Независимый бостонский альманах

ПОЧЕМУ ВАШИНГТОН НЕ МОСКВА

01-06-2007

После долгого полета на высоте нескольких тысяч метров над Атлантическим океаном под крылом самолета показался другой океан, созданный из света и рекламы. На закате солнца я с высоты птичьего поета увидел в иллюминатор залитый множеством огоньков витрин, фонарей и окон вечерний Вашингтон и сливающиеся с ним города соседних штатов – Вирджинии и Мериленда. Вскоре небольшой Боинг авиакомпании «Дельта», курсирующий из Нью-Йорка в Вашингтон, совершил посадку в Национальном аэропорту им. Рональда Рейгана, который расположен в Вирджинии в 6,5 километрах от столицы США. На твердой поверхности ноги непривычно стали скользить – то ли из-за отполированного до блеска пола аэропорта, то ли из-за длительного сидения в кресле самолета.

Вечером в здании аэропорта пассажиров было немного, и мой скромный багаж появился на ленте транспортера уже через 10-15 минут. Залы для пассажиров одного из самых важных аэропортов США привлекают путешественников простором, чистотой и комфортом. Всё оформлено в соответствии с требованиями современного дизайна - повлюду просторно, светло и уютно. Двери сами открываются при приближениии путешественника. Это очень удобно, т.к. обычно руки бывают заняты поклажей. Об этой простой технической «новинке» я не раз с завистью вспомнил уже в России, пытаясь найти в здании Казанского вокзала то экскалатор, то лифт, то открыть массивные двери локтем или плечом с тяжелой сумкой.

На стоянке около аэропорта им. Рональда Рейгана путешественников обычно поджидает вереница такси, раскрашенных в фирменые цвета своих организаций с яркими брендами и крупно написанными номерами телефонов. Водители в форменой одежде или без неё без лишних слов привычным движением подхватают чемоданы и сумки путешественников и укладывают их во вместительные багажники и уже только в машине расспрашивают, куда нужно везти пассажира. Такси в Вашингтоне вполне доспупное по цене человеку со скромным достатком, на мой взгляд, абсолютно безопасно для пассажиров. Не только у аэропорта, но и у станций метро стоят по 2-3 свободных «кэба» в ожидании клиента. Это очень удобно в зной, дождь, снегопад или сырую погоду. Водители такси не отказываются от поездки, даже если счет не будет превышать 5 долларов.

Профессиональная этика таксистов в Шереметьево-2 отличается от того, с чем мне пришлось встретиться в Америке. Попытка выезда из аэропорта напомнила мне восточный базар в Алма-Ате. Так же театрально водители в грязноватой одежде заламывали руки и закатывали глаза, в надежде повысить стоимость проезда в центр столицы. Наконец, когда, окружившие меня после выхода из зала прилета мрачноватые личности, крепко сжимавшие в кулаках свои платиковые удостоверения устали вести торг, тогда первоначальная стоимость поезди в 500 евро (кто и зачем им платит такие деньги?!) до центра российской столицы уменьшилась вдвое, а потом втрое и, наконец, снизилась до всё ещё завышенной, на мой взгляд, цены - 50 долларов. В Вашингтоне я заплатил за аналогичную поездку на такси более чем в 2 раза меньше при несравненно более высоком качестве обслуживания.

На большинстве машин, владельцы которых заняты частным извозом прилетающих в Москву пассажиров, нет не только каких-либо опозновательных знаков, свидетельствующих о принадлежности машины к организации, но и даже номера заляпаны грязью. С таким контролем за транспортом бороться с криминалом - трудная задача, если, конечно, она существует. Не случайно поэтому, что в один из приездов в Шереметьево-2, я, чтобы скоротать время до регистрации, читал объявления с фотографиями пропавших после прилета пассажиров и просьбой родственников помочь найти их.

