Независимый бостонский альманах

ЭСТОНСКИЙ ТРАНЗИТ

30-04-2007

В июне 1999 года по ТВ прошел небольшой сюжет, который чрезвычайно меня озадачил. В Таллине на мемориальном кладбище Метсакальмисту состоялось торжественное перезахоронение останков командира 20-й Эстонской дивизии СС штандартенфюрера СС Альфонса Ребане, перенесенных из южно-баварского города Аугсбурга, где они покоились с 1951 года. Первый вопрос: с чего вдруг? Без малого полвека лежали себе, а тут приспичило ворошить. Понятно, что такие государственные мероприятия не случайны (а перезахоронение эсэсовца было государственным актом). Что за этим стоит? Второй вопрос: почему именно сейчас, в разгар президентской предвыборной кампании в России, когда рейтинг Примакова зашкаливал, а популярность Ельцина была близка к нулю?

levasovНельзя сказать, что ситуация в Эстонии как-то особенно меня волновала. Бывал там раза три, но предпочитал ездить на Рижское взморье. В Риги жили мои друзья. Еще в советские времена они перебрались туда с Севера, сначала были очень довольны, а потом не очень. А про 20-ю Эстонскую дивизию СС узнал при довольно анекдотических обстоятельствах - на БАМе, куда сначала рвались по комсомольским путевкам, а потом довольно таки дружно бежали. Времена были уже вегетарианские, за "дезертирство" не исключали из комсомола, а на собраниях порицали за малодушие и сообщали в райкомы, выдавшие путевки. На одно из таких собраний я случайно попал. Разбирали персональное дело молодого эстонца, подавшего заявление об увольнении. Стыдили: как ты можешь, Томас, позоришь отца, храбро защищавшего родину. Томас долго отмалчивался, а потом не выдержал: "Мой отец храбро сражался в 20-й Эстонской дивизии СС!" Больше вопросов не было.

Вот и все, что я знал об Эстонии. Поехал в "ленинку", полистал газеты. Недоумение мое возросло.

А.Смирнов, "Витязь в эсэсовской шкуре" ("Новые известия", 29.06.99):

"...На таллинское кладбище Метсакальмисту - эстонское Новодевичье, где хоронят особо выдающихся людей, - доставили из Германии прах штандартенфюрера СС Альфонса Ребане, закончившего войну в качестве командира 20-й Эстонской дивизии СС. Решение о перезахоронении "выдающегося эстонского офицера и военачальника ХХ века", как охарактеризовал его премьер-министр Эстонии Март Лаар, приняло правительство. Формальным предлогом для перевоза в Эстонию праха эсэсовца послужило якобы обращение немцев: "Заберите своего, за могилой некому ухаживать". Но в эту версию в Эстонии мало кто верит. Во-первых, все немецкие кладбища содержатся в образцовом порядке, за "ничейными" могилами ухаживает муниципалитет. Во-вторых, немецкие организации ветеранов войны находят время и средства поддерживать в порядке захоронения "камратов" даже за пределами Германии, а уж в ее пределах могилу штандартенфюрера, кавалера Железного Рыцарского креста и Рыцарского креста с дубовыми листьями, в запустение привести и подавно не дали бы. Наконец, эстонские власти сами себя высекли, забрав на родину лишь прах эсэсовского комдива, разлучив его с покоившейся рядом супругой Агнией...

Рыцарским крестом с дубовыми листьями Гитлер наградил Ребане в 1944 году. А вручил дубовые листья "лисице", как переводится фамилия Ребане, последний вождь Третьего рейха - гросс-адмирал Дёниц - 9 мая 1945 года, уже после подписания капитуляции…

Отшумели знамена добровольной национальной гвардии "Кайтселийт", государственные флаги, отговорили свои речи старики "камраты" и представители молодого поколения, могилу завалили венками и цветами, и все время я не мог избавиться от ощущения нереальности происходящего. Так пышно хоронить эсэсовца, начавшего свою карьеру у немцев в 1941 году в эстонском конвойном батальоне, "конвоировавшего" на тот свет евреев и коммунистов в Эстонии, а потом прославившегося кровавыми акциями против населения оккупированных Псковской и Новгородской областей, могли в сегодняшнем мире разве что в двух заповедниках прошлого: в Эстонии и Латвии..."

