Независимый бостонский альманах

ОТСТУПНИК

11-07-2007


Cионист, потерявший веру в будущее

Авраам Бург – бывший спикер Кнессета. Его отец служил на министерском посту почти 40 лет, работая с несколькими премьер-министрами – от Давида Бен-Гуриона до Шимона Переса. Сам Бург провел в Кнессете 10 лет, четыре из них на посту спикера. Он также был лидером Международной Сионистской Организации и Еврейского Агенства в поддержку Израиля. Недавно вышла его книга «Побеждая Гитлера». Как и предыдущая его работа «Бог вернулся», она отражает отчаянный взгляд на положение в стране. Бург предостерегает, что все бОльшая часть общества все яростнее презирает демократию. Он характеризует сегодняшний Израиль как озабоченное холокостом, милитаристское, ксенофобное государство, не защищенное, как и Германия 30х годов, от влияния экстремистского меньшинства.

Работающий на «Хаарец» Ари Шавит (см. также перевод его статьи о Шароне), считающийся «левым» журналистом, заявил в своем предисловии в интервью с Бургом, что он возмущен вышедшей книгой и считает ее «одномерной, лишенной всякого сочувствия атакой на само существование Израиля».

Редактор «Нью Йоркера» Дэвид Ремник рассказывает о реакции израильтян на беседу Шавита с Бургом, а также делится впечатлениями от своих встреч с ее участниками.

Политический мир Израиля узок и интимен. Шавит (49 лет), и Бург (52), встретились 25 лет назад во время протестов против первой Ливанской войны. После зверских убийств сотен палестинцев союзниками Израиля христианскими фалангистов в 1982 году (бойня в лагерях Сабра и Шатила ред.), Бург произнес сильную речь перед 400-тысячной толпой во время антивоенной демонстрации в Тель-Авиве. Это было самое массовое политическое выступление в истории Израиля. И оно открыло Бурга для политической жизни.

«Раз Авраам был левым и религиозным (носил кипу), - говорит Шавит, - он отличался от других выступающих. Это определило его особую роль в обществе, и он сыграл ее замечательно».

Жалкие остатки дружбы между Бургом и Шавитом растаяли в самом начале интервью. После того, как Бург назвал Израиль «постоянно запуганным обществом», напряжение выросло:

Шавит: Аврум, ты говоришь покровительственно и надменно. У тебя нет сочувствия к израильтянам. Ты считаешь израильского еврея параноиком. Но, как говорят, некоторые еврейские параноики действительно преследуются. Сейчас, когда мы разговариваем, Ахмадинеджад утверждает, что наши дни сочтены. Он обещает нас ликвидировать. Да, он не Гитлер. Но он также и не мираж. Он реальная угроза. И он представляет собой реальный мир – тот мир, который ты игнорируешь.

Бург: Я говорю, что в данный момент, Израиль это контуженное государство, почти в каждом своем измерении. И это не просто теоретический вопрос. Не была ли бы наша способность справится с Ираном намного лучше, если бы Израиль снова стал доверять миру? Не было ли бы более правильным, если бы мы решали проблему Ирана как часть мирового сообщества, совместно с ним? Вместо этого мы заявляем, что не доверяем миру, что они нас покинули, и вот уже Чемберлен вернулся из Мюнхена с черным зонтиком, но мы разбомбим их сами, в одиночку.

В палестинском вопросе Бург не отличается от других левых. Даже сейчас, когда Хамас получил контроль над Газой, израильское общественное мнение считает, что чем дольше Израиль медлит с признанием независимого палестинского государства, тем более радикальным становится палестинское общество, отягощенное максималистской джихад-идеологией, и тем более Израиль теряет свое моральное превосходство.

Есть, однако, взгляды, которые отличают Бурга от обычных левых.

В интервью Шавиту он сказал, что гражданское неповиновение было бы предпочтительно в Варшавском гетто, и что Израиль должен отказаться от своего ядерного оружия в обмен на некий «договор» с арабскими соседями. «Закон о возвращении» (дающий право любому еврею в любой стране мира стать израильским гражданином), считает Бург, послужил «динамитом» для арабского мира, и его следует пересмотреть.

