КТО ЗАБЫЛ АРАБОВ-"ПРАВЕДНИКОВ НАРОДОВ МИРА"? | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

КТО ЗАБЫЛ АРАБОВ-"ПРАВЕДНИКОВ НАРОДОВ МИРА"?

26-03-2007

"Праведник народов мира" - это титул, который Израильский национальный мемориал памяти Холокоста Яд-Вашем присуждает людям, "рисковавшим жизнью, свободой и благосостоянием ради спасения евреев от угрозы смерти или депортации в лагеря смерти, без предварительного требования денежного вознаграждения". Так записано в уставе Музея. При Яд-Вашем существует специальная комиссия, проверяющая свидетельства и рекомендующая кандидатов. В честь каждого праведника на территории мемориала сажается дерево. На момент написания статьи титул "Праведника народов мира" получили 21.300 человек. Среди них известные герои, как шведский дипломат Рауль Валленберг и немецкий промышленник Оскар Шиндлер, и совсем неизвестные люди многих национальностей и вероисповеданий. Среди праведников народов мира есть христиане почти всех толков. Есть мусульмане (60 из примерно 21.000) - турки, боснийцы, албанцы. Есть даже два китайца, один японец и один бразилец. И нет ни одного араба, хотя Холокост происходил в арабской Северной Африке, в находившихся под управлением французских коллаборационистов, в Ливии, находившейся под властью итальянских фашистов. Тунис был оккупирован нацистами.

В Северной Африке евреев сразу же начали преследовать в точности так, как это происходило в оккупированной нацистами Европе - лишили гражданских прав и возможностей заработка, заставили прикрепить к одежде желтые звезды, создали юденраты, погнали на принудительные работы, загнали в концентрационные лагеря и гетто, наложили контрибуции, начали готовить к депортации в лагеря смерти. Хотя потери евреев Северной Африки несравнимы с потерями европейского еврейства (там погибло всего около пяти тысяч человек), однако их тоже надо считать жертвами Холокоста.

Роберт Сатлофф предположил, что не может быть, чтобы не было арабов, помогавших евреям. Он взялся разыскать арабов - праведников мира. Сначала он решил, что истории про них лежат забытые в архивах и ждут своего открытия. Однако в посвященных Холокосту многочисленных архивах, музеях и центрах ничего не обнаружилось. Два года Сатлофф прожил в столице Марокко Рабате, изучал архивы, расспрашивал людей. В результате появилась книга "Среди праведников. Потерянные истории из глубин Холокоста в арабских землях" (Among the righteous. Lost stories from the Holocaust's long reach into Arab lands by Robert Satloff, BBS Public Affairs, NY 2006). Роберт Сатлофф - человек известный, специалист по арабскому Ближнему Востоку, руководитель Вашингтонского института ближневосточной политики, являющегося важным звеном в сообществе произраильских организаций, которые критики зовут "еврейским лобби".

егодняшняя еврейская общественная жизнь в США и в мире стоит на трех китах - поддержке израильской политики, увековечении памяти Холокоста и борьбе с антисемитизмом. В исследовании Сатлоффа пересеклись все три темы. Арабское отрицание Холокоста, которое принято считать одним из главных признаком арабского антисемитизма, прямо связанным с нынешним палестинско-израильским конфликтом. "Если удастся доказать, что арабы спасали евреев во время Холокоста, - считает Сатлофф, - это будет убедительным ответом антисемитам, отрицающим Холокост, поможет арабам в понимании израильской точки зрения и, в конечном итоге, достижению взаимопонимания".

Разочаруются те, кто захотят найти в книге неблагодарность, многочисленных и несправедливо забытых неблагодарными потомками праведников-арабов. Сатлофф нашел таких совсем немного. Он назвал всего двух арабов, чьи дела могли бы соответствовать критериям Музея Яд-Вашем - житель городка Махдия в Тунисе Халеб Абдель-Ваххаб, спасший семью проживающей в Израиле Ани Букрис, и имам Большой мечети в Париже Сиди Абдель-Кадр Бен-Габрит (имена даются в североафриканском произношении), выдававший евреям сертификаты об их мусульманском вероисповедании. Есть целая глава о том, как арабы помогали евреям. Там много фактов, но почти нет имен.

