Независимый бостонский альманах

Коррупция против человечества

03-03-2014

Перед началом моего выступления я с

читаю необходимым заметить: не будь я швейцарцем, любезно приглашённым федеральными властями на конференцию в Берн, и осмелься я произнести свою речь на территории соседней Франции, власти V-ой республики имели бы право преследовать меня в уголовном порядке лишь за то, что мои работы не признают онтологического равенства перед человеческой природой, с одной стороны эротических отношений между мужчиной и женщиной, с другой – половой практикой, не способной даровать жизни. Ибо последние, возводясь в государственную норму, разъедают формообразующие рамки социума, а также его внутреннюю структуру. А настойчивая «нормализация» отдельно взятым правительством половых извращений приводит к постепенному установлению тиранического режима, коррупции всепроникающей: индивидуум не располагает более семейной крепостью – последним убежищем, обычно спасающем его от привычного самовластия, даже охраняемым доселе существовавшими тоталитаризмами. Ведь авторитарному режиму требуется реальная, плодоносная человеческая база, без которой немыслимы проекты пусть утопической державы. Всеобщий же, «гендерный» гнёт – детище деспотов ХХ-го столетия, во многом превзошедшее своих отцов, – напротив, не способнен ни к малейшей планификации: представление о каком-либо конкретном будущем невыносимо психически регрессирующим особям. Поэтому педерастия с трибадизмом, уловленные на обочине общества и возведённые в статус государственной доктрины, превращаются в мощнейшие коррупционные вирусы, способные довести не только отдельную страну, населённую высоко развитым этносом, но и целые цивилизации до летального исхода.

Основной характеристикой подобной «идеологии» является несомненно вопиющая историческая безграмотность: нация, лишённая корней легко манипулируема. Так, в современной Франции, Вл. Путин ассоциируется с Гитлером... по причине принятия Российской Федерацией закона, запрещающего агитацию среди детей профсоюзам «сексуальных левшей», – как их называл известный трёхъязыкий литератор. Доктринальный рефлекс подменил истину: французские правдолюбы запамятовали (а скорее и вовсе не знали), что колыбелью германского Национал-Социализма стала педерастия. И штурмовики Эрнста Рёма, приведшие партию к власти наравне с ораторскими способностями Гитлера, погрязли в содомии. Как и во всяком тираническом государстве, публичное напоминание о ничтожности главенствующей доктрины опасно не только для карьеры, но и для здоровья: немногие во Франции нынче осмеливаются разбить лёд молчания, вступившись не столько за достоинство российского президента, сколько за выживание евразийской культуры. А речь идёт исключительно об этом!

После так необходимого вступления рассмотрим краткую генеалогию коррупции, преведшую к устанолению в V-ой французской республике подлинной диктатуры безнравия.

Если в конце 2013-го года само слово «famille», «ceмья» – подразумевается «традиционная», мне же позвольте употреблять термин «нормальная семья», – стало бранным, ассоциирующимся для парижских газетчиков и университетских служащих с «нацизмом», то нападение на человечество во Франции облегчилось вследствие известного закона 1975 года, а точнее, с принятием текста, разрешающего аборты. Поначалу речь шла лишь о робкой попытке легализации детоубийств в чреве матери: правое правительство оказалось не силах противостоять троцкистам, захватившим после мая 68 г. информационный рупор – подлинную власть демократий. Правда официально закон подразумевал наличие «бедственного положения» будущей матери, как главенствующего критерия уничтожения плода, – нюанс, о котором поспешили позабыть. Вскоре аборт стал одним из основных противозачаточных средств страны, и за почти сорокалетний срок было убито более шести миллиониов детей, – холокост, содеянный с одобрения, и при финансово-идеологической поддержке, крупнейших западных фондов – оплотов «прав человека».

Наступление на французскую семью на этом, конечно, не прекратилось, и буквально через год после разрешения абортов, те же власть предержащие организации провели доселе невиданный во Франции закон о «воссоединении семей». Так, несмотря на легальное запрещение иммиграции, любой иностранный рабочий имел право пригласить к себе всех – сколько бы их ни было – матерей своих детей, а пункт о необходимости материальной самодостаточности приезжающих выполнялся не более, чем артикул о «бедствии» при аборте. Появившиеся же на свет во Франции дети иммигрантов, становились de facto гражданами, автоматически получавшими в момент совершеннолетия паспорт, и как следствие: рождение иностранцами детей на французской земле становилось гарантией не только – по сравнению с положением на их родине – богатства, но и натурализации всей семьи, чей отец беззастенчиво нарушал уголовный (конечно, также никогда не применявшийся) запрет на полигамию. Итак уже более двух поколений, и «правые» и «левые» правительства Франции, вкупе с американскими миллиардерами, столь же щедро субсидируют медиатическо-университетскую пропаганду абортов среди коренного населения, сколь и стоительство мечетей вкупе с социальными впрыскиваниями в целые племена новых «французов», располающих досугом для изучения ислама (для которого у них на родине времени не хватало), аборты, естественно, запрещающего.