Но больше всего возмущенных писем, звонков и имейлов после интервью редакция получила по поводу взгляда Бурга на европейский союз – как некую привлекательную «библейскую утопию» - и на то, что он афиширует свой французский паспорт (его жена француженка). Шавит спросил Бурга, рекомендует ли он каждому израильтянину добыть второй паспорт. «Всем, кто может», последовал ответ. «Слышать подобное от так называемого главы сионистского движения», - сказал левый философ Авишай Маргалит, - «это все равно, что получать от папы римского сексуальные рекомендации».

Шавит назвал Бурга «пророком Брюсселя» и продолжал:

Шавит: В тебе сидит какая-то глубинная антисионистская заноза. Эмоционально ты вместе с немецкими и американскими евреями, они тебя завораживают, и в сравнении с их взглядами ты находишь сионизм грубым и духовно бедным. У которого ни души, ни сердца.

Бург: Да, израильская реальность меня не привлекает. Люди отказываются признать, но мы зашли в тупик. Спроси своих друзей, уверены ли они, что их дети останутся здесь жить? Сколько из них ответят утвердительно? Максимум половина. Иными словами, израильская элита уже попрощалась с этим местом. А без элиты нет нации.

Шавит: Ты говоришь, что мы здесь задыхаемся от недостатка духа?

Бург: Именно. Мы уже умерли. До нас просто еще не дошла эта новость, но мы мертвы. ... Здесь уже не с кем разговаривать. Я был всегда частью религиозного сообщества, но теперь я чувствую, что и ему бессмысленно принадлежать. Мне не с кем говорить. Я вот сижу с тобой, и даже ты меня не понимаешь.

Разумеется, заявления Бурга вызывали волны протеста и раньше. В 2003 году, во время «самоподрывной» кампании Хамаса, он опубликовал статью со словами – «пусть Израиль, переставший заботиться о детях палестинцев, не удивляется, когда они возвращаются и взрывают себя». Тогда это заявление восприняли особенно остро, потому что Бург проявлял амбиции стать премьер-министром. «Работая в правительстве, - говорил он, - я не был полностью самим собой, теперь я принадлежу себе, стал универсальным гуманистом».

Вскоре после выхода интервью член Кнессета от партии Кадима (центристской партии Ольмерта) Отнил Шнеллер заявил, что когда Бург умрет, его нельзя будет похоронить на специально отведенной для национальных лидеров земле в Иерусалиме. «Пусть лучше подыщет себе могилу в другой стране».

Мой собственный ненаучный опрос населения показал, что Бурга критикуют различные слои общества с различной идеологией.

«Аврум, конечно, наш друг, однако, помимо идеологических расхождений, у него в характере имеется какая-то патология», - сказал писатель Клейн Халеви, - «и он настолько оторвался от израильской действительности, что я удивляюсь, как он вообще служил в правительстве. Это интервью его, по-моему, полностью разрушило, или он разрушил себя».

Аврум Бург живет со своей женой в маленькой деревне Натав, среди холмов, к западу от Иерусалима. У них шестеро взрослых детей. Домик Бурга окружен дикими кустами, цветами пустыни, и маленькой лужайкой. Абу Гош, деревня, населенная израильскими арабами, находится в нескольких минутах от его дома, а граница с Западным Берегом – в километре от него. В доме Бурга очень тихо, если не считать мяуканья котов, ржания лошадей и лая Булинга, собаки Бурга. У Булинга нет задней левой ноги. Бург рассказал, что когда один из его сыновей был в патруле в Наблусе (на Западном Берегу), эта собака прыгнула на палетинца в тот момент, когда тот выстрелил. «Булинг спас жизнь моего сына, и мы взяли собаку к себе».