В книге есть факты не только о праведниках, о благородном поведении, о сочувствии и гостеприимстве арабов, но и о преступниках, садистах, пособниках нацистов, о концлагерях в Сахаре. Однако разочаруются и те, кто считает арабов пособниками нацистов, и будет там искать подтверждения особой арабской кровожадности или массового участия арабов в зверствах Холокоста. Такая идея внедряется не только через многочисленные заявления в праворадикальных изданиях ("пятнистая куфия Арафата заменила коричневые рубашки Гитлера"), но и через массовую продукцию, книги и фильмы, как "Дело Одесса" Форсайта. В "Эксодусе" Леона Юриса террористов готовит беглый нацист. "Арабы не могут заявлять, что не играли никакой роли в Холокосте", заявлял руководитель произраильской лоббистской организации АЙПАК И. Кенен. "Арабы были маленькими помощниками Гитлера в Палестине" пишет либеральный Леон Визелтир.

же Ануара Садата произраильские еврейские издания постоянно изображали нацистом из-за того, что в 30-е годы он входил в антибританское подполье. Во время исторического визита Садата в Иерусалим, начавшего мирный процесс, какой-то правый писака усмотрел в геометрическом рисунке галстука Садата свастику, да еще правозакрученную, а не повернутую влево. Надо сказать, что почти все националисты на Ближнем Востоке были настроены против колониальных режимов в своих странах. За исключением Хабиба Бургибы в Тунисе, все, так или иначе взвешивали возможность получить помощь нацистов в антиколониальной борьбе. Сионисты тоже не являются исключением. В 30-40 годы как раз правые силы среди сионистов тогда искали сотрудничества с нацистами в борьбе против британского колониализма.

Когда германский канцлер Гельмут Шмидт высказался в защиту национальных прав палестинцев, израильский премьер Менахем Бегин заявил о Шмидте, бывшем во время войны офицером вермахта: "он до последнего момента оставался верен Гитлеру". Организацию Освобождения Палестины Бегин назвал "неонацистской организацией", а засевшего в осажденном израильтянами Бейруте Арафата сравнил с Гитлером в Рейхканцелярии. Ицхак Шамир, многолетний соратник и преемник Бегина на посту главы израильского правительства оказался скромней, поскольку во время Холокоста сам был замешан в контактах с нацистами.

Все эти эпитеты и метафоры Холокоста, может быть и годились для внутреннего употребления, поскольку широкой публике трудно было поверить, что маленький, находящийся под оккупацией палестинский народ, его небритых и для многих неприятных лидеров можно всерьез сравнить с вооруженной до зубов нацистской Германией, захватившей пол-Европы и угрожавшей мировому порядку. Инфляция памяти Холокоста во внутриеврейской полемике продолжается, и теперь нацистами у нас уже называют израильских солдат, выполняющих приказы правительства об эвакуации с оккупированной территории, и иерусалимских полицейских, занимающихся обеспечением общественного порядка в ультрарелигиозных кварталах.

Даже имя любимца правонационалистических израильских и еврейских публицистов пресловутого иерусалимского муфтия Хадж Амина эль Хусейни в книге Сатлоффа упомянуто всего один раз. Хотя в интересах произраильской пропаганды - чтоб как-то привязать арабов к преступлениям Холокоста - этого третьестепенного деятеля, лишенного к началу войны власти и влияния, пытаются изобразить одним главных виновников Холокоста. Даже респектабельная четырехтомная Энциклопедия Холокоста (1989 под редакцией д-ра Исраэля Гутмана, Macmillan USA) отвела иерусалимскому муфтию в два раза больше места, чем Геббельсу или Герингу с Гейдрихом вместе взятым. Статья о муфтии больше, чем статья об Эйхмане, да и почти всех биографических статей в энциклопедии. Она лишь чуть меньше, чем статья о самом Гитлере.