Развал экономики, бегство элиты за границу, повальная безграмотность населения (вплоть до университетов), квази молниеносное (в рамках истории) уничтожение религиозно-этнической структуры, царящие во Франции – другими словами, единство симптомов начала гражданской войны, – таковы главные плоды легализации африканской иммиграции и холокоста коренных жителей.

Более того, за прошедшие сорок лет во Франции был искусственно выведен не только новый тип гражданина, но и доселе невиданный вид политика. Реальной властью он не располагает: страна, ставшая членом Евросоюза, послушно принимает жизненно важные законы, спускаемые ей из Срасбургского Парламента; собственной валюты во Франции нет; её государственные границы – виртуальные; а последняя полная победа Франции – военной державы, а не союзнического обоза – со времён наполеоновских баталий, это временное изгнание из Мали нескольких сотен талибов, которых Франция в силу тех же самоненавистнических причин, усердно поставляет в страны северной Африки и Ближнего Востока. Французский политик не знаком с прошлым своей страны, даже презирает его: история нации Шарля Мартеля и Святого Людовика начинается для него с 1789 года. Однако, избранный «демократ», – этот, (если перефразировать Моммзена) имперский служащий франкоязычного земства, – твёрдо усвоил рефлексы, привитые ему профессорами-журналистами, инстинктивно воспроизводя дискурс на мизерном пространстве, оставленном ему брюссельскими гуру. Способностей муниципальному функционеру не требуется, напротив: талантливый управленец нижнего уровня подозрителен. Главнейшее требуемое от такого «политика» качество: беззаветная верность гендерно-иммиграционистскому катехизису, без которой ему просто не пробраться в верха V-oй республики. Именно поэтому, любое правительство Франции (независимо от её партийного ярлыка) смело можно охарактеризовать как сообщество «коррумпированных шизофреников», воплощённую догматическую ржавчину, разъедающую останки великого народа, и исступлённо уничтожающую его последний бастион – нормальную семью.

Каждый преподаватель университета, каждый исследователь, писатель и философ, дабы добиться не просто прославления своих трудов, но и избежать пошлой цензуры обязан стать – пассивным, а лучше активным – пособником геноцида человечества, происходящего сегодня! Всякое отклонение от генеральной линии организаторов политкорректного холокоста молниеносно карается доктринально-идеологической полицией, нагло отрицающей своё существование.

Именно мои выступления гуманиста вкупе с моими человеколюбивыми трудами и высшей поэзией стоили мне уже не сотен, но тысяч актов откровенного преследования: семь уголовных дел http://www.russianlife.nl/analitika/bazel2.pdf , покушение на моё убийство, саботаж трёх российских и двух парижских книг (например, «героический» нью-йоркский «Новый журнал» не смеет даже упоминать имя самого молодого из своих лауреатов! – и позорно подсчитывает их возраст, рассылая клевету через Интернет) http://magazines.russ.ru/nj/2011/262/li2.html , коррупционная свистопляска во французском Министерстве высшего образования, вылившаяся в пару процессов в Госсовете Франции http://anatoly-livry.e-monsite.com/medias/files/r-guerra2013-1.pdf , манипуляция дюжинами свор университетско-журналистского отребья, по приказу воющими своё «негодование» http://lebed.com/2006/art4513.htm , ..., ..., ... – всё это системное остервенение в возведении железного занавеса между моей философией будущего и моим читателем есть истинная «нобелевская премия» современности. И я горд её лаврами.

Др. Анатолий Ливри, Берн – Ницца

 

 

Комментарии
  • Валентин Печорин - 05.03.2014 в 03:07:
    Всего комментариев: 76
    Браво, Анатолий, одобряю, Франция катится по наклонной плоскости.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Матвеев Владимир - 21.07.2014 в 09:24:
    Всего комментариев: 4
    Поневоле задумаешся, а кому это нужно?
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?