Если отвлечься от риска, которому подвергается пассажир в мегаполисе, то цена поездки из Шереметьево-2 зависит не столько от расстояния и комфорта салона, сколько от терпения и умения вести переговоры с многоголосой толпой частных извозщиков. Их непомерно большое количество в окрестностях международного аэропорта значительно превосходит число прилетающих в Москву пассажиров, что свидетельствует о всё ещё серьезных экономических трудностях, как в самой столице, так и в близлежащих областях.

Разница в культуре обслуживания авиапассажиров – это вершина айсберга. Когда за несколько часов перемещаешься с одного континента на другой, то становятся очевидными такие детали, на которые подолгу не покидающие насиженные места люди не обращают внимания.

Конечно, у каждого великого города есть свои особенности. Например, Нью-Йорк – это город, который создан, чтобы удивлять своих гостей. В Торонто я поразился смешению рас, языков, религий, которые очень мирно уживаются на берегах живописного озера Онтарио. У Вашингтона тоже есть своя особенность. Это город –влиятельных политиков, крупных бизнесменов, скрупулезных чиновников, известных ученых и перспективных студентов. Нужно прожить здесь немало времени, чтобы начать уважать всю прелесть строгой архитектуры его административных зданий, колониальный стиль Белого дома, величественную простоту монументов, удобство транспортного сообщения, внутреннюю теплоту и сдержанное радушие американцев и, конечно, здание Конгресса, купол которого виден практически из любой точки города на берегах Потомака.

Я поселился в северной Вирджинии в Арлингтоне в просторном двухэтажном особняке. Владелец дома, несколько полный, среднего роста, коротно стриженный мужчина с неизменной улыбкой на широком и добродушном лице, несмотря на свой солидный возраст, который поволял ему уже уйти на отдых, продолжал почти ежедневно, работать санитаром в местной больнице. Он оказался очень общительным человеком и благодаря его рассказам во время долгих осенних вечеров после просмотра фильмов из его неисчерпаемой домашней коллекции, я многое смог понять в характере и образе жизни простых американцев.

Вот, например, сам владелец дома - Эрик; он, экономя на новой одежде, мебели, домашней электронике, регулярно оказывает финансовую помощь детям из стран третьего мира, которых он знал только по фотографиям. Детские фото с просьбой о помощи ему в большом количестве присылали международные благотворительные организации. Сам он даже в холодные январские дни одетый в неизменную майку с короткими рукавами, но при этом, движимый благотворительными побуждениями, собирал, привозил в свой дом, сортировал, упаковывал вещи и продукты и потом отправлял их в адрес нуждающихся детей в Африке и Азии. А потом, гордый собой, он показывал мне фотографии детей, которым сумел чем-то помочь.

При этом его зарплата санитара в местной больнице позволяла ему вести не только широкую благотворительную деятельность, но и, как глубоко верующему прихожанину англиканской церкви, проводить религиозные службы в часовне, выстроенной во дворе его собственного особняка. Иногда он возил меня на одной из своих двух машин по окресностям Вирджинии, показывая живописные места штата. Интересно, когда санитары российских больниц и другие бюджетники получат средства от сверхдоходов от продажи правительством РФ нефти и газа на внешнем рынке на покупку особняков, машин и строительство собственных часовен?!

Дом Эрика распологался в новом быстро развивающемся районе Арлингтона - Боллстоне. Ко времени моего приезда туда уже была проложена линия метро, и я почти ежедневно с комфортом отправлялся в свой офис в деловой район Ди Си (как американцы часто называют Вашингтон), который с основания города в 1791 году распологался на северной стороне Молла. Деловой центр Вашингтона – это офисные здания, учреждения, магазины, рестораны, кафе, отели, которые обслуживают горожан и множество туристов с раннего утра до позднего вечера.