кой подход не годится даже для местного потребления, потому, что компрометирует не арабов, а самих чрезмерно старательных писак, постоянно попадающих пальцем в небо. Хорошо бы, если бы в палестинской историографии муфтий считался бы героем. Однако в арабских и палестинских кругах Хадж Амин эль Хусейни тоже не пользуется никаким уважением. Мелочный и болезненно подозрительный, он затеял борьбу за власть в самые ответственные моменты, когда требовалось единство всех сил. Муфтия обвиняют в том, что он обескровил арабское национальное движение в Палестине, которое в критический момент провозглашения Государства Израиль оказалось без достойного руководства. Сразу после смерти Ясира Арафата, я беседовал с иерусалимским арабским деятелем, хорошо осведомленном в палестинской политике. На мой вопрос о возможных преемниках он жестко ответил, что представители старых родовитых семей Хусейни, Нусейба и других не имеют никаких шансов "Палестинское общество видит их главными виновниками Накбы - национальной катастрофы палестинских арабов", - жестко сказал он.

* * *

Книга Сатлоффа получилась не о праведниках и злодеях, а о заговоре молчания и отрицания, прочно опутавшем тему Холокоста в арабском мире. Сатлофф касается и проблемы отрицания и замалчивания Холокоста в арабских странах и среди евреев-выходцев оттуда, и даже в коридорах израильской власти. Природа исторической памяти у евреев и арабов иная, чем в Западном мире. Разница в том, что евреи живут в демократических условиях, поощряющих дебаты, споры и различия во мнениях. Арабы живут в закрытых обществах, где правители контролируют национальное богатство, тратят его. Они опасаются истории, потому, что исторические дебаты выглядят для них больше источником угрозы, чем источником силы. В истории арабских стран, особенно в новейшей, много запретных тем и вычеркнутых страниц. Новые правители часто пытались вымарать из истории своих предшественников, подчистить их наследие. С обретением независимости были вычеркнуты многие имена деятелей колониального периода, эпохи арабского просвещения нахда, положивших начало традиции демократии и секуляризма. Позже переделке и подчистке, а то и забвению преданы имена таких выдающихся деятелей как Ануар Садат в Египте или лидеры борьбы за независимость Ахмед Бен-Бела в Алжире и Хабиб Бургиба в Тунисе.

Геноцид повторяется и после Холокоста. Холокост важно помнить и изучать, потому, что он стал в современном сознании символом и метафорой всех геноцидов. В арабских странах на изучение Холокоста наложено табу, о нем не упоминают ни в школьных учебниках, ни в университетских курсах. Понять причины как раз нетрудно. Холокост отрицают из-за его связи с евреями. Салтофф с возмущением отмечает, что за все время Мемориал Холокоста в Вашингтоне посетил всего лишь один арабский представитель, принц одного из эмиратов, да и то не назвал имени. Сатлофф забывает отметить, что еврейские организации не допустили в тот же музей Ясира Арафата, посетившего американскую столицу в связи с подписанием Кемп-Девидских соглашений, впервые определивших взаимное признание израильтян и палестинцев.

Для многих арабов Холокост тесно связан с последовавшим за тем образованием Государства Израиль, которое арабы рассматривают, как национальную катастрофу. Для них признание катастрофы Холокоста может вести к оправданию Накбы. В глазах арабов история видится как бессовестное хозяйствование европейских колонизаторов, раздававших арабские земли, а создание Израиля - как попытка за счет арабов искупить свою вину за судьбу евреев во Второй мировой войне. Для них образование Израиля ясно связано с Холокостом, и, следовательно, признание Холокоста неизбежно ведет к признанию права и законности еврейских требований.

Все это легко объяснить. Однако отрицание Холокоста в разных формах, как и откровенно антисемитская риторика в устах арабских лидеров и СМИ еще больше подрывает их шансы добиться какого-то существенного улучшения положения для себя. Хуже того, оно мешает самим арабам понять очень важные для их еврейских противников вещи, а тем самым подрывает их усилия в попытках добиться справедливого урегулирования конфликта. Я не буду перечислять здесь бесчисленных примеров такой риторики. Целый институт МEМРИ создан израильтянами для психологической войны с противником, и он еженедельно наполняет мой почтовый ящик переводами самых экстремистских, антисемитских материалов ближневосточных СМИ. За исключением израильских экстремистских материалов, разумеется. Впрочем, арабское общественное мнение далеко не гомогенно. Выдающийся исследователь культуры Эдвард Саид был среди многих палестинских деятелей, осознавших контрпродуктивно и разрушающее влияние отрицания Холокоста, как средство критики сионизма. По его словам, отрицание Холокоста лишь уводит от сути понимания того, как и почему было создано Государство Израиль, отталкивает других жертв нацистского расизма и способствует антисемитизму.