Бург вегетарианец и находится в хорошей форме; он бегает марафоны. Он почти полностью облысел и носит маленькую вязанную ермолку. Обычно такие ермолки носят современные ортодоксы, хотя Бург в них разочаровался и старается от них отдалиться. Он рассказал мне о своей тесной связи с синагогой в Нью Йорке «Б’най Йешурум», в которой есть женщины рабаи и на службе можно услышать цитаты из Мартина Лютера Кинга. «Мой союз с той синагогой сильнее и важнее, чем союз с племянником или кузеном, которые живут в двух километрах от меня (они израильские поселенцы на Западном Берегу)».

Бург - выходец из консервативной сионистской семьи; его отец был одним из основателей Мафдал, Национальной Религиозной Партии. Сам Бург вошел в политику как член Лейбористской партии; Йешаяху Лейбовиц, ученый, профессор философии Еврейского Университета, оказал на него самое большое влияние. Презрение Лейбовица к движению за Больший Израиль объяснялось связью религии с политикой и оккупацией Западного Берега и Газы. Лейбовиц называл израильских солдат «иудо-нацистами» и был так огорчен празднованиями после Шестидневной войны у Западной Стены, что назвал это место «диско-стеной».

Бург, работая в правительстве, избегал подобного языка. «Когда ты часть системы», - говорит он, - ты как в туннеле. Политик должен выражаться политически корректно». «Но потом», - добавляет он, - после 15-20 лет политической жизни, ты вдруг чувствуешь, что, говоря библейскими словами, Израиль – это царство без пророка. Я понял, что исчезли три составляющие национальной идеи: массовая иммиграция на священную землю (алия), безопасность этой земли и поселения на этой земле. Все три отыграли свою роль и более не являются основой нации. Тогда я спросил себя, а что же появляется взамен? Увы, я не увидел, чтобы политическая система Израиля была бы готова обновить свой образ мыслей».

В 2001 году Бург предпринял попытку стать лидером Лейбористской партии (преемником Эхуда Барака), но проиграл. В 2004 году он покинул Кнессет. В какой-то момент в последние месяцы его политической жизни, говорит Бург, «я проделал долгий поход по Аппалачинской Тропе. Я шел пять недель и пересек половину Коннектикута, весь штат Нью Йорк и половину Нью Джерси. За все это время я встретил, может быть, 12 человек, и ни один из них не был евреем. Я много думал и понял, что должен изменить стиль своей жизни».

В своей книге «Побеждая Гитлера», Бург одним из самых неприятных аспектов израильской политики называет постоянное напоминание о шести миллионах евреях, погибших в сороковые годы. Самыми оптимистичными для страны он считает 1945 – 48 годы, и чем дальше «мы удалялись от концлагерей и газовых камер, тем более пессимистичными мы становились, тем проявляли все меньше доверия миру. Это меня поразило. Разве не мы, политики, окормляем публику? Разве не мы сами девальвировали священность Холокоста, используя его везде, где можно и нельзя? Некоторые люди говорят: «израильская оккупация». Вы называете это оккупацией?! Это же ничто по сравнению с ужасами Холокоста!» И раз это ничто по сравнению с Холокостом, вы можете продолжать свою политику».

Бург утверждает, что современные израильтяне пока не в состоянии быть сострадательными к другим, к их бедам и нуждам. Мы никому не разрешим называть свои страдания «холокостом» или «геноцидом», будь то армяне, Косово или Дарфур.

«В последние годы израильтяне сделали из себя заключенных, ограничиваясь только интересом к себе и потеряв интерес к миру.... Кто в ответе за такую узкую самоидинтификацию? Ультра-ортодоксы, те, кто сидит в религиозных школах (йешивах). Кто в ответе за фундаменталистское отношение к земле? Поселенцы. Вот два племени, которые несут ответственность за духовное и территориальное положение в стране».

Бург безразличен к поддержке, которую Израиль традиционно получал от правительства США и от американской еврейской общественности. Его взляды близки точке зрения, выраженной в нашумевшей в прошлом году статье-иссследовании Уолта и Миаршаймера (London Review of Books), осуждающих американский комитет по Израилю (AIPAC – American Israel Public Affairs Committee) за подчинение американской политики израильским интересам и, таким образом, настраивая общественное мнение арабского мира против себя.