Основная артерия делового Вашингтона - это Пенсильвания Авеню. Этот проспект – уменьшенная в размерах копия Пятой Авеню на Манхеттене. Самая насыщенная событиями жизнь Вашингтона проходит именно здесь. Пенсильвания Авеню впрямую примыкает к Моллу с его знаменитыми парками, монументами, пешеходными зонами. Я получил незабываемые впечатления побывав в Смитсоновском институте, Художественной галегее Фринера, Галерее Артура М. Саклера, Национальном музее африканского искусства, Музее и саде скульптур Хирошхора, Национальном музее авиации и космонавтики, Национальной художественной галерее, Национальном музее естественной истории, Национальном музее американских индейцев... Собранные там шедевры искуства и исторические реликвии можно часами рассматривать и даже фотографировать. В Вашингтоне многие музеи бесплатны, а другие берут символическую плату за вход.

Заполненная чиновниками, коммерсантами, туристами, артистами, завсегдатаями музеев, политиками, избирателями Пенсильвания Авеню привлекает оживленностью, красочностью, разнообразием костюмов, наречий, архитектурных стилей и памятников. Иногда здесь можно встретить людей, выглядящих так, как показывают в кино бездомных. Не всегда это экстравагантно-небрежный стиль одежды, доминирующий в молодежной среде. Вашингтонцы при достаточно высоких доходах одеваются очень неброско. Своей одеждой они сообщают окружающим, что в них главное не форма, а содержание.

Культивируя небрежный стиль, модные магазины Ди Си предлагают покупателям уже заранее помятые, вылинявшие и даже порванные вещи, которые пользуются успехом не только у молодежи, но и у старшего поколения, которое не стремится нарядностью одежды показать своё финансовое превосходство. Неброская одежда вашингтонцев – это демократический способ продемонстрировать свою солидарность с теми, кто живет небогато или нуждается в помощи.

Таких людей я тоже встречал. Они приходят на Пенсильвания Авеню, чтобы показать, что нуждаются в заботе общества. И эта поддержка им приходит из самых разных мест.

С началом осенне-зимних праздников жители Вашингтона устремляются за покупками подарков в крупные магазины. Это - пространства из стекла и бетона, залитые светом, иллюминацией, гирляндами огней, заставленные нарядными манекенами, многие из которых изображены в виде беременных женщин – так американские производители пропагандируют семейные ценности.

Многие магазины в канун праздников устраивают скидки до 75% на свои товары. По выходным и в конце дня жители Ди Си привыкли ходить туда не только купить или вернуть магазину обновку, но и хорошо пообедать в одном из многих десятков ресторанов, а потом побродить по сверкающему многоэтажному зданию.

Эти здания – моллы. У входа в них во время праздников стоят люди в яркой красно-белой одежде с колокольчиками в руках. Его мелодичное позвякивание напоминает и богатым и среднего достатка вашингтонцам о необходимости жертвовать деньги на различные программы помощи малоимущим. Практически каждый житель Ди Си старается опустить в ящики, предназначенные для сбора пожертвований, несколько долларов в день. Взамен они получают от Санта Клауса и его помощниц символические сувениры – в основном сладости.

А в холодную погоду по таким ТВ-каналам, как FOХ, NBC, ABC, CBS, ведущие в прйм-тайм напоминают зрителям куда и в какое время нужно привозить продукты питания, консервы, теплую одежду, одеяла, ставшими лишними в доме вещи, которые помогут пережить морозы бездомным. Многих вашингтонцев, которые участвуют в благотворительных программах, ведущие популярных ТВ-программ просят дать интервью, рассказать о себе, своей семье, о работе или бизнесе, об уровне их дохода. И – эти отзывчивые на чужие трудности люди - становятся героями телепередач. Среди них много женщин-домохозяек, владельцев небольших предприятий, ресторанов быстрого питания, христианских священников, профессоров университетов, учителей школ, студентов...