Национальная катастрофа Холокоста ребром поставила перед многими евреями вопрос о необходимости суверенного национального государства для еврейского народа, как залога безопасности и национального существования еврейского народа, вызвала всемирную симпатию делу еврейской колонизации Палестины и еврейскому требованию государственного самоопределения.

Сионизм существовал и осуществлял завоевание и заселение Палестины за 40 лет до Холокоста. Холокост не является основным, а тем более единственным обоснованием еврейской государственности, а вопрос о создании в Палестине еврейского и арабского государств стоял на повестке дня до начала Второй мировой войны. Создание Государства Израиль до 70-х годов не связывалось с Холокостом ни во внутриеврейской полемике, ни в израильской риторике.

я понимания Холокоста в Северной Африке целесообразно коротко остановиться на событиях Второй мировой войны в этом регионе. Уже в январе-феврале 1941 года британские силы на короткое время выбили из Торбука и Бенгази итальянцев. Британцев восторженно встречало еврейское население, которое позже дорого заплатило за это. В апреле немецкие войска высадились в Ливии и выбили оттуда британцев. В течение 1941 года Торбук и Бенгази несколько раз переходили из рук в руки. С 24 октября по 4-го ноября 1941 года продолжалась битва при Аль-Аламейне, где союзникам удалось разгромить войска Роммеля.

7-11 ноября 1942 года союзники по антигитлеровской коалиции провели операцию "Факел" и высадились в Марокко и Алжире. Хотя Рузвельт торжественно объявил по радио, что будут отменены все нацистские законы, однако на практике союзники заключили соглашение с вишистским правителем Северной Африки адмиралом Жаном-Франсуа Дарланом и оставили на местах всю вишистскую администрацию. Соглашение спасло жизни американским солдатам, однако для евреев положение не изменилось. Более того, после высадки союзников французские власти продолжали аресты евреев, продолжали содержать концлагеря в Сахаре, узники которых строили железную дорогу через пустыню. Вишистские власти задерживали даже местных евреев, устроившихся на работу в американской армии. Они даже арестовали членов еврейского подполья из группы Гео Гра (Geo Gras) в Алжире, помогавшего высадке союзников. Лишь после того, как дело получило огласку в американских и британских газетах, подпольщиков пришлось отпустить.

ермания ответила на операцию "Факел" оккупацией Туниса, и уже 9-го ноября евреи Туниса были мобилизованы на работу и отправлены в рабочие лагеря. С них потребовали большие денежные контрибуции, приказали надеть желтые звезды Давида. Был создан юденрат. Зондеркоманда "Египет" приступила к уничтожению евреев. Около двух тысяч тунисских евреев было убито или отправлено в лагеря смерти.

В январе 1943 год 81 армия под командованием британского фельдмаршала Монтгомери начала наступление на Триполи и после битвы в Кассерино в феврале вошла в Тунис. 7-13 мая германские войска эвакуировались в Италию, а войска союзников освободили Тунис. Однако лишь в августе 1943 года правительство

Де Голля окончательно отменило расистские законы и выпустило заключенных из концлагерей в Сахаре евреев, активистов сопротивления, левых, испанских революционеров и арабских националистов.

В разных странах ситуация была различная. Алжир считался французским департаментом, и евреи там издавна пользовались равноправием. В 1870 году Декрет Кремье предоставил полное французское гражданство всем алжирским евреям, которые пожелают его принять. Принятие сопровождалось присягой соблюдать французский Гражданский кодекс и отказом от признания авторитета религиозных раввинских судов. Министр внутренних дел, социалист Адольф Кремье, сам родился сефардским евреем с именем Исаак-Моиз. В странах, находившимися под французским протекторатом номинально царствовали феодальные владыки, султан в Марокко и бей в Тунисе. Там евреи имели право получить французское гражданство с 1920-х годов. Режим в Виши лишил гражданства 98.5% из 106.986 евреев Алжира. Петеновская Франция оказалась единственным, кроме нацистской Германии государством, которое в законодательном порядке лишило своих еврейских сограждан гражданства. В еврейских организациях любят опровергать французский национальный нарратив о сражающейся Франции, о тотальном сопротивлении нацизму. Современный французский миф изображает режим Виши, как оккупационный, сидевший на штыках. Лишь в последние десятилетия во Франции появились исторические труды, показывающие действительное положение и глубокие корни петеновской "национальной революции" во французской жизни. Справедливости ради надо сказать, что другая, сопротивляющаяся и сражающаяся Франция тоже была. Во время Холокоста во Франции уцелело свыше 75% еврейского населения.

