Независимый бостонский альманах

ОТЧЕГО ПЛОХО ЖИВЁМ

02-06-2007

Недавно, просматривая старые номера журнала «Южные записки», который издавался в Одессе в 1905 году, обнаружил статью священника Т. Черкасского, написанную по результатам русско-японской войны.

Написана она так по-современному, что я привожу выдержки из нее, ничего не меняя (приведены в кавычках).

«Немецкий учитель, говорят, победил Францию (имеется в виду победа Германии во франко-прусской войне – А.Р.). Необходимость расширения образования и знаний, неотложность применения их к непосредственному делу, - по запросам минуты, - все это показало как мы отстали и какое убожество представляет мысль и наука в пределах нашего отечества.

Нам нужна уверенность в «завтрашнем дне» и гарантия неприкосновенности нашей личности, нашей свободы, помимо усвоения истин научных, технических и т.п., обогащающих наш кругозор.

Ибо, если «здоровый дух – в здоровом теле», то и тело нашего отечества – разноплеменная и разноверная семья многомиллионных элементов, входящих в состав России – тогда только и может жить здоровой жизнью, когда их дух будет здоров и свободен».

Это показало развитие кооперативного движения в нашей стране. Вот данные только по Яранскому уезду Вятской губернии за 1910 год.

  • Из уезда вывозилось в год до 7 миллионов пудов (112 тысяч тонн) хлеба. Он направлялся к портам Либавы и Петербурга. Хлебные грузы вывозились зимой гужем (на лошадях – А.Р.) на пристани Коротня на Волге и Кукарка на Вятке, откуда они, по открытию навигации отправлялись в Рыбинск, а далее в порты.

 

  • Льняного семени вывозилось до 650 тысяч пудов (10,4 тысячи тонн). Направлялся этот груз на те же пристани, а часть на станцию Котельнич, откуда он шел к портам и на фабрики Костромской и Ярославской губерний.

 

    • Из уезда вывозилось немало кустарных изделий:

  • холста до 60 тысяч пудов (960 тонн) в Нижний Новгород и Казань;
  • веревок, канатов и сетей до 50 тысяч пудов (900 тонн) в Нижегородскую и Казанскую губернии;
  • валеной обуви до 30 тысяч пудов (480 тонн) в Сибирь и Нижний Новгород;
  • другие кустарные изделия до 15 тысяч пудов (240 тонн) в Казанскую, Нижегородскую и Костромскую губернии.

 

4.Из продуктов животноводства из уезда вывозилось:

  • шерсти до 60 тысяч пудов (960 тонн) на фабрики Ярославской и Костромской губерний;
  • щетины и волоса до 5 тысяч пудов (90 тонн) в Нижний Новгород и Казань;
  • масла до 40 тысяч пудов (560 тонн) в Москву и Нижний Новгород;
  • мяса в тушах до 650 тысяч пудов (10,4 тысячи тонн) в Москву, Ярославль и Петербург;
  • свинины до 40 тысяч пудов (560 тонн) в Москву, Ярославль и Петербург;
  • битой птицы и дичи до 24 тысяч пудов (384 тонны) в Петербург;
  • яиц до 80 тысяч пудов (1280 тонн) в Москву;
  • пера и пуха до 2 тысяч пудов (32 тонны) в Москву.

5. Леса сплавлялось на Волгу до 5 миллионов пудов (90 тысяч тонн).

  • Ìочальных изделий (рогожи и кули) до 120 тысяч пудов (1920 тонн) в Нижний Новгород и Казань.

 

  • Смолы и древесного угля до 175 тысяч пудов (2,8 тысяч тонн).

 

  • Изделия серповых фабрик уезда сбывались в Сибири и волжских городах.

 

  • Спички и мыло, производимые в уезде, сбывались в поволжских городах.

 

  • Спирт, в пересчете на 40 градусов, в количестве 113.578 ведер отправлялся в Казанскую губернию и соседние уезды Вятской губернии.

 

  • Пиво, производимое в уезде, в количестве 52 тысяч пудов (832 тонны) отправлялось в Костромскую губернию.

 

  • Овощи, ягоды, мед и воск в количестве до 200 тысяч пудов (3200 тонн) сбывались в Нижнем Новгороде и Москве.

 

Грузооборот торговых путей:

  • от Яранска до Котельнича – 1 миллион пудов;
  • от Яранска до Нижнего Новгорода – 2 миллиона пудов;
  • от Яранска до Козьмодемьянска – 1 миллион пудов;
  • от Яранска до Казани – 800 тысяч пудов;
  • от Яранска до Кукарки – 2,5 миллиона пудов.

 

Общий годовой грузооборот торговли уезда – 7,3 миллионов пудов (116,8 тысяч тонн).

(ГАКО, ф. Р-882, оп.1, д.126, л.96-98).

А вот данные по Уржумскому уезду Вятской губернии на 1919 год.

В селениях уезда было:

  • крупного рогатого скота – 62.593 головы;
  • свиней – 8769 голов;
  • овец – 137.246 голов;
  • лошадей – 56.121 голова;

 

  • частных хозяйств – 56.121.