«Можете ли вы себе представить Европейский Союз с лобби или «общественным комитетом», работающим на Кнессет? Это, может быть, было нормально в начале 50-х, но сегодня в этом нет необходимости». Бург бы предпочел вообще не получать помощи от США. «Мне это не нравится. Такая страна как моя может прожить своими собственными средствами».

Вот в чем американская помощь необходима, так это в содействии переговорам с палестинцами и с арабским миром, независимо от того, в каком парализованном, искалеченном и отчаянном состоянии эти переговоры ныне находятся. «Американский президент всегда может дать толчок даже самому консервативному израильскому премьеру. Даже Ицхак Шамир летал в Мадрид на мирную конференцию в 1991 году. Израилю нужны драматические и радикальные решения, как решение де Голля по Алжиру».

Чем дольше Израиль тянет с решением палестинского вопроса, считает Бург, тем тяжелей становится проблема и глубже психологические шрамы у обеих сторон. В городах возле Газы, например, в Сдероте, мы слышим призывы не к мирным переговорам, но к военным действиям. Некоторых правые израильские политики открыто обсуждают планы «перевода» (трансфера) палестинцев в Иорданию и другие арабские страны, и Бурга это очень волнует. «Вы слышите разговоры в Кнессете, вы слышите их на улице, вы видите граффити «арабы – вон», как было когда-то «евреи вон» - Juden raus. Меня не столько волнуют те правые, которые пишут это на стенах, сколько муниципалитеты, которые не стирают подобные надписи. Зерна шовинизма уже дали ростки».

Шавит возражает: «сравнение с преднацистской Германией абсурдно. К тому же, в прежние времена, Израиль был куда более милитаристским. Я не сторонник роли генералов в политической жизни, и я сожалею об отсутствии «израильского Трумэна», который мог бы остановить влияние генералов. Но в Израиле нет ничего близкого к юнкерской традиции, и даже ничего подобного американской военной элите. Израильтяне живут в открытом, свободном обществе, можно сказать, граничащем с анархией. Солдаты снимают военную униформу, как только возвращаются домой. Они не гордятся своей формой и своим рангом. Военная форма не привлекает к ним девушек». Да, в Израиле есть антиарабские расисты, добавляет он, «но в Европе расисткие партии сильнее, чем здесь. На День Израиля никогда не выйдет столько людей, сколько участвовали в гей параде в Тель Авиве. Сравнивать такую страну с «прусской Спартой» просто смешно».

Большинство израильтян считает оккупацию арабских земель неразумным шагом. Но их также удивляет, что, при всем ухудшении палестино-израильских отношений, экономика успешно движется вперед. Показательный индекс на тель-авивской бирже вырос на 210% за прошедшие четыре года. Бизнес-элита, однако, понимает, что прежняя полу-социалистическая экономика – это пройденный этап. А при современной экономике Израиль не может позволить себе терять так много образованных и предприимчивых людей, сколько он теряет сейчас. По данным Института Экономической и Социальной Политики в Шалем Центре в Иерусалиме, на сегодня Израиль является главным экспортером интеллектуальной рабочей силы в США.

«Примут ли молодые люди предложение работать на Голдман Сакс в Лондоне или останутся здесь ждать, когда на них упадет ракета?» - спрашивает соредактор «Гарвард Бизнес Ревью» и автор книги «Трагедия сионизма» профессор Авишай. «Подходящее ли здесь место заводить семью и растить детей? Израильское правительство должно, в конце концов, посмотреть правде в глаза и добиться национального согласия по вопросу демократии, внедрить секулярную конституцию и вступить в серьезную конфронтацию с поселенцами. Пока что правительство только готово говорить про эти «болезненные» шаги. Нам говорят, что мы должны скорбеть вместе с поселенцами, думать о сделках, договорах, но подразумевается, что именно эти поселенцы и есть настоящие первопроходцы. Аврум Бург, возможно, выражает это не самым эффективным образом, но ему, по крайней мере, хватает смелости смотреть правде в глаза».

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?