Независимый бостонский альманах

Полярный медный таз

02-10-2014

В начале августа США и ЕС запретили поставки в Россию технологий для нефтяных проектов в Арктике. Что не помешало Exxon Mobil и «Роснефти» уже 9 августа начать разведочное бурение в Карском море. 12 сентября ЕС ввел санкции против «Роснефти», «Газпром нефти» и «Транснефти». Российским компаниям также ограничили доступ к услугам в сфере добычи и разведки нефти на шельфе и в Арктике. К санкциям присоединилась и Норвегия,введя введен запрет на продажуоборудования для глубоководной и арктической добычи и разведки нефти.
После чего компания Bloomberg, ссылаясь на главного аналитика по вопросам энергетического планирования брокерской фирмы Prime Executions Криса Кеттенманна, сообщила, что бурение на скважине "Университетская-1", самой северной в России остановлено: "Это была одна из самых перспективных скважин во всей нефтяной отрасли, так что сворачивание работ стало большим ударом".

Image 14 15 58 - 02 10 2014
Ах, как суровы США! В течение десяти дней свернуть все работы! Но уже на следующий день, 20 сентября «Роснефть» опровергла сообщение Bloomberg. Учитывая деликатность вопроса и в целях безопасного сворачивания работ, правительство США разрешило продолжить их до 10 октября 2014 года. То есть до даты завершения работ, указанной в проекте бурения. Она связана с ледовой обстановкой в регионе.
Для справки: Exxon владеет 33% совместного предприятия «Карморнефтегаз», которое ведет работы в Карском море, и оплачивает большинство расходов на геологоразведку («Университетская-1» обойдется ей более чем в $600 млн.). До конца 2018 г. планировалось пробурить до сорока разведочных скважин на шельфе. Бурят с платформы West Alpha, арендованной у бермудской компании North Atlantic Drilling. Exxon модернизировал ее для работы в условиях севера, оснастив инновационным комплексом контроля ледовой обстановки и системой предотвращения столкновений с айсбергами.
О чем говорит участие Exxon в шельфовых полярных проектах? О том, что в случае продолжения санкций России придется свернуть работы в северных морях. Сама она вести их не способна, ибо ей не хватит средств, она не может строить такие платформы и даже не в состоянии подготовить лицензионные участки.
Их требуется очистить от советского наследия, но у России нет для этого нужных технологий. Мертвый хватает живого! Стала ли возникшая проблема неожиданной? Да как сказать… Зная повадки СССР, удивляться не приходится. Да и манера ведения дел новой Россией не дает оснований для этого.
А дело вот в чем. "Роснефть" и Exxon Mobil подписали соглашение о сотрудничестве в Карском море осенью 2011 г. А летом 2012 г. Москва вдруг передала Норвегии новые данные о северных морях, где она устроила грандиозную свалку радиоактивных отходов. Почему Норвегии? Потому что в начале мая 2012 года ее Statoil подписала соглашение с «Роснефтью» по разработке Персеевского участка в Баренцевом море и трёх участков в Охотском море.
Почему данные появились именно в том году? Потому что, хотя на саммите в Довиле (май 2011 г.) и было принято решение о продлении программы Глобальное партнерство (ГП) после 2012 г., о расширении его географии и сферы охвата, Запад все же начал сворачивать работы и выделение средств по ней. Причина – политика Путина после переизбрания его на третий президентский срок.
Что такое Глобальное партнерство? Программа была принята в 2002 г., рассчитана на 10 лет, объединила десятки стран Запада и направлена на уничтожение запасов российской боевой химии, утилизацию оружейного плутония и списанных атомных подлодок. Намечалось ассигновать до $20 млрд., из них 10 млрд. обязались выделить США. В итоге построено 6 заводов по уничтожению химического оружия, утилизированы 196 из 198 списанных АПЛ (включая реабилитацию береговых баз ВМФ России, на которых они обслуживались) и т.д. и т.п. То есть наивный Запад за свой счет убрал химическую и ядерную грязь богатой страны, страны миллиардеров, тратящей колоссальные средства на саммиты и олимпиады, на дворцы и яхты олигархов, на поддержку террористических режимов и перевооружение армии – и при этом открыто враждебной США и их союзникам!