Благодяря широкому резонансу в холодное время года вещей и продуктов питания вашингтонцы собирают многие тонны, которые распределяют среди плохо обеспеченных американцев и недавно приехавших в страну эмигрантов. На эти же цели идут и собранные деньги. Они позволяют оплачивать кров и питание в холодные январские дни и ночи. А когда температура в Вашингтоне становится опасной для жизни при длительном нахождении на улице, то городской муниципалитет организует программу, в соответствии с которой по городским кварталам начинают курсировать автобусы, которые забирают людей, нуждающихся в тепле, и отвозят их в центры временного размещения.

Я часто видел с каким энтузиазмом жители Вашингтона участвуют в благотворительных программах. Во всех офисных зданиях в самом удобном месте бывают выставлены большие картонные ящики, которые администраторы, исследователи, сотрудники, ассистенты с большой любовью заполняют, принесенными из дома теплыми вещами, перчатками, шарфами, консервами, игрушками и елочными украшениями, чтобы скрасить ими досуг тем американцам, которые находятся в трудном экономическом положении или далеко от дома.

Полезно было бы перенять российским организациям американскую практику сбора пожертвований в канун Нового года и транслировать по телевидению в праздники не глупые развлекательные передачи и бессмысленные пожелания, а материалы, которые бы призывали российских чиновников собирать деньги и продукты для малоимущих, а в наиоболее холодные дни увозить с центральных улиц Москвы бездомных россиян, замерзающих на морозе.

Хочется сказать и об организации общественного питания в США. Давно уже прошли те времена, когда иностранцы, приезжающие в Россию, отмечали, что русские питаются вкусно и разнообразно. Теперь правительству РФ надо учиться у американцев, как вкусно, недорого и разнообразно кормить граждан. Во всех аэропортах, вокзалах, других публичных местах Ди Си всегда функционирует 2-3 десятка ресторанов быстрого питания. В здании Юнион Стейшн в Вашингтоне их не немее 50. Нигде нет алкоголя. Непросто найти магазин, торгующий сигаретами. А в сравнимом по размерам с Юнион Стейшн Казанским вокзалом снедь не привлекает ни свежестью, ни ценой, ни качеством. Печально, что полупустые полки вокзальных буфетов в РФ заставлены бутылками со спиртным.

Для примера скажу, что в Международном торговом центре им. Рональда Рейгана в дневное время было открыто не меньше 30 ресторанов быстрого питания, представляющие все национальные кухни мира, начиная с японской, включая множество ресторанов китайских провинций, заканчивая мексиканской. Стоимость дневного ланча в центре Вашингтона редко превышала 10 долларов. Конкуренция за любой заказ – очень большая. Повсюду в городе много недорогих кафе и ресторанов.

А в Москве стоимость дневного ланча в итальянском ресторане быстрого питания мне обошлась уже вдвое дороже, чем в Ди Си, хотя по уровню доходов и москвичи, и гости столицы намного отстают от американцев. Куда делась национальная кухня, доступная среднему потребителю? Ведь общественное питание, как показывает американский опыт, прибыльный и общественно-полезный бизнес.

В Вашингтоне у меня было много событий и мероприятий, но самое яркое впечатление оставило празднование Дня благодарения. Однажды в четвертый четверг ноября мы собрались у гостеприимной хозяйки в её просторном особняке на Капитолийском холме, выстроенном и декорированном в викторианском стиле, чтобы отметить национальный праздник США. Кульминацией встречи был короткий тост хозяйки, впечатлённой успехом её приёма: «Господи, благослови Америку!». И все кто был в зале с воодушевлением подняли бокалы. Очень разные люди собрались в тот вечер в просторном и красивом доме на Капитолийском холме... И всем было за что сказать огромное спасибо этой великой стране и её отцам-основателям, заложившим на многие годы вперед справедливую социальную систему, плодами которой уже более 200 лет пользуются все страты американского общества.

Хотелось бы когда-то убедиться, что к столь же справедливому общественому устройству стремится в своей работе и российский истеблишмент.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?