В Северной Африке после поражения Франции сложилась парадоксальная ситуация. Поселенцы с энтузиазмом приветствовали фашизм и преследования евреев. Американский журналист А. Либлинг, работавший тогда в Северной Африке, язвительно заметил, что поселенческие организации Легион бойцов (Legion des combattants) и Французская народная партия (Parti Populaire Francais) не сотрудничали с нацистами. Нацисты появились позже их и сотрудничали с ними.

Классические работы Альбера Мемми "Расизм", "Портрет колонизатора" построены как раз на изучении французских поселенцев в Северной Африке. Мемми первым показал связь расизма и колониализма, территориальный аспект расизма. В 2000 году мне посчастливилось встретиться с Мемми, приехавшего в Израиль получить титул почетного доктора Негевского университета им. Бен-Гуриона. В то время как раз вышел ивритский перевод "Расизма". Мемми, сам еврей, выходец из Туниса назвал выход "Расизма" на иврите признаком зрелости израильского общества. Интересно, что в иврите не нашлось слова для колонизатора, а поселенец в Израиле, в отличие от Франции, очень спорное понятие. Переводчику пришлось изобрести специальный термин "поселенец-захватчик", чтоб описать явление по возможности нейтрально. Русского перевода этой культовой книги пока не существует, хотя национализм и неонацизм поднимают голову в России. Да и сами русские в бывших советских республиках страдают от ничем неприкрытого расизма.

В находившейся под властью фашистской Италии Ливии, репрессии против еврейского населения начались сразу же вслед за принятием расовых законов в Италии в 1939 году. Военный губернатор Ливии Итало Бальбо пытался защитить "своих" евреев и докладывал Муссолини о том, что государственный антисемитизм наносит вред экономической жизни страны. Муссолини согласился временно смягчить санкции, однако послал знаменитую телеграмму "Евреи могут казаться мертвыми, как будто их никогда не было". Бальбо погиб в 1942 году, когда его самолет был по ошибке обстрелян своими. Некоторые считают, что так Муссолини избавился от неудобного соратника.

После капитуляции Франции в июне 1940 года,, находившиеся под ее властью колонии, управлялись вишистской администрацией. Французская республика пала, армия капитулировала. Евреи оказались первой жертвой петеновской "национальной революции". Нельзя сказать, что лидеры правительства в Виши Лаваль или Деладье были антисемитами, но и они, потерявшие честь и достоинство, трусливо предавали своих еврейских сограждан, сделав их разменной монетой в политических сделках с немцами. 2-го октября 1940 года был принят первый Statut de juifs "Декрет о евреях". В июне 1941 - второй декрет, еще более ухудшивший положение евреев и ликвидировавший некоторые поблажки в первом декрете. Маршал Петен заявил, что это самостоятельное решение французов, на которое немцы никак не повлияли. Действительно, определение еврейства было даже более жестким, чем в нацистской Германии. Во французских колониях, находившихся под властью Виши, эти законы были еще больше ужесточены. В Марокко и Тунисе под давлением колониальной администрации были приняты похожие акты, однако марокканский султан, потомок Пророка, носящий титул командующего правоверных Мухаммед V добился, чтобы противоречивший исламу пункт о том, что еврей считается евреем, даже приняв иную религию, не был включен в закон страны. В Ливане и Сирии расистские законы не успели осуществить, потому что силы Свободных Французов под командованием генерала Де Голля выбили оттуда коллаборационистов.