Image 14 16 03 - 02 10 2014
Но, оказалось, убрано не все и теперь, когда арктические нефтяные проекты уперлись в эту проблему, Россия решила снова подоить Запад. Оказалось, что в Карском море затоплено куда больше всякой дряни, чем полагали: 17000 контейнеров и 19 судов с радиоактивными отходами, 14 ядерных реакторов (в пяти еще находится топливо) и 735 единиц радиоактивных конструкций. А также АПЛ К-27. Цифры убийственны! Они многократно превышают данные, рассекреченные в конце 1994 года.
Сейчас известны восемь районов захоронения в Карском море, причем в пяти местах топили на мелководье и большую часть контейнеров даже не заполняли отвердителем – битумом, бетоном и т.п. Кое где там около 20 тысяч кюри радиоактивности! Время от времени эти атомные гробы всплывают, течение разносит их по всему морю, выносит в океан и даже несет в Атлантику – из России с любовью!
Можно понять норвежцев, которые помогают не только в рамках совместных со Статойл проектов, но из чистого альтруизма и опасения за свои воды. Они организуют экспедиции для контроля состояния затопленных судов и контейнеров. «Мы сможем оставить море чистым для будущих поколений, – объявил глава департамента чрезвычайных ситуаций Норвежского государственного агентства по защите от радиации Пер Штранд. – Недавние исследования К-27 и контейнеров проводились с помощью батискафов. Опасных признаков коррозии видеосъемка не выявила. И все же существует гипотетическая возможность того, что в экстремальной ситуации отработанное топливо может спровоцировать неконтролируемую цепную реакцию, которая может привести к взрыву и выбросу радиации».
Да, самая большая проблема это затопленная в 1981 г. в заливе Степового на Новой Земле подлодка К-27. У нее было два прозвища: сначала Золотая рыбка, ибо была эта новейшая лодка лауреатом всяких премий, а из ее экипажа вышли адмиралы и Герои Советского Союза. Но затем она превратилась в «Нагасаки» (вслед за К-19, прозванной «Хиросима») – после радиационной аварии 24 мая 1968 г. переоблучился весь ее экипаж и погибло 9 человек. Один из двух ее реакторов ушел на дно с расплавленной зоной…

Image 14 16 06 - 02 10 2014
Разумеется, новая информация о свалках ядерного мусора в Карском море не имеет никакого отношения к искренней заботе об экологии, о здоровье страны и народа. Все дело в шельфовых проектах близкой Путину «Роснефти». 23 мая 2012 г., вскоре после вступления его в должность президента РФ на третий срок, его правая рука Сечин был назначен президентом компании. Общие ресурсы совместных с Exxon Mobil проектов в Карском море оцениваются в 4,9 млрд. тонн нефти и 8,3 трлн. кубов газа. Первоначальные инвестиции – $1,4-2 млрд. Объем вложений, по словам Путина, лично курировавшего проект, до $200-300 млрд. прямых инвестиций. «А если говорить об инфраструктуре, строительстве необходимых сооружений, обустройстве территории, то инвестиции могут дойти до $500 млрд.», – отмечал он.
Однако радиоактивные захоронения очень близки к границам лицензионного участка. Поскольку же Exxon заявил, что перед бурением компания всегда изучает окружающие морские территории на предмет потенциальных угроз, то и Путин неоднократно повторял, что будет проведена «генеральная уборка Арктики». Бизнес требует чистоты!
И как же его слова стыкуются с делами? Никак. В России до сих пор лишь «рассматривается» возможность подъема «объектов». Стоимость работ неизвестна. Вести их будет – когда? – национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами. Им в конце марта 2012 года назначено ФГУП «НО РАО». Подъем одной К-27 может занять около года, еще несколько лет потребуется для переправки ее целиком или вырезанных реакторных отсеков на утилизацию. А тут стагнация экономики, неожиданные затраты на оккупированный Крым и на войну с Украиной, колоссальные финансовые потери от западных санкций и собственных противосанкций. В общем, денег на самоочистку в бюджете нет.
Жаль. Дело нужное. На Балтике при прокладке газопровода «Северный поток» пришлось вычистить акваторию от мин и захоронений химического оружия. Море стало чище. Увы, точно так и в Карском море – пока не запахло нефтью, и не пришли Statoil и Exxon об очистке никто не думал. Но на Балтике сравнительно тепло и в ней, слава богу, не топили ни ЯО, ни АПЛ, так что больших накладных расходов акционерам нести не пришлось.
Тогда как на арктическом шельфе ситуация принципиально иная. При соблюдении минимальных норм экологической безопасности добыча углеводородов в Карском море может стать нерентабельной. А без западных капиталов и технологий попросту невозможной. Иными словами, продолжение санкций ставит крест на полярных шельфовых программах России. Они накроются медным тазом.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?