 

(ГАКО, ф. Р-3454, оп.1, д.93, л.5-6).

Именно благодаря такому потенциалу сельской кооперации России удалось быстро преодолеть последствия Гражданской войны и обеспечить ее быстрое восстановление с введением НЭПа. В стране начался бурный рост кооперации, даже вопреки всем помехам со стороны безграмотной коммунистической бюрократии.

Более того, Вятским селькредитсоюзом был разработан альтернативный план кооперирования бедняцких хозяйств, взамен грядущей коллективизации, принесшей нашему народу неисчислимые потери и страдания. Вот данные, приведенные в этом плане на 1928/1929 годы (ГАКО, ф. Р-887, оп.1, д.1215, с.145-181).

Распределение хозяйств по социальным группам:

  • бедняцких – 45%;
  • середняцких – 50,4%;
  • зажиточных – 3,4%;
  • прочих – 1,2%.

 

По классовому составу в Вятский Сельхозкредитсоюз входили:

  • пролетариат – 0,8%;
  • полупролетариат – 22,3%;
  • простые товаропроизводители – 74%;
  • мелкие капиталистические хозяйства – 1,1%;
  • некрестьянские хозяйства – 1,8% .

 

Планировалось к началу 1928/1929 годов организовать:

  • специальный льноводческий союз с центром в городе Котельниче;
  • смешанный животноводческий союз с центром в Вятке;
  • специальный семеноводческий союз с центром в Вятке.

 

Но, к 1928 году Сталин, своим звериным чутьем, почувствовал, что, если кооперация и дальше будет развиваться такими темпами, то это несет огромную угрозу его диктаторским перспективам. И кооперация была свернута, а крестьяне были загнаны в колхозы и закабалены еще хуже, чем при царе. И вот к чему привела такая экономическая политика.

Из совершенно секретного сообщения Вятского отдела ОГПУ за 6 сентября 1930 года.

«4сентября 1930 года рабочие-землекопы, занятые на строительстве железнодорожной ветки Вятка-2 – Мясокомбинат – Подошвенный завод (теперь комбинат «Искож» - А.Р.), в количестве 40 человек организованно ушли с работы, категорически отказавшись от дальнейшего выхода на работу. При предварительном ознакомлении с положением этих рабочих выяснилось, что положение их весьма неважное.

Прежде всего, все они нацмены-татары из Уржумского района. За исключением 5-6 человек, они не являются членами профсоюза. Мало грамотные: на русском языке говорит не более половины из них и то плохо. От места работы они живут на расстоянии 5-10 километров, в деревнях. Питаются плохо получают один обед в сутки. Коллективный договор, в части обеспечения их лаптями и рукавицами, не выполняется. Десятники, руководящие работами, обращаются с ними грубо и надменно».

 

В других сообщениях отмечалось, что распоряжения Правительства о ликвидации задолженности по зарплате не выполняется, семьи рабочих голодают, зарплата мала, вычеты большие, а продукты надо брать на рынке, где все очень дорого.

(ГАСПИКО, ф.99, оп.2, д.10, л.1-4; оп.2, д.12, л.64-70).

Отметим, также, статью «Недруги русского народа» («Вестник Европы», 1907, №6, с.843), которая отмечала, что проходили века, менялись события, росла культура, прогресс, увеличивались научные знания, но народ стоял вне этих благодетельных влияний. Как прежде, так и теперь, он постоянно недоедает, очень нередко голодает и верит в «нечистого» и домового…

Едва ли нужно много мудрствовать, отмечалось далее в статье, какими причинами обуславливается настоящее состояние народного здравия в России. Причины эти ясны и просты: первая – отсутствие образования и воспитания у народа, вторая – экономическая его нищета.

«Вся последняя полоса российской жизни разительно показывает к каким уродливым явлениям привел режим полицейско-административного давления, начальственного запугивания, железного упорства нашего бюрократизма.

Всюду народ волнуется и …никто не дает ему успокоения.

Как обидно и горько для русского самолюбия читать сообщения, что в Японии народ и правительство представляют одно тело, нечто цельное и органическое.

Как они беззаветно любят родину и как все готовы отдать все за достоинство и честь ее.

Они – язычники, но нам христианам - не стыдно ли?».

А вот что отмечает в своей блестящей статье (Журнал «Проблемы прогнозирования», 2006, №2, с.3) член-корреспондент РАН Наталья Михайловна Римашевская.

«Оплата труда ниже предельного минимума (одн
ой четверти прожиточного минимума) и задержка выплат препятствуют важнейшей экономической категории – заработной плате – выполнять свои функции в качестве главного элемента экономического механизма. Замораживая минимальную заработную плату, власти не только воспроизводят несправедливость социальных отношений, но и тормозят развитие физического и социального капитала, одновременно создавая невыносимые условия жизни для людей. Это источник состояния стресса и депрессии, в котором находится 70% населения».

Трудно лучше выразить наше современное состояние.

07 июня 2007 года.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?