Вот этот, например: “есть какая-то мера страха, перейдя через которую, он становится несовместим с нормальной человеческой психикой, и тогда возникает защитная реакция – страх исчезает из сознания, погружаясь в глубину подсознания и “выныривая” на поверхность уже в другом обличье, в том числе и в виде любви”.

Удивительным образом, я тоже писал на эту тему. Точнее, выступал в домах ученых в Пущино, Дубне, Серпуховском ускорителе, еще во многих местах, в частности, в клубе “Свободное слово”. То было давно, в 1988-90 годах, я только-только почувствовал тогда, что вот так можно говорить без уезда в казенной машине. Остались записи нескольких выступлений, мне их перевели на бумагу и потом с минимальной редакцией я эти тексты опубликовал, тоже давно – 10-15 лет назад. Вы легко увидите, что мы стоим на очень сходных позициях. Общий объем текстов (я привел далеко не все) раза в три меньше вашей работы, так что уделите часик, будет что обсудить.

Интересно, что мы даже одинаково ссылаемся на Оруэлла.

Вот эти статьи:

Террор как двигатель прогресса №29 от 17 августа 1997 г. www.lebed.com/1997/art193.htm

Экономике нужен террор (Продолжение предыдущей статьи) http://www.lebed.com/1997/art194.htm

Развлечения товарища Сталина №6 от 08 марта 1997 г. www.lebed.com/1997/art29.htm

Служил он в Таллинне при Сталине №3 от 17 февраля 1997 г. www.lebed.com/1997/art12.htm

Я планирую дать вашу работу. Но давайте вычленим из нее сначала именно часть о страхе и радости. Да и ее придется разбить на 2-3 части, ибо объемы больше 10 –12 экранных страниц плохо воспринимаются.

Пришлите свое фото и небольшую справку о себе.

Ваш В.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

3 февраля 2007

Здравствуйте, Валерий!

Мне было очень приятно прочитать в Вашем письме лестные слова о моей работе. Тем более, что я читал довольно много Ваших статей и знаю, как легко, ясно и толково пишете Вы – из Ваших уст такая похвала вдвойне приятна.

Я прочитал Ваши статьи, ссылки на которые вы мне дали, и был рад убедиться, что в отношении обсуждаемой темы мы с Вами полные единомышленники. Как я ни убежден в верности такого взгляда на эпоху Сталина и Гитлера, я не могу ожидать от каждого, что он согласится с моими доводами.

Поэтому выяснение того, что я вовсе не один так думаю, для меня очень значимо.

Я по образованию врач, много лет занимаюсь биохимией в новосибирском Институте клинической иммунологии; действительно, кандидат медицинских наук. Но параллельно с этим – тоже, можно сказать, всю жизнь всерьез занимаюсь некоторыми проблемами из гуманитарной области. Природа большевистской власти и сущность <государства нового типа> - одна из таких проблем, интересующая меня очень давно.

У меня вышло две книжки:

Лингвистическая антропология. Введение в науки о человеке. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2004, 238 с.

Легкое чтение. Работы по теории и истории детективного жанра. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2006, 280 с.

Если вы сообщите мне свой почтовый адрес, я с удовольствием пришлю их Вам. (Во второй из них, кстати, есть <вставная новелла> о методе амальгамы, как одном из стандартных большевистских приемов управления я думаю, это могло бы Вас заинтересовать).

Краткие сведения обо мне есть на моей интернет-страничке Классический детектив: поэтика жанра” (www.ruthenia.ru/volsky). Там же есть и моя фотография. Она, правда, несколько устарела, но, пожалуй, это только к лучшему.

Я буду рад опубликовать часть статьи в Вашем журнале - он мне нравится. Но в связи с этим возникает две проблемы. Не знаю, насколько они существенны.

1) Если опубликовать лишь третью часть о радости, не будет ли ее содержание не вполне ясно для читателя – ведь вся теоретическая подоплека излагается в предыдущих частях?