И.Никифоров, "Неоконченная война Альфонса Ребане" (газета "Эстония", 29.06.99):

"В субботу на Метсакальмисту нашел свое последнее пристанище человек, из которого на наших глазах творится очередная неуклюжая легенда о борце за свободу, выдающемся эстонском офицере, полководце и разведчике... Официальная часть церемонии была возложена на Силы обороны и их командующего. Генерал-лейтенант заявил нашей газете, что Альфонса Ребане он рассматривает как настоящего патриота и офицера. Генерал имеет право на солдатскую прямолинейность, имеет право видеть в Ребане такого же чуждого политике профессионального военного, как и он сам. Но вот группа эстонских "бритоголовых", пришедшая почтить память офицера СС, явно мечтает не о сапогах и командах. Как заявил один из них журналистам, бороться они намерены за "чистоту расы"...

Приняв в 1941 году присягу на верность фюреру, Ребане дослужился до майора вермахта, а потом, уже в 20-й дивизии СС, и до штандартенфюрера... После войны Ребане жил в Англии, организовал с помощью Сикрет интеллидженс сервис засылку агентов в Эстонию и возглавил эстонское движение сопротивления советской власти. Однако бывший офицер КГБ ЭСС Валдур Тимуск утверждает, что Альфонс Ребане был завербован НКВД еще в 1941 году и продолжал оставаться на крючке у советской разведки и после войны. Возможно, поэтому "движение сопротивления" в Эстонии всегда находилось под колпаком у МГБ. Тимуск уверяет, что знает это доподлинно, хотя уличающих Ребане документов в руках у журналистов или историков на сей момент нет... Судьба настоящего, а не мифического Ребане окрашена не только в сине-черно-белые цвета государственного флага Эстонии, но и обильно сдобрена красным цветом флага Третьего рейха и знамен НКВД. Впрочем, настоящий Ребане никого не интересует. Одним нужен символ нерассуждающего эстонского солдата, другим - борца за расовую чистоту, а третьим - набитая глупостями сенсация..."

"Baltic News Servis", дайджест. "Штандартенфюрер Ребане - полковник Исаев?":

"На следующий день после того, как отгремел салют над могилой командира 20-й Эстонской дивизии СС, взорвалась "бомба". Газета "Постимеес" опубликовала интервью с бывшим сотрудником КГБ Эстонии. Он утверждает, что герой борьбы с большевизмом с 1941 года был агентом НКВД и оставался на службе советской госбезопасности всю свою активную жизнь. Штандартенфюрер СС А.Ребане руководил в 40-е - 50-е годы засылкой агентов в Эстонию по заданию английской разведки, предварительно согласовывая все операции со своим московским начальством. Всех шпионов советская контрразведка "вела" с первых их шагов по прибалтийской земле. Конфуз был так велик, что англичане отправили Ребане на досрочную пенсию.

Сомнения в "чистоте" эстонского героя возникали и раньше. Ему одному из немногих кадровых офицеров эстонской армии удалось избежать расстрела или Сибири в 1940 году после аннексии Советским Союзом Эстонии. По официальной версии, ему просто очень повезло. Старший лейтенант Ребане,

сняв погоны, спокойно работал строительным рабочим в Таллине вплоть до самого прихода немцев в 1941 году. Статья в "Постимеес" дает этому чудесному избавлению от репрессий другое объяснение.

Был ли штандартенфюрер Ребане агентом НКВД или просто враги эстонских патриотов пытаются замарать грязью одну из немногих имеющихся в их распоряжении икон, уже вряд ли станет точно известно..."