Во французских и итальянских колониях антисемитизм существовал не только среди поселенцев, но и среди части мусульманской интеллигенции. Нацистская пропаганда обещала колониальным народам освобождение. И действительно, во многом пассивный режим Виши, а затем последовавшая нацистская оккупация, принесли некоторое облегчение арабам. Во французской армии воевало 90 000 арабов мусульман из Алжира, 18 тысяч из Марокко и 12 тысяч из Туниса. Немецкие власти сначала выделили для них отдельные лагеря, где мусульмане получали халильную пищу, арабские новости и досуг. В 1942 году немецкое командование решило, что лучший путь завоевать симпатии мусульманских военнопленных - это распустить их по домам. Интересно, что похожие сантименты с удивлением обнаружил Сатлофф и у евреев, выходцев из Северной Африки. Их не включили в нарратив Холокоста, и они выработали свой вариант мифа о счастливом прошлом "При немцах было лучше, чем при французах", - рассказывали ему. Мне тоже приходилось слышать подобное. Мени Сабан из Беер-Шевы, взятый во время немецкой оккупации в трудовой лагерь, говорил мне, что приходилось тяжело работать, но немцы были справедливыми и порядочными.

И разумеется фраза о том, что "при немцах был порядок" повторяется в свидетельствах, собранных Сатлоффым, и в рассказах, слышанных мной.

Удивительно, что почти все воспоминания о том времени, говорят о равнодушии и индифферентности арабов. "Это была не их война" - писал тунисский еврей Виктор Коэн в своих воспоминаниях. Действительно, никто точно не знал, как реагируют арабы. С одной стороны, появившийся в Тунисе эсэсовский полковник Вальтер Рауфф, изобретатель передвижной душегубки, объяснял задержки в экзекуциях евреев боязнью негативной реакции арабского населения. С другой стороны, вишистские чиновники заверяли вторгшихся американцев и британцев, что в ответ на отмену антиееврейских законов мусульмане устроят резню. Факт, что когда Свободные Французы все же отменили расистские законы, никаких арабских волнений не произошло ни в Тунисе, ни в Марокко.

* * *

Казалось бы, нет ничего легче, чем поднять архивы, найти свидетельства героического и благородного поведения арабов, помогавших в тяжелое время своим еврейским соседям и соотечественникам. Ведь примеров много не только в истории прошлых веков, когда арабские и мусульманские страны Ближнего Востока широко открыли двери для евреев и других меньшинств, преследуемых в Европе. Хорошо известны имена смелых арабов, спасших десятки еврейских жизней во время погрома в Хевроне в 1929 году. По-русски о них писала Вера Рейдер в статье "Ангелы и демоны на Святой Земле" (http://www.russiandenver.50megs.com/angely_i_demony.html). Однако память о Холокосте в Северной Африке как бы умерла. Даже те, кто вспоминают о событиях Холокоста, не готовы назвать имен. Например, когда французские власти в Алжире лишили евреев французского гражданства, ввели запреты на профессии и деловую активность, начали конфискацию имущества, то закон устанавливал для еврейского имущества неевреев-опекунов. Такой статус давал много преимуществ и известно, что некоторые нечестные арабы воспользовались беззащитностью своих еврейских соседей, партнеров по бизнесу. В точности, как это происходило в Европе. Однако в Алжире религиозные авторитеты выпустили фатву, запрещавшую мусульманам пользоваться бедственным положением соседей. Имамы мечетей в проповедях призывали прихожан не поддаваться соблазну неправедного обогащения. В 1941 году имамы мечетей в Алжире грозили небесными карами и анафемой тем, кто согласится стать опекуном еврейского имущества. Были также опубликованы фетвы, запрещающие мусульманам покупать на аукционах еврейское имущество ниже реальной стоимости. Однако память об этом сохранилась лишь в донесениях французской охранки. Никто из современников не помнит ни одного имени тех имамов и религиозных деятелей. Их потомки и сограждане упорно отказываются подтверждать или вспоминать, что что-то такое было. Многие арабы в Северной Африке совершенно искренне заявляют, что ничего не знают о Холокосте, ничего никогда не слышали. Их поддерживают в этом евреи, выходцы из Северной Африки.

Один из феноменов отрицания Холокоста в арабских странах является то, что большинство историй - это не нераскрытые истории, а истории прочно забытые. Уже в знаменитом фильме 1942 года "Касабланка" эсэсовец угрожает послать героиню в концлагерь в Сахаре. О концлагерях, экзекуциях, зверствах фашистов хорошо знали современники. Знали они истории спасения евреев. Со временем это все стало забываться потому, что противоречило господствующим мифам.

(окончание следует)

Все права принадлежат Михаэлю Дорфману (с) 2007
© 2007 by Michael Dorfman. All rights reserved

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?