2) За несколько дней до того, как написать Вам, я послал эту статью в журнал “Зарубежные записки” и пока еще не получил никакого ответа. Не будет ли в такой ситуации мое согласие на публикацию в Вашем журнале некорректным? Как принято вести себя в подобных случаях? Я совершенно не имею опыта общения с редакциями (за исключением наших ведомственных журналов, где все устроено иначе) и боюсь сделать какой-нибудь ляп. Я надеюсь на Ваше разъяснение и совет.

Жду Ваших писем. Всего Вам доброго.

Н.Вольский

2.02.07

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

3 февраля 2007

Уважаемый Николай,

Рад, что вы догадались написать мне самое первое письмо. По вашему фото вижу, и не будучи Ломброзо, что ваш генотип счастливо совпал с фенотипом. Конечно, вы ныне психолог, вот и в справке написано: Доцент кафедры специальной психологии Новосибирского государственного педагогического университета.

Ладно, к делу. Когда я написал, что охотно возьму часть вашей работы о “страхе-радости”, то имел в виду все - минус часть с анализом деятельности общества “Память”. Она тоже хорошо написана и заслуживает внимания, но тематически стоит несколько в стороне от всего остального.

И еще одна причина: Все это уже история. “Памяти” нет, ее основатель Дм. Васильев давно умер. Конечно, и Сталин еще более давняя история и умер он много раньше Васильева. Но, согласитесь, по историческому масштабу, по злодеяниями, по страху, да и по внушаемой к себе любви Сталина и Васильева сравнивать никак не приходиться. Сталин – это исторический эталон тирана. Посему он будет жив всегда. Во всяком случае, не меньше, чем Нерон. Стало быть – еще как минимум 2 тысячи лет. И вообще Нерон по сравнению со Сталиным – не более, чем мелкий хулиган из детской колонии. Да и Гитлер не более, чем припадочный карманник.

Кстати сказать, ваше недоумение по поводу речей Гитлера, коими он брал толпу, переведенных в текст и кажущимися вздорными и плоскими, у вас же немного развеивается в других рассуждениях. Но не до конца. Гитлер считался в начале 30-х годов самым сильным оратором мира. Об этом пишет Фест в трехтомнике “Адольф Гитлер”. Сила оратора измерялась исключительно его способностью завораживать толпу и держать ее в тонусе, даже в эструсе ( у многих истеричных дам на митингах приключался оргазм). Чем? Да вот тональностью голоса, мимикой, жестами, эффектными цезурами, респонсной или катехизисной формой вести речь. Но главное – говорением без перерывов, постоянным журчанием, какими-то остинатными фигурами всяких повторов, возвращением к уже сказанному с небольшой перестановкой слов. Черт его знает, может он интуитивно находил и делал ритм своих криков близким альфа или тета, дельта ритмам мозга слушателей и те впадали в транс, как кролик перед раскачивающимся удавом? Это, как я понял из литературы, вопрос еще не решенный, да и мне написанное выше только что пришло в голову. Вы, думаю, видели фильм Рифеншталь “Триумф воли”? Если нет – посмотрите, там много хроникальных кадров с выступлением Гитлера в 1934 году на 6-м съезде НСДАП в Нюрнберге.

Теперь организационная сторона. Насколько я знаю, бумажные и сетевые издания не пересекаются. Как я понимаю, журнал “Зарубежные записки бумажный. Взята ли туда ваша работа – не ясно. Если нет, вообще никаких проблем. Если да, тоже никаких. Ибо мы даем только часть вашей работы, при этом сделаем приписку, что полностью статья выходит в журнале “Зарубежные записки”. Таким образом, нашу публикацию можно рассматривать как анонс и рекламу этого журнала. Притом – бесплатную. Посему тамошний редактор вам (а может и нам) будет только благодарен.

Впрочем, окончательное решение – за вами.

Ваш В.

P.S. У вас интересный сайт. Кстати сказать, большинство больших произведений имеет в себе детективную составляющую. А у Достоевского все – детектив. Самый выдающийся детектив – это “Эдип” Софокла, там Эдип ведет следствие по делу об убийстве своего отца Лая и в конце выясняет, что убийца – он сам.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?