Такие сюжеты на дороге не валяются. Я засел за роман. Получилась дилогия: "Провокация" и "Рука Москвы" (кому интересно, есть у Мошкова). Не знаю, насколько убедительно мне удалось разгадать загадку Альфонса Ребане, но волей-неволей пришлось вникать в положение русских в Прибалтике – тема, взволновавшая сегодня всю Россию. И хотя это было написано восемь лет назад, я и сегодня так думаю:

"Начальник комендантского патруля окончательно рассупонился, сел на привокзальную скамейку, снял фуражку и даже расстегнул китель. (Речь идет о разговоре одного из героев романа с секретарем российского посольства – В.Л.) И стал похож на нормального человека, с которым можно нормально говорить. И потому я рискнул задать ему вопрос, занимавший меня с первого дня в Эстонии, когда мы с изумлением узнали, что фильм "Битва на Векше", в котором Артисту предложили роль второго плана, повествует о подвигах эсэсовцев в годы Великой Отечественной войны.

- Скажите, господин секретарь. Мне хотелось бы кое в чем разобраться. Что, собственно, происходит в Эстонии? Ненависть эстонцев к коммунистам еще можно понять. Особенно если правда, что от рук коммунистов погибло в тринадцать раз больше эстонцев, чем от рук фашистов. Это правда?

- К сожалению, правда.

- Понятно. Но совершенно непонятно другое. Разве ненависть к коммунистам обязательно предполагает любовь к фашистам? Можно ведь и по-другому сказать: от рук фашистов погибло в тринадцать раз меньше эстонцев, чем от рук коммунистов. Но все равно много. Откуда же у эстонцев такая любовь к фашистам?

- Это заблуждение, - возразил секретарь. - Никакой любви нет. Мы проводили социологические опросы. Эстонцы в своем большинстве совершенно равнодушны к фашизму. Но когда Россия протестует против фашизации Эстонии, против торжественного перезахоронения останков эсэсовца, они встают на дыбы. Они считают это вмешательством в их внутренние дела.

- Значит, если бы Россия не протестовала, ничего бы и не было?

- Россия не может безучастно смотреть на фашистский реванш. Торжественные похороны останков эсэсовца - это вызов России.

- А как обстоят дела в Латвии и Литве?

- В Литве довольно спокойно. Там всего двадцать процентов русскоязычного населения. В Латвии хуже. Там идут очень неприятные для нас процессы, готовятся суды над советскими партизанами. Русскоязычных в Латвии – почти половина населения. А в самой Риге латыши вообще в меньшинстве.

- А сколько русских в Эстонии?

- Около сорока процентов.

- Что же это получается? - спросил я. - Чем больше русских в стране, тем острее там обстановка?

- Это естественно.

- Не понимаю. Чего же тут естественного?

- Чем больше русских, тем большую угрозу они представляют для коренного населения.

- Какую угрозу могут представлять русские для эстонцев и латышей?

- Они боятся утратить свою независимость. Русскоязычное население требует равных прав. На этом и спекулируют националисты.

- Давайте пока оставим националистов в покое, - предложил я. - Сначала разберемся с русскими. После развала СССР они оказались за границей. У них был выбор. Или вернуться в Россию, или стать гражданами Эстонии. Массового исхода русских из Прибалтики, насколько я знаю, не было?

- И быть не могло. Кто же поедет в нищую Россию из бедной, но все-таки сравнительно благополучной Эстонии?

- Значит, они хотят жить здесь, в сравнительно благополучной Эстонии, а быть гражданами России?

- Они хотят быть гражданами Эстонии, но иметь равные права, - разъяснил секретарь, начиная терять терпение от бестолковости собеседника.

- Про какие права вы все время говорите? Право не учить язык страны, гражданином которой являешься? Право не уважать законы этой страны? Право считать эстонцев чухней?

- Вы сейчас рассуждаете, как националист.

- Я начинаю их понимать. Мы что, намерены снова присоединить Прибалтику к России?

- Такой задачи Россия перед собой не ставит. Россия уважает суверенитет прибалтийских независимых государств.

- Тогда почему бы не сказать людям правду?

- В чем же, по-вашему, эта правда?

- В том, что Эстония не часть России. В том, что Эстония никогда не будет частью России. И Латвия. И Литва. Россия поможет тем, кто хочет вернуться. Но те, кто остался, должны усвоить очень простую вещь: что они граждане Эстонии, а не России. И они должны знать язык Эстонии, уважать ее традиции и законы. А чтобы связь с родиной не терялась, Россия будет посылать артистов, книги, фильмы, построит центры русской культуры. Ну, не знаю что еще. Будет присылать открытки с видами Кремля и новогодние поздравления деда Мороза с личной подписью президента.

- Хорошая идея, - усмехнулся секретарь.

- Рад, что вы ее оценили. Вместо этого вы тратите деньги российских налогоплательщиков на содержание агентуры, финансируете пророссийские партии и их печатные издания, направляете ноты протеста против торжественных похорон эсэсовца. При этом прекрасно зная, что этой нотой протеста гордые эстонцы подотрут задницу. Что гордые эстонцы и сделали. Не вижу никакой логики. Даже намека на логику. А что значил призыв московского мэра бойкотировать латышские продукты в знак протеста против дискриминации русскоязычного населения? – продолжал я с пылкостью доморощенного трибуна, который говорит не для того чтобы получить ответ, а для того, чтобы облегчить душу, изболевшую во дни сомнений и тягостных раздумий о судьбах своей родины. - Вы можете мне объяснить, зачем это было сделано?

- Вы сами дали ответ. В знак протеста против дискриминации русскоязычного населения. Юрий Михайлович Лужков очень четко заявил свою позицию.

- И к чему это привело? Что, дискриминация прекратилась? Кому от этого бойкота стало лучше? Латышским крестьянам, которые затоварились со своей сметаной? Русским в Латвии? Латыши стали их после этого больше любить? Я вам скажу, кому от этого стало лучше. Только самому Юрию Михайловичу Лужкову. Он нажил на этом политический капитал, прирастил процентик к своему президентскому рейтингу. Ах, какой бесстрашный защитник наших! Какая дуся!

- Латыши не стали больше любить русских, - сухо заметил секретарь. - Но стали больше бояться. Это был для них хороший урок. Они поняли, что притеснения русскоязычного населения не останутся безнаказанными.

- Бояться? - переспросил я. - Вы хотите, чтобы латыши и эстонцы боялись русских? Это и есть цель нашей внешней политики? Теперь я начинаю понимать, почему из всех северных соседей России к нам лояльны только белые медведи в Арктике. Потому что в Арктике мало русских.

- Браво, господин Пастухов, браво, - проговорил секретарь и только что не поаплодировал. - Раньше все разбирались в искусстве. Теперь все разбираются в политике.

Он демонстративно взглянул на часы, давая понять, что разговор его развлек, но ему пора возвращаться к делам. Так начальник комендантского патруля поднимается со скамейки, застегивает китель и надвигает на лоб форменную фуражку. И уже в непрошибаемой броне служебного достоинства поставил он последнюю точку:

- Мне симпатична ваша горячность, господин Пастухов. Да, симпатична. Но все-таки предоставьте проблемы внешней политики решать профессионалам.

И эта его высокомерная снисходительность окончательно меня достала.

- Вы уже нарешали, - сообщил я ему. - Всего. Выше крыши. В Эстонии торжественно хоронят фашиста, а в Латвии собираются судить советских партизан. А если в Литве тихо, то только потому, что русских там всего двадцать процентов. Вот что вы нарешали!

Этого начальник комендантского патруля стерпеть не мог.

- Да кто вы такой, - начал он, наливаясь праведным начальственным гневом.

- Кто я такой? - перебил я. - Скажу. Я - налогоплательщик. Это я вас содержу. И вас, и вашего посла, и все ваше долбанное министерство иностранных дел. И я хочу, чтобы за мои бабки вы работали, а не … валяли. Я хочу, чтобы в Эстонии меня уважали, а не боялись!.."

Апрель, 